Сборник «Педагогика и логика» подготовлен к изданию



жүктеу 5.17 Mb.
бет20/32
Дата29.08.2018
өлшемі5.17 Mb.
түріСборник
1   ...   16   17   18   19   20   21   22   23   ...   32

§ 2. ПЕРВАЯ ЛИНИЯ РАЗВИТИЯ ГЕОМЕТРИЧЕСКИХ ЗНАНИЙ


Знания о равенстве или неравенстве фигур стали затем использоваться для построения решений новых типов задач. При этом средством решения выступали не сами знания, а чертежи с отнесенными к ним знаниями. Применение этого средства осуществляется, как мы писали выше, в три этапа. На первом этапе объект задачи должен быть отождествлен с чертежом, после этого к рисункам полей могут быть отнесены знания о равенстве или неравенстве. Однако в ряде

 Конец страницы 276 

 Начало страницы 277 

случаев такое отождествление может приводить к ситуации разрыва. Например, если рисунок четырехугольного поля с диагональю отождествить с чертежом прямоугольника с диагональю, то к четырехугольнику будет отнесено знание «четырехугольник в два раза больше треугольника».

Применяя это знание к рисункам, изображающим следующие виды полей:

математики, соотнося результаты вычислений с практическими результатами подсчета величины полей, должны были обнаружить, что площадь четырехугольных полей не состоит из двух одинаковых по величине треугольных полей. В такой ситуации необходимо уточнить объектную область, к которой можно относить то или иное знание о равенстве. Для этого с помощью специальных знаний нужно зафиксировать отличительные свойства чертежей, к которым можно отнести определенное знание. Следовательно, к одному чертежу теперь нужно относить знания двух типов: 1) знание типа В', фиксирующее отношения равенства и неравенства; 2) знание типа К, фиксирующее отличительные свойства чертежа, к которому можно отнести знание типа В'. Факты эмпирического материала подтверждают сделанное здесь предположение: на первых этапах развития греческой математики мы находим сложные геометрические знания, состоящие из знаний типа В' и К, например такие: «прямой четырехугольник в два раза больше треугольника», «косой четырехугольник в два раза больше треугольника»1. Строение этих знаний можно изобразить так:

________________

1Д Мордухай-Болтовский Комментарии к «Началам» Евклида: В хн «Начала» Евклида, т I—IV

 Конец страницы 277 

 Начало страницы 278 

где М — чертеж прямого четырехугольника (прямоугольника) или косого четырехугольника (параллелограмма); (К) — знаковая форма знаний типа К («прямой четырехугольник», «косой четырехугольник»); (В') — знаковая форма знаний типа В' («четырехугольник в два раза больше треугольника»); квадратными скобками обозначены связи в языке между знаниями типа В' и К. Эти знания (обозначим их буквой С) могли быть получены древними математиками, с одной стороны, из рассмотрения образцов решения вавилонских и египетских задач, а с другой стороны, из рассмотрения чертежей и зрительного сопоставления их величины (иногда сопоставление величин чертежей могло осуществляться на вещественных моделях). Например, анализируя образцы решения вавилонских и египетских задач, греческие математики могли установить соответствие между типом рисунка поля и числовыми отношениями, сопровождающими этот рисунок. Переведя числовые отношения в отношения равенства или неравенства — см. схемы (23)—(29) — и присоединив к ним знания о типе рисунка поля, греческие математики могли получить знания типа С*.

Использование знаний типа С должно привести к очередному уточнению объектной области, к которой эти знания или их составляющие могут быть отнесены. В результате получаются новые знания типа С' и т. д. Этот процесс осуществляется несколько раз. В результате должна сложиться серия геометрических знаний типа С', связанных между собой.

Это предположение хорошо согласуется с эмпирическим материалом. Мы действительно можем выделить в греческой математике такие серии знаний. Вот, например, одна из них: «четырехугольник в два раза больше треугольника», «прямой (косой) четырехугольник в два раза больше треугольника», «у прямого (косого) четырехугольника противоположные стороны не сближаются и не отдаляются» (потом стали говорить «параллельны»), «у прямого четырехугольника две любые прилежащие стороны наклонены друг к другу под прямым углом», «противоположные стороны, которые не сближаются и не удаляются, одинаково наклонены к линии, пересекающей одну из этих сторон под прямым углом».

___________

* Процесс получения знания С из чертежей происходит аналогично процессу получения знаний В' о чертежах который мы разобрали выше

 Конец страницы 278 

 Начало страницы 279 

Из таких серий связанных между собой знаний в дальнейшем формируется система геометрических знаний «Начал» Евклида. При организации систем знаний используются, в частности, и связи между приведенными нами знаниями. Дальше мы более подробно рассмотрим строение этих знаний и связи между ними.

Изобразим в моделях связи между двумя знаниями, входящими в такую серию (например, связь между вторым и третьим знанием из указанной здесь серии). Строение знаний «прямой четырехугольник в два раза больше треугольника» мы выше изобразили в схеме (30), где (В`) - выражение «четырехугольник в два раза больше треугольника», а (К) — выражение «прямой четырехугольник». В объекте М, к которому относится это сложное знание, можно выделить два более простых: прямой четырехугольник и треугольник. Получение знаний о форме этих чертежей можно изобразить так:



где (К) - знаковая форма выражения «прямой четырехугольник»; (К1) — знаковая форма выражения «треугольник»; М1— чертеж прямого четырехугольника; М2 — чертеж треугольника. Тогда строение следующего в серии знания «у прямого четырехугольника противоположные стороны не сближаются и не отдаляются» можно изобразить так:

где (К) — знаковая форма выражения «прямой четырехугольник»; (ВІ') — выражения «противоположные стороны не сближаются и не отдаляются», знак (омега) — мнимое действие сопоставления.

Таким образом, второе и третье знания в указанной серии

 Конец страницы 279 

 Начало страницы 280 

связаны через общие элементы (объект МІ и знание К)1. В плане объектных представлений математика связь между вторым и третьим знанием осуществляется за счет выделения в объекте М его элемента МІ; это можно изобразить так:
[М]→МІ
С помощью аналогичного рассуждения можно показать, что и другие знания в указанной выше серии должны быть связаны через общие элементы — объекты (чертежи) и геометрические знания типа К. Для этого каждый раз необходимо рассматривать преобразования чертежей и их элементов, а также знания, которые используются при осуществлении таких преобразований.

Покажем теперь, что каждое знание, входящее в подобную серию, должно состоять из двух составляющих: 1) знания типа К, полученного из чертежа, и 2) знания типа В', приписанного этому чертежу.

Действительно, каждое следующее знание в этой серии знаний связано с предыдущим и в одних случаях отличается от него тем, что относится к более узкой объектной области — ср. схемы (27) и (32), а в других случаях является знанием о тех объектах, к которым предыдущие знания относятся — ср. схемы (31), (32). Например, первое знание из приведенной выше серии относится к любым четырехугольникам, а второе — только к прямым или к косым четырехугольникам; в остальных отношениях эти знания не отличаются друг от друга. Третье же знание является знанием об объекте, к которому относится второе знание. В первом случае каждое последующее знание содержит вторую составляющую, приписываемую чертежу, потому, что эту составляющую содержит предыдущее знание — см. схемы (27) и (30);

_______________



1 В данном случае мнимое действие сопоставления омега тоже предполагает особое оперирование с чертежом. Так, если мнимое действие сопоставления включает в себя операцию-наложения Δн то включает такую операцию, как сближение или отдаление отрезков. Ниже любые мнитные действия сопоставления омега мы будем обозначать просто значком

 Конец страницы 280 

 Начало страницы 281 

во втором — потому, что каждое последующее знание В1` — это знание о таком объекте М, строение которого задается отнесением предыдущего знания В'. Следовательно, последующее знание В'1 должно быть лишь видоизмененным (по отношению к объекту) предыдущим знанием В'. Другими словами, во втором случае последующее знание отличается от предыдущего тем, что оно иначе схватывает, фиксирует строение объекта, заданное предыдущим знанием. Например, если второе знание из приведенной выше серии фиксирует отношение между такими элементами прямого четырехугольника, как треугольники, образованные диагональю, то третье знание это же отношение выражает в виде отношения противоположных сторон четырехугольника (как нельзя убедиться, что прямой четырехугольник ровно в два раза больше треугольника, точно так же нельзя убедиться, что противоположные стороны любого прямого четырехугольника не сближаются и не отдаляются).

Однако еще более четко указанное здесь отношение между предыдущим и последующим знанием проявляется в других сериях связанных между собой геометрических знаний, где вторая составляющая последующего знания (знание, фиксирующее отличительные свойства чертежа) имеет то же строение, что и предыдущие знания типа В'. Вот пример одной из таких серий: «четырехугольник в два раза больше треугольника»; «четырехугольник, который в два раза больше треугольника, состоит из двух равных треугольников»; «у равных треугольников соответственные стороны равны»; «два треугольника равны, если у них равны по две стороны и углу между этими сторонами» (математики сначала говорили: «равные стороны в обоих треугольниках одинаково наклонены друг относительно друга»); «два треугольника равны, если у этих треугольников равны по одной стороне и по два угла»1.

_____________



1 Обычно уточнение объектной области заканчивается, когда доходят до элементов чертежей- сторон и углов. Действительно, в каком случае стороны равны? Ответ на этот вопрос может быть один: в том случае, если они равны. Если же каким-то образом знаем, что три стороны одного треугольника равны трем сторонам другого треугольника, дальше мы уверены во всей полученной цепи: тогда эти треугольники равны, тогда четырехугольник, составленный из этих треугольников, в два раза больше этих треугольников и одновременно прямой

 Конец страницы 281 

 Начало страницы 282 

Строение предыдущих и последующих знаний в такой серии можно изобразить так:



где объект МІ — элемент объекта М, полученный при разложении объекта МІ см. схемы (31), (32), (33).

В знаковой форме последующих знаний имеются две составляющие. Одна составляющая входит в предыдущее знание и относится к чертежу, во втором знании эта составляющая обозначена как В', а в третьем — как ВІ'. Вторая составляющая фиксирует отличительные свойства чертежа, к которому можно относить предыдущее выражение.

Таким образом, в результате описанных процедур были получены серии геометрических знаний, связанных друг с другом и отнесенных к определенным чертежам и их элементам. Именно здесь впервые формируются такие представления, как «параллельные» (линии, не приближающиеся и не удаляющиеся друг от друга), и такие, как «угол» (линии, по-разному наклоненные друг к другу).

§ 3. ВТОРАЯ ЛИНИЯ РАЗВИТИЯ ГЕОМЕТРИЧЕСКИХ ЗНАНИЙ


Наряду с процессом получения знаний, связанных между собой указанным выше образом, можно проследить и другую линию развития геометрии, опирающуюся на первую, в которой формируется процедура доказательства.

При сопоставлении образцов решения вавилонских задач было получено знание А, которое в отнесении к чертежу читается так: «Треугольник, имеющий с прямоугольником одинаковую высоту и в два раза большее основание, равен данному прямоугольнику» (о том, как получались такие знания, см. выше, гл. III § 1 и 2). Чертеж, к которому относилось знание А, мог выглядеть так (буквами ), мы показали отношение оснований прямоугольника и треугольника):

 Конец страницы 282 

 Начало страницы 283 



В данном чертеже (объекте М) можно выделить треугольник и прямоугольник, а также их основание и высоту. Это можно изобразить в следующей схеме:



где (В), (С), (Е), (Е'), (F), (F') — знаковые формы соответствующих знаний В, С, Е, Е', F, F'.

Читается схема (35) так. Относительно объекта М можно получить знания В и С («треугольник», «прямоугольник»), с помощью которых выделяются объекты МІ и М2 — чертежи треугольника и прямоугольника. Из них можно получить группу знаний Е, Е', F, F', с помощью которых выделяются объекты МІ', М2', М1", М2" — чертежи высоты треугольника, высоты прямоугольника, основания треугольника и основания прямоугольника. Кроме того, о чертеже можно получить еще одно знание — «высота треугольника равна высоте прямоугольника» (знание G):



 Конец страницы 283 

 Начало страницы 284 

Этот шаг возможен, поскольку при мысленном наложении эти высоты полностью совместятся. К тому же чертежу можно отнести знание, «основание треугольника в два раза больше основания прямоугольника» (знание Н)1


ч
1. Знания G и Н наряду со знаниями В и С образуют первую составляющую знания А, т. е. составляющую, фиксирующую отличительные свойства объекта, к которому знание А должно быть отнесено, поэтому объект М выступает как объект, к которому можно отнести знание А. Для этого к нему необходимо отнести вторую составляющую знания А — «прямоугольник равен треугольнику» (обозначим это знание буквой J)2 Тогда структуру знания А можно изобразить в схеме3

_____________________



1 Если отнесение к чертежу знания Q оправдывается строением мнимого действия сопоставления () то отнесение знания Н осуществляется исключительно в плане полагания такого действия

2 С точки зрения современного доказательства этот переход можно проинтерпретировать так исходная задача на доказательство «доказать что треугольник, имеющий с прямоугольником одинаковую высоту и в два раза большее основание, равен данному прямоугольнику» сводится к другой «доказать, что треугольник ABE равен прямоугольнику АВСК»

3 В условии современных геометрических задач на доказательство знания, выделенные круглой скобкой, образуют данные задачи (то что в задаче известно), а знание типа J — требование (то, что необходимо доказать) Нужно заметить, что это различие впервые было задано еще Аристотелем ( (см Аристотель Вторая аналитика М, ГосПолитиздат, 1952)

 Конец страницы 284 

 Начало страницы 285 

где круглыми скобками выделена первая составляющая знания А, а квадратными — само знание А.

2 Отнесение знания J к объекту М можно изобразить в схеме (при этом нами используются характеристики геометрических знаний, полученные в § 1)

где МІ и М2— чертежи прямоугольника и треугольника (см схемы выше), — мнимое действие сопоставления, включающее в себя операцию наложения Δн

Осуществление операции наложения должно привести к тому, что объекты МІ и АІ2 разобьются на две части (объекты М11 М,2 и М2', М22)





где (S) и (К) — знаковые формы выражений «левая (заштрихованная) часть треугольника», «правая часть треугольника»; (L) и (М) — выражений «нижняя (заштрихованная) часть прямоугольника», «верхняя часть прямоугольника». Два из этих объектов (объекты МІ1, М21 — заштрихованные части треугольника и прямоугольника) могут быть полностью совмещены друг с другом, а два других нет. Следовательно,

 Конец страницы 285 

 Начало страницы 286 

осуществляя с объектами М1 и М2 мнимое действие сопоставления, можно получить не знание J, а знание N, т. е. утверждать, что равны не треугольник и прямоугольник, а только те их части, которые совмещаются при наложении. Это знание можно изобразить в следующей схеме:



где N — знание «левая часть треугольника равна нижней части прямоугольника». Действие сопоставления , осуществленное с объектами МІ и М2 и детерминированное требованием построить знание J, создает новую объектную и предметную ситуацию1. Эта ситуация может быть охарактеризована в следующих пунктах: 1) к объектам МІ, М2 необходимо отнести знание J; 2) включение этих объектов в операцию наложения не обеспечивает такого отнесения; 3) к элементам этих объектов (объектам М11 М21) отнесено знание N.

Дальнейшую деятельность по отнесению знания J к объекту нужно строить исходя из указанной ситуации. Ниже мы описываем один из механизмов, обеспечивающих построений такой деятельности.

Знание J может быть отнесено к объектам МІ, М2 в случае реализации следующего сложного знания:

где знаком суммы обозначены знания, фиксирующие отличительные свойства объектов МІ, М2, к которым можно отнести знание J.

Анализ эмпирического материала и сложившейся объектной и предметной ситуации позволяет предположить, что в число знаний, обозначенных знаком суммы, наряду со знаниями В и С («треугольник», «прямоугольник») должны войти: 1) знание N («части треугольника и прямоугольника, совмещающиеся при наложении, равны»); 2) знание О («части прямоугольника и треугольника, не совмещающиеся при

_____________

1 О различении объекта и предмета см. Г П Щедровицкиц) Проблемы методологии системного исследования. М., «Знание», 1964.

 Конец страницы 286 

 Начало страницы 287 

наложении (незаштрихованные), равны»). В этом случае знание Е должно читаться примерно так: «Треугольник и прямоугольник, составленные из равных частей, равны между собой».


Замечания. 1. Знания типа Е могли быть получены в первой линии развития геометрических знаний.

Действительно, для их получения, во-первых, необходимо сопоставить между собой образцы решения задач следующих типов: «Прямое поле величиной а сложили с треугольным полем величиной b. Определить величину получившегося в результате поля (решение: а+b=с)» и «трапециидальное поле величиной а сложили с прямым полей величиной b. Определить величину получившегося поля (решение: а+b=с)». Во-вторых, результат сопоставления нужно представить в форме равенства частей определенных (равных) фигур и их элементов.

2. Позднее анализ знаний типа £ приводит к получению более общего знания: «составленные из равных равны».

Таким образом, если предположить, что в первой линии развития геометрических знаний было получено знание типа E и что к объектам МІ, М2 можно отнести знание О, то к объектам МІ, М2 можно будет отнести знание J. Процесс отнесения в этом случае можно изобразить так:



где направление обоих стрелок показывает, что реализация знания Е осуществляется в два этапа: на первом этапе от знаний В, С, N и О, отнесенных к объектам МІ, М2, переходят к знанию E, а на втором — от знания E переходят к знанию J (т. е. знание J с помощью знания E относят к объектам МІ, М2)*.

_________________

* Здесь мы имеем дело с очень интересным моментом Анализ указанной Выше объектной и предметной ситуации и использование ранее полученных знаний позволяют фактически сформулировать промежуточную задачу, необходимую для решения основной задачи. В логическом языке она формулируется так: «отнести к объектам МІ, М2 знание О», в предметной форме «доказать, что ΔВСЬ равен ΔКЬЕ»

 Конец страницы 287 

 Начало страницы 288 

3 Чтобы к объектам МІ, М2 отнести знание О, можно еще раз воспользоваться описанным выше механизмом. Знание О может быть отнесено к объектам МІ, М2 если оно входит в знание Я, имеющее следующую структуру:



где знаком суммы обозначены знания, фиксирующие отличительные свойства МІ, М2, к которым можно отнести знание О.

Анализ эмпирического материала позволяет предположить, что в качестве знания Я может выступать, например, такое полученное в первой линии развития геометрическое знание: «треугольники равны, если у них равны по одной соответственной стороне и два соответственных угла» В этом случае строение знания Я можно изобразить так



где Р и R — знания «соответственные стороны равны» и «два соответственных угла равны». Следовательно, чтобы к объектам МІ, М2 отнести знание О, к ним необходимо прежде всего отнести знания R и Р1. Сопоставление знания Р со знанием Н («основание треугольника в два раза больше основания прямоугольника» или, что то же самое, «половина основания треугольника равна основанию прямоугольника») показывает, что эти знания тождественны2 Поскольку знание Н было при построении объекта М отнесено к объектам МІ, М2 — см схему (37),— знание Р также могло быть отнесено к этим объектам:

_________________



1Здесь мы опять получаем новую предметную и объективную ситуацию, анализ которой позволяет сформулировать указанную промежуточную задачу (в современной форме она звучит так «Доказать, что сторона и два угла ΔВСЬ равны соответственной стороне и двум соответственным углам ΔКЬЕ»)

2 Тождество этих знаний должно было обеспечиваться реализацией следующего, сложившегося в первой линии знания типа Е — см схему (44) «когда одна сторона равна другой, а другая — третьей, то первая сторона равна третьей» Именно на основе анализа таких знаний должно было позднее сложиться знание «равные одному и тому же, равны между собой»

 Конец страницы 288 

 Начало страницы 289 

Однако утверждать то же самое о знании R («два соответстаениых угла равны») нет оснований: эхо знание не получено в первой линии и не совпадает со знаниями, приписанными объекту при его построении.

Анализ эмпирического материала позволяет предположить, что, хотя оснований для отнесения знания R к объектам МІ, М2 не было, такое отнесение для решения задачи было осуществлено.

Для отнесения знания R к объектам МІ, М2 необходимо было сформулировать, например, следующие два знания «прямые углы равны» (знание R') и «углы, образованные двумя перекрещивающимися прямыми (вертикальные углы), равны» (знание R").

Способ построения знаний такого типа мы рассмотрели выше при анализе знаний первой линии.

Анализ истории математики показывает, что знания о равенстве прямых и вертикальных углов действительно появляются на самых первых этапах развития греческой геометрии, именно как знания не доказанные, а принятые на веру1.

4. Как только знание R было отнесено к объектам МІ, М2, к этим объектам могло быть отнесено знание О, а затем знание J— см. схему (44) — «следовательно, знание А2.

_____________



1 БЛ Ван-дер-Варден Пробуждающаяся наука, стр 121 —123

2 Всe указанные ниже в п 5 характеристики нужно рассматривать как общие, применимые к любому подобному случаю Для этого их необходим» интерпретировать на схемах и затем такие интерпретированные схемы и относящиеся к ним понятия соотнести с новым эмпирическим материалам

 Конец страницы 289 

 Начало страницы 290 


Предложенный здесь способ отнесения геометрических знаний к объектам (чертежам) достаточно правдоподобен. Действительно, во-первых, он, опирается на процедуры и знания, сформированные в предшествующем развитии геометрического мышления; во-вторых, позволяет, как мы покажем ниже, объяснить некоторые особенности строения доказательства и формировавшейся на основе доказательства системы геометрических знаний; в-третьих, подкрепляется некоторыми эмпирическими данными.

5. Выделим теперь некоторые условия, необходимые для применения предложенного здесь способа, а также отдельные его характеристики:

1) Для отнесения знания А к объектам МІ, М2 необходимо было иметь или построить (последнее чаще) специальный объект М1 обеспечивающий такое отнесение. Этот объект должен разбираться на такие объекты-элементы (объекты М1, М2, МІ' и т. п.), к которым можно отнести составляющие знания А и те знания, которые в процессе отнесения привлекались в качестве средств.

2) Отнесение знания А предполагало реализацию (использование в качестве средств) других ранее полученных геометрических знаний, а именно в данном случае знания Е и Я.

Следовательно, деятельностью по отнесению знания А были связаны три знания: А, Е и Я. Это можно изображать так:

 Конец страницы 290 

 Начало страницы 291 

где связи между знаниями обозначены стрелками.



Если знание А используется для отнесения следующего знания К, то получится более сложная картина. В принципе этот процесс может продолжаться неограниченно, порождая длинные разветвленные цепи знаний. На определенном этапе формирования предмета геометрии процесс порождения разветвленных цепей геометрических знаний становится достаточно самостоятельным. Главную роль при этом играют рефлективные процедуры, осуществляемые в рамках философии и логики. Они позволяют охарактеризовать способы получения геометрических знаний и сделать такое получение самостоятельной целью.

3) Построение или разборка исходного объекта М на объекты-элементы, а также разборка объектов-элементов на другие объекты-элементы (элементы 2-го уровня) последовательно детерминируются строением знаний А, Е и Я. И наоборот, привлечение знаний Е и Я детерминируется строением исходного объекта и строением объектов-элементов.

Детерминация здесь осуществляется через шаг. В одном шаге строение знания детерминирует построение или разборку объекта, в другом шаге, наоборот, объект, образованный в результате построения или разборки, детерминирует выбор определенного знания.

4) Все движение целиком задается и определяется системой требований, иерархированных между собой: исходным требованием — отнести знание А к объектам М1, М2, первым промежуточным требованием — отнести к ним же знание О,-третьим промежуточным требованием — отнести к этим объектам знания Р и R1.

_____________

1 Позднее требования превращаяются в задачи, а переход от одних требований к другим рассматривается как движение в задачах (переход от исходных задач к промежуточным)

 Конец страницы 291 

 Начало страницы 292 

5) Актуальная или потенциальная реализация определенного требования, происходящая в- результате осуществления некоторого фрагмента мыслительной деятельности, создает новую предметную и объектную ситуацию (т. е новый набор объектов и знаний). На их основе может быть сформулировано следующее в системе требование (см. п. 4). При его формулировании используются результаты анализа сложившейся предметной и объектной ситуации, а также предшествующее, реализованное требование.

6) Способ, каким знание А было отнесено к чертежам, мог послужить образцом, позволяющим отнести к чертежам еще целую группу полученных к тому времени знаний (знаний второй линии). Например, в результате сравнения длин сторон фигур и величины наклонения сторон друг к другу (углов) могли быть получены следующие выражения: «в треугольнике, у которого равны две стороны, равны и два угла, прилегающие к этим сторонам»; «в треугольнике против самой длинной стороны находится самый большой угол»; «в прямоугольнике противоположные стороны равны». Несмотря на то, что указанные выражения были получены, чтобы их превратить в геометрические знания, необходимо было отнести эти выражения к чертежам, т. е. получить их заново другим способом. Этим способом и мог явиться описанный нами способ отнесения знания А к чертежам. Осознание его должно было выглядеть так: 1) чтобы некоторое знание А превратить в геометрическое знание, нужно построить специальный чертеж-фигуру: ее можно разбирать на такие чертежи-фигуры, относительно которых уже были получены или можно было получить геометрические знания; 2) эти знания должны быть такими, из которых можно образовать знание А. Можно предположить, что, как только такое осознание произошло, греческие математики получили в свои руки мощное средство для получения геометрических знаний (само выражение знания должно быть предварительно получено в другой процедуре и известно (см. § 1 настоящего раздела).

Все геометрические знания, полученные с помощью этого средства (а таких знаний было большинство), образовали длинные разветвленные цепи.

Так как геометрические знания во второй линии получаются на основе знаний, полученных в первой линии или приписанных чертежу, то каждое знание из второй линии, подобно знаниям из первой линии, должно состоять из двух

 Конец страницы 292 

 Начало страницы 293 

составляющих: 1) знания, полученного из чертежа, фиксирующего его отличительные характеристики, 2) знания, приписанного этому чертежу, фиксирующего отношения равенства или неравенства. Действительно, приписанные чертежу составляющие знаний первой линии должны переходить за счет разборки, преобразования чертежей и движения в знаниях от знаний из первой линии к знаниям из второй линии, «откладываясь» в каждом знании второй линии (см. п 1—4 данного параграфа). Если изменить строение приписанного знания (как это, например, было сделано в геометрии Лобачевского, когда знание пятого постулата изменили на противоположное), должны измениться все остальные знания цепи, связанные с этим знанием преобразованиями чертежей, Следовательно, объектами во второй линии развития также являлись не просто рисунки фигур, а именно чертежи, т. е. рисунки фигур, к которым были отнесены определенные знания (отношения равенства или неравенства) и которые включались в мнимое действие сопоставления.

Этот факт позволяет, в частности, понять, как в системе геометрических знаний могут получаться противоречия и что такое «правильное» и «неправильно» геометрическое знание Так, для получения большинства геометрических знаний нужно было строить строго определенные рисунки фигур, к которым нужно было относить строго определенные знания. Однако не всегда было ясно, можно ли к построенному рисунку фигуры отнести знание, которое для получения нового знания необходимо было отнести. Анализ эмпирического материала позволяет предположить, что иногда к построенным рисункам (объектам) относились такие знания, которые позволили получить новые геометрические знания, противоречащие уже полученным прежде знаниям. Анализ получения этих новых знаний показал, что каждый раз ошибка возникала, когда к построенному чертежу относились («неправильные» (неистинные) знания. Например, предполагали, что определенные линии пересекаются внутри треугольника, а они пересекались вне треугольника; предполагали, что треугольник можно построить из любых трех линий, что в общем случае неверно; предполагали, что против большей стороны треугольника может лежать любой угол, а оказалось, что только больший угол.

Отнесение к чертежу неправильного знания возможно потому, что геометр не строил чертеж, точно удовлетворяющий знанию, а полагал, что данный построенный чертеж как раз

 Конец страницы 293 

 Начало страницы 294 

такой, из которого можно получить отнесенное к чертежу знание. Например, никто не строил линию, точно проходящую через середину основания (линия проводится всегда приблизительно через середину), а просто говорил: «Проведем линию через середину основания»; никто не строил равнобедренный треугольник со сторонами, точно равными между собой, а говорил: «Треугольник равносторонний». Если к построенному чертежу по ошибке отнесено неправильное знание, то в развертывающейся цепи знаний рано или поздно должно появиться знание, противоречащее ранее полученным знаниям, И вот почему. Все полученные знания за счет разборки чертежей прямо или опосредованно связаны друг с другом: преобразуя чертежи на основе одних знаний, получают другие знания. При этом в полученные знания входят составляющие тех знаний, на основе которых данные знания были получены (например, в знание А в качестве составляющих входили составляющие знаний Е и Я). Следовательно, все полученные в цепи знания как бы частично, через свои составляющие, вложены друг в друга, образуя тем самым одно сложное знание или, точнее, сеть связанных между собой знаний. Предположим теперь, что к определенному построенному чертежу отнесли неправильное знание. Используя этот чертеж, геометры могли и должны были разложить его на такие чертежи-элементы, к которым в предыдущем процессе уже были отнесены правильные знания. В результате к этим чертежам могли быть отнесены знания, образованные из разных составляющих, как правильных, так и неправильных знаний. С другой стороны, относительно этих же чертежей получено знание, составленное только из правильных знаний. Таким образом, к одному и тому же рисунку фигуры могут быть отнесены два разных знания: знание, образованное только из правильных знаний, и знание, образованное как из правильных, так и из неправильных знаний.

Учитывая особый характер объектов геометрии (фигур), можно понять, что собой представляют эти антиномии. Получая относительно одного и того же рисунка фигуры в одной процедуре (процедуре получения знаний) два разных геометрических знания, греческие математики привносили в этот рисунок два разных знания, превращая его в два чертежа, в два разных объекта. Однако, поскольку греческие математики отождествляли объект с рисунком фигуры, они считали, что получили относительно одного объекта в одной процедуре два разных знания: знание А (например, знание

 Конец страницы 294 

 Начало страницы 295 

«углы у треугольника равны двум Прямым») и знание не-А (например, «углы у треугольника не равны двум прямым»). В то же время знания А и не-А — это знании о двух разных объектах, хотя и об одном рисунке фигуры. Но, повторяем, поскольку греческие математики под объектом понимали просто рисунок фигуры, а не рисунок с отнесенным к нему знанием, т. е. чертеж, они считали, что относительно одного и того же объекта получены в одной и той же процедуре два разных знания. В результате они часто не могли сказать, каков объект: или А, или не-А. Поэтому греческие математики приходят к мысли, что одно из полученных знаний не может относиться к данному объекту; это неправильное знание, оно не имеет права на существование и должно быть убрано из цепи знаний. Но спрашивается, какое же знание из двух надо исключить, признать неверным. Ответ ясен,— знание, которое увеличивает Число удвоенных знаний А и не-А, когда его связывают с другими, ранее полученными знаниями за счет преобразования чертежей1.

$ 4. ФОРМИРОВАНИЕ ДОКАЗАТЕЛЬСТВ


1. Рассмотрим теперь некоторые условия трансляции сложившейся деятельности по получению геометрических знаний. Часто недостаточно было получить некоторое геометрическое знание А на основе других геометрических знаний, нужно было также показать, как данное знание А получено.

Каким образом можно зафиксировать способ получения знаний в геометрии? В результате осуществления деятельности по получению геометрических знаний, описанной нами выше, остаются только чертеж и само полученное в цепи геометрическое знание. Следовательно, учащийся при овладении способом получения геометрических знаний может опираться только на чертеж. Опираясь на этот чертеж, он должен понять, какие требования реализовывались, какие знания привлекались в процессе получения знания А, на ка-

_____________

1Когда мы ранее употребляли термин «неправильное» знание, мы фиксировали то понимание слова «неправильное», которое было у греческих математиков. Как мы старались здесь показать, неправильное знание становится неправильным только с точки зрения особого рассмотрения объекта когда под объектом понимается рисунок фигуры, а не рисунок с отнесенным к нему знанием). Только в этом случае одно из знаний может быть признано неправильным, причем ярлык неправильного получит то знание, которое вносит разлад в группу уже полученных ранее знаний.

 Конец страницы 295 

 Начало страницы 296 

кие фигуры разлагался чертеж, в какой последовательности привлекались знация и осуществлялось разложение чертежа, какие знания о равенстве и неравенстве получились из чертежа, какие знания относились к чертежу, как и в какой последовательности осуществлялось движение в знаниях. Ясно, что без дополнительных знаковых средств учащийся не мог восстановить эти элементы. Поэтому постепенно должны были складываться средства, позволяющие учащемуся все же понять, как осуществлялся процесс получения геометрического знания.

Поскольку с точки зрения объектных представлений геометра деятельность по получению геометрических знаний сводится к преобразованию объектов-чертеж ей, указанные средства должны были складываться главным образом на основе описаний различных движений в чертежах (построение чертежей, разложение одного чертеж а-фигуры на другие чертежи-фигуры или на их элементы). Анализ эмпирического материала позволяет предположить, что описания движения в чертежах в своем формировании прошли два этапа. На первом этапе движения в чертеже описывались в терминах пространственных движений («верх», «низ», «справа», «слева»). На втором этапе для описания движения в чертеже использовались символы (для описания движения в чертежах был введен специальный язык).

Рассмотрим, например, как могло строиться на первом этапе описание движения в чертеже в процессе получения знания А: «У равнобедренного треугольника углы при осно-



вании равны». Для получения знания Л в чертеже были осуществлены следующие движения- а) проведена линия из вершины треугольника через середину основания, б) полученный чертеж раскладывается на чертеж двух треугольников, в) полученные два треугольника раскладывались на элементы (стороны, углы).

 Конец страницы 296 

 Начало страницы 297 

Поскольку в распоряжений геометров того времени- были сложившиеся ранее (в вавилонской и египетской математике) термины фигур и действий с ними, а также термины, обозначающие пространственные движения, описание движения в чертеже при получении знания А должно было выглядеть примерно так: «Треугольник. Проведем линию из верха треугольника вниз через середину нижней стороны треугольника (или через середину той стороны треугольника, на которой треугольник стоит). В результате внутри данного треугольника получилось два новых треугольника: слева и справа. Левый нижний угол левого треугольника есть левый нижний угол большого треугольника, а правый угол правого треугольника является правым нижним углом большого треугольника. Левая сторона левого треугольника является левой стороной большого треугольника, правая сторона правого треугольника является правой стороной большого треугольника. Правая сторона левого треугольника совпадает с левой стороной правого треугольника».

Если нужно было сообщить о том, какие знания о равенстве или неравенстве были отнесены к чертежу или получены из чертежа, то описание должно было строиться аналогично: «Левая сторона левого треугольника равна правой стороне правого треугольника. Левая сторона правого треугольника равна правой стороне левого треугольника. Отрезки линии, на которой треугольник стоит, равны» и т. п. Понятно, что если чертеж был немного сложнее, то двигаться в таком описании было не только трудно, но часто просто невозможно. Следовательно, должна была возникнуть ситуация разрыва, обусловленная особенностями понимания.

Анализ механизмов развития знаковых средств показывает, что подобные ситуации преодолеваются в результате замещения одних знаковых средств другими, одних действий со знаками другими. Рассмотрение эмпирического материала позволяет утверждать, что в указанной ситуации разрыва пространственные термины, которые показывали положение внутри исходного чертежа-фигуры других чертежей-фигур или их элементов, были заменены буквами, проставленными разных частях чертежа1. Так, например, если поставить

__________

1Анализ истории философии и математики показывает, что впераые буквы в качестве особых обозначений, используемых для фиксации геометрических объектов, появляются в логических работах Аристотеля (возможно, Платона), в которых анализируются рассуждения и объекты геометрии

 Конец страницы 297 

 Начало страницы 298 

у чертежа треугольника четыре буквы А, В, С, D, то, вместо того, чтобы говорить «левый и правый треугольник», боль-


шой треугольник», можно сказать «треугольник, вокруг которого стоят буквы ABD (или просто треугольник ABD), «треугольник, вокруг которого стоят буквы BCD (треугольник BCD)», «треугольник ABC», «угол, около которого стоит буква А {угол А)».

Вместо того, чтобы говорить «проведем линию из верха треугольника вниз через середину нижней линии», можно сказать: «проведем линию из угла В через середину линии АС» или: «проведем линию из угла В через линию АС в том месте, где стоит буква D» (позднее само место на линии, через которое проходила другая линия, стали называть точкой — «точкой D»). Введение букв позволило легко описывать и другие составляющие процесса получения знаний: движение в знаниях, отнесение знаний к чертежам, получение знаний из чертежей. Таким образом, сформировалось сложное описание, включавшее в себя чертеж с буквами, геометрические термины с буквами и без букв, полученные ранее геометрические знания. Например, описание процесса получения знания А теперь выглядело так: «Треугольник ABC. Проведем из точки В линию BD через середину основания АС. Треугольник ABD равен треугольнику DBC». Если возникал вопрос почему, то отвечали так: «У этих треугольников сторона BD общая, сторона АВ равна стороне ВС, сторона AD равна стороне DC, т. е. три стороны треугольника ABD равны трем сторонам треугольника BDC, и поэтому треугольник ABD равен треугольнику BDC, поскольку известно, что любые треугольники с тремя равными сторонами равны. Так как треугольники ABD и BDC равны, углы А и С этих треугольников равны. Но углы А и С — это углы треуголь-

 Конец страницы 298 

 Начало страницы 299 

ника ABC, следовательно у треугольника ABC углы при основании равны». Имея такое описание, учащийся, знакомый с разложением чертежей, геометрическими терминами, способом выделения чертежей-фигур по буквам, понимающий смысл терминов «равно», «больше», «меньше», уже мог восстановить тот процесс, с помощью которого было получено знание А.

Заметим, что не все части указанного описания сложились только как описания движений в чертежах и знаниях; можно предположить, что некоторые части были введены для объяснения и отвечали на вопрос почему. Например, выражение «у треугольника ABD и BDC равны три стороны, и поэтому эти треугольники равны, поскольку известно, что любые треугольники с тремя равными сторонами равны» отвечало на вопрос почему, если у треугольников стороны равны, говорят, что такие треугольники равны.

2. Сложившиеся описания должны были иметь самые разные размеры. Одни быть небольшими в несколько строк, а другие (последних должно быть большинство) очень длинными и громоздкими. «Длина» описания определялась местом, которое занимало в цепи знаний знание, получение которого было этим описанием зафиксировано. Так, если знание А 2 занимало второе место в цепи знаний:



то описание, фиксирующее его получение, было коротким, поскольку при получении этого знания использовалось всего одно знание АІ, и, следовательно, преобразование чертежа АІ2 было не сложным. Если же нужно было построить описание, фиксирующее полученное знание An, то в это описание должны были войти как составляющие описания, фиксирующие получение всех n—1 знаний в цепи. Действительно, нельзя было построить описание, фиксирующее получение знания An, исходя из того, что все предыдущие n—1 знания в цепи уже получены (эти n—1 знания цепи были получены для учителя, но не для ученика). Для ученика получение n-го знания означало получение знаний всей цепи. Он должен был считать, что если получаются одни знания, то, очевидно, должны быть получены и другие знания, на основе которых получаются первые знания. К такой мысли учащихся должна была привести сама практика обучения: сначала получалось знание А2, затем на основе знания А2 получалось знание А3, на основе

 Конец страницы 299 

 Начало страницы 300 

знаний A2 и А3 получалось знание А4 и т д. Учащийся должен был привыкнуть к мысли, что любое знание в цепи каждый раз должно быть получено из других знаний, которые тоже должны быть получены — все знания должны быть получены. Но это и означает, что получение знания An должно было для учащегося предшествовать получение и всех тек n— 1 знаний, на основе которых знание An было получено. Описание, фиксирующее получение знания An, фиксировало одновременно получение n—1 предшествующих в цепи знаний. Поэтому уже описания, фиксирующие получение третьего, четвертого и т. д. знания в цепи, были длинны и громоздки; разобраться в таких описаниях было очень трудно.

В связи с этим можно предположить, что длинные описания и процессы получения знаний стали разбиваться на отдельные части. «Длина» каждой части должна была браться такой, чтобы описание, составляющее каждую такую часть, было простым и ясным. В результате описания, фиксирующие получение каждого последующего знания в цепи, должны было включать, во-первых, части, образующие описания, фиксирующие получение всех предыдущих знаний в цепи, и, во-вторых, части, образующие новые, не полученные прежде описания. Следовательно, каждое последующее описание должно было включать все предыдущие; каждый последующий процесс получения знаний должен включать все предыдущие процессы получения знаний. Поэтому можно предположить, что во всех последующих описаниях стали опускать все части, которые были в предыдущих описаниях.

Для того, чтобы учащийся смог понять оставшиеся, не опущенные части последующих описаний, его должны были отсылать к описаниям, фиксирующим получение предыдущих знаний. Поскольку в каждом предыдущем описании, кроме первого описания, тоже были опущены повторяющиеся раньше части, учащемуся приходилось начинать с описания, фиксирующего получение первого в цепи знания. Получение первого в цепи знания могло быть понято уже само по себе, так как в нем не были опущены никакие части. Однако ответить на вопрос, почему при получении первого в цепи знания имеют место такие-то знания, на основе которых получалось первое знание, учитель не мог. Например, при получении первого в цепи знания АІ — «треугольники равны, если у них равны по два угла и одной стороне»— использовалось знание —«прямые углы равны». У учащегося возникал вопрос: «Откуда известно, что прямые углы равны?» Этот вопрос

 Конец страницы 300 

 Начало страницы 301 

вставал естественно, поскольку все другие знания получались, а не полагались как готовые. Учащийся ожидал, что я здесь ему покажут получение знания А1. Однако оказывалось, что знание ао считалось известным (истинным), я учащемуся предлагали в это поверить. Таким образом, все знания для учащегося (так же, впрочем, как и для учителя) разбивались на две группы. В первую группу входили знания них было небольшое число), которые считались известными; вo вторую —все остальные знания, которые получались на остове знаний первой группы.

После разбора описания, фиксирующего получение первого в цепи знания, учащийся мог уже понять описание, фиксирующее получение второго в цепи знания (во втором описании были опущены как раз те части, которые учащийся усвоил в первом описании). После овладения вторым описанием учащийся мог понять (овладеть) и третьим описанием, фиксирующим получение третьего знания в цепи (в этом описании были опущены части, которые учащийся усвоил в первом и во втором описании) Овладев описанием, фиксирующим получение третьего знания в цепи, учащийся смог овладеть описанием, фиксирующим получение четвертого знания в цепи и т. д. Таким образом, все процессы получения знаний были за счет описаний усреднены, сделаны компактными и простыми: все процессы получения знаний были зафиксированы в коротких и компактных описаниях. Каждое такое описание заканчивалось получением определенного знания в цепи, используемого в описаниях, которые фиксируют получение последующих в цепи знаний. Именно из полученных таким образом процессов и их описаний складывается то, что сейчас называется доказательством теорем1.




Достарыңызбен бөлісу:
1   ...   16   17   18   19   20   21   22   23   ...   32


©kzref.org 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет