Сейда Нин «Просыпайся… Ну, просыпайся… Почему ты дрожишь?»



жүктеу 2.94 Mb.
бет11/20
Дата29.08.2018
өлшемі2.94 Mb.
1   ...   7   8   9   10   11   12   13   14   ...   20

Стукнули двери. Мастер-шпион присел на камень, заменяющий порожек, потер заросший седой щетиной подбородок. Вздохнул:

— Ну, чем ты меня обрадуешь?

Девушка стряхнула воду с рук, вытерла лицо. Села рядом. Толково и сжато изложила все, что смогла узнать. Мастер-шпион задумчиво сковырнул ногтем бурое пятно с обложки «Продвижения истины»:

— Опять в драку лезла… Н-ну, ладно... Отдыхай.

Он слепым движением раздернул завязку на кошельке, высыпал на трясущуюся ладонь горку монет:

— Бери, заслужила. Купи себе туфельки, что ли…

Свет раздробился в слезах, Аррайда Кая почти не видела, и к лучшему, иначе никогда бы не посмела произнести:

— Не прогоняй меня. Я не могу без тебя жить.

Солнце светило во двор, и в мокрых ресницах дрожали маленькие радуги.

Кай притянул Аррайду к себе. Девичье тело пахло потом и клейкими юными листьями.

И он шептал, задыхаясь:

— Родная… глупая… единственная… Что же ты делаешь со мной…

Когда Кай провел ладонью вдоль ее спины, Аррайда выгнулась и застонала.

Ощутила горько-сладкий вкус губ на своих губах.

И уже не имело значения, с кем они были до этого, как жили, как будут жить и будут ли жить вообще. Был только дворик, шершавый бок горы и в синем небе мягкие, словно пух, облака.

Крепость в ночи. Андасрэт. Форт Пестрой Бабочки


Дорога жила. Пылили караваны паломников и торговцев, стучали трехпалые лапы и барабанчики вьючных и верховых гуаров, вздымая голенастые ноги, проносились силтстрайдеры. На одном таком могла уже подъезжать к Альдруну Аррайда — если бы не хотела в беге выплеснуть, выдышать свое счастье — такое, от которого могло разорваться сердце. Не раз и не два девушка сворачивала к обочине, бросалась лицом в колючую траву, вжималась, каталась в ней, стискивая ладонями шершавые стебли. Чувствуя, как Морроувинд — чужой, непонятный, втекает в нее терпкими запахами полыни и канета, и принимает ее сам. Подтянув колени, облизывая палец и проводя им по саднящей царапине на щеке, Аррайда чувствовала, что и эта боль лишь крепче связывает ее с родным теперь миром, миром, гладящим пальцами солнца и травы. К полудню дорога опустела, и никому дела не было, плачет Аррайда или смеется, бежит или прилегла в траву и заснула, разморенная теплом.

Тень набежала, тронув разгоряченное лицо прохладой. Наползали, супились густые, черные, точно брови, тучи. Порыкивал гром — намекая, что надо бежать, прятаться от близкого дождя. Броня заворожена для плавания, но сквозь кольчужные кольца вода очень даже проникает, потом подкольчужник сушить и железо от ржавчины чистить придется. Но ни хижины, ни придорожной корчмы не было видно, лишь время от времени вырастали в блеске молнии на перекрестках черные от дождя путевые столбы с растопыренными пальцами указателей. Дождь дробил по дорожным плитам, растекался лужами, мочил лохматую траву на обочинах, ветер гнул и трещал деревьями. Наемница закуталась в плащ и стянула пониже капюшон. Вода стекала с него на лицо, мешая толком видеть. Чтобы достать карту, и думать не стоило, и девушка бежала наугад, радуясь, что хищники попрятались от дождя тоже; сворачивала вместе с дорогой, пока та не уперлась в высокую земляную насыпь с торчащими из нее камнями. Совсем близко ревел прибой, море, словно огромное сердце, билось в берегах, заглушая шум ливня и рычание грома, и насыпь тряслась ему в такт.

Хватаясь за торчащие камни и корни, оскальзываясь, взобралась Аррайда наверх. При нескольких идущих друг за другом взблесках молний успела разглядеть на плоской платформе вытянутую крепость, похожую на утюг, и рядом башню, такую же высокую, но узкую. А вернее, две круглые стрельницы с перемычкой — из плоской, желтовато-серой плинфы — такой же, что пошла на плотно сбитые стены «утюга». В дверном проеме башни прыгал золотисто-розовый свет.

Ручные молнии — две змеи, две плоские ленты огня плясали между пилонами — остроконечными гранеными столбами, сужающимися кверху. Пилоны были покрыты резами — что-то похожее видела наемница в гильдии магов, но прочитать надписи не смогла. Мрамор пилонов был прохладным наощупь, огонь не обжигал и не грел. Танцевал, навечно привязанный между столбами. Это было красиво.

У каменной стены валялись несколько гнилых разбитых ящиков. Вот и все присутствие человека. Пахло погребом: сырой землей, плесенью. А еще дождем, грозой и солью. И никого вокруг.

Наемница с усилием потянула на себя тяжелую каменную дверь, думая, что если кто и придет следом, ему так же трудно будет эту дверь открывать, та скрежетнет в проделанном за время каменном желобе и разбудит. А если не разбудит — значит, не судьба. Наемница улеглась в углу за пляшущими волшебными огнями, плотнее завернувшись в мокрый негреющий плащ, положив рядом меч. Спокойно, без снов, проспала час или два. И проснулась отдохнувшей и готовой к действию.

Ночь подбиралась к середине. Ветер дул с моря, и ливень, секущий вдоль земли, сделался на вкус соленым. Молнии сверкали реже, зато следующий за ними гром рокотал раскатисто и долго, заставляя сыпаться со стен мелкие камни.

Не особенно скрываясь, Аррайда обошла крепость — все равно в таком шуме и месиве дождя трудно и в двух шагах заметить и ей, и ее. Крепость возвышалась над головой, и казалась совсем заброшенной, не светилось ни огонька. Время от времени дорогу девушке преграждали сброшенные сверху плиты — как длинные, высунутые стенами языки. Конечно, это не Альдрун. Похоже, вчера, в темноте Аррайда взяла слишком круто к западу. Придется это исправлять с утра. Поискать дорогу к неофициальной столице редоранских земель. А пока…

Поваленное дерево пробило стену и застяло сучьями на уровне второго яруса. Кривым мостом горбатился могучий ствол.

Цепляясь, как кошка, ломая ногти о его морщины, оскальзываясь на мокрой подгнившей коре, Аррайда вскарабкалась наверх, раздвинула сучья. Осмотрелась, сотворив заклинание кошачьего глаза, свесив голову. Из норы тянуло гнилью, плесенью и цемянкой, валялись осыпавшиеся блоки и мелкие камешки, присутствия зверей или людей не ощущалось. И наемница, повиснув на ветках, мягко спрыгнула вниз. Снова вслушалась. Наверху успокоительно барабанил дождь, смачно шлепались внутрь редкие капли. Скулил снаружи ветер. А в остальном было тихо. Ни криков часовых, ни случайного лязга взятого наизготовку оружия. Тишина — как в погребе давно заброшенного дома. Аррайда сделала несколько мелких нерешительных шагов. Осмотрительность приказывала вернуться, любопытство — гнало вперед. Вчерашняя усталось ушла, тело жаждало движения. И Аррайда отправилась исследовать незнакомые лабиринты. Заблудиться она не боялась, волшебная карта, подаренная Тесси Хараскель из гильдии бойцов Балморы, исправно запоминала изученные тоннели и пройденнные повороты.


Измятый обвалом угол остался позади, шум дождя отдалился, задавленный толстыми стенами. Легкие, крадущиеся шаги наемницы вязли в глухой тишине.

Она пропустила несколько полуразрушенных ответвлений, где толстый нетронутый слой пыли лежал на рассыпанном кирпиче.

Миновала ловушку из натянутой веревки с привязанными к ней кувшинами, перелезла через каменную перегородку и оказалась в жилой части здания.

Слабое мерцание впереди заставило Аррайду насторожиться, слиться со стеной, она даже пожалела, что не сняла сапоги — тогда бы ее вообще никто не услышал. Впрочем, в камере за приоткрытой дверью разговаривали на повышенных тонах, не ожидая, что кто-то может подслушивать. Говорили двое: мужчина и женщина. В его сорванном голосе звучала свойственная данмерам чванливая интонация хозяина жизни. Голос женщины был хриплым и раздраженным. Она громко ругала спутника за неоправданный, по ее меркам, риск.

— Да кому они нужны! — незнакомец откашлялся и рассмеялся. — Сто лет тут падаль пролежит — не чихнет никто. Тупицы!

— Все же это… А если их найдут?

— Если бы да кабы, так во рту б росли грибы, — хмыкнул невидимый данмер, — так был бы не рот, а целый огород. Ясно, Нилено? Или тебе их жаль?

Полышался стук — словно ногой ударили во что-то твердое.

— Эти суки редоранские сели мне на хвост, так что — лыбиться и сдаваться? А?!.. — он уже почти вопил, распаляя себя: похоже — еще минута, и вцепится спорщице в горло. Но так же быстро успокоился и обычным тоном произнес:

— Придурки. Сразу снять не удосужились. Теперь ремешки резать.

— Брось…

Женщина нервно переступила на плитах. Клацнули подошвы.

— Ух ты!.. — данмер хмыкнул. — «От милой Ханарай». Ты у меня тоже милая, Нилено, скажи, а?

— Отвянь!

— На! Дохлятина не укусит.

Женщина выскочила из камеры и побежала по коридору, чакая подковками сапог, не заметив Аррайды. Холстинная рубаха светила в темноте.

Мужчина смачно рассмеялся. Вышел, держа в поднятой руке фонарь, пожал широкими плечами. По-утиному двинулся за сбежавшей Нилено, думать не думая, что за ним следят. Аррайда переждала какое-то время и вошла в каземат.
Шесть мертвых воинов были свалены на полу голого каменного покоя — куклы в желтых костяных доспехах, почти таких же, как у стражников хлаалу, только шлемы оказались не вытянутыми, а круглыми. Рядом лежали ростовые щиты, похожие на полусложенные веера. Крови почти не было — или убили не здесь, а скорее, знали, куда ударить. На Аррайду накатил беспричинный страх. Впервые за все время, проведенное на Вварденфелле, мелькнула мысль, что лучше замуж выйти, детей нарожать, а не бегать в одиночку по чужим крепостям и пещерам, в любой миг рискуя нарваться на бельт или чужой клинок. Аррайда поняла, что чувствует себя примерно так, как героиня старинной невесть где услышанной сказки. Нелюбимый муж в отъезде, а она подошла к двери запретной комнаты, повернула заветный ключ — и вот стоит над трупами шести прошлых несчастливых жен. Или убитых сестер. Какая, к шармату, разница… Вот только ключа никакого нет, и камеру никто не запирал — мертвые не убегут. А вот ей, Аррайде, убежать можно. Наемница пробормотала заклинание божественного вмешательства. Теперь только двинь рукой — и попадешь в железные объятия Легиона. Она подавила похожий на всхлип смешок — уж больно двусмысленно звучала фраза; вытерла глаза, чтобы слезы не мешали видеть. Никуда она не убежит. Не сразу, по крайней мере.
…Сменялись, тянулись ярдами совершенно пустые, неосвещенные, похожие, как близнецы, казематы и коридоры. Плотно пригнанные плиты пола, сплющенная желтоватая плинфа потолков и стен — необожженные кирпичи, сцепленные насмерть известковым раствором на яичных желтках. Скорее кирпичи треснут со временем, чем цемянка отпустит.

Не слишком опрятное жилье контрабандистов в сводчатых покоях, с тюфяками, разложенными на замусоренном полу. Клюющие носом часовые. Давящие подушку, пирующие, занятые любовью или игрой в кости напарники... Груды ящиков и мешков, писк упитанных крыс, вспугнутых в кладовых. Контрабандисты были полностью уверены в своей безопасности и беспечны, никому и в голову не пришло запустить заклинание поиска, чтобы обнаружить нахалку, ворвашуюся в их временный дом.

Насколько поняла наемница, в крепости нашли прибежище несколько самостоятельных банд, они селились сами по себе, наотшибе, и держали собственную, не слишком бдительную охрану. Или, похоже, Аррайду занесло в такой дикий угол, что появление стражи Дома Редоран или Легиона или вообще кого-то постороннего не рассматривалось. Вот только этим шести редоранским стражникам не повезло. Аррайда подумала, что если ей приведется сойтись с их убийцей в бою — жалеть его она не станет.
Беспрепятственно обошла наемница два яруса крепости и погреба. Прикусив губу, сдержалась, отошла от решетки, за которой в длинном каземате вповалку спали рабы. Их не приковывали: берегли живой товар, просто на каждом был надет гасящий волю и магию рабский наруч — такой же, как на хаджитке Анисси, спасенной от Камонна Тонг в даэдрических руинах Гнаар Мока.

Наугад Аррайда заглянула в несколько ящиков и тюков. Что сильно встревожило, оружия там имелось в избытке: заготовки мечей, смазанные и тщательно завернутые в рядно; короткие тяжелые палаши, происходящие из имперского легиона, листовидные наконечники копий… Были доспехи, большей частью бригандины и железные кирасы, но встречалась и броня из золотистой двемерской бронзы, дорогие черно-лиловые эбонитовые наручи, оплечья и поножи. В коробьях и сундуках, переложенные соломой, лежали диковины двемер: лаковые миски и блюда, кубки с яшмовыми ободками, и выточенные с неменьшим тщанием, но совсем уж непонятные предметы. Нашлись, разумеется, скуума и лунный сахар. Но неприятнее всего, что у стен одной из кладовых стояли друг на друге ящики с пепельными идолами. Аррайда принудила себя их не трогать. Отступила в глухой отнорок коридора. Еще раз прокрутила в уме виденное, проверяя, точно ли все запомнила, и отпустила заклинание.


…Темнота перед глазами разошлась. Девушка постояла, пережидая головокружение, подставив лицо дождю.

Время от времени сверкали молнии, очерчивая костистый абрис башен и зубчатых стен. Торжествующе ухал гром. Вода дробила по камням, стекала по трещинам. Дождинки роились в мутном свете качающихся над дверью фонарей. Погода над фортом Пестрой Бабочки оказалась ничуть не лучше, чем на западном берегу.

Аррайда постучала. Совсем не сразу, лязгнув, отворилась заслонка в окованной железом полукруглой двери.

— Кто?


Перекрикивая шум дождя:

— Мне нужен дежурный офицер!

Какое-то время гостью рассматривали через глазок, потом заслонка снова лязгнула, загремели засовы, и двери приотворились ровно настолько, чтобы Аррайда смогла войти. Теперь засовы, возвращаясь в пазы, клацали за плечами, кто-то шумно дышал в темноте по обе стороны узкого коридора. Один из легионеров взял девушку за руку:

— За мной.

Ее провели по темному проходу и оставили дожидаться в тесном помещении, освещенном тлеющим очагом. Вокруг были голые каменные стены, из мебели — дубовая скамья перед огнем. Аррайда самочинно подкинула дрова и разворошила угли. Протянула ладони к вспыхнувшему пламени.

Взгляд в спину заставил девушку обернуться. На пороге стояла высокая имперка, льняные волосы крыльями осеняли худые щеки. На зерцале кольчуги дыбились разномастные жеребцы.

— Я — Раиса Пулия, победитель имперского легиона.

— Аррайда, — наемница распрямилась, сбросила на пол мокрый плащ. Растерла пальцы и вывернула их в знаке «клинков». Раиса… похоже, к ней Косадес отправлял Тьермэйлина предупредить насчет пепельных идолов. — Я нашла базу контрабандистов. В старой крепости на берегу. Мне нужна помощь.

— Иди за мной.

Раиса шла широкими, совсем не женскими шагами. Она привела наемницу к себе. Комната была такая же тесная, но обжитая, половину ее отнял очаг с пристроенной лежанкой, стены были увешаны гобеленами, а середину занимал огромный письменный стол. Раздвинув письменный прибор и бумаги, Раиса выложила на него большую карту альдрунского побережья, придавала книгами углы:

— Где?

Аррайда пальцем повела по коричневому изгибу берега с рифами и островками, задумавшись, где она свернула с дороги на Альдрун к западу. Перекресток, крестик, обозначающий старый склеп…



— Вот здесь.

— Андасрэт! Старая данмерская крепость… — пояснила Раиса, заправляя льняные волосы за уши. — А теперь подробнее. Где засели конрабандисты, сколько, караулы… Потянувшись, воительница достала с полки кусок пергамента, сунула Аррайде вместе с грифелем:

— План нарисуй. А я соберу людей, чтобы не повторять дважды.

Крепость стояла перед глазами. Но так же точно она была уже отрисована на волшебной карте Хараскель, даже точнее, пожалуй.

Карта была предъявлена собравшимся офицерам. Аррайда коротко перечислила, кого и что нашла в Андасрэте. Командиры зашумели, переглядываясь.

Раиса Пулия задумчиво, как кролик, пожевала губу. Отбросила со лба льняные волосы.

— М-да, — протянула хмуро. — Имеем. Два яруса, крыша, погреба… и полсотни вооруженного сброда, готового на все. Нам просто не хватит людей, чтобы место зачистить.

— Ладно, были бы в комнатах двери — могли бы банды внутри блокировать, — темный остролицый легионер положил на карту сжатые кулаки. — Но всех же не запереть, так?

— А если там есть волшебники… А есть наверняка... Либо положим своих, либо эти — растекутся, как из барсучьей норы, как всегда. Нет. Все, что нам остается — отыскать их баркасы и поджидать в засаде там. Гнилая работа…

— Но… там пепельные идолы. Надо узнать, кому они предназначены. И пленники, которых надо спасти.

— Это делает честь твоему доброму сердцу, — сквозь зубы отозвалась Пулия, — но наших проблем не решает. Ты видела крепость, но контрабандисты могут знать потайные ходы и норы, о которых ты представления не имеешь. Сбегут или отсидятся. Прости меня, девочка. Не первый день я их ловлю. Андасрэт нам не по зубам. Остается только ждать. И то не слишком долго. Мало ли, сколько продлится ненастье, они и носу не высунут.

— А если призвать погодного мага?

— Откуда? Да маги из гильдии задирают нос выше печных труб, — Раиса вздернула собственный длинноватый нос, передразнивая. — Нет и нет. Обойдемся сами. Если при таком раскладе что можешь предложить — говори.

Аррайда яростно взглянула на хладнокровную имперку:

— На засаду вокруг крепости у тебя людей хватит?

— А что?


— Если их выкурить изнутри огнем…

Старый имперец-легионер с усами до плеч смачно шлепнул себя по колену:

— Девочка толк говорит. Шармат! Это может сработать!

Губы Пулии сложились куриной гузкой:

— У меня нет наемника из Темного братства для такой акции.

Аррайда хрипло вздохнула:

— Я смогу. Я была внутри.

— Пара гранат с эльсвейрским огнем, — легионер потянул себя за усы, — сработает! И я за девочкой пригляжу. А еще лучше едкого дыма, у нас вроде в запасе есть. За милую душу побегут, и хабар целым останется.

— Ну, если ты думаешь, Корнелий, — Раиса хмуро почесала правую бровь. — Я бы предпочла взять своих.

— Думаю. Никто, кроме нее, внутри не бывал. Так что обойдемся двое. Побегут, как угорелые коты. Смотри сюда, — он толстым пальцем стал водить по карте, — я эти берега ну, как свою… ряху, знаю. Если сесть за камни здесь и здесь…

— Не любишь ходить в строю? — Раиса сердито дернула себя за волосы.

— А то ты не знаешь, — подмигнул усатый Корнелий. — Так о чем это мы…


***

Утро не наступило. Тяжелое одеяло туч висело над скалистым берегом, о который колотил, глухо рокоча, прибой. От его ударов вздрагивали, струйкой шуршали вниз мелкие камушки; валуны, как старческие зубы, покачивались в гнездах. Сверху летела морось, смешивалась с морскими брызгами. Гроза медленно отползала на север, но дождь не кончался.

— И слава богам, — Корнелий утаптывал щебнистую площадку, выглядывал через щели между камнями.

— Лучники сегодня бесполезны.

— Ну, и для них бесполезны, что не может меня не радовать, — сверху вниз он поглядел на плоскую крышу Андасрэта, омываемую ливнем. Помахал рукой шести фигуркам — легионерам, присевшим у люка в крыше. — Как дым поползет — будьте готовы.

Раиса фыркнула.

Усатый легионер тронул Аррайду за локоть: «Пошли». Они полезли вниз по окружающим Андасрэт скользким острым камням. Во время передышки Аррайда спросила, разглядывая прямоугольник насыпной платформы с плоским «утюгом» основного здания и башней пляшущих огней:

— Почему в крепости дверь всего одна и такая узкая?

Корнелий постучал рукавицей по шлему, осекся. Но гул заглушило дождем.

— Дык обороняться проще!

— Прости, — отозвалась она с удивившей себя ядовитостью, — я до сих пор крепости не брала.

Легионер, голова к голове, подмигнул:

— Ну, научишься…

— Но припасов много нужно для крепости… всякого…

— Бобра, добра… Приглядись, — он указал рукой, словно отметая ливень, — вон там остатки внешних укреплений. Сейчас трудно разобрать, где стены, где гора — камень на них в этих же скалах ломали. И стены самой крепости, толстые, из таких же валунов, а кирпичи — это облицовка снаружи. Ну вот… Во внешней стене и были большие ворота. И отворы в подошве крепости имелись, чтобы прямо в погреба бочонки катить и мешки спускать. Только все они, думаю, завалены. За стока лет… Едва не с Неревара, слышала про такого?

Девушка кивнула.

— Платформа затем и нужна, чтобы сразу крепость не взять. Гладкую делали по бокам, и верхняя площадка простреливалась. И дверь внизу не всегда была, чаще на втором ярусе. Наверх лестница и мостки деревянные. Узкие. Топором раз тюкнешь — и капец. Просто порушено все сейчас.

Он по-собачьи отряхнул с себя воду.

— А вон там башенка, видишь? Там такие пляшущие огни между столбами. Если есть особенное веретено с резами — владельца может кинуть за помощью по всей цепочке пограничных крепостей, как на Альмсиви. Ну, и ход еще в крепости должен иметься за стены на случай осады. Все, перестала бояться?

— Так ты… считаешь, что я боюсь?

— Только дурак не боится, — Корнелий тяжелой лапищей на плечо заставил ее присесть. — И перед боем сердца на Раису не держи. Ей Имсин, наш командир, за каждую потерю голову снимет. Да и сама она… У нас людей мало, и новых не шлют. И не пришлют, разумеешь?

Аррайда, краснея, кивнула.

— А ведь перевалочную базу взять — это же песня. Это же таких сволочей прижать можно, считай, что герцога. А если это еще и оптовый рынок… Землю надолго сволоте выбьем из-под ног. Они же в пожар, — легионер недобро хмыкнул, — самое важное спасать кинутся, долговые и прочие расписки, расчетные книги, пусть там и зашифрованные, — он попытался почесать затылок, уперся в шлем, отдернул руку и задумчиво взглянул на нее сквозь дождь.

— Ну, храни нас Талос, двинули!

Наемница вскочила. На ходу крутанула камень в кольце Окружения, сливаясь с местностью. У Корнелия, восхищенно охнувшего, когда спутница на глазах исчезла, и без волшебства выходило не хуже. Серый плащ делал его неотличимым от валунов. Ни одна пряжка и застежка не брякала на доспехах, и ступал он по-кошачьи мягко, слегка косолапя, носками внутрь, напомнив Аррайде Черрима — без шороха, так, что ни один камушек не сдвинулся под тяжелыми сапогами.

Аррайда привела его за угол, к поваленному дереву, пробившему стену, раздвинув ветки, зажмурившись, нырнула в пролом. Среди осыпей плинфы слезла вниз и замерла, вслушиваясь. В этот отдаленный тупик не доносилось ни звука. Никому не понадобилось снова беседовать в уединении. Должно быть, все не по разу было переговорено, и оставалось только пережидать непогоду. Убыток, но и баркас понапрасну сажать на рифы не станешь. Даже здесь ощущался яростный прибой. Пол ходуном ходил под ногами. А может, это только казалось после головоломного спуска с горы.

— Ну, — прошептал Корнелий, — начнем от печки. Веди.

Аррайда передернула плечами. Она не боялась, наоборот, испытывала яростный, опасный для себя азарт. А потому переждала еще минуту, глубоко дыша, успокаиваясь. Потом тронула Корнелия, чтобы шел за ней.

Все взаимодействия с ним и с легионерами, остававшимися снаружи, все сигналы были дотошно обговорены еще в форте Пестрой Бабочки. Тогда же Корнелий увел наемницу в арсенал снаряжаться. Сменил свою гербовую кирасу с жеребцами на железное бочковидное изделие неизвестного кузнеца, выдал Аррайде и привесил к своему поясу по шесть глиняных бомбочек с эльсвейрским огнем, сложил в сумку склянки с едким дымом. Вытащил из сундука охапку свитков для вызова огненных атронахов. По своей привычке подмигнул:

— Шороху им наведем. О древних данмерских твердынях дурная слава идет, контрабандисты ею пользуются. Духи и призраки там вещь обычная. А данмер — зверь суеверный... Только Раечке не сболтни, — он ехидно и умильно взглянул на Аррайду. То ли всерьез просил, то ли шутил. Но свитки вызова были и в самом деле дорогие, их использовать Пулия разрешения не давала.

— А разве духи и призраки — не одно и то же?

Корнелий мощно выдохнул, заставив усы взлететь.

Аррайда же вспомнила, как ругалась Ранис Атрис, глава балморской гильдии волшебников, которой огненные атронахи сожгли библиотеку. Пожалуй, обычного человека, не волшебника, огненный дух должен здорово напугать…

Главную дверь Андасрэта контрабандисты не охраняли, навалили на лесенку перед ней обломки старой мебели, бочки и ящики, и остались удовлетворены результатом. Баррикаду Корнелий с Аррайдой трогать не стали, свернули к арке винтовой лестницы в погреба. Спуситились до дубовой, запертой на висячий замок двери. Корнелий скинул с себя мокрый плащ, накрыл им дверь и стал ножом заталкивать края в щели между стеной и дверью, чтобы дым не потянуло к пленникам. Тщательно подвернул снизу. Оценил. Поднялся на несколько ступенек и шепотом прочитал два свитка вызова. Красные пламенные фигуры возникли на лестнице, дохнули жаром, с их тел и высоких причесок срывались и скакали в воздухе языки огня.



Достарыңызбен бөлісу:
1   ...   7   8   9   10   11   12   13   14   ...   20


©kzref.org 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет