Сейда Нин «Просыпайся… Ну, просыпайся… Почему ты дрожишь?»



жүктеу 2.94 Mb.
бет15/20
Дата29.08.2018
өлшемі2.94 Mb.
1   ...   12   13   14   15   16   17   18   19   20

Но зашли недалеко. Ударом бронированного кулака Гвенан распахнула двери в залу, где опять не обошлось без яшмы, лепнины и парчи. Уборную разделяла надвое ширма, прихотливо вышитая зверями и цветами. За ширмой скрывались монументальное сиденье на золотых кагутьих лапах, с крышкой из мрамора, пара мраморных курильниц, стайка ваз с пышной порослью пыльника и канета, и фонтан, бьющий из круглой чаши на высокой точеной ножке. Аррайда в проклятых сандалиях поскользнулась на мозаичном полу, проехалась и застонала с чашей в обнимку.

Стражница выругалась сквозь зубы. Указала на рычаг, торчащий из стены:

— Когда закончите — нажмите вот сюда.

Боромоча под нос о дикарях-нвах, вышла и долго расхаживала под дверью. Наконец ее терпение, похоже, иссякло, и шаги стихли. Аррайда выглянула сквозь щель в ширме, потом прокралась к двери: коридор по обе стороны был пуст. Тихо покачивались от сквозняка гобелены.

Левой рукой растирая пострадавшую от вазы грудь, правой наемница приподнимала каждый, последовательно переходя от одного к другому в сторону, противоположную той, откуда пришел патруль.

Ей повезло. Тайную дверь не стерегли. Или стража была занята отваживанием разбредшихся по особняку пьяных гостей, но скорее того, стереглась, чтобы у оных не зародились неловкие вопросы, для чего вооруженная охрана подпирает коврик на стене.

Используя дар знака Башни, Аррайда прошептала несколько ласковых слов замочной скважине, и замок щелкнул, отпираясь.

В камере воняло мочой и вчерашней похлебкой. И горелым маслом и потом — так едко, что наемница отпрянула.

— Вы же не…

Красивый парень-данмер стоял перед ней, расправив плечи, гордо вскинув узкую голову. Похож на отца, только рыженький… Кроме штанов до колен и рабского наруча, ничего на нем не было, и выделялся (по крайней мере, насколько это было видно в свете коптилки) рельеф мышц на животе и груди. Если парень успел хлебнуть плена, то не досыта, не сломался… а с наручем… пусть потом разбираются… Все это продумала Аррайда, пока делала шаг вперед, одной рукой стянув и протягивая перестень на цепочке, вторую — с пропитанным мускусом платком — прижимая к носу. Надо же, заигралась в аристократку…

Хребет словно перетянуло молнией.

А ведь должна бы уже привыкнуть.

Подхватив Аррайду, свободной рукой Варвур поднес обручальный перстень к глазам, потом к свету коптилки — и судорожно сжал в кулаке.

— У тебя был пепельный идол?

— Да. А откуда… я… чувствую себя, будто…

— Тш-ш... Ты Варвур?

Он кивнул, задев нос Аррайды подбородком.

— Я выведу тебя отсюда.

По словам слуг, да и по личным наблюдениям, никакой регулярности в движении патрулей по особняку не было. Оставалось уповать на чары переданного Варвуру Кольца Окружения да на слепую удачу.

— Пойдешь в семи шагах позади меня. Держись у стены. Услышишь шум, заметишь кого-нибудь… Или если я вскину руки к голове — поверни камень на кольце вот так. И замри, пока не уйдут. Если волшебство начнет спадать — крутани камень снова. У выхода не медли — выскакивай, как только двери откроются, пока я отвлекаю стражу.

Резким движением руки пресекла попытку юноши возмутиться:

— Благородство проявишь потом!
Эта дорога оказалась самой тяжелой из всех, что Аррайде доводилось пережить.

Перед трапезной она отобрала у пробегающего слуги кувшин с вином и пошагала к входной двери. Варвура позади не было ни видно — действовало Кольцо, ни слышно — плотный ковер на полу глушил легкие шаги босых ног.

Почти у наружной двери, содрогнувшись от омерзения, залила Аррайда за шиворот липкое вино. Зато запах был самый подходящий. Да еще вспотела от страха.

План, задуманный вчерне еще тогда, когда наемница вошла в поместье архимагистра и отметила, что где стоит в прихожей из украшений и мебели, на случай внезапного бегства, теперь обрел окончательную стройность.

Высчитывая мгновения, когда Варвур будет оставаться невидим, наемница рванула на себя скатерть вместе с тонконогим столиком и горкой хрупкого фарфора — так, чтобы упал не на ковер, а на камни пола, и звона и грохота было побольше. Внимание привлекла, да еще какое. Караульщики вместе с привратником, бросив запертые двери, кинулись к ней. Аррайда, увлекши за собой еще и огромную вазу с медным узором и диковинными цветами (грохоту тоже хватило), отставляя в разрезе бедро, выпятив грудь и гордо возведя подбородок, поковыляла в своих золотых сандалиях к кинувшимся навстречу стражникам. Отвесила губы, пьяно сощурила глаза и изрекла с непререкаемой серьезностью:

— Тут душно. Выпустите меня…

Ее помнили — трудно было не запомнить чучело в вызывающе ярком платье и лохматом рыжем парике, чьи распущенные пряди спускались до округлостей пониже спины. И потому ломать и выкручивать руки не стали, и даже не особенно удивлялись требованию.

Услышав шелест у стены, девушка всем весом навалилась на ближайшего стражника, чувствуя, как огонь изготовленного боевого заклинания повисает в кончиках пальцев, и достаточно вздоха — чтобы он вырвался, сметая все на пути.

Но стражники не услышали шагов крадущегося пленника, увлеченные видом и поведением вроде как пьяной в зюзю героини. Выражения их лиц под закрытыми шлемами определить было невозможно, может, даже губы поджимали от отвращения, но вели они себя в высшей мере любезно. То есть, выпутались из ее объятий, не пытаясь стиснуть или ущипнуть. Поддержали Аррайду под локти и задумались. Из трапезной позади слышалось нестройное пьяное хоровое пение: похоже, указаний от хозяев поместья охранникам было не дождаться. Поколебавшись, один отодвинул засовы на двери. Аррайда поймала его за пояс и потащила на себя. Они повозились втроем и, наконец, вывалились наружу, когда Варвур точно уже раза три успел бы сбежать.

— Свалится же сама с Паутины… Стой…

Аррайда сделала стражам ручкой и, повертев кистями, плавно взлетела над переплетением лестниц и веревочных мостиков, заполняющих Скар. Караульные смотрели, замерев, задрав головы — та-акая возможность заглянуть девушке под платье, ничем не рискуя!..

Как финал, Аррайда содрала с головы парик с длинными спутанными кудрями и запустила вниз. Посетовала смутно, что промахнулась. Понадеядась, что Неминда за парик с нее не спросит. Стражники перед дверями в апартаменты советника Болвина окаменели полностью и надолго. А наемница плавно опустилась возле тройной двери в Залы Совета. Немедленно взлохматила примятые волосы и почувствовала себя почти счастливой. Варвур был здесь, смутно просвечивал, будто стеклянный, поверх костяных накладок овальной двери. Аррайда втолкнула парня в нее и следом влетела сама, споткнувшись на завернувшемся ковре. Младший Сарети ее поймал.

— Мне нужна ванна.

— Мне тоже.

Наемница резко оглянулась: полутемная приемная была пуста. Ну нашел же, когда о ванне заговорить, аристократ!

А Варвур и не думал ее выпускать.

— Ты очень красивая…

Аррайда задумалась, сразу засветить ему в глаз или обойтись словесной трепкой, но появление Неминды в сопровождении полудюжины стражников отодвинуло воспитательные порывы на потом.

Младший Сарети в окружении караула ушел вперед.

— Достойное завершение… гнусного дня… — буркнула Аррайда, хромая рядом с распорядительницей по знакомым коридорам.

— Ты о страже? Зная тебя, я подозревала, что вернетесь вы вместе. Ну и…

— У него в покое пепельный идол.

— Мы нашли. И поняли, что Варвур был спящим. Примас Сарано сказал, что его имя очищено.

— Но тогда… — наклонившись, Аррайда с досадой вцепилась в тесные ремешки на лодыжках, — какого шармата весь маскарад? Льорос мог прийти и потребовать выдачи парня!

Ты думаешь, Болван вернул бы его живым?!.. Нам нужны были гарантии. Да и Сарано… было слегка не до того: весь день сегодня обыскивали и изымали по Альдруну пепельные идолы. Знать просто взбеленилась!..

Шармат!! Я… должна была сообразить…предупредить…

Шипя от ярости, наемница понеслась вперед, не слушая увещеваний Неминды и вчистую забыв о неудобных сандалиях. В покоях Атина запал иссяк, и Аррайды хватило только рухнуть в ближайшее кресло. Мимо ходили, шумно разговаривали, советник крепко обнимал сына. Аррайда краем сознания цепляла движение, вяло перебирая в уме варианты: «Вымыться? Или спать? Или вымыться…»

За Варвура эту дилемму, похоже, решили: он как-то неожиданно исчез вместе с остальными. Кроме наемницы, остались в покое хозяин, Неминда и телохранители. Лежа в полной прострации, Аррайда равнодушно наблюдала, как Атин достает нож и калит над огнем. Не шевельнулась, когда советник подошел, заворачивая широкий рукав и подтягивая кверху скрытый под ним узкий; когда полоснул себя по запястью. Потом взял Аррайду за руку. Она заметила округлившиеся глаза Неминды. Но боли не ощутила.

Сарети провел запястьем по запястью, смешивая кровь.

Я в вечном долгу перед тобой, Аррайда Редоран.


***

«…Я говорила с Сарано, Неминдой и несколькими советниками. Догадки оказались верны.

Пепельные идолы наводнили Альдрун, они вошли в моду, и каждое аристократическое семейство желает иметь хотя бы одного. Кроме того, разбивать идол или избавляться от него каким-либо другим способом молва считает опасным, дескать, навлечешь на весь род проклятие. Таким образом альдрунцы невольно способствовали распространению безумия…

Полагать пепельных идолов чем-то извне неверно. Они стоят в одном ряду с другими контрабандными товарами местного происхождения — скуумой, диковинами двемер, эбонитом и стеклом-сырцом, и вместе с ними покидают Вварденфелл. Похоже, остров уже насытился ими, и их распространяют вовне. И если так будет продолжаться и даже если заразе подвержены только данмеры, Морроувинд будет потерян».

Наемница сложила письмо, сунула его под триолит святой Рилмс и легко встала с колен.

Она рада была, что Черрим сейчас с ней: подпирает колонну, широкогрудый, в золотистой двемерской кирасе; с ушами, прижатыми к голове, и мохнатой рукой, сурово лежащей на черене меча. Принимая хаджита за телохранителя, благодарные редоранцы старались держаться подальше, что защищало Аррайду от их высокой, верной и такой утомительной любви.

Бойцовый кот подался навстречу:

— Давай посидим в холодке. А то все носишься где-то… нет бы, к старым друзьям завернуть. Думали уж, как тебя из Скара вынуть, чтобы по камушку его не разнести… Неминда эта хитро…мудрая…

Сдвинул приношения и устроился на бортике Шепчущего Колодца. Дождался, пока девушка усядется рядом. Нерешительно поскреб когтями камень.

— Я вот о чем. Эдвина… пыталась определить причину твоего беспамятства. Похоже, это очень сильное заклинание. С таким мог бы справиться тысячелетний волшебник телванни. Если бы захотел, конечно. Или его заставили… — протянул Черрим мечтательно. — Но гораздо реальнее обратиться к ее друзьям из Университета Таинств в столице Империи.

— Нет.

Ответ вырвался быстрее, чем редгардка успела подумать.



Даже если она найдет способ уехать на материк, их дороги с Косадесом разойдутся. Пока Аррайда на Вварденфелле, пусть седьмая спица в колесе, но она «клинок», может приходить к нему в дом, получать приказы от Кая, исполнять их, говорить с ним, сбиваться, творить глупости, слушать его голос, плакать навзрыд от счастья, вспоминая, как рука Кая касалась ее волос.

Кот посопел.

— Ладно. Магам магово. А как насчет андастрэтских парней? Они сейчас котята-сосунки, но за упорство их уважать можно, и бойцов я из них сделаю.

Аррайда хмыкнула, припомнив, как махала руками и корчила рожи Неминда, повествуя ей о бывших рабах. Их привезли из форта, пока Аррайда отсыпалась. «Всякой твари по паре»… Трое мирно получили деньги, поблагодарили распорядительницу Совета и отбыли на «блохе» в Вивек. А вот остальная дюжина… заняла едва ли не круговую оборону. Дескать, спасительнице послужим, а благодеяний от коварных данмеров принимать не хотим. А поскольку победитель Пулия и приятель Аррайды Корнелий на оружие и снаряжение для освобожденных не поскупились, шармат знает, чем все могло закончиться. К счастью, вояке-хаджиту удалось их утихомирить.

— Прими землю у Дома Редоран, — вклинился в размышления мурлыкающий голос Черрима. — Даром же дают. Все равно сами не удержат. Ты бы посмотрела, сколько среди них неданмеров! Возьми парней да держи ее! Это же почет, когда ты не одна, за тобой стоят твои люди. Лишним уважение не бывает. И своя крепость, — он повертел башкой. — Э-эх! Мне бы давали — я бы не прощелкал. Не все же крыс за ерунду ловить для гильдии. Послушай меня… — он за плечи развернул Аррайду к себе — глаза в глаза. — Это в молодости кажется, что спокойней одному, ловчее, надежнее, никому ничего объяснять не нужно. Мотаешься, как трама под ветром… с места на место несет. Но везение, да просто силы — кончаются…

Черрим хлестнул хвостом, сбив с бортика большое яйцо квама; поглядел, как оно катится, светя перламутровыми боками.

— Однажды ты просто ошибешься. Никуда не денутся ни твоя ловкость, ни твой опыт, просто поскользнешься в темноте — и что с тобой будет тогда? Мы не молодеем, сестренка. И у каждого из нас на старости лет должно быть место, где ни к кому не страшно повернуться спиной.

— Не сейчас. Нет.

Черрим поскреб ухо и поморщился:

— Ты сама-то чего хочешь?

— Хочу. Но не скажу.

Жить с Косадесом в одном доме и родить от него детей.

Резко оттолкнувшись, она встала:

— Отведи меня в таверну «Альд Скар».


Бросая дела, провожали альдрунцы взглядами высокую и ладную девушку-воина. Некоторым образом был повинен в этом советник Сарети, «надежда Дома Редоран».

Не повезло давеча его «заклятому другу» Вениму четырежды: «любовница» сбежала из спальни, пленник — из камеры. Нвах стала кровником Великого Дома. И чтобы сделать месть Болвину совсем уж изысканной, Атин подарил редгардке полный эбонитовый доспех. Такая плюха архимагистру в собственном городе!

(Сарети, по всему судя, мелочиться не привык. Разрезал ей руку почти до кости, так что, несмотря на все испробованные на Аррайде целящие зелья, запястье тянуло до сих пор.)

Эбонит красив и недешев — лишний повод альдрунцам языки чесать. И, похоже, броня магическая — так точно обсела тело в новом сагуме. Или подогнали за ночь. Поставили десяток мастеров к наковальням… Подыскали шлем по размеру… Стоило Аррайде проснуться — Неминда явилась с туго набитым кошелем: мол, выручила за старые доспехи у кузнеца. А у какого — промолчала. Отрезала пути отступления. Действительно хитро…мудрая…

Наперерез кинулась бедно одетая данмерка, серая и тощая, словно скелет. Игнорируя заступившего дорогу Черрима, затараторила:

— Мутсера! Меня Гиндралой Хлеран зовут! У меня в доме страшенный мужик сидит. Глазищами так и зыркает! Я там уже ночевать боюсь!

— Не трещи! — рявкнул Черрим, сердито колотя хвостом по бедрам. — Отведу госпожу и приду к тебе… Заодно и парней в деле попробую.

— Так мне гильдии платить нечем!..

— Слышь… я о плате не говорил. Уйди с дороги!

— Так я тут близко. От Храма третий дом!

Хаджит бесцеремонно отодвинул болтунью в сторону и потянул наемницу за собой.

По серым извилистым улицам ветер разметал красноватую пыль позавчерашней бури, но небо было синим и дышалось легко. Поплутав среди домов-ракушек, Черрим с Аррайдой вышли к одному из высоких куполов — «Альд Скару» — лучшей таверне и гостинице города.

Внутри оказалось светло и людно. Широкая лестница вела к стойке, за которой перед рядами бочонков, кувшинов и уложенных набок на полки пыльных бутылей красовался киродиилец в коричневой жилетке поверх холщевой рубахи навыпуск.

— Я ищу Хассура Зайнсубани. Он же здесь остановился?

Круглое, красное, точно Масера, лицо трактирщика просияло:

— О!.. Весьма почтенный человек… Хоть и степняк. Он был одним из крупнейших торговцев гуарами по эту сторону Красной Горы, но сейчас отошел от дел. Хотя, думаю, для вас, сударыня, все же расстарается. Ведь вам нужен хороший ездовой гуар? Правда, они упрямы, и ездить верхом надо уметь. Ловкость требуется. Но вы… после того, что мы о вас слышали…

И что теперь? Только шастать огородами, и лицо платком закрывать.

— Он собирался осесть в нашем городе и построить дом. Но я его отговорил, — тряпкой, которой протирал стойку, хозяин вытер лысину. — Ну сами посудите! Какое нынче строительство! Все чаще пепельные бури, вот-вот падет Призрачный Предел, и мы все погибнем. У нас ему хорошо: уют, отличная еда, и слуг нанимать не надо.

— Та-ак, — Черрим сощурил желтые глаза, — хватит скрибом11 разливаться. Пока никто не погиб, мне — пиво с окунями, девушке — провожатого к Хассуру.

Хозяин «Альд Скара» запнулся на полуслове и, хватая ртом воздух, взмахом руки подозвал сына, заодно исправляющего работу полового. Аррайда объяснила, кто ей нужен.

Мальчишка шумно дышал, пялился на нее серыми глазищами и несколько раз перепутал коридоры.

Постоялец открыл почти сразу, стоял на пороге, высокий, жилистый, домашняя синяя мантия болталась на худых плечах. В руке Хассур Зайнсубани держал толстую, с золотым обрезом книгу.

— Вы…

— Аррайда.



— Мне о вас говорили.

Убедившись, что провожатый, получив свою денежку и заплетаясь нога за ногу, все же ушел, степняк вежливым жестом предложил гостье войти. Апартаменты поражали сдержанной роскошью — мягкие подушки в креслах, гобелены, огромная кровать с пологом на крученых столбах — предел данмерского благосостояния. Несколько крытых коврами скамей, «вечный» огонь над заваленным книгами и бумагами столом — удовольствие отнюдь не дешевое.

Хассур достал из сундука темную бутылку и два радужных бокала, придвинул Аррайде блюдо с сушеными фруктами и горшочек меда.

— Прошу простить за скромность угощения. Послать за чем-либо посущественней?

Девушка отказалась.

— Итак, чем может оказаться полезен юной деве, героине Альдруна, старый затворник? Рассказом об обычаях нашего народа? Как видите, я переехал сюда. Отошел от дел. В моем возрасте они становятся утомительны. Но охотно читаю наши старинные песни в изложении городских жителей.

Аррайда извлекала из сумки несколько разноцветных томиков в бархатистых обложках.

Данмер вскинул и опустил ресницы:

— Сударыня предупредительна. Мы столкуемся.

Он потянулся за книгами, длинные пальцы нежно, как кошку, гладили тома. Потом данмер сунул нос в распахнутые наугад страницы и на некоторое время выпал из мира. Аррайда терпеливо ждала.

— Сейчас… сейчас вы следовали одному из важных обычаев пепельноземцев — дарению продуманного подарка, — начал Зайнсубани. — Что бы там ни казалось чванным Великим Домам и Храму, кочевые племена следуют в своей жизни ясным и справедливым законам. Например, если чужой войдет в наш шатер без приглашения — его, скорее всего, убьют. Но если он уйдет, когда его об этом попросят — дело закончится бескровно.

Мы верны нашей вере в Предков. Мы не нападаем на безоружного. Есть у нас ритуальные поединки, отказ от которых вызывает неприятие и презрение. Но повод для них должен быть действительно веским, ибо в наших пустынных землях мы воистину ценим жизнь.

Зайнсубани прошелся вперед-назад по покою, скрестив на груди жилистые руки, вылезающие из просторных рукавов.

— Что я еще должен сообщить тебе, девушка… не скажу, чтобы мы пылали любовью к Империи, но и лезть на рожон, не имея сил…

…Часа через два наемница выпала из пропахших пылью и благовониями покоев старого торговца гуарами с тяжелой от сведений головой. За эти часы она узнала о степняках столько, сколько не знала за все время пребывания на Вварденфелле. Похоже, Косадес решил отправить ее в пепельные земли. С мастера-шпиона станется. За чем, интересно? За священным Кольцом Неревара?

Она потянулась, расправив плечи, встряхнулась, будто зверь, вылезший из воды. Пускай. Аррайда для него и Звезду Азуры с неба достанет. А Кай этим беззастенчиво пользуется…

Девушка поднялась наверх. Черрим у стойки перестал наливаться гриифом и взглянул на подругу так, будто был причиной и источником всех ее заслуг. Похлопал мохнатой лапой по круглому табурету рядом с собой. Махнул трактирщику. Тот пустил по стойке кружку, распушившуюся пеной. Рожа у трактирщика была грустная. А число посетителей за время, что наемница отсуствовала, сократилось втрое. Кто остался — жались по углам.

— Что ты с ними сделал?

— Я?.. — фальшиво удивился кот. Дав допить, поманил Аррайду пальцем за стойку, мимо упитанных бочек с краниками.

В задней комнате два воина из бывших рабов вскочили с табуретов и вытянулись. У них под ногами валялся данмер, так опутанный веревками, что казался куколкой квама. Извиваться и дергаться он, как видно, устал. Зато сверкал глазами, брызгал слюной и шепеляво ругался.

— Вот: пугало этой сороки Хлеран. Кулаком-то я его приложил, — Черрим покаянно завел глаза под лоб, — но, похоже, тут твоя ручка требуется.

Аррайда наклонилась, положив ладони на лоб пленника. Из взгляда данмера уходило безумие, а для нее мир медленно закружился. Черрим подхватил наемницу под мышку, как когда-то давным давно в двемерском Арктанде.

Проснулся… Можете развязывать, парни. Если захочет выразить признательность — мы в общем зале.

Выбравшись из-за стойки (трактирщик стал дышать ровнее), хаджит заказал еще местного пива, одну кружку подвинул наемнице, ко второй присосался сам.

Перевернув пустую, с намеком потряс, вытряхнув пару капель. Хозяин тут же кинулся наливать.

— Куда теперь? — спросил Черрим.

Аррайда повертела недопитую кружку:

— В Балмору.

— На вечерней «блохе». Дай мне пару часов, чтобы приструнить парней. И вытащить из гильдии нашу ведьму.

Наемница с сомнением приподняла бровь.

— И не спорь, девчонка. Подозреваю, мы с Эдвиной тебе понадобимся. Да и Тьермэй… а, как его там!.. — котище дернул себя за уши, и завершил со скривленной мордой: — …аптекаря... не худо навестить.

Доверие императора. Балмора. Альдрун. Маар-Ган


— Последнее задание оказалось несложным, верно?

Аррайда покраснела и опустила голову.

— Иди сюда! — Кай бесцеремонно подтащил подопечную к заваленному бумагами круглому столу у кровати. — Ты хочешь узнать, что с тобой происходит и причины своей популярности в Альдруне, так? Не отворачивайся! Я получил оба твоих письма.

Он выдернул взвизгнувший стул.

— И склонен с тобой согласиться. Опасность растет, и пришло время объединить усилия Великих Домов, гильдий, Легиона, Храма… Необходим сильный лидер. Кто такой Нереварин? — спросил Косадес резко.

— Нереварин — легендарное воплощение владыки Неревара, он призван объединить данмеров, уничтожить ложных богов и изгнать нвах из Морроувинда. «Клинки» знают своих врагов, — сказала Аррайда горько. — Кроме того, Храм и Легион никогда…

— Все не так. Садись и читай, — мастер-шпион положил перед наемницей сероватый мелко исписанный лист. — Это расшифровка послания, которое ты привезла мне из Сейда Нина. Ты не вскрывала его и не трогала печатей…

— Нет.


— Даже если — ты все равно бы ничего не поняла. Читай!

Кай отвернулся к окну, уперся лбом в запотевшее стекло, устало опустив плечи.

Аррайда не посмела его пожалеть. Прикусив губу, постаралась вникнуть в аккуратные строки тайного послания.

«Кай Косадес,



Странствующий рыцарь Императорского Ордена Клинков,

Глава Императорской Разведки в Районе Вварденфелл, Восточные Провинции,
Имею честь познакомить вас с указаниями Его Величества касательно личности Аррайды, персоны без звания и без достижений.

После освобождения из заключения властью Его Величества она направляется к вам с этим посланием. Аррайда станет новым рыцарем Императорского Ордена Клинков и будет находится под вашей властью и покровительством, исключая те случаи, когда надо будет выполнить задания Его Величества.
Задание Его Величества следующее.
Местные легенды гласят, что отверженный сирота, младенец, родившийся под знаком Башни от неизвестных родителей, вырастет и объединит все племена Данмеров, изгонит захватчиков из Морроувинда и вновь установит древние законы и традиции народа Велота. Этого отверженного сироту легенда называет «Нереварином», якобы реинкарнацией Владыки Данмеров и Первого Советника, Лорда Индорила Неревара, умершего много лет назад.


Достарыңызбен бөлісу:
1   ...   12   13   14   15   16   17   18   19   20


©kzref.org 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет