Семейная история Хаешей



жүктеу 0.89 Mb.
бет1/6
Дата30.03.2019
өлшемі0.89 Mb.
  1   2   3   4   5   6

Анатолий Ильич Хаеш
ХАЕШИ

Биографические и генеалогические сведения



ПЯТОЕ ПОКОЛЕНИЕ

Глава 12. Мои родители. Мамины письма 1954 года


Опрашивать родственников я начал лишь в 1974 году, то есть спустя много лет после смерти мамы. Поэтому ни одной звукозаписи ее подлинной речи, ни стенограмм ее выступлений, ни ее личных воспоминаний в моем архиве нет. А без этого не передать яркую палитру ее переживаний и чувств, живость речи, насыщенной ее пословицами и поговорками, широкий словарный запас.

В отличие от папы, не любившего писать, мама писала всегда легко и охотно. Всю жизнь она вела дневники, которые, к сожалению, до меня не дошли1. Папа письма, как правило, не хранил, поэтому их за предыдущие годы осталось очень немного. Приводимые ниже многочисленные письма 1954 года, почти единственное исключение из этого горького правила. Они сохранились по прямой просьбе мамы, высказанной в письме от 6 июня 1954 года:



Сохраняйте все мои письма, ведь это своего рода мой путевой дневник.

Составляя основное содержание данной главы, письма кое-где перемежаются выдержками из газет и моими краткими комментариями. Писем много, но я их почти не сокращаю, так как мне дорога каждая крупица памяти о родителях.

Маме было скучно без работы, хотелось какого-нибудь дела, хотя бы общественного. В своей автобиографии она пишет:

Будучи членом Общества по распространению политических и научных знаний, я с 1953 года занималась чтением лекций по сельскохозяйственной и общебиологической тематике2.

Судя по членскому билету, мама вступила в Общество 27 января 1954 года, хотя, вероятно, читала лекции еще до вступления в него.

Окончив девятый семестр, я во время зимних каникул с 1 февраля 1954 года, поехал в дом отдыха «Ленинградский строитель», расположенный в Каннельярви3. Мама подробно писала мне туда:



4/II 54 г. …Дома у нас все тихо-спокойно, все здоровы, новостей никаких. Только у меня болит нога, и это приводит меня в унылое состояние. Вчера звонили мне из Горэкскурсбюро по поводу агитационной работы на избирательном участке. Я, конечно, согласилась и сегодня иду на совещание агитколлектива4.

8/II 54 г. …вчера был день рождения у тети Нюры5, и мы… славно повеселились и даже выпили за тебя по рюмочке вина – за твое здоровье и за исполнение твоего заветного желания – остаться в Ленинграде

Начав работать лектором, мама в мае 1954 года отправилась в организованный Обществом агитационный рейс по Ленинградской области на теплоходе «Чернышевский». С дороги она пишет нам их множество, сообщая маршрут и делясь путевыми впечатлениями. Ее письма – настоящий походный дневник, который я и привожу с минимальными сокращениями.

Открытка Почт. шт. «Овцино, 20.05.54». Фактически 19 мая.

Дорогие мои! Вот мы и отплыли. Сейчас находимся еще в черте города, не доезжая последнего моста6. Вечером прибудем на ст. Овцино7, где уже «работаем» в прибрежном совхозе – мой доклад о пленуме и концерт. Отправляли нас торжественно: прибыли работники Обкома, которые нас напутствовали. Выехали мы из Ленинграда около четырех. Я на 10 минут опоздала, так руководитель бригады уже волновался. Кормить нас будут организованно, завтрак и обед, за 7 руб. + 1 руб. за услуги буфетчице. Остальное будем прикупать. Говорят, что на пристанях продукты – масло, сахар, колбаса, имеются. Каюта очень хорошая, просторная, 4-х местная. Нас в ней трое. Между койками два больших шага, у окон довольно большой столик, есть даже шкафчики в стенах и просторная вешалка. Так что устроиться можно будет неплохо. Эту открытку я брошу в Овцино. На всех пристанях есть почтовые ящики. Так что вы ее получите быстро. Пишите мне в Новую Ладогу, чтобы там была от вас всех куча писем…

Прибыли в Овцино в 7 часов. Здесь будем до утра. Здесь же будет моя лекция и кино. Настроение великолепное. Мама-Сима.

Ст. Ивановская Московской железной дороги8. Мгинский район



20 мая 1954 г. …Вот уже второй день, как я «путешествую»… В Овцино мы ночевали и отправились дальше в 8 ч. утра.

Самое интересное, что я сейчас нахожусь на станции Ивановская, где я так неудачно пыталась прочесть лекцию в колхозе «Прогресс» две недели тому назад. Так что я здесь уже на правах старожила, и сегодня буду читать лекцию в этом колхозе. Сейчас сижу на почте и жду разговора9.

Вот я и побеседовала с Толиком и папочкой. Очень рада, что застала Толика, только жаль, что не застала дома своего «котика».

Пока поездка мне очень нравится. Погода сегодня с утра великолепная, и настроение сразу стало очень хорошее. Только бы зуб меня не подвел, а то я была бы не прочь прокатиться дальше до самого конца. Ведь чем дальше, тем погода будет делаться все теплее, а на теплоходе очень хорошо. Качки абсолютно нет, в поезде трясет значительно больше. По ходу теплохода можно совершенно спокойно писать и заниматься «творческой работой».

Руководитель агитбригады (международник) притащил мне из Областного лекционного бюро целую кипу лекций, которые мне надо проработать. Мне из нашей агитбригады повезло вчера больше всех – я вчера уже читала лекцию (перед кино), а артисты вчера не работали, так что они даже приуныли, так как у них, также как у лекторов, оплата сдельная. Меня слушали очень внимательно (я читала о пленуме), и потом (в перерыве между лекцией и кино) благодарили и расхваливали. Но только я забыла спросить, есть ли вопросы, а ведущий в это время вышел. Я же объявила, что сейчас будет кино.

Сегодня вечером буду читать на эту же тему лекцию перед колхозниками, причем собираюсь побеседовать с агрономом и включить, как говорят, «местный» материал. Очень интересно, как будут реагировать колхозники. С питанием дело обстоит неплохо. Вчера на ужин накормили нас отварной картошкой (не сушеной) и салатом из кислой капусты. По утрам подают чай и белый хлеб (остальное свое). Чай в 10 часов, так что утром не надо. Затем от 3 4 обед и вечером горячий ужин. Вчера в Овцине в магазине видела великолепную парную маложирную свинину, полукопченые колбасы (которых нет в Ленинграде) и другие продукты. Здесь, в Ивановском, видела в магазине сгущенку, масло, колбасу и прочее. Надеюсь, что и дальше так будет, а в Петрокрепости должны быть магазины еще лучше.

В Овцине в промтоварном видела черный искусственный великолепный материал, типа креп сатина по 90 руб. метр и лакированные туфли, за которыми гоняются в Ленинграде. А штапеля и штапельного сатина такой выбор, что прямо глаза разбегались. Пока все же тратиться не решаюсь, а одна из моих соседок уже купила себе какой-то блестящий черный шелк на брюки!

Соседки у меня неинтересные, одна из них полчаса вчера вечером красила себе ресницы и брови, и тем же целый час занималась сегодня утром. Вторая, правда, немножко культурнее – поет, училась в консерватории (в Киеве, наверно, лет 15 тому назад), и человек, кажется, более приличный, а первая – иллюзионист!!! Что делают остальные артисты, еще не знаю. Один из них человек довольно приличный, по моему «экснострес»10, вероятно, скрипач или виолончелист. Их руководитель – бывалый парень, рыбак, хвастун и весельчак. Самый порядочный из них это лектор-международник. Есть также врач – тоже приличный пожилой дядька, так что даже и болеть не страшно. Но я, конечно, болеть не собираюсь.

Я надеюсь, что Валя за вами хорошо ухаживает.

Открытка Почт. шт. «Петрокрепость, 22.05.54».

…Против ожидания отплываем из Петрокрепости довольно рано, сейчас только десятый час. Выспалась сегодня неплохо и настроение хорошее, только погода пасмурная… Берегите друг друга (Ильюха, не ссорься с Толиком и береги папу). При первой же возможности позвоню. Пишите в Новую Ладогу. Рая, сохрани мне заметку в Ленинградской Правде» о «Чернышевском» (от 21 мая).

22/V. 21:00. Пристань Шальдиха. Сегодня в 10 ч. утра вышли из Петрокрепости. Прошли мимо руин крепости и вошли в Новоладожский канал, который тянется на протяжении 170 км, будучи отделен от Ладожского озера только узкой полоской земли. Но с палубы озера не видно, а с капитанского мостика видно очень хорошо. Я только что с мостика любовалась закатом солнца.

Мы прошли по каналу км 25 и остановились у небольшой деревушки. На теплоходе сейчас тихо. «Артисты» отправились давать концерт в колхоз (в 3 км от пристани), туда же отбыл и руководитель агитбригады, он же международник. А я прочла на теплоходе лекцию перед кино и сейчас отдыхаю после трудов праведных. Я сегодня еще не была «на суше», хотя мы здесь стоим с трех часов. Целый день занималась в каюте «творческой» работой по переработке своей лекции для колхозной аудитории. Кое-что устарело, кое-что надо было добавить. Читать было сегодня трудно, так как моя «аудитория» на 99% состояла из школьников I ступени, которые шумели. Мне несколько раз приходилось их останавливать.

Сейчас оденусь и выйду пройтись. Говорят, что здесь где-то рядом проходит и Старо-Ладожский канал, построенный еще Петром I. Хочу пойти посмотреть. Погода сегодня целый день холодная, так что не удалось и на солнышке погреться и вообще посидеть на палубе. Кормят нас неплохо. Сегодня на обед был суп с картофелем и макаронами (мясной) и тушеное мясо с пшеничной кашей (рассыпчатая, очень вкусная) с подливкой, а на ужин треска отварная с картофелем. Причем такие гигантские порции, что одолеваю с трудом. Как ни прошу супу «полтарелочки», но это никак не менее двух поварешек.

Спать помаленьку привыкаю на жестком, и жизнь постепенно входит в свою особую колею. К сожалению, еще ни разу не была в настоящей колхозной аудитории. У руководства теплоходного получается нечто вроде басни Крылова «Лебедь, щука и рак». «Начальник политотдела», как здесь громко именуют заместителя капитана по политчасти, больше всего интересуется обслуживанием речников; старый балагур, рыбак и враль, возглавляющий бригаду «артистов», гоняется за платными концертами и увлекается коммерцией, а руководитель агитбригады мечется между ними. Ни тот, ни другой ему не подчиняются, и вообще не известно, кто кем руководит. Ну, да надо надеяться, что все наладится и пойдет более нормально.

Ну, а как вы там, мои дорогие, без меня. Кто из вас троих больше по мне скучает? Наверно больше всех папочка, потом «котик», а потом уже «зунеле»11… Останусь я или нет, я еще не решила. Буду решать этот вопрос в Новой Ладоге. Вообще здесь неплохо, кормят, поят, возят, и не только не спрашивают платы за провоз, а еще приплачивают за «работу». Может быть, я и останусь до конца рейса. Все же это очень интересно, прокатиться по Свири. Думаю, что вы без меня не пропадете.

Открытка Почт. шт. «Лаврово, 25.05.54». Фактически 23 мая.

Продолжаем понемножечку плыть по Новоладожскому каналу. Самое обидное, это то, что по-прежнему пасмурно и холодно, и мы не можем насладиться прелестью пребывания на пароходе. На палубу носа не высунуть, такой там ветер. Приходится целый день торчать или в каюте, или в салоне. Сегодня вечером я выступаю в колхозном клубе с лекцией. Я даже немного волнуюсь, так как до сих пор перед настоящей колхозной аудиторией выступать не приходилось. Боюсь, что все же здесь наскучит, и я из Лодейного Поля удеру… Боюсь, что раньше Новой Ладоги мне позвонить не удастся, а это будет только 30-го числа».

25/V. 10 ч.у. Пристань «Леденево». Тот же Новоладожский канал, по которому мы двигаемся со скоростью черепахи – полчаса плывем, сутки стоим. Сегодня вторник, а в воскресенье… я разговаривала с Толиком по телефону. Сейчас пойду на почту. Может быть, и отсюда удастся позвонить. Зайду в магазин, но говорят, что масла до Новой Ладоги не будет. То есть Толик оказался неправ, а прав Ильюха. Но у меня еще дня на два хватит. Есть еще плавленый сыр и полторы банки сгущенки, так что не страшно.

Последние два дня прошли у меня довольно интересно. В воскресенье ездили на грузовике в колхоз, километров за восемь от пристани. Представляете, как я в моем драповом пальто с легкостью бегемота при помощи двух молодых людей влезала и слезала. В дороге потряхивало основательно, а скамеечка узенькая, так что сидеть было не очень удобно. Колхозников собралось много, слушали очень внимательно, только вопросов не задают, так как ждут с нетерпением концерт.

На обратном пути машина застряла в грязи, и сколько ехавшая с нами молодежь ни пыталась ее подтолкнуть, ничего не вышло. Было это более чем в трех километрах от пристани. Пришлось нам грешным во втором часу ночи идти пехом. Единственное удовольствие было – это неумолчное пение соловьев, которые заливались много лучше Барсовой и Пантофель-Нечецкой. К счастью, погода была хорошая, теплая, и я даже немного запарилась, так как внизу у меня был костюм, а над ним вязаная жакетка!!! Поблуждав немного, мы добрались до пристани по длинной окружной дороге уже в два часа. А вскоре прибыла и вторая группа – баянист, который остался играть молодежи танцы и кое-кто из команды. Они рассказали нам, что грузовик вытаскивали трактором, и на обратном пути он чуть опять не застрял.

Вчера ходила пешком в другой колхоз. Пошла туда заблаговременно, чтобы знакомиться с положением дел в колхозе и использовать материал в лекции. Уехала на катере сразу после обеда, там меня подвезли километра два, а потом я километра три шла пешком!!! (Это я-то!!) Пришла очень усталая, но быстро отдохнула, побеседовала с агрономом, зоотехником, председателем сельсовета, председателем колхоза, осмотрела фермы и т. д. Как видно, сумела подойти к народу, так как они рассказали мне о злоупотреблениях их председателя. Я собираюсь переслать материал по поданному одним из колхозников заявлению в «Ленинградскую Правду», заверив его, что его имя я сохраню в тайне (вот у меня и материал есть для корреспонденции!). Вчера мы обслужили два колхоза, один сельскохозяйственный, другой рыболовецкий. В сельскохозяйственном я делала доклад с привлечением местного материала, причем получилось очень удачно. Я даже удостоилась похвал от начальника политотдела и руководителя агитбригады.

Сегодня после всех этих путешествий спала, как мертвая. Только, когда просыпалась, болят бока от жесткой койки. Погода сегодня стоит великолепная. Сегодня работы у меня нет, так как здесь всего один колхоз, и притом рыболовецкий. Поэтому будет доклад о международном положении и концерт. Завтра тоже рыболовецкий концерт, так что я два дня предоставлена сама себе. Могу заниматься своими делами. Надо подшить халат, заштопать чулки и поработать над лекцией о Всесоюзной сельскохозяйственной выставке, которую я еще ни разу не читала.

…Останусь ли я до конца или нет, я еще не решила, но может быть, останусь. Все же это великолепная поездка, масса впечатлений, все время на воздухе. Я пока не особенно устаю. Как только вы без меня обойдетесь? У Толика экзамены, а Ильюша ведь 15-го освобождается. Неужели, котик, ты махнешь без меня в Пярну? Пожалуй, ждать меня не стоит. Напишите мне по этому поводу, а всего лучше сообщите свое мнение по телефону, когда я буду звонить из Новой Ладоги. Ведь там мне надо решить этот вопрос…

Открытка Почт. шт. «Черное, 27.05.54».

26/V. …Вчера… послала по открытке Ане, Циле, Розе и Поле12. Интересно, звонят ли к нам мои подружки, интересуются ли они, как протекает мое плавание или нет. Сегодня летний жаркий день. На небе ни облачка, и мы уже радуемся, что наша каюта не на солнечной стороне. Сегодня я проводила беседу в рыболовецкой бригаде. Рассказала им о решениях пленумов и о Сельскохозяйственной выставке. Колхозники слушали очень внимательно, и организатор беседы записал мне хороший отзыв. Здесь на теплоходе очень хорошо. Мы его называем «наш плавучий дом отдыха». Но я все же еще не решила вопрос о том, ехать ли мне до конца или в Лодейном Поле просить смену. Что-то и зуб мой последнее время начал меня снова беспокоить, так что боюсь, как бы он меня не подвел. Но в Новой Ладоге мне надо будет решить этот вопрос и позвонить по этому поводу Коноплевой. До Новой Ладоги я, вероятно, и домой, к сожалению, позвонить не смогу. А мне уже очень хочется знать, как вы там без меня все поживаете. Хорошо ли Валя справляется без хозяйки дома? Скучает ли без меня мой котик или нет? Папочка, а как ты без меня поживаешь? Ты, конечно, скучаешь больше всех, но ничего не поделаешь, может быть, я скоро приеду домой. Хотя здесь так хорошо, что мне, наверное, не захочется ехать… Толюня, как твои дела, пишешь ли ты мне?

Открытка Почт. шт. «Сумское, 29.05.54». Фактически 28 мая.

Наконец-то вчера удалось поговорить с вами по телефону. Мне уже страшно хотелось знать, что слышно дома. Ведь вы все же получаете мои письма и таким образом «в курсе дела», а я ничего о вас не знаю. Надеюсь, что в Новой Ладоге меня ждет целая куча писем. Правда, удовольствие разговаривать с вами обошлось мне довольно дорого – целых 6 руб. за 5 мин. Надо мной здесь и так уже смеются, что я все деньги просаживаю на разговоры по телефону. Вчера была великолепная теплая погода, а сегодня ветрено и поэтому прохладно. Едем мы очень хорошо. Каждый день едим свежую рыбу, так как здесь стоят рыболовецкие колхозы, которые ею нас обеспечивают. Кормят неплохо, даже вчера достала масло, пару раз прикупала молоко, вот только яиц не удается достать. Ну, как вы без меня, мои дорогие, обходитесь? Меня все же этот вопрос беспокоит, и поэтому я никак не могу решить, ехать ли мне до конца или только до Лодейного Поля. Там будет меняться бригада артистов и можно заменить лектора.

28/V. 8 ч. вечера. …Сегодня… опустила вам открытку в одной из деревень, где мы выступали в пять часов вечера. Там изумительно красивые места. Целой компанией ходили гулять, добрались до старого Ладожского канала, проложенного еще в Петровские времена. Там наткнулись на замечательный гранитный мост в виде арки и водосливную плотину не берегу большого озера, уровень которого значительно выше уровня воды в канале. На мосту прибита доска, на которой написано, что он выстроен в 1793 году!!. Озеро большое, с лесистыми берегами, очень красивое, и в нем много рыбы. На нашем канале, который рядом с Ладожским озером, только отделен узкой полоской земли, сегодня ветрено и поэтому прохладно, а на озере тихо и тепло.

В пять часов дали концерт и мою лекцию, а потом отправились дальше. В девять часов даем лекцию о международном положении и опять концерт. Везде принимают нас с распростертыми объятиями. Подплываем обычно к пристани под звуки радиолы, а после концерта или кино, как правило, танцы под баян. Словом, полный сервис, и все это обходится колхозникам по 3 рубля «с рыла». Завтра будем в Новой Ладоге, где я рассчитываю получить от вас письма, поговорить по телефону с Коноплевой и решить вопрос о том, ехать ли мне до конца рейса или нет. Мне все же хочется поехать… В Областной филармонии артисты все переругались из-за того, кому ехать… Я уже научилась перелезать через поручни, ходить по узкому трапу и т.д. и т.п. Получается это у меня довольно забавно, но на мое счастье артистки, которые едут со мной, тоже толстые и неуклюжие, особенно одна, которая весит 92 кг.

Я еще забыла описать вам в предыдущем письме, как я ходила в колхозе осматривать коровник. У самой душа в пятки ушла, стоять около сотник коров, а я ведь их страшно боюсь. Но иду гордо и вида не показываю, что мне страшно. Назавтра в рыболовецком колхозе отправилась одна вечером полюбоваться на Ладожское озеро. Как раз коровы возвращались с поля. Иду по улице, вдруг откуда-то бежит сбоку корова, да так быстро. Я заскочила в какой-то двор, закрыла калитку, а корова остановилась как раз у этого двора и мычит. Ну, я открыла калитку, и бочком, бочком да ходу! А корова вошла в этот двор. Теперь я остерегаюсь ходить в тот час, когда коровы возвращаются с поля.

Собак здесь, на счастье, почти нет, а то ведь я их побаиваюсь, особенно памятуя историю с Толей13. Словом, я великий храбрец, но виду не показываю. Сегодня покупала здесь молоко по 2 руб. литр, и пью его сырое, за что Ильюшка будет меня ругать. Ну, да двум смертям не бывать, одной не миновать. Желудок пока мой в норме, наоборот даже, так что я решила пить побольше молока. Боюсь только, что меня здесь развезет, так как аппетит на воздухе очень хороший, и последнее время после обеда меня неудержимо тянет поспать, и я уже не могу бороться с собой…

Новая Ладога. 29 мая. 16:00. …Действительность превзошла все мои ожидания – на почте четыре открытки: две от котика, одна от котеночка и одна от самого старшего кота!!!. Я хотя и писала, что жду целой кучи писем, но в душе все же боялась, что может ничего не оказаться. Даже сердце замирало, когда стояла у окошечка. Я очень рада, что мои письма доставляют тебе, котик, такое удовольствие. Это чувствуется в каждой строчке обеих твоих открыток…

Еду я очень хорошо, и мне уже хочется остаться до конца. Зуб у меня не болит, желудок стал работать неплохо14, и настроение у меня великолепное. Только погода подгуляла – все больше ветрено и холодно. Последние две лекции читала совершенно без текста, только составила себе карточки с цифрами, и получилось очень удачно, живее и проще. Сейчас сижу в Новой Ладоге. Заказала разговор с Коноплевой, но не уверена, что застану ее на месте. Если переговорить с ней не удастся, дам ей телеграмму о том, что остаюсь до конца рейса…

В Новой Ладоге мы будем стоять два дня. Сегодня вечером я выступаю в сельскохозяйственном колхозе… Завтра будем обслуживать рыболовецкий колхоз-миллионер, кандидат в участники Всесоюзной сельскохозяйственной выставки. Но так как я работаю с международником по очереди, то завтра будет работать он, а я, вероятно, буду свободна.

Я очень жалела, что когда я звонила последний раз по телефону, Ильюши не было дома. Сегодня я, наверное, буду звонить после 12-ти. Почта рядом с пристанью, где стоит теплоход. Во-первых, будет вдвое дешевле, а во-вторых, мой котик будет тогда уже, наверняка, дома (если не загуляет где-нибудь, но на него это не похоже).



29-го мая. Час спустя. Звонила в Общество, но Коноплевой не застала… просила ей передать… что я остаюсь… Только что пришел сюда на почту врач с теплохода и сообщил, что мы уйдем вечером в доки. Поэтому решила позвонить сейчас. Папочка, наверное, дома. Я поговорю с ним, тем более, что здесь слышно довольно хорошо…



Рисунок 1. Из газеты «Заря коммунизма» от 30.05.1954

Газета «Знамя коммунизма», издаваемая в Новой Ладоге, отметила прибытие агитбригады (Рис. 1). Ниже текст газетной заметки.




Достарыңызбен бөлісу:
  1   2   3   4   5   6


©kzref.org 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет