Шымкентская мафия



жүктеу 2.55 Mb.
бет18/27
Дата26.08.2018
өлшемі2.55 Mb.
1   ...   14   15   16   17   18   19   20   21   ...   27

МЕНЯ ВНОВЬ ПЫТАЮТСЯ ЛИШИТЬ ДЕПУТАТСКОГО МАНДАТА

То, что я оставался полномочным депутатом областного масли-хата и постоянно стоял к нему в непримиримой оппозиции, не давало покоя Зауытбеку. Поэтому он искал все способы, чтобы лишить меня депутатского статуса. Об этом в области шли большие разговоры.

А Турысбеков в тому времени изменил тактику. Он пригласил областного прокурора Левкина, и вместе они держали совет. Естественно, речь шла только об одном, как спихнуть меня с депутатского места. Как можно стерпеть открытое выступление перед всем депутатским корпусом о чудовищных деяниях удельных князков. Мое выступление прозвучало, как гром среди ясного неба.

Мафия вызова честных сил не прощает. Убить меня не смогли, посадить не удалось. Чтобы лишить меня депутатства, нужно было устроить меня на работу. По закону государственный служащий не может быть депутатом. Учитывая это, Турысбеков, якобы, заботясь обо мне, предлагал разные должности. Временная работа не считается государственной службой. Несмотря на это, делались попытки заставить меня уйти от депутатской работы по своей доброй воле. Вмешался прокурор Левкин, требуя, что бы я подал заявление об уходе из депутатского корпуса. Председателем постоянной комиссии по вопросам депутатской этики в то время был Манап Отебаев. Доведенный преследованиями до крайности, я пришел в эту комиссию и подал заявление с просьбой оставить меня на депутатской должности, а если это невозможно, то предупредил, что оставлю свою временную работу. Таким образом, на время я ушел от насильно навязываемой мне лжеработы и сохранил звание депутата.

Областной прокурор Левкин — вчерашний партократ, сегодняшний подхалим — плясал перед областным акимом, выполнял любые поручения. Он использовал Закон по своему усмотрению! По желанию Турысбекова, наш вопрос был направлен на рассмотрение Левкину, а тот постарался угодить своему хозяину. Он направил протест против моего пребывания в числе депутатов, в суд.

А наш юрист в маслихате А. Гурьев и на этот раз написал в областные органы юстиции разъяснение. Он принял участие и в судебном разбирательстве. Протест прокурора, направленный в суд и дело, связанное с этим протестом, не рассматривались в суде в течение шести месяцев из-за волокиты судьи Хусаиновой. Почему они не рассматриваются, этим, вообще, никто не интересовался. По этому факту появилась в газетах статья Манапа Отебаева. Статья и документы комиссии по этому делу приводятся в книге.


Дело, которое не рассматривалось в течение шести месяцев, вдруг моментально было рассмотрено в один день, и в повестку дня ставится вопрос о моем уходе из депутатского корпуса. Но депутаты на сессии выступили против решения суда: «Один раз мы уже проголосовали против Тлеулесова, а теперь это — нарушение закона. Это незаконно». Ни требование Левкина, ни требование суда депутаты не утвердили. Но вопрос протаскивался в повестку дня снова и снова. Наконец Левкин видит, что его номер не проходит, и повторно подает на меня в суд. Суд, не смея противоречить повелению свыше, находит всевозможные крючки и зацепки и лишает меня депутатства.

Речь, которую я произнес на сессии, направляется в прокуратуру. Однако, законники и акимат не обращали никакого внимания ни на выступления прессы, ни на что другое. Созданные человеком законы имеют очень много скрытых возможностей. Бедняга Закон вынужден подчиняться воле и прихоти одного человека, который, оседлав эту конягу, погоняет его и в хвост, и в гриву. Земные законы составляются не для того, очевидно, чтобы человек мог ими манипулировать. И вот, совсем как в поговорке «сила солому ломит», меня лишили такого депутатского мандата. Произвол произошел на глазах всей области, всей республики.

В этот период в маслихате тоже происходили драматические события. Когда выяснилось, что Тургынбаев никак не сможет стать секретарем, не проведенная ранее сессия была проведена три месяца спустя и секретарем избирается председатель избиркома Сакимбек Калгынбаев. Так Сакимбек тоже становится видной фигурой в скопище змей. В Тулькубасском районе было два избирательных округа. От одного быстренько провели в депутаты Калгынбаева, а через три месяца поставили секретарем. Однако Сакимбек не пользовался авторитетом в маслихате. Потому что он, сидя в «избиркоме», в свое время натворил много делишек, опорочивших его имя. Но, благодаря теплым отношениям с акимом, Калгынбаев стал секретарем маслихата. Поэтому, когда на одной сессии Левкин выступил с речью против меня, его поддержал один лишь Калгынбаев. Это он с пафосом закончил свое выступление, поддерживая прокурора: «Кто за это предложение, поднимите руки!» И тут бедняга-энтузиаст сел в лужу. Ни одна рука, кроме его собственной, не поднялась. Разве может быть позор хуже этого?! Народ игнорировал его не за прошлые пакости, а за подхалимство, которое он проявлял к своему хозяину Зауытбеку. Видя его старания угодить хозяину, депутаты проникались к нему все большим отвращением.

Я был благодарен своим коллегам. Они поняли суть махинаций Зауытбека и дали достойный отпор грязным проискам подхалима-прокурора. Все, кроме Калгымбаева, меня поддержали. Видимо, они в этот момент поняли истинное положение дел, встали на путь справедливости, и я был им искренне признателен за такой благородный шаг. Мое депутатство стояло им поперек горла, все областное руководство пошло против меня в смертельный и решительный бой. В то же время к нам на должность председателя облсуда пришел Алимбеков из Жамбылской области. Я принес этому человеку и протест прокурора, и материалы сессии маслихата. Он просмотрел все бумаги и сказал:

— Но ведь все действия Ваших противников противозаконны. Вы должны оставаться депутатом при всех обстоятельствах. Другого решения, вообще, не может быть. Это исключено!

Когда я услышал такие слова из уст председателя облсуда, то решил, что Алимбеков — истинный приверженец Закона, честный страж правосудия. Я был доволен его отношением к моим проблемам. Но мое удовлетворение, мое хорошее настроение сохранялись недолго.


В суде Енбекшинского района сидела судья Сагындыкова. Она рассмотрела мой трудовой вопрос по Гражданскому Кодексу, не принимая во внимание решение Верховного суда, вынесла противозаконное решение. Позднее решение судьи Сагындыковой было отменено опредделением коллегии облсуда. Слова господина Алимбекова оказались брошенными на ветер, а мое дело опять оказалось в руках все той же Сагындыковой. По Гражданскому Кодексу судья, один раз вынесший незаконное решение, уже не имеет права разбирать мое дело вторично. У моих могучих противников одно на уме - руками Сагындыковой жар загрести. Я выразил недоверие Сагындыковой. Я был лишен депутатских полномочий судом, где председательствовала Сагындыкова. Эта бабайка (вот пройдоха!) для придания законного вида своим решениям подделывала документы и сама же утверждала их в суде, подшивала к рассматриваемому делу. Ее проделки возмутили до глубины души меня и юриста А.Гурьева. Потому что она состряпала документы, где не имевшие места факты представали как бывшие, не принимавший участия в суде представитель маслихата Гурьев был представлен как участник, суд, не состоявшийся два-три раз был представлен как состоявшийся, а нсрасматривавшееся дело было выставлено как рассмотренное. На последнем заседании, на котором Сагындыкова принимала решение, я не был, но участвовал Гурьев. Мне даже не прислали повестки в суд. А она состряпала ложный акт, по которому выходило, что я пришел в суд и неожиданно ушел.

М ы были так ошарашены, что только сказали: «Какая подлость! И ведь бога не боится!» Мы поняли и другое: пока Зауытбек, Толе» метов, Нарикбаев сидят на своих местах, справедливости нам не видать; новый председатель облсуда Алимбеков примкнул к их компании.


Претерпев все муки судебных разбирательства, я уже не стал продолжать тяжбу. Тем более, знал, что пока сидит в Верховном суде Нарикбаев —добра ждать не приходится. Я решил первым делом восстановить свое доброе имя. Мне это удалось. Я собрал все незаконные документы, обобщил незаконные действия, восстановил свое депутатство. Для понимающего человека это очень большая победа.

Алимбеков, по сути, относился к тем людям, о которых говорят: «Играет музыку того, кто заказывает». Он так укрепился в скопишс змей, что о моем деле в разных местах говорил по-разному. Я как гражданин очень огорчен, что такой человек пришел председателем областного суда, такие люди не будут судить в соответствии с законом.

Дело о прекращении моих депутатских полномочий рассматривала судья Сагындыкова. Меня не допустили к судебному разбирательству. Эта судья еще год назад вынесла незаконное решение по вопросу о восстановлении меня на работе. Я выразил протест по поводу того, что дело направляется к судье, которая ранее выносила незаконное решение по моему делу. Этот протест я вынес в соответствии с положениями Гражданского Кодекса. Я просил передать дело другому судье. Мой протест оставили без внимания, на него не ответили. Председатель облсуда М.Алимбеков передал мою кассационную жалобу судье Ташевой, сестре Турысбекова. А эта женщина, несмотря на выраженное мною недоверие к ней, взяла дело и решила все в пользу своего брата, признав незаконное решение законным.
Напрасно искал я правду и в высоких столичных кабинетах. Куда только ни обращался. Показал свою гримасу и председатель Верховного суда М.Нарикбаев в своем письме мне 14 ноября 1997 года.

Хочу дать некоторые пояснения к письму Нарикбаева относительно моего депутатства. Нарикбаев, не вникая в суть моего заявления, дает чисто бюрократическую отписку. Сначала он пишет: «Фактически, восстановила Ваши депутатские полномочия», а затем добавляет чистейшую ложь: «Согласно составленному 23.04.97 г. акту, подписанному участниками процесса, Бы явились в судебное заседание, но затем покинули его». Далее опять идет сплошная ложь: «То обстоятельство, что представитель облмаслихата Гурьев А. участвовал в судебном заседании, подтверждается Вашими же доводами в жалобе о том, что его показания не полностью отражены в протоколе судебного заседания». Таким образом, председатель Верховного суда оказался дубинкой в руках Зауытбека и Толеметова. А для здешних органов юстиции, следственных органов и судебных органов письмо Нарикбаева было непрошибаемым спасительным документом, надежным, как гранитная скала. То, что было задумано Зауытбеком, претворил в жизнь Нарикбаев своим действием. Как планировал Зауытбек, так и вышло. Что вы на это скажите, читатель?! Я убедился, что корни шымкентской мафии находятся в Астане и президентском аппарате.





Достарыңызбен бөлісу:
1   ...   14   15   16   17   18   19   20   21   ...   27


©kzref.org 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет