Шымкентская мафия



жүктеу 2.55 Mb.
бет21/27
Дата26.08.2018
өлшемі2.55 Mb.
1   ...   17   18   19   20   21   22   23   24   ...   27

ПЫТАЮСЬ ВОССТАНОВИТЬСЯ НА РАБОТУ

Теперь расскажу о том, как я не мог устроиться на прежнюю работу или на работу, ей идентичной. Поскольку у меня было на руках решение Верховного суда, я подал заявление о восстановлении меня на прежней работе. Но Толеметов ответил, что 90 % акций «Шымкентоктана» находятся в распоряжении Госкомимущества и только 10 % у них, поэтому меня на работу должен, якобы, устраивать терком Госимушсства. Ну что ж, подал я заявление в Госимущество. Все документы у меня в порядке.

Исполняющим обязанности председателя теркома Госкомимущества был некто Кунанбаев. Он принял меня и говорит:

— Такс, закон на Вашей стороне, мы Вас поставим на прежнее место. Не переживайте, не сомневайтесь.

И выпроводил меня. Я воспрял духом. Через два-три дня мне от Кунанбаева приходит письмо. В письме приводятся различные причины, надуманные, в основном, по которым я не могу получить работу. Тогда директором «Шымкентоктана» был Турапбасв. Но руководитель аппарата акима области Сарсенов, оказывается, скупил акции «Туранинвеста» и «Шымкентоктана» полностью. Серый кардинал в «Трех мушкетерах» — человек совсем не злой. Это прозвище ему дал народ. А наш народ, поняв, кто есть кто, дал это прозвище известному лицу. С ним тягаться Кунанбаеву не под силу.

Делать нечего, другого выхода нет. Пришлось обратиться в суд. Сарсенов и Толеметов с компанией старались во что бы то ни стало не допустить меня к работе. У каждого из них были свои личные расчеты. Толеметов несколько раз не являлся в суд, преследуя свои хитроумные цели. Судебные органы по своей застарелой практике несколько раз принимали решения, противоречащие закону. Судья Енбекшинского районного суда Запаров тянул дело в течение многих месяцев. Даже мои заявления вовремя не регистрировались. Наконец, этот волокитчик прямо сказал: «Я не буду рассматривать твое дело». Приехали! Дело передали другому судье Кадирсизову. Тот с ходу принял незаконное решение (вот какой орел!). Это решение не признала законным коллегия но гражданским делам областного суда. Потом дело попало к нашей старой знакомой госпоже Сагындыковой. Уж она - то постаралась: вынесла незаконное решение, не моргнув глазом. Коллегия областного суда по гражданским делам опротестовала и это решение, вынеся пространное «определение».

В общем я вновь пробежал по всему адскому кругу судебного марафона с мафиозными барьерами. Помогло знание тонкостей закона. Я не надеялся на адвокатов, сам разбирался в тонкостях хитроумных юридических терминов. Сколько сейчас в Казахстане ищущих правду людей? Они понимают, как важна целеустремленность и последовательность в гонке по бюрократической лестнице.

Я подал заявление о восстановлении на работу в 1995 году, в ноябре. В результате этой волокиты только спустя 11 месяцев в октябре 1996 года с грехом пополам получил приблизительно законное решение. А суд, по закону, должен вес это решить в течение одного месяца. В течение этого времени сколько раз я обращался в областной суд, в областное управление юстиции, в Минюст и Верховный суд? Чиновники, как мухи облепившие вес эти органы власти, даже не пошевелились. Вся эта свора в мундирах правоведов тогда показалась мне скопищем змей.

А в это время Толеметов с целью изгнать меня с работы пять раз издавал приказы. Они носили обвинительный характер. Придя к мнению о том, что все эти приказы противоречат закону, суд под председательством Савостиной взыскал 152 тыс. тенге в мою пользу и обязал ответчика «предоставить работу, равноценную прежней». Но Толеметов, изворачиваясь, как лиса, подсовывал мне другие должности. То направляет начальником бензоколонки, то еще на какую-то мелкую должность. Эти работенки не только не были равноценны моей прежней должности, они и отдаленно не соответствовали ей. В моем распоряжении на прежней должностни было 30-40 бензозаправок, на каждой работало по несколько человек. АТолеметов дошел до того, что предлагал мне пойти работать даже механиком, со среднемесячным окладом 9 тысяч тенге, а моя зарплата составляла в среднем - 12 500 тенге. Толеметов усердствовал в этих своих делишках и не без успеха.
Как видит читатель, решение районного суда отменено было областным судом. Районный суд, дважды принимавший по моему делу незаконное решение, в третий раз не имел права рассматривать его. Однако никому не было дела до законности. Наконец, не выдержав, я написал жалобу уже на суд. Председатель городского суда Уалиханов направил в прокуратуру требование о возбуждении уголовного дела против Толемстова.

После этого я обращался с жалобой в областное управление юстиции. Оттуда было направлено письмо в Енбекшинский участковый суд в адрес Шымкснтской городской прокуратуры о необходимости возбудить уголовное дело против Толеметова.

Однако областной прокурор Левкин не согласился с этим и выступил против. Областной прокурор, не желавший восстанавливать меня в моих депутатских правах, теперь мешал восстановлению моих трудовых прав.
Как может судить читатель, высший орган в нашей стране, наблюдающий за законностью, прокуратура дает на одно письмо по одному и тому же вопросу два самых противоположных ответа. И вот я думаю, сколько долларов заплатили или какая могучая сила оказала давление, чтобы заместитель генерального прокурора Онгарбасв перечеркнул свое прежнее решение и составил совершенно противоположное, и это в течение каких-то двух месяцев! Мы кричим на всех углах, что идет борьба —непримиримая!— с коррупцией и взяточничеством. Но от кого нам ждать справедливости, когда сидящие на высших постах «защитники закона» председатель Верховного суда Нарикбасв, заместитель генерального прокурора Онгарбасв, по сути, являются дубинками, послушным орудием в руках отпетых взяточников, погрязших по горло в коррупции Турысбекова и Толеметова, если эти высокие сановники сами являются членами семейства в скопище змей?! Куда нам обращаться за справедливостью?! Кто же тогда будет проводить борьбу с коррупцией, претворять в жизнь указы главы государства Назарбаева? Я знаю, когда эта книга выйдет в свет, меня, который документально, неопровержимо доказывает факты вопиющей коррупции беззакония, будут преследовать все герои «Шымкентской мафии» и их услужливые прихлебатели, извращая документы, искажая факты, выдумывая казиустические хитросплетения — а на это они мастера высшего класса! Чтобы заставить меня замолчать, они не остановятся ни перед чем, постараются сохранить свои посты, должности и процветающий змеюшник—скопище змей. Волков бояться — в лес не ходить. Мне совесть не позволяет молчать, поэтому я говорю правду в полный голос и прямо им в лицо! Читатель увидит истинный облик блюстителей законности, облаченных в представительные мундиры и роскошные мантии.

Из-за такого беззакония до сих пор решение суда не вступает в силу. Вот вам и претворение в жизнь законов нашего независимого государства! А отдельный гражданин лишен права говорить на языке закона от имени государства. Народ верит в закон. Но пока мы не прижмем законников, манипулирующих правом, мы не только с коррупцией, мы с самым обыкновенным воровством не сможем справиться! Чтобы вести борьбу с коррупцией, надо призвать к порядку сановников, восседающих в юридических креслах. Было бы самым верным решением снять их всех поголовно и обновить на корню свежими кадрами правоохранительную систему. Только тогда, может быть, что-нибудь изменится. Но это — мечта, которая в ближайшие полстолетия вряд ли осуществится. А мы, «засучив рукава*, боремся с коррупцией! Так боремся, так боремся! Только пыль столбом стоит!

Верховный Суд не мог остаться в стороне и не рассмотреть эти два вопроса по фактам вопиющего беззакония. И что же? Расмотре-ние представляет собой высокий образец бездушного формального отношения юридического органа к своим прямым обязанностям! И стоит подпись Нарикбаева. После такого ответа, я не только к Нарикбаеву с Толеметовым, но ко всей судебной системе проникся отвращением. Пока там сидит Нарикбаев, никогда я не получу справедливого судебного решения. Теперь осталось мне только одно: написать жалобу самому президенту. Но эта жалоба врядли дойдет до адресата...
Толеметов обнаглел ведь настолько, что даже трудовую книжку мне на руки не выдавал. Только в мае 1998 года после вмешательства областной прокуратуры насилу забрал ее. Однако никто не выплатил мне зарплату, полагавшуюся по закону.

Поиски работы, в отличие от борьбы за свой депутатский мандат, были весьма унизительными.

Однажды с письмом, написанным председателем постоянной комиссии маслихата области Иманали Байдаулетовым, пришел я к акиму Зауытбеку. Там сидели Иманали Байдаулетов, Анарбек Орманов, Нурдаулет Сарсенов. И я прямо сказал о лицемерном поведении Зауытбека, который водил меня за нос и не давал работу. Но мои слова прозвучали впустую. Нурдаулет ничем не помог. Зауытбек мне:

— Орманов с тобой разговаривал по поводу работы?

— Нет,— ответил я.
Зауытбек пригласил Орманова, тот сказал, что не было разговора о работе. Потом аким пригласил Нурдаулета. Он тоже не позаботился о моей работе. Пригласил Кылышбека, тот тоже пальцем не пошевелил. Я тогда прямо сказал, как со мной беседовал Ауелхан, как показывал список несуществующих в природе должностей. Этот Ауелхан был заместителем Нурдаулета. Нурдаулет в присутствии акима стал перечислять список должностей. Я не выдержал и сказат Нурдаулету:

— Слушай, ты что городишь? Этих предприятий и должностей не существует, вообще, на белом свете.

Нурдаулет взъерепенился: —Ты как разговариваешь? Я ему в лицо:

— Ах ты, подлец! Ты еще кочевряжишься? Сиди и молчи! — Я был взбешен его наглым поведением. Если бы он еще что-нибудь сказал, я свалил бы его на месте. Он так и застыл. Зауытбек:

— Прекратите, не ругайтесь, сядьте! — Мы сели на свои места. Тогда я сказал:

— Нурдаулет, ты говоришь, что Зауытбек не разрешает, а Зауытбек утверждает, что дал тебе прямое указание. Если бы у тебя была хоть капля стыда-совести, не говоря о чувстве благодарности, ты бы, прежде всего, подал мне руку помощи. Скажи, если у тебя память не отшибло, кто создал вчерашний «Туранинвест»? Говори! Ты ведь ломаной копейки туда не вложил, а самый крупный пай был у меня. Я должен был по решению суда вернуться на свое законное место. А ты, подлец, все переиграл, на мое место сунул своего родного братишку. Благодаря мне и таким как я, «Туранинвест» получает акции 140 предприятий. Ладно, принял своего брата, так принял, я не буду затевать скандал. Но ведь ты должен был после такой подлости найти мне равноценное место. Жулик! Ведь у тебя имелись возможности. В том же «Туранинвесте» можно было дать мне место. Так почему ты, гад ползучий, все на Зауытбека киваешь?—Так я выложил всю подноготную в лицо этому подлецу.

Я окончательно убедился, что Зауытбек, несмотря на его клоунские номера, гнет неуклонно свою генеральную линию, чтобы любыми способами столкнуть меня в пропасть.
Через некоторое время мне предлагают: идите работать заместителем начальника управления шымкентских городских рынков. Что ж, пойду, согласился я. Пришел, познакомился с людьми, с местом работы. Назавтра приступил к работе. А в конторе шум-гам, ничего не поймешь. Люди подняли гвалт. И тут как раз изменили положение о полномочиях руководства. Заместитель теперь ничего не решает. А мне такая работа, когда утром приходишь, вечером уходишь, ничего не решаешь, но за все отвечаешь — даром не нужна. И все это подстроили опять в акимате! По этой причине я отказался и от этого места.

А до этого председатель постоянной комиссии областного маслихата Иманали Байдаулстов написал письмо на имя Зауытбска. Он просил устроить меня на работу. Вот такую работу после этого письма мне подсунули.

В те дни Нурдаулет Сарсенов говорил Байдаулетову: «Скажи Темиртасу, пока мы сидим во главе области, никакой работы он не получит». Они подсовывали мне всякую незначительную работенку с тем, чтобы, закрепив меня в малозначительной должности, турнуть из депутатского корпуса. Госслужащие не имеют права быть депутатами. Депутат, поступивший на службу, автоматически переставал быть депутатом. А управление рынками пока не являлось государственной службой.

Разгневанный словами Нурдаулета, я зашел к Зауытбеку и сказал:

— Оказывается, ты не выполняешь своих обещаний. Ведь даже уличные девушки выполняют договор.

В тот же день он вызвал акима А.Орманова и велел поставить меня на должность начальника управления рынками.

Получив решение, пришел я на службу, а мне говорят: «Пиши заявление об уходе из депутатского корпуса». Зауытбек, Орманов, Асангазиева, редактор «Южного Казахстана» Ю.Кирюхин — все в один голос: «Уходи из депутатов».

А я им в ответ:

— Управление рынками — не государственная служба, заявление писать не буду.

Тогда Зауытбек. потерпевший неожиданное фиаско, пустился на очередную хитрость. Он сократил управление рынками, где работало 108 человек до 4-х и преобразовал его в государственную организацию. К числу бюджетных организаций, не получающих зарплату месяцами, прибавилось еще одно! И это делает ни кто иной, как аким области! И все ради великой цели — лишить строптивого Темиртаса депутатских полномочий!


Я тут же написал заявление акиму города: «Управление рынками решением акима области преобразовано в государственную организацию. Я остаюсь депутатом областного маслихата. В связи с этим прошу освободить меня от должности начальника управления городскими рынками». Заявление передал в комиссию. Получил решение акима города.

После моего отказа от базаров, вызывает Зауытбек и предлагает ехать в Шардару. Начальником налоговой инспекции Шардаринского района. Я отказался. А что мне там делать? Там у меня ни кола, ни двора! «Дадим тебе дом». Можете давать, что хотите, но я туда не поеду. Точка!


Наконец, мне предлагают работу в налоговой инспекции. Вызвали начальника областной налоговой инспекции, поговорили с ним. Я сказал им, что налоговая инспекция — государственная служба и я туда не пойду. Они мне предлагают там поработать временно исполняющим обязанности. У меня дети, семья, сам я уже столько времени болтаюсь без работы. Подумал я и согласился. Так я стал заместителем начальника городской налоговой инспекции. В приказе было написано: «Временно исполняющий обязанности заместителя». Такие приказы обычно издаются сроком на один месяц, а что потом, посмотрим. Так я считал. Но они мне говорят: «У тебя пока образование не соответствует специальности. Поступай на учебу, а в дальнейшем все решится». По закону эта работа не является постоянной. А непостоянная работа — это не госслужба.

Поскольку они настаивали на своем, чтобы отстранить меня от депутатства, я написал заявление и вскоре ушел из налоговой инспекции.





Достарыңызбен бөлісу:
1   ...   17   18   19   20   21   22   23   24   ...   27


©kzref.org 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет