Шымкентская мафия



жүктеу 2.55 Mb.
бет6/27
Дата26.08.2018
өлшемі2.55 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   27

ОБЩЕСТВО «ВЕЛИКИЙ ЖУЗ»

Перед тем как написать эту часть своего повествования, я долго раздумывал. Ну, зачем мне выносить не всеобщее обозрение наши внутренние ссоры, свары, зачем позорить самих себя? Наконец, после долгих раздумий, пришел к твердому убеждению, что все-таки нужно раскрыть перед народом ту скрытую ожесточенную борьбу, которая идет между слоями общества, причину расслоения общества и сказать прямо о том, кто заинтересован в нем. Есть мудрое изречение: «Сначала излечись сам, а потом берись лечить других» (Дословно: «Сначала ударь ножом самого себя, а потом поднимай нож на другого»). Я исходил из этого принципа. Я пишу все это не для того, чтобы оправдывать «Общество Великого Жуза». Только напоминаю, что такое расслоение существовало уже давно, внешние враги I юоднократно использовали межжузовские распри в свою пользу. Мудрые люди неоднократно говорили, что — расслоение казахов - результат 300-летней колониальной политики царской России. Яне собираюсь здесь повторять истину и у меня в мыслях не было обращаться к данной теме. Но суть проблемы я испытал на самом себе, оказавшись участником вышеназванного собрания. Для простого народа эти собрания общества даром не нужны, цена им — полтиынав базарный день. Но для наших крупных чиновников эти общества нужны как рыбе вода, как птицам воздух. Только благодаря этим обществам они жиреют, богатеют и держатся у руля. Слишком поздно я понял это.

Чиновники в нашей области тоже с большой пользой для себя проводили подобные родовые собрания, в своих корыстных целях использовали доморощенные, искусственно созданные общества. И продолжают использовать, выжимая максимальную выгоду.

Эти общества под вывеской заботы о целом роде, фактически, обслуживали узкую группу лип, продвигали их по карьерной лестнице, проталкивали на руководящие должности. Сидящие в правительстве были представителями родовой элиты. Разве будут элитные выкормыши в правительстве заботиться о простом народе? Напротив того, нее богатство собранное и накопленное потоми кровью народа, доставшееся нам ценой героической усилий, эти

«родовые вожди» самым наглым и бессовестным образом расхватали и присвоили себе. А народ остался нищим. На самом деле какие из них «родовые вожди»? Когда дети простых людей, разутые, раздетые, полуголодные, не имеют возможности ходить в школу, разжиревшие «родовые вожди» направляют своих отпрысков за границу на государственную стипендию, сами утопают в роскоши, разъезжают на иномарках, приобретенных по баснословным ценам. Так разве эти прохиндеи будут заботиться о народе?!

На повестке дня все еще стоит межнациональный вопрос. Народ, который правильно решил проблему межнациональных отношений, входит в состав цивилизованного мирового сообщества. А у нас первейшей проблемой стоят не межнациональные отношения, а межжузовыс, межродовые отношения. Решить ее во много раз труднее.


В книге «Ордалы жылан» я посвятил целую часть тайной организации «Общество Великого Жуза». Прочитав макет книги «Ордалы жылан», заместитель акима области Дархан Мынбай предложил, сославшись на министра печати Алтынбека Сарсенбасва, убрать именно эту часть. Если верить, его словам, «Общество Великого Жуза» организовано по указанию «Большого человека».

При Марсе Уркимбасве и после него группа Нурдаулета Сарсенова проводила политику родовой дискриминации. Сам Нурдаулет был махровым трайбалистом. По-всякому отстраняли от работы выходцев из Среднего и Младшего жуза. Когда началась эта дискриминационная политика, трудно сказать, на моих глазах эта политика набрала устрашающие обороты, можно сказать, находилась в зените своего размаха.

Каждый раз с почетом встречали приезжавших гостей. Оказывали им гостеприимство, уважение. Провожали с почестями. Нас о приезде очередного гостя предупреждал сам Нурдаулет. Если бы не он, то откуда нам знать, кто приезжает, к какому жузу он принадлежит? Такие встречи расширили круг своих знакомств.

И вот однажды Нурдаулет говорит: «Мы создаем «Общество Великого жуза». Проведем тайное собрание. Ты примешь в нем участие». Сценарий этого собрания от начала до конца написал сам Нурдаулет. Около него, как всегда, Мардан Сапарбаев, Куаныш То-леметов. Мне тоже дали ответственные поручения, выразили доверие. Хочу подчеркнуть, пишу все это не потому, что на мою голову свалились несчастья, не для того, чтобы очернить остальных, так сказать, в отместку. Я мог бы не говорить о родовом расслоении, а ограничиться повествованием своих собственных заключений. Нет. Мне важно здесь поведать народу об истинном лице и проделках тех, кто не устает заявлять о своем стремлении сохранить единство народа, единство казахской нации. Этот момент для нас очень важен, уважаемый читатель. Я говорю, и в дальнейшем собираюсь говорить обо всем этом не потому, что деяния этих «аткаминеров в галстуках» унижают и оскорбляют честь и достоинство всех народов Казахстана. Наши предки никогда на разделяли казахов, это — невиданное и неслыханное дело. Благодаря своему внутреннему нравственному здоровью, казахи живут на огромной территории и чувствуют себя единым народом, владеющим несметными богатствами.

В то время Акжол Аскаров был первым заместителем областного департамента образования. Он владел частным кафе «Акжол». В этом кафе и проходило собрание. Такие собрания здесь прошли дважды. Мне приходилось участвовать в них.
На первом собрании были полностью представлены все аксакалы, районные, городские акимы. Если говорить персонально, то от Сарыагашского района был аким Нурлан Сейтжаппаров, заместитель областного акима Умирзак Шукеев, Нургали Ашимов (хотя и аргын, пригласили его, так сказать, «для отвода глаз»), аким Байди-бекского района Амангельды Маликов, аким Ордабасинского района Оразалы Омаров, аким Казыгуртского района Галым Жумжаев, аким Тюлькубасского района Мелдебеков, аким Толебийского района Бектаев, аким города Шымкента Сеит Белгибаев, Акжол Аскаров, Сатыбалды Ибрагимов и другие начальники областного, районного уровня.
Заправилы и дельцы, собравшиеся на этом собрании, выбрали президента Старшего жуза в Южно-Казахстанской области... На голосование были поставлены две кандидатуры—Мардан Сапарбаев и Куаныш Толеметов. Потом Куаныш, посоветовавшись с Ибрагимовым, взял самоотвод. Президентом был избран Мардан. Вот таков костяк команды, на которую опирается в нашей области глава государства. На этом собрании был открыт банковский счет, на который должны были поступать взносы на нужды Великого жуза, а первоначальные пожертвования должны были поступать на счет спортив! юго клуба «Ордабасы». Наблюдать за этими поступлениями было доверено Сарсснову Нурдаулету.

«Жузовское» деление в среде руководства области при З.Турысбекове расцвело, видимо, за подобные заслуги он позднее получил повышение — был переведен в Администрацию президента Казахстана. После этого невольно стал верить словам Дархана Мынбая и Зауытбека Турысбекова что «Общество Великого жуза» было организовано «Большим человеком». Куда подевались деньги, собранные на счета «Ордабасы», никому не известно. Но в скором времени Нурдаулет Сарсенов и сливки Старшего жуза организовали фонд «Туранинвест». Теперь все поступления должны были направляться туда.



Третье собрание местных воротил проходило в предгорьях Тюлькубасского района, в лагере «Золотой ключ». Поводом послужило невинное событие — день рождения Нурдаулста. Собрание приурочили к этой дате. Встреча была особо торжественной. Со всех мест были приглашены уважаемые люди Великого жуза. Дастархан ломился от изысканных яств. Богатейший выбор напитков. Организовал дастархан директор цемзавода «Састобс» Ынтыкбай Тургынбаев, в настоящее время заместитель акима области, председатель комитета по борьбе с коррупцией. В собрании, что примечательно, принял участие сам Зауытбек — аким области — и выступил с торжественной речью, подчеркнув при этом, что «Общество Великого Жуза» они с Нурдаулетом Сарсеновым организовали по согласию президента. После собрания я стал раздумывать, во-первых, правду ли говорит аким области. Как же слова главы государства о единстве парода, о единстве всех трех жузов? А его доверенные лица что делают? Не руководит ли этим жузовским делением сам президент Н.Назарбаев? Кому верить?!.
Может, его подставляет ближайшее окружение? Встречаются периодически, собирают деньги, и немалые, словно задались целью во что бы то пи стало в ближайшем будущем отделиться в самостоятельное ханство. Как может осуществляться политика главы государства в таких условиях? Если Средний жуз сплотится в особую группу, если Младший жуз тоже не отстанет, то что говорить о будущем казахского народа? Наши верховоды, видимо, об этом вовсе и не думают.
На этом собрании можно было составить безошибочное представление об окружении Зауытбека. Был там Умирзак Шукеев, появившийся недавно. Сам депутат, зять председателя Национального банка Даулета Сембаева. Возможно, он был оторван от семьи, часто ходил с грязным воротом рубахи. Брюки обычно были не глажены, хотя он занимал должность заместителя акима области. Такой оказался грязнуля. Мне приходилось часто с ним встречаться по делам службы. Я говорил не раз Нурдаулету: «Вы же постоянно в окружении Умирзака, скажите ему, почему он так неряшливо одевается, почему ходит таким грязным?». Видимо, глава государства не имел представления о том, кто такой Умирзак, иначе не поставил бы его на должность министра экономики. Умирзак на самом деле был довольно легкомысленным, недалеким человеком. Об этом можно судить по его поведению на том собрании. Зауытбек говорил пространно и долго, а Умирзак успел уже опьянеть. Из города были привезены женщины — обслуживающий персонал. Наш будущий министр экономики стал цепляться к этим женщинам, приставать, вести себя, как отпетый мужлан. Но женщины легко от него уворачивались, и до скандала пока дело не дошло. Но вдруг наш Умирзак стал исторгать из себя съеденное и выпитое. Перепачкался с ног до головы, весь в блевотине, присутствующие с отвращением отворачивались; мы готовы были сквозь землю провалиться. Если бы у Умирзака была хоть капля ума, разве дошел бы то такого скотского состояния? Я и Нурдаулет приехали с женами. Всё на виду. В это время мимо проходила женщина-посудомойка. Умирзак словно с цепи сорвался, устремился к ней, но поскользнулся и плашмя упал там, где сидел. Вся грудь у него, как в коровьем навозе, вид у него препоганейший. Прибежал Нурдаулет с другого конца стола: «Темиртас, с этим надо что-то делать ».
Мы достали из машины тряпки и стали очищать бедолагу. Тут Нурдаулет обращается ко мне:

— Таке, прошу, отвези, пожалуйста, его в город.

Попытались мы Умирзака посадить в машину, но не тут-то было. Сам он толстый, упитанный человек. Насилу, взмокнув, затолкали будущего министра на заднее сиденье. Пока доехали до города, смрадный дух от Шукеева чуть не свел нас с ума.
В конце концов, Умирзак Шукеев, так много труда внесший в организацию общества «Великого жуза», даже не казах. Он — кал-мык. Отца Умирзака Шукеева усыновил один человек, принадлежащий к Старшему жузу. Ради карьеры этот гражданин купил себе «пятую графу» и назвался выходцем из Великого жуза. Что можно ожидать от проходимца, продавшего ради кресла свой народ?..

Я встречался с Шукеевым в гостях у Мардан-ага. Там находились еще Толегенов, Ж.Султанов, Н.Сарсенов, Н. Ашимов. И там Умирзак умудрился напиться вдрызг, и мы еле угомонили его. И вот такого деятеля глава государства поставил через год министром экономики. Как услышал я об этом назначении, схватился за голову. А потом Шукеев стал вице-премьером. Ведь надо же! Да, справедлива старая казахская пословица: «Пусть говорит; хоть и криворотый, но байский сынок!». Да, великая вещь — связи и авторитет тестя-банкира. Нургали Ашимов был очень грамотным, очень образованным человеком. Вот его Умирзак увез с собой в качестве заместителя. Видимо, Умирзак знал свои возможности и способности, а Нургали для него был незаменимым работником.


Есть много вещей, от которых можно прийти в недоумение. Когда тот самый Шукеев приезжал к нам в область, ему оказывались почести не меньшие, чем самому главе государства. Две-три машины сопровождения, две-три машины шли впереди. Ресторан, сауна, молоденькие девушки-казашки ублажали этого вельможу. В то же время слышали, что появились в Шымкенте некоронованные «сутенеры» Мухитдин Аязов и Абдрахман Жунусалиев. Деньги делают все. Шукеевские подхалимы не жалели ради своего господина молоденьких девушек. Наверное, все это дошло до ушей главы государства, после чего Шукеев слетел со своего места. Но таким прохвостам всегда уготовано теплое местечко, и через некоторое время был назначен акимом Костанайской области, а когда заканчивалась эта книга президент наградил его орденом «Парасат»!..
Наверное, не все доходит до ушей нашего президента. Иначе не продолжали бы твориться безобразия и беззакония, вызывая гнев и возмущение простых честных граждан. Видимо, окружение Назарбаева не допускает к нему правду об истинном положении в стране.

Мы с Нурдаулетом Сарсеновым когда-то работали вместе в Енбекшинском райкоме комсомола. Он был секретарем комитета комсомола на комбинате асбестцементных конструкций. Потом его «сократили». Первым секретарем обкома партии тогда был Асанбай Аскаров. У Аскарова были доверенные люди, моментально выполнявшие указания хозяина. Это—Тасанбаев и Комекбаев. Тасанбаев наблюдал за хлопковым хозяйством. Еще тот чиновник из чиновников. «Сокращенный» Нурдаулет женился на дочери вот такого классического чиновника. И тогда перед ним открылась зеленая улица. Сначала он попал инструктором в областной комитет комсомола, через два месяца ушел на должность первого секретаря райкома комсомола, а через 5-6 месяцев вернулся на должность первого секретаря обкома комсомола. И стал подниматься все выше по служебной лестнице. Вот так еще раз оправдала себя мудрая казахская пословица: «Не выбирай жену, выбирай тестя».

Когда в область пришел Толебеков, Нурдаулет уже окончил Высшую партийную школу. Но Толебеков его на работу не принял. И Нурдаулет болтался без работы. Наконец, он все же вынужден был пойти к председателю городского совета Куанышу Толсметову просить место. Но Толеметов, боясь Толебекова, отказал Нурдаулету. С того самого времени Нурдаулет не взлюбил Толеметова. Потом он устроился механиком на завод, где стал секретарем парткома. Времена переменились, и Нурдаулет возглавил обком Социалистической партии. Все это были пути, чтобы устроиться на работу, занять солидный пост. Когда произошли изменения в стране и установилась система акиматов, Нурдаулет внедрился в эту систему, партия и общественная работа были напрочь забыты. «Социалистическая партия» была для него просто ширмой.
В том же 1994 году мне позвонил Аширхан Оспанов. Он сообщил, что является руководителем областного отделения движения «Невада-Семипалатинск», поблагодарил за помощь, оказанную мной этому движению, и оповестил, что они меня выдвигают в депутаты Мажилиса. Пригласил на собрание, где должна была быть выдвинута моя кандидатура. И на этом собрании меня выдвинули кандидатом в депутаты Мажилиса от имени движения «Невада-Семипалатинск». Сделали они это совсем не случайно: я хоть и не являлся непосредственным участником движения, но постоянно оказывал им помощь. Помимо этого, часто выступал на различных собраниях, разъясняя смысл движения, его цели. Участники движения хорошо знают о помощи, которую я им оказывал. Поэтому они обсудили мою кандидатуру и оформили специальным письмом, которое было официально зарегистрировано. Не знаю, о чем думали наши воротилы, но некоторые чиновники восприняли это сообщение без особой радости. Они были против моей кандидатуры. Почему? Это известно одному Аллаху. Особенно разволновался Сеит Белгибаев. «Таке,— сказал он мне, — в Мажилисе для Вас ничего интересного нет. Нужно будет бросать работу, ехать в Алма-Ату, перевозить туда семью. Лучше Вы устраивайтесь в областной маслихат. Будете жить здесь, не лишитесь работы». Мне эта мысль понравилась. После двух-трех дней раздумий я снял свою кандидатуру.

Возможно, это было эхо пришедшей к нам демократии, но в тот год выборы в депутаты проходили i ie так, как мы привыкли. Впервые кандидаты выдвигались на альтернативной основе. Я проходил в областной Совет по Састюбинскому избирательному округу. Получил 93 % голосов и оказался избранным. Из 47 округов никто не набрал такого процента голосов. В областном Совете особо отметили этот факт, меня поздравляли, председатель областного Совета лично пожал руку. Так укрепился мой авторитет, и я понял, как меня уважает народ.


Впоследствии мои некоторые соратники, по-моему, возненавидели меня за удачу в работе, за авторитет, они терзали меня, как бешеные волки. Некоторые установили за мной постоянную слежку. Некоторые находили удовольствие и наслаждение, когда мучили меня клеветническими анонимками, видимо, это доставляло им райское блаженство. Но в конце концов творимое зло свершилось. В тс дни преследований и мучений позвонил как-то Аширхан Оспанов и пригласил к себе. Мы долго беседовали с ним, он поведал о своих добрых намерениях, рассказал о том, что знал со стороны, о том, что Олжас Сулеймснов знает о моих бедах. Потому что я в этом движении был заметной фигурой. Потом Оспанов пригласил меня на съезд «Невада-Семипалатинск», проходивший в Алма-Ате. «Там мы встретимся с Олжасом, расскажем ему обо всем, может, он окажет какую-нибудь помощь.
Тогда я не смог поехать в Алма-Ату. Однако после завершения съезда Олжас написал в область письма, которые направил с Аширханом. Одно письмо было адресовано акиму области, другое письмо — Толеметову. Содержание писем сводилось вкратце к следующему: «В движении «Невада-Семипалатинск» участвуют тысячи людей. Участник этого движения Т.Тлеулесов — человек безукоризненно честный. Он заслуженно пользуется огромным авторитетом. Перестаньте преследовать и порочить достойного человека». Но сам Олжас тогда находился в оппозиции к главе государства, и в газетах писали о том, что он собирается участвовать в президентских выборах. А наши чиновники использовали этот момент весьма ловко.
Хотя Нурдаулет Сарсенов и Куаныш Толеметов были людьми двух разных группировок, но их объединяло многое, прежде всего, алчность, стиль поведения, стремление из всего извлечь личную выгоду, потребительское отношение к людям. Они ценили людей не за человеческие качества, а за выгоду, которую могли принести им завтра или в ближайшем будущем. Самое примечательное — они ковром стелились перед людьми из президентского окружения, готовы были на любую лакейскую услужливость. Это их холопство, я думаю, стало известно всей республике. Когда Толеметов устроился впервые на работу в бензиновые верха, он пронюхал о моих отношениях с Кулибасвым и пристал, как банный лист: «Познакомь да познакомь со сватом Назарбаева». Пронюхав, что я несколько раз ездил к Кулибасву, смертельно обижался: «Почему не взял меня с собой?» Когда умерла мать Н .Абыкасва, я вместе со сватом Абыкае-ва Раисом Кажксновичем Толсбасвым ректором мединститута (ныне ректор мединститута Астаны), пошли выразить соболезнование. Об этом прослышал Толеметов:

— Почему вы пошли туда, не предупредив меня.

— Куаныш,— сказал я, потеряв всякое терпение,— это не той, чтобы кого-то туда вести. Если хотите идти, идите. Воля Ваша. Откуда мне знать, на чьи похороны Вы идете, а на чьи нет.

Позднее, я слышал, что он мотался туда-сюда, но все-таки пошл к Н.Абыкаеву.

Перед моей схваткой с местными китами в октябре Нурсултан Назарбаев и Сара-апай отдыхали в санатории «Алатау», а на втором этаже отдыхал Кулибасв с супругой. А я с каким-то делом находился в Алма-Ате. Раз уж приехал, надо встретиться, подумал я и зашел к Кулибасву. Жена Кулибаева поставила самовар, сели пить чай. Аскар Алтынбекович говорит мне:

— Только что приходил Толеметов. Оставил свою книжку. Ругал тебя на все лады. Говорил, что твоим словам верить нельзя. Но я знаю, что Толеметов — подонок. То, что он про тебя говорил, и вспоминать противно. Но я, ему сказал: «И министерство, и областное начальство поддерживают и одобряют вашу реорганизацию. Разделяйтесь и работайте каждый в полную силу». Толеметов согласился со мной: «Хорошо! Приеду и разделимся с Темиртасом. Пусть себе работает отдельно».

Я от души поблагодарил Кулибаева.



Достарыңызбен бөлісу:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   27


©kzref.org 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет