Сказки и загадки мордовское книжное издательство



жүктеу 4.5 Mb.
бет22/28
Дата07.05.2019
өлшемі4.5 Mb.
1   ...   18   19   20   21   22   23   24   25   ...   28

Вернулся опять к озеру. Нашел свой череп, положил на

голову и пошел по лесу.
Вижу дуб. На дубе опоросилась свинья. Поросята по

веткам бегают. Залез я на дерево и стал ловить поро-

сят. А дуб был дуплистый. Провалился я в дупло и про-

жил там три года.


Пришли в лес мужики и стали говорить между со-

бой:
— Давайте срубим этот дуб.


— Этот дуб ни на что не пригоден,— говорит один.
— Если срубим, для чего-нибудь да и пригодится,—

говорит второй.


И стали они рубить дуб.

Я закричал из дуба:


— Не зарубите меня!
Лесорубы испугались и бросились бежать. После их

ухода дуб свалился, и я вышел из дупла. Лесорубы

свой топор оставили под деревом. Я взял топор и пошел

искать братьев.


Шел, шел — нашел озеро. По озеру плавает утка.

Бросил топором в утку. Утку не убил, а топор затонул.

Поджег я озеро. Озеро и топор сгорели, а топорище ос-

талось.
— Врешь! — говорит старик.


— Эх, дедушка, говорил тебе — не перебивай меня,

иначе с твоей спины вырежу для цепа три ремня, а тебя

самого убью.
Дурак вырезал со сгашы старика три ремня для це-

па, самого его убил. Взял огня и пошел к братьям. Сва-

рили они суп, поели, Два ремня он прилепил на спину

братьям, третий оставил себе. И пошли они домой

втроем.

304


44. ШИВЕЧ, НЕЧИСТОЙ, ОВТО ДЫ ВИРЯВА
Эрясь-ашгесь ве ишвеч. Беряньст^ сусты, мерить тен-

зэ: кедеть коськест, кода беряньстэ, сустык!


Парсте сусты, мерить: кедеть коськест, кода парсте

сустык! Кодаяк тензэ а савтови.


Арси шивеч эсь пачканзо: берянь эрямом, мияк тень

паро вал а ёвты! Беряньстэ сустан — кедеть коськест,

мерить; парсте сустан — кедеть коськест, мерить. Туян,

ков сельмем неить, дав пилем марить.


Саизе аршинэнзэ ды тусь.
Мольсь, мольсь — пачкодсь вирьс. Понгсь каршозон-

зо овто ды мери:


— Ков молят, шивеч парочи?
— Молян ков сельмем неить, ков пилем марить: бе-

рянь эрямом, кияк тень паро вал а ёвты; беряньстэ сус-

тан—кедеть коськест, мерить; парстеяк сустан—ке-

деть коськест, мерить.


— Адя, моньгак саемак мартот. Моньгак эрямом бе-

рянь, весе пейдить лангсом: кие содов ды а мазый, или

пек кежей — мерить тензэ овто. Кинь эйкакшозо авар-

ли — мопь эйсэ тандавтнить.


— Адя! — мери шивеч.
Тусть кавонест. Мольсгь, мольсть — понгсь каршо-

зост нечистой ды мери тенст:


— Ков мольтядо?
— Мольтяно ков сельменек неить, ков пиленек ма-

Р'ить: эрямонок тесэ берянь, кияк паро вал тенек а

ёвты.
— Саимизь моньгак,— мери нечистой,— моньгак эря-

мом берянь, кияк эйсэнь а вечки. Вейкест-вейкест эйсэ


305

монь лемсэ сёвныгь, монь эйсэ тандавтнить: ва, мерить,

нечистой поватанзат!
— Адя,— мерить овто марто шивеч.
Тусть колмонест. Мольсть, мольсть — мусть кудьше.

Совасть, кудынесь чаво. Кармасть эйсэнзэ эрямо.


Эрясть, эрясть — мусть вирьстэ комулят ды арсесть

пиянь пидеме.


Шивеч мери:
— Пиянть пидитяно, ды солодонок арась!

Нечистой мери:


— Сесэ, сесэ улить ведьгевть, эйсэст апак крёста

кадозь солод. Яжавтыця кияк арась — молян салан.

Нечистой тусь ды кандсь солод.

Шивеч мери:


— Суслань пидемс корцяга эряви — корцяганок

арась.
Нечистой мери:


— Ве ава кудыкелев путсь апак крёста корцяга, Мо-

лян кандса.


Тусь — кандсь корцяга.
Пидизь сусланть, нолдамс тенст а мезес: арась оч-

кост. Нечистой кандсь тенст очко, .кандсь боцькаяк. Пе-

цизь пиянть ды пештизь боцькас. Овто кандсь медь,

ламбавтызь ды ливтизь маитс кельмеме.


Валске мольсь шивеч варштамонзо, боцька кургось

панжозь ды пиядонть таки оимсь.


Сась кудов ды мери:
— Вана мезе, ялгат, пиядонок таки симсь, эряви сон-

зэ кундамс! Давайте ванстомонзо!


Каясть жеребейсэ, кинень зярдо саты молемс.
Васень вестэнть сатотсь молемс овтонень.
Мольсь сон мацтонтень, кекшсь боцьканть удалов ды

ашти.
Пелеве шкане кепететсь прок виев варма. Чувтнэ ве-

се кармасть лажномо. Сятор-пукштор сась Вирява. Тар-

гизе боцька потомксонть ды давай симеме.


Овтось лиссь боцьканть удалдо ды серьгедсь:
— А! Вана кие симни минек пйядонок!

Вирява кода кундасы овтонть ды давай мерькамон-

зо. Мерькась, мерькась эйсэнзэ, цють живстэ нолдызе.

Сась овто кудов, мадсь каштлангс ды кувси.

Шивеч кевкстизе:
— Я, овто, неить мезеяк?
306

— Арась,— мери овто,— мезеяк эзинь нее!


— Мейс эно кувсят?
— Мацтс валгомсто прынь ды весе порксавинь!
Омбоце вестэ мольсь ванстомо нечистой. Кекщсь

боцька удалов ды ашти.


Пелеве шкане таго сасъ Вирява, Нечистоеньгак мерь-

кизе, цють живстэ нолдызе. Нечистоенть пулопезэяк се-

зевсь. Сась кудов нечистой, мадсь каштлангс овто ваксс

ды нолси пуло пестэнзэ веренть.


Шивеч кевкстизе нечистоень:
— Я, неить мезеяк?
— Арась, мезеяк эзинь нее!
— Мекс пуло петь верев?
— Кенкшес понгонесь — лепштявсь!
Колмоце вене мольсь ванстомо шивеч. Сайсь мартон-

зо балалайка ды кшнинь аршин. Озась боцька удалов

ды ашти.
Пелеве шкане сась Вирява. Комась боцьканть лангс

ды давай симеме. Кода Вирява аламодо иредсь, шивеч

давай баталайкасонть седямо. Вирява кадызе симеманзо

ды дазай киштеме. Киштсь, киштсь — сизесь ды мери:

«Уй! Кода сизинь, пекемгак мик вачсь! Шивеч, мон

тонь сэвтян!»


— Сэвсамак, сэвсамак,— мери шивеч.— Тонь пексэ-

як эрян, мон вечкан лембе тарка. Ансяк вана мезе вас-

ня тейтяно: монь ули чочком, адя лайсынек чачк, мейле

сэвемак!


Вирява мери;
— Адя!
Шивеч лайсь чочко пе, чавсь эйзэнзэ туло ды мери

Вирявантень:


— Тонгить ласксонтень кавонест кедеть ды тетьк

ласксонть, седе курок лазови.


Вирява тонгинзе. Шивеч кода вачкодьсы тулонть

узере обушкасо! Тулось ёртовсь ве ёнов. Вирявань ка-

вонест кедензэ сювордавсть ласксонтень. Тей ноцк, тов

ноцк, а таргавить тензэ. Шивеч кода сайсы кшщнь ар-

шинэнть ды давай Виряванть кутьмере ланга пидеме!
Вирява ранги — ггижеть-ожот ливти:
— Шивеч парочи, нолдамак, инескеть! Вестькак а

сан пиядонк оимеме!


А шивеч пиди эйсэнзэ, а кунсолыяк.

Вирява таго:


307

— Шивеч парочи, нолдамак, инескегь, мезе вешат —

махсан!
— Мезе максат?
— Ули вейкине тейтерем — максса теть!
— Мартонзо мезе максат?
— Максан сисем малинкат сиянь ярмак!
— Ещё мезе максат?
— Максан ещё теть од кудо ды кардаз пешксе ско-

тмнадо, ансяк нолдамак!


— А манясамак?
— А манятан! Зепсэнь ули пащше, саик. Кодак эй-

сэнзэ чамат нардасак — весе теть улить, мезть алтынь,

Й,ы тонсь од цёракс велявтат!
Шивеч саизе Виряванть зепстэ пациненть ды нолды-

зе Виряванть. Вирява оргодсь — весе вирьсэ чувтнэнь-

гак яжинзе.
Ашолгадома ёнов сась шивеч кудов. Овто марто не-

чистой кевкстизь:


— Я, шивеч, неить мезеяк?
— Неинь,— мери шивеч,— сакшнось Вирява.
— Мезть алтась теть?
— Мезть? Вейкине тейтерензэ макссы тень никс!

Мартонзо максы тень сисем малинкат сиянь ярмак, од

кудо ды кардаз пешксе скотинадо. Вана тейтеренть па-

шшензэяк уш максызе тень.


Овто марто нечистойть гаймаскадсть — а кемить!

Мейле, аламос аштезь, арсезевсть ды мерить:


— Пиясь ведь вейсэнь, Вирявань тейтересь ещё аз-

дан, кинень саты: минь карматано мартот пелькстамо!

Шивеч мери:
— Кода карматадо пелькстамо?

Овто мери:


— Давайте вана кода пелькстатано: карматано вей-

кенек-вейкенек тандавтнеме. Кинь эйстэ весемеде печ

тандадтано, сенень ули Вирявань тейтересь.
— Ну, давайте,— мерить шивеч ды нечистой.
Сась чокшне, толост мацтизь, ды лиссь васня >шов

овто. Кекшсь чувто удалов ды давай рангомо, чувтот-

несэ яжамо — виреськак весе сорны. Ваны: шивеч мар-

то нечистой эйстэдензэ а пелить, ардсь вальманть алов

ды апаро вайгельсэ серьгедсь:
— Вадо! Вадо' Овтось сэвтядызь!

Шивеч марто нечистойть мсрить тензэ:


308

— Иля тандавтне, аволь эйкакштано — а пельтяно'


Лиссь нечистой. Куйсь чувто пряс ды кармась пува-
мо. Кепететсь истямо варма, кудоськак весе сорны, те-
кень ванок сявори. Мейле чийсь вальмангь алов ды ама-
зый вайгельсэ серьгедсь:
— Ванодо, ванодо, нечистой ливти — повсетядызь!

Кудостонть шивеч мери тензэ:


— Иля тандавтне, содатадызь кият, а пельтяно!
Меельсь пелев лиссь кудостонть шивеч. Сайсь мар-

тонзо заслон ды кшнинь ведра. Кекшсь каль куракшке

удалов — керьксась лангозонзо чувто лопань одежат,

сась штемешка. Пелеве шкане кода карми ведрасонть

заслононтень чавомо ды кудонть ёнов молеме. Виресь-

как весе гайни.


Маризь шумонзо овто марто нечистой, варштасть

вальма чирева. Кудонть ёнов юты таго-мезе штемешкз

ды чави ведрасо заслонс.
Овтось мери:
— Те аволь Вирява ли сы, козо ней кекгшяно'

Нечистой мери:


— Сон прок неяви!

А сонсь весе сорны.


Шивеч кода моли вальманть алов, кода цярадьсы

вальманть заслонсо, сонсь кода серьгеди:


— Лиседе, лиседе седе курок — Вирява сась!
Овто марто нечистойть кода лисить кудостонть ды

давай чиеме! Удаловгак а варштыть.


Шнвеч нардызе пацясонть чаманзо ды теевсь од

цёракс. Икелензэ ашти горниця ды кардаз (пешксе ско-

тинадо. Совась горницянтень, эзем прясо озадо одирьва,

боярава прок наряжазь. Варштась аксялов — аштить

сисем малинкат сиянь ярмак. Кармась шивеч одирьван-

зо марто од кудосо эрямо-аштеме. Аршинэнзэяк вальма-

ва ёртызе.
44. ПОРТНОЙ, НЕЧИСТЫЙ, МЕДВЕДЬ И ВИРЯВА
Жил-был один портной. Плохо сошьет — говорят

ему: руки бы отсохли, так плохо сшил! Хорошо со-

шьет — говорят: руки бы отсохли. как хорошо сшил!

Никак на заказчшов не угодит.


Думает гюртной про себя: «Плохая моя жизнь, ни-

кто мне доброго слова не скажет' Плохо еошыо, «рукн


309

бы отсохли» говорят; хорошо сошью, «руки бы отсохли»

говорят. Пойду куда глаза глядят, куда уши слышат
Взял свой аршин и пошел. Шел, шел, дошел до ле

са, навстречу попался ему медведь и говорит:


— Куда идешь, портной?
— Иду куда глаза глядят, куда уши слышат. Пло-

хая моя жизнь, никто мне доброго слова не скажет.

плохо сошью — «руки бы отсохли» говорят, и хорошо

гошью — «руки бы отсохли» говорят.


— Идем, и меня возьми с собой. У меня тоже жизнь

плохая, все смеются надо мной: кто в саже, некрасивый

или злой — того называют медведем. У кого ребенок

плачет — мной пугают: не плачь, придет медведь, съест.


— Идем,— говорит портной.
Пошли вдвоем. Шли, шли — навстречу им попался

нечистый.


— Куда идете? — спрашивает он их.
— Идем куда глаза глядят, куда уши слышат. Здесь

плохо нам живется: никто доброго слова не скажет.


— Возьмите и меня,— говорит нечистый,— и у меня

жизнь плохая: никто меня не любит. Друг друга моим

именем ругают, моим именем пугают: смотри, говорят,

нечистый задушит!


— Идем,— говорят портной ч медведь.
Пошли втроем Шли, шли, нашли домик. Зашли —

домик пустой. Стали они в нем жить.


Жили, жили — нашли в лесу хмель и решили сва-

рить пиво.


— Пиво-то сварим,— говорит портной,— только \

нас солода нет!


Нечистый говорит.
— Там-то, там есть мельница, в ней оставили солод н

не перекрестили. Помольщиков нет, пойду украду.

Ушел нечистый и принес солод.
— Нужна корчага, чтобы сусло сварить,— говорит

портной,— а у нас корчаги нет.


— Одна женщина положила в сени корчагу и не пе

рекрестила,— говорит нечистый.— Пойду принесу.


Ушел — принес корчагу.
Сварили сусло, разлить не во что: нет корыта. Нечи

стый принес им корыто, принес и бочку. Сваршш пиво

и вылили его в бочку. Медведь принес мед, подсластнли

пиво и вынесли в погреб остыть.


310

Утром спустился оюртной в погреб посмотреть на

пиво — отверстие в бочке открыто, кто-то пил пиво.

Пришел домой и говорит:


— Вот что, друзья, кто-то пил наше пиво, нужно его

поймать! Давайте караулить!


Бросили жребий, кому когда идти караулить.
В первую ночь должен идти медведь. Пришел он в

лопреб, опрятался за бочку и ждет


В полночь словно сильный ветер поднялся. Все де-

релья загудели. С треском, с грохотом пришла Вирява.

Вытащила пробку из бочки и давай пить.
Медведь вышел из-за бочки и крикнул:
— А! Вот кто пьет наше пиво!
Вирява как схватит медведя и давай ею ломать,

мять.
Мяла, мяла, еле живого выпустила.


Пришел медведь домой, забрался на печь и стонет.
Портной спрашивает его:
— Ну, медведь, видел что-нибудь?
— Нет,— говорит медведь,— ничего не видел!
— Почему тогда стонешь?
— Когда спускался в погреб, упал и весь разбился.
На вторую ночь караулить пошел нечистый. Спря-

тался за бочку и ждет.


В полночь опять пришла Вирява. Досталось и нечи-

стому, чуть живой ушел Даже кончик хвоста оторвала

ому Вирява Пришел домой нечистый, лег на печку ря-

дом е медведем и облизывает кровь с кончика хвоста.


Портной спрашивает нечистого:
— Ну, видел что-нибудь?
— Нет, ничего не видел!
— Почему же хвост в крови'3
— Дверью прихлопнул!
На третью ночь караулить лошел портной. Взял с

собой балалайку и железный аршин. Сел за бочку и

ждет.
В полночь пришла Вирява. Нагнулась над бочкой и

давай пить. Когда Вирява немножко опьянела, поргной

чаиграл на балалайке. Вирява бросила пить и давай

плясать. Плясала, плясала, устала и говорит: «Ух! Как

устала, даже есть захотелось! Портной, я тебя съем!»
— Съешь, так съешь,— говорит портной.— И в твоем

животе поживу, я люблю теплое место. Только сначала


311

вот что сделаем: у меня есть бревно, идем расколем его

пополам, потом съешь меня.
— Идем,-- говорит Вирява,
Портной расколол конец бревна, забил в него клин

и говорит Виряве.


— Сунь руки в щель и растягивай, скорее расколем

дерево.
Вирява сунула руки. Портной топором вышиб клин

из дерева. Дерево защемило обе руки Виряве. Туда дер-

нет, сюда дернет — не может вытащить руки.


Портной взял железный аршин и давай охаживать

Виряву вдсль спины!


Вирява кричит благим голосом:
— Портной, добрый человек, отпусти, пожалуйста,

Ни разу больше не приду ваше пиво пить!

А портной лупит ее и не слушает.

Вирява опять ему:


— Портной, добрый человек, отпусти пожалуйста,

что попросишь, отдам!


— Что дашь?
— Есть у меня одна единственная дочь, отдам тебе,
— С ней что дашь?
— Дам с семь маленок 1 серебряных денег.
— Еще что дашь?
— Дам тебе новый дом и целый двор, полный ско-

тины, толью отпусти!


— Не обманешь меня?
— Не обману. В кармане у меня есть платочек,

возьми. Как только вытрешь им лицо, .все твое будет,

что обещала, а сам превратишься в молодого человека
Портной взял платочек из ее кармана и отпустил

Виряву. Вирява так бежала, что все деревья в лесу

повалила.
Под утэо пришел портной домой. Медведь с нечи-

стым спрашивают его:


— Ну, портной, видел что-нибудь?
— Видел,—отвечает портной.— Вирява приходила.
— Что обещала тебе?
— Что? Одну-единственную дочь отдает за меня

замуж. С ней дает семь маленок серебра, новый дом и


1 Маленок, маленка—мера (железная или деревянная посуда

цилиндрической формы для измерения сыпучих тел).


312

двор, полный скотины. Вот и платочек дочери отдала

уж мне.
Медведь и нечистый поражены, своим глазам и ушам

не верят. Потом, немного погодя, подумали и говорят,


— Пиво-то ведь у нас общее, дочь Вирявы не знаем

кому еще достанется: мы спорить с тобой будем!


— Как будем спорить?—спрашивает портной.
— Вот как давайте будем споригь,— говорит мед

ведь,— будем друг друга пугать. К.ого больше всего на-

лугаются, тому достанется дочь Вирявы,
— Ну, давайте,— согласились портной и нечистый,

Пришел вечер, потушили огонь, Первым вышел на

улицу медведь. Спрятался он за дерево и давай реветь,

юмать деревья. Весь лес содрогается. Смотрит: портной

и нечисгыи не боятся его, побежал к окну и закричал

страшным голосом:


— Берегитесь! Берегитесь! Медведь съест вас!

Портной и нечистый говорят ему:


— Не пугай, не дети — не боимся!
Вышел нечистый. Взобрался на дерево и давай дуть

Поднялся такой ветер, что весь дом дрожит, того и

смотри развалится. Потом подбежал к окну и закричал

страшным голосом:


— Берегитесь! Берегитесь! Нечистый летит, задушит

вас!
Из дома портной говорит ему:


— Не пугай, знаем, кто ты такой: не боимся!
Последним вышел из дому портной. Взял с собой

заслонку и железное ведро. Спрятался за кустиками

ивы, сделал себе одежду из листьев дерева, словно коп-

на стал. В полночь начал бить ведром по заслонке и ид

ти к дому — весь лес загудел.
Услышали шум медведь и нечистый — посмотрели в

окно. К дому идет кто-то с иопну и бьет ведром по за-

слонке
— Не Вирява ли идет? — говорит медведь.— Куда

теперь спрячемся?


— Вроде она! — отвечает нечистый, а сам весь дро-

жит.
Портной как подойдет под окна, как ударит по окну

заслонкой, как закричит:
— Выходите, выходите быстрей. Вирява идет' -

Медведь и нечистый выбежали из дома и бегом,


З13

И назад не оглянулись.


Портной вытер лицо платочком и превратился в-мо-

лодого человека. Перед ним стоит дом и двор, полный

екотины. Зашел в горницу: на передней лавке сидит

невеста, словно барыня -принаряжена. Посмотрел под

лавку: стоят семь маленок с серебром. Стал портной

жить со своей невестой в новом доме, а аршин свой

выбросил в окно.

314


45. КОДА ЭРЯСТЬ ИВАН МАРТО МАТРЯТ
Эрясть-аштесть атят-бабат кавонест. Ульнесь сынст

ае цёраст. Лемезэ Иван. Кода кайсь Иван покшсто,

урьвакстызь. Васенце вестэнть Иван одирьванзо марто

мадсть удомо утомс ды курок кеместэ матедевсть. Пе-

леве шкане марясызь, кие-бути утом кенкшенть стука-

дизе ды пшкадсь:


— Удотадо или аштетядо?

Иван мери:


— И удотано, и аштетяно, арсетяно, кода мастор

лангсо карматано эрямо.

Ломанесь кевкстинзе:
— Одсто согласятадо парсте ды сюпавсто эрямо

или сырестэ?

Иван мери:
— Кода ней пшкадтяно?

Матря мери:


— Давай лучи согласятано сырестэ парсте эрямо,

ней одтано.


Иван пшкадсь ломанентень:
— Сырестэ лучи сюпавсто эрямось!

Ломанесь мерсь:


— Истя эно улезэ.— Вачкодизе утомонть ды ёма-

тотсь.
Иван марго Матрят лиссть утомстонть. Утомонть

вакссо кияк арась. Совасть мекев ды таго мадсть. Сыр-

гойсть валске ды ваныть: аштить сынь ведь куншкасо

усиясо. Якасть, якасть усияванть, эзть муе мастор лангс

лечкема тарка, кругом ансяк ведь.


Ваныть, усиянтень уи венчсэ од цёра.
315

Иван мери:


— Од цёра, печтимизь минек берёк лангов.

Од цёрась мери:


— Мезе макстадо? Печтятадызь!

Иван мери:


— Мезе вешат, сень макссынек.

Печтинзе од цёрась ды мери:


— Ну, давай ней козяйкат!
Иван а максы эйсэнзэ. Сынь кундасть кавонест ко

зяйкантень ды кармасть кавто ёнов ускомонзо. Иван

сезизе Матрянь руця ожанзо. Одцёрась саизеМатрянь

ды тусь мартонзо. Кадовсь Иван ськамонзо, кадовсь

кедезэнзэ ансяк руця ожась, ды кармась авардеме.
Авардсь, авардсь, пекезэ вачсь, тусь берёк ланганг^

ярсамксонь вешнеме. Васов, васов мольсь, ваны: ями-

нева уйни кал. Соп кундызе се калонть, пидизе ды

сэвизе. Ярсамодо мейле мадсь оймсеме. Руця ожанть

путызе прялонзо. Удомстонзо руця ожанть салызе

кренч, кандызе чувто пряс т.ы тейсь лангозонзо пизэ.


Сыргойсь Иван, ваны, руця ожась арась прялокзо

Кармась таго авардеме. Авардсь, авардсь, нартнинзр

сельведензэ ды тусь покш киява.
Васов, а васов мольсь, пачкодсь башкир велес,

совась крайсэ кудонтень ды сиведсь роботникекс. Эрясть

кавто иеть, саизе эрямо питнензэ ды таго тусь киява,
Мольсь, мольсь, пачкодсь таго башкир велес ды си

ведсь сюпав башкирнэнь роботникекс. Се башкирэнть

грасельть эйкакшопзо, сынь эрясть атят-бабат каво

неск. Ютась ие, кудазорось кулось.


Весть азоравась кучизе Иванонь вирень керямо.

Иван мольсь вирев, керясь ве чувто. Ваны, чувто пря-

сонть пизэ, пизэнть ало ашти руця ожась. Саизе сок

ожанть ды сась кудов.


Азоравась неизе кедьстэнзэ ожанть ды кармась

кевкстнемензэ: косто саизе сон руця ожанть ды кода-

мо сон ломанесь.
Иван ёвтнизе тензэ весе эрямонзо.
Азоравась мери:
— Ведь тон монь мирдем.
Сестэ сынь содызь вейкест-вейкест ды кармасть вейсз

эрямо.
Весе ули-парось кадовсь сыненст.


316

45. КАК ЖИЛИ ИВАН С МАТРЕНОЙ


Жили-были старик со старухой. Был у них один

сын, звали его Иваном. Когда Иван вырос большим,

его женили. В первую ночь Иван со своей невестой

легли спать в амбаре и скоро крепко уснули. В пол-

ночь слышат кто-то постучался в дверь и спросил:.
- Спите или нет?!

Иван ответил:


— И спим, и нет, думаем, как на земле будем жить.
- Вы в молодости согласны хорошо л богато жить,

или в старости?— спросил их человек.

Иван говорит жене:
— Как ответим?
— Давай согласимся лучше в старости хорошо

жить, сейчас мы молоды,— говорит Матря.

Иван ответил человеку:
— В старости лучше богатым жить!
— Пусть так и будет,— говорит человек. Ударил по

амбару и исчез.


Вышли Иван с Матрен>ой из амбара. Возле него

никого нет.


Зашли обратно и опять заснули. Утром проснулись,

смотрят: они посреди воды, на острове. Ходили, ходи-

ли по острову —не нашли перехода на землю, кругом

одна вода. Смотрят, к острову подплывает на лодке

молодой человек.
Иван говорит:

— Добрый молодец, перевези нас на берег.


Молодой человек говорит:
— Что дадите? Перевезу.
— Что попросишь, то и дадим,—говорит Иван.

Перевез их мужчина и говорит:


— Ну, давай теперь твою жену.
Иван не хотел ее отдать. Взялись они за женщину

и стали тянуть ее каждый к себе. Иван оторвал рукав

руци1 Матри. Мужчина взял Матрю и ушел с ней.

Остался Иван один, остался у него только рукав от

руци, и заплакал он. Плакал, плакал, захотелось есть,

пошел он по берегу искать себе пищу. Далеко, далеко

прошел, смотрит: в ямке рыба плавает. Поймал он
1 Руця — зерхняя одежда женщин.
317

эту рыбу, сварил и съел. После еды лег отдохнуть,



Достарыңызбен бөлісу:
1   ...   18   19   20   21   22   23   24   25   ...   28


©kzref.org 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет