«Социология бандитизма»



жүктеу 482.38 Kb.
бет2/4
Дата13.03.2018
өлшемі482.38 Kb.
1   2   3   4

Анализ уголовных дел, рассматриваемых судебными коллегиями по ста­тье, предусматривающей ответственность за бандитизм, позволяет выделить следующие закономерности криминологического характера.

Количество участников в банде может быть разным. Наиболее часто встречаются организованные преступные группы, состоящие из 3-5 человек (61,5%), реже - группы из двух (23,1%) и свыше 5 человек (15,4%). Тем не ме­нее, практике известны случаи, когда количество человек, обвиняемых в банди­тизме, было настолько велико, что возникали сложности в их размещении в зале судебного заседания. При рассмотрении, пожалуй, одного из самых гром­ких в истории дел по бандитизму - казанской банды «Тяп-ляп», суду было пре­дано сразу 28 человек. Уголовное дело рассматривалось в апреле 1980 г. Су­дебной коллегией по уголовным делам Верховного суда ТАССР в помещении Красного уголка следственного изолятора - 1 г. Казани15.

Как показывают судебные процессы, проходящие в 1999-2002 гг., в не­которых городах Российской Федерации банды с большим количеством участ­ников существуют и в настоящее время. По делу банды, действовавшей на тер­ритории Рязанской области и именовавшейся «Слоновская группировка», к уголовной ответственности по ст. 77 УК РСФСР была привлечена лишь часть её участников - 22 человека. Банда состояла из отдельных блоков (звеньев), кото­рые возглавлялись лидерами, к ним примыкали наиболее активные члены группы. Рядовые участники общались только с членами и лидерами своего подразделения, не зная лично всех участников преступного объединения16.

При осуществлении нападений преступниками чаще всего используется огнестрельное оружие, как заводского изготовления, так и самодельное и пере­деланное (чаще всего обрезы), а также газовое и холодное. Оружие использу­ется как для психологического воздействия на потерпевших, так и применяется для нейтрализации сопротивления последних при нежелании подчиниться тре­бованиям преступников.

Анализ материалов уголовных дел позволяет установить следующие ка­налы приобретения преступниками оружия:

- самостоятельное изготовление оружия, например, путём переделыва­ния охотничьих ружей в обрезы;

- приобретение оружия у лиц, занимающихся его незаконной торговлей (в том числе, самостоятельно изготавливающих оружие или переделывающих из газового в боевое);

- хищение оружия из оружейных магазинов, военных складов, механи­ческих заводов и т. д., а также у сотрудников правоохранительных органов в процессе нападения на них.

Около 30 % случаев бандитизма сопряжено с убийствами, в том числе неоднократными и двух и более лиц. В последнее время всё чаще устанавлива­ются факты совершения членами банды и «заказных» убийств. Показательным в этом смысле является дело уже упоминавшейся рязанской «Слоновской груп­пировки», участники которой специально ездили в г. Тольятти, где по заказу местного криминалитета совершили ряд нападений с целью ликвидации не­скольких людей. В результате один человек был убит, а ряд совершённых ими покушений на убийство других людей окончились для участников банды не­удачно, и потерпевшие остались живы17.

Почти в 90% случаях, изученных нами, банда создавалась для соверше­ния корыстно-насильственных преступлений, в основном - неоднократных раз­бойных нападений на граждан или организации, и преследовала цель завладе­ния имуществом.

Разбойные нападения, входящие в структуру преступлений, совершае­мых бандой, осуществляются на квартиры граждан, магазины и коммерческие киоски, пункты по обмену иностранной валюты, инкассаторов и кассиров, во­дителей на автотрассе и т. д. Зачастую прослеживается определённая «специа­лизация» банды, постоянство форм и методов преступной деятельности. По­мимо разбоев совершаются и другие преступления корыстной направленности - кражи, грабежи, вымогательства, а также преступления, способствующие воо­ружению членов банды.

Количество нападений, совершённых одной бандой, в среднем - 4-5 и более. Это зависит от длительности существования преступной группы, кото­рое прерывается, как правило, лишь вмешательством правоохранительных ор­ганов. Деятельность банды может временно приостанавливаться; и её членами зачастую в этот период совершаются негрупповые и ненасильственные престу­пления. Так, банде Рамьянова, действовавшей в городе Куйбышеве в период 1975-1983 гг., удалось совершить 43 нападения на государственные и общест­венные предприятия и граждан (в т. ч. нападение на инкассаторов), сопряжён­ных с 4 убийствами. Причём в указанный период её участники привлекались к уголовной ответственности за другие, менее тяжкие преступления (ст. ст. 144, 156 УК РСФСР)18.

Как правило, участники банды совершают нападения в каком-либо од­ном регионе (городе, области). Тем не менее, известны случаи, когда бандами совершались преступления в разных городах, республиках и даже государст­вах. К примеру, преступная группа (банда) В. Керенцева за период своего суще­ствования с января по сентябрь 1996 г. совершила в общей сложности 10 разбойных нападений на квартиры граждан в городах Самара, Набережные Челны, Бугульма19.

Участники банды могут преследовать и иные цели. Как видно из мате­риалов уголовного дела, целью тольяттинской банды, созданной В. Агием, было устранение препятствий, конкурентов и создание благоприятных условий для своей деятельности по разделу сфер влияния в городах Тольятти и Жигу­лёвске20. Аналогичную цель преследовала и рязанская «Слоновская группи­ровка» - установление раздела сфер влияния на экономику города Рязани и Ря­занской области, путём устранения препятствий, конкурентов и совершения нападений на государственные, общественные, коммерческие предприятия, ор­ганизации и на отдельных лиц21. Как видно, и здесь прослеживается конечная корыстная мотивация действий.

Как показывает судебно-следственная практика, особую опасность представляют банды, которые организуют или в которых участвуют сотруд­ники либо бывшие сотрудники правоохранительных органов (в основном, ор­ганов внутренних дел). Таким преступным группам свойственны высокая сте­пень организованности, конспирации, использование специальных технических средств, особая методика определения объектов нападения и т. д. Так, организо­ванной бывшим оперуполномоченным отдела по борьбе с кражами и угонами автотранспорта Самарского областного УВД В. Кузнецовым бандой, состоящей из восьми человек, в 1995-1997 гг. на территории г. Самары и по её области было совершено около десятка убийств и разбойных нападений на коммерсан­тов. Ближайший соратник В. Кузнецова - А. Нетесов, также бывший сотрудник милиции. В начале 90-х оба служили в самарском ОМОНе. Опыт службы в ми­лиции помог преступникам не только при совершении указанных преступле­ний, но и в успешном противодействии осуществлению правосудия, в резуль­тате чего дело неоднократно возвращалось на дополнительное расследование22. Характерно, что в некоторых нападениях участниками банды использовалась форма работников милиции23. Заметим, что применение форм одежды и атрибу­тов милицейских работников - приём старый и часто применяемый преступни­ками.

Тем самым приходится констатировать изобретательность, и даже ори­гинальность преступников. Так, участниками организованной Синютиным группы все преступления, совершённые в основном в отношении их знакомых и сослуживцев родителей, тщательно готовились и планировались. В одних случаях, маскируя свои действия, они заявляли, что действуют от имени из­вестного в г. Самаре криминального лидера «Дохлого», в других - наобо­рот, представлялись сотрудниками шестого отдела милиции (Управления по борьбе с организованной преступностью). По ст. 77 УК РСФСР подсудимые были оправданы в связи с тем, что имевшийся у них на вооружении газовый пистолет «Вальтер ПП», согласно заключению дополнительной судебно-балли­стической экспертизы, был признан технически неисправным24.

В уже упомянутой банде Агия были установлены жёсткие отношения, строгая дисциплина, в связи с чем не поощрялось принятие алкогольных на­питков; существующая конспирация предполагала, что информацией о готовя­щихся преступлениях располагали лишь те лица, которые должны были их осуществить, от других лиц информация о готовящихся и совершённых пре­ступлениях вообще скрывалась. Успешно осуществлённые убийства, организа­ция взрыва у гостиницы «Волга», ряд неудавшихся покушений и приготовле­ний к убийствам и другие нападения (всего более 30) говорят о весьма большой общественной опасности, исходившей от банды. Лишь её своевременное выяв­ление правоохранительными органами предотвратило ряд неотвратимых серь­ёзных последствий для населения города Тольятти25.

В деле борьбы с бандформированиями важное значение имеет знание личностных особенностей их участников. Изучение личности преступника по­зволяет понять те внешние социальные факторы, которые приводят к формиро­ванию ее негативных черт (антиобщественной направленности, соответствую­щих взглядов, представлений, ориентаций и т. д.), которые, в свою очередь, ста­новятся непосредственной причиной преступного поведения, взаимодействуя с конкретными жизненными ситуациями26.

Остановимся на социально-демографических, уголовно-правовых и нравственно-психологических личностных особенностях преступников.

Среди лиц, совершивших данное преступление, подавляющее большин­ство мужчины (98,9%), но в практике встречаются члены банд - женщины (1,1%), иногда даже организаторы и руководители, но чаще всего пособники. В качестве примера можно привести банду, которая под руководством профес­сиональной мошенницы Мадлены Зворыкиной совершила ряд преступлений, в том числе тринадцать убийств. Преступная группа действовала под вывеской фирмы «Святой Георгий» и заманивала доверчивых предпринимателей обеща­ниями поставок за выгодные суммы любых товаров – от сахарного песка до нефти. Аферисты получали огромные задатки, и на этом их «бизнес» заканчи­вался. Никаких товаров бизнесмены не получали, а потребовать назад свои деньги для коммерсантов и их подручных значило подписать себе смертный приговор. «Генератором» афер была Мадлена Зворыкина, которая не только не препятствовала «исполнению наказаний», но сама руководила семерыми муж­чинами – членами банды и толкала их на новые преступления, сопряжённые с нападениями на граждан27.

Основную часть осуждённых составляют лица, достигшие к моменту вступления в банду возраста - 20-25 лет (60,7%); затем следуют лица в возрасте 25-30 лет - 17,6%. На долю лиц в возрасте до 20 лет и свыше 30 лет приходится примерно одинаковое число, соответственно, 11,7% и 10%.

Обычно все участники банды приблизительно одного возраста. Однако, в некоторых случаях организатором (руководителем) банды является лицо бо­лее старшего по сравнению с другими участниками возраста. Такие лица орга­низуют совершаемые преступления, руководят ими, а также и непосредственно участвуют в них. Так, В. Агий, осуществлявший общее руководство деятельно­стью созданной им банды, её финансирование, снабжение оружием и боепри­пасами, дающий непосредственные указания о физическом уничтожении не­угодных ему лиц за вознаграждение, был практически вдвое старше многих других членов преступной группы28.

Организатор (руководитель) банды обладает, как правило, такими качественными характеристиками, как преступный профессионализм, смелость, решитель­ность, ярко выраженные организаторские способности, склонность к аналити­ческому мышлению. Помимо непосредственного управления дея­тельностью созданной банды, распределения функциональных обязанностей между участниками, организатор (руководитель) поддерживает внутригруппо­вую дисциплину, вовлекает в банду новых членов, предотвращает выход из преступной группы отдельных участников, зачастую путём применения к ним насилия и угроз, оснащает банду техническими средствами и т. д.29 Заметим, что определённое превосходство организаторов (руководителей) над другими уча­стниками, никоим образом не обусловлено их высоким образовательным уров­нем, который ничем не отличается от аналогичного показателя остальных чле­нов банд.

Как правило, лицо, создавшее банду, одновременно является и её руко­водителем. Однако в некоторых случаях в банду вступают новые участники, среди которых в силу определённых условий функции руководителя на себя берёт другое лицо (с более сильным характером, морально и физически превос­ходящее других участников). Ярким примером тому может служить дело банды Рамьянова. С момента организации С. Рамьяновым и А. Долотовым банды в 1972 г. прошло более пяти лет, когда в неё вступил Анатолий Бирюков – быв­ший сотрудник внутренних дел. Именно его участие в банде предопределило особо дерзкий и тщательно продуманный характер нападений и тот факт, что около 11(!) лет преступная группа не могла быть обезврежена. Фактически ли­дером в банде стал Бирюков. Именно с его участием в 1978 г. было осуществ­лено нападение на инкассаторов, которое остальные участники давно проду­мали, но осуществить не решались30.

Изучение уголовных дел показывает, что особо устойчивый и организо­ванный характер имеют банды, которыми руководят лидеры, поддерживающие дисциплину с помощью жестокости, насилия, угроз и т. п. методами. Их влия­ние на других членов группы обычно является достаточно сильным и в значи­тельной мере предопределяет особо циничный, жестокий характер совершае­мых ими преступлений. К примеру, Завдат Хантимиров, организатор и руково­дитель казанской банды «Тяп-ляп», обладал настолько сильным влиянием на других, что даже при нахождении в следственном изоляторе определял содер­жание показаний своих соучастников, принижающих его роль в совершенных преступлениях. Создавая банду, Хантимиров сгруппировал вокруг себя моло­дёжь, склонную к правонарушениям. Организованность и устойчивость банды основывалась на определённых условиях формирования, организационной структуре, внутренней дисциплине, опиравшейся на круговую поруку и страх провинившегося перед расправой со стороны Хантимирова и остальных членов преступного формирования. Банда подразделялась на мелкие группы, во главе которых стояли её участники, пользовавшиеся «авторитетом» - физически бо­лее сильные либо известные в связи с совершением преступлений. В свою оче­редь, руководители групп подчинялись Хантимирову, который руководил бан­дой, намечал и организовывал преступления, принимая личное участие в от­дельных нападениях. Банда соблюдала определённые меры предосторожности и конспирации: при нападениях использовались маски, соучастники называли друг друга по кличкам, тщательно скрывали места хра­нения оружия, инструктировались Хантимировым о том, как обеспечить себе алиби и как вести себя в случае вызова в следственные органы31.

Особую опасность для общества лидера другой банды, орудовавшей в конце 60-х годов в Саратовской области, отметила при вынесении приговора по делу В. Кабанова и других в 1971 г. Судебная Коллегия по уголовным делам Верховного Суда РСФСР. Василий Кабанов был признан виновным в организа­ции вооружённой банды, совершившей семь убийств, ряд приготовлений и по­кушений на убийства, двенадцать разбойных нападений, три ограбления и не­сколько краж. В. Кабанов, или «шеф», как он сам себя называл, стремился до­биться беспрекословного выполнения своих распоряжений и настоял на приня­тии участниками преступной группы клятвы следующего содержания.

«Я гражданин Союза ССР, вступая в ряды преступного мира, торжест­венно клянусь:

1. Быть преданным своему делу.

2. Беспрекословно выполнять все приказы своих командиров и началь­ников и если потребуется отдать свою жизнь за друзей.

(Далее идут личные данные семи участников преступной группы).

Заключён договор сроком на два года.

Шеф (Кабанов)» (Свою подпись на этом «документе», скрепив её отпе­чатком пальца кровью, поставили и остальные члены банды)32.

За нарушение установленной дисциплины В. Кабановым была разрабо­тана система наказаний: за первое нарушение - выговор; за повторное - совер­шение убийства; а третье - совершение двух убийств. В случае невыполнения решения банды о совершении убийства предусматривалось убийство прови­нившегося либо его близких.

Практически всё времяпровождение членов банды было сопряжено с распитием спиртных напитков (с целью добытия которых была совершена зна­чительная часть хищений) и игрой в карты в доме Кабанова. Иногда проиграв­шему в качестве наказания приказывалось осуществить убийство любого чело­века. Следует отметить и другие факты, указывающие на крайнюю амораль­ность и извращённость личности В. Кабанова. Своим соучастникам он предла­гал совершать акты мужеложества (что является свидетельством так называе­мой «сексуальной психопатии»), а с целью сокрытия одного из преступлений пытался убить своего брата33.

Безусловно, организатору (руководителю) банды, продуцирующему идеи, планирующему деятельность по осуществлению нападений преступной группой, выгодно сохранять её стабильный, постоянный состав. Однако, в не­которых случаях после совершения одного-двух преступлений организатор (руководитель) может частично или даже полностью обновлять состав пре­ступной группы. Так, например, А. Филимошиным, идейным вдохновителем, лидером банды, совершившей в 1989 г. ряд нападений на квартиры и дома со­стоятельных граждан в городах Москве, Ленинграде, Самаре и Саратове, состав созданной им вооружённой преступной группы постоянно изменялся. Это про­исходило из-за внутригрупповых конфликтов, причиной которых являлось не­равномерное распределение А. Филимошиным имущества, ценностей и денег, добытых преступным путём, а также его явные авторитарные, диктаторские на­клонности34.

Как правило, подсудимые по делам такой категории имели лишь среднее (72,7%) или средне-специальное (22,7%) образование. Именно эти обстоятель­ства (низкое образование, недостаточная развитость и культура) в совокупно­сти приводят к значительному сужению и упроще­нию интересов, к огрублению нравов, развитию индивидуалистических тенден­ций и эгоистических инстинктов. У подобных людей слабее критика собствен­ного поведения; они обычно не считаются с тем, что их потребности и желания могут противоречить интересам других лиц, элементарным условиям общест­венного существования человека35.

Большинство осуждённых за бандитизм чаще всего до ареста нигде не работали (67%), извлекая из преступной деятельности (зачастую в качестве ос­новного источника доходов) средства к существованию. Остальные участники банд работали (а чаще всего просто официально числились) в различных фир­мах, акционерных обществах, частных охранных предприятиях; были спортив­ными инструкторами, тренерами по каратэ, самбо и т. п.

Следующий элемент социально-демографической характеристики - се­мейное положение. Приблизительно у 70% анализируемой категории лиц не было семьи, либо они были разведены.

Об устойчивой асоциальной направленности личности свидетельствует тот факт, что среди организаторов и руководителей банды в особенности, а также среди других её участников, довольно много рецидивистов (41,1%). Одну судимость имели 25,4% всех ранее осуждённых, две и более - 15,7%. Обычно предыдущие судимости связаны с совершением корыстных, корыстно-насиль­ственных преступлений, угонов автотранспорта, незаконного оборота оружия, хулиганства. Некоторые подсудимые при вынесении обвинительного приговора признавались особо опасными рецидивистами. Можно привести типичные примеры. Один из организаторов банды, совершившей ряд разбойных нападе­ний в г. Тольятти в 1993 г., Г. Дейсадзе ранее был судим шесть раз и признан особо опасным рецидивистом. Активный участник другой банды, созданной с целью нападения на квартиры граждан и действовавшей в г. Самаре в 1994 г., Р. Хачапуридзе был ранее судим семь раз. Практически все судимости указанных лиц были связаны с совершением корыстно-насильственных преступлений, причём за большинство из них они были осуждены в других городах, респуб­ликах СССР (государствах СНГ)36.

Довольно часто организация банды осуществляется лицами одной на­циональности. К примеру, в Самарской области широко распространены «гру­зинские»37 банды; в других регионах Российской Федерации - также «чечен­ские»38, «дагестанские»39 и другие этнические преступные группы. Связи по нацио­нальному признаку в них достаточно сильны, так как основаны на общ­ности традиций, обычаев и даже на религиозных убеждениях40.

Практически всегда взаимосвязь членов в банде построена на родствен­ных или просто дружеских отношениях. Весьма показателен в этом смысле был про­цесс организации екатеринбургской банды братьев Коротковых. В середине 90-х годов на Екатеринбург, как и на многие другие города нашей страны, накатил вал дерзких нападений на квартиры граждан, коммерческие магазины и киоски. В это время на Урале шел «чёрный передел» собственности, между собой раз­бирались преступные группировки «уралмашевцев», «синих», «центровых». Екатеринбург прочно закрепил за собой славу одной из криминальных столиц России. Путь злодеяний членов банды Коротковых начинался вполне банально. Жили многие в одном дворе, учились в одной школе Орджоникидзевского рай­она. Район, знаменитый не только в России «уралмашевской» мафией, стал для них колыбелью почти по классическому образцу. Дети из рабочих семей, они вместе поначалу играли во дворах в «ножички», привыкали к выпивке, равня­ясь на старших. Несомненным лидером из компании был Александр Коротков – щуплый мальчик в очках 1972 года рождения, по характеру злобный и деспо­тичный. Когда подростки формировались как личности, формировалось и новое общество. Началось расслоение по имущественному признаку. Семья Алексан­дра и Владимира Коротковых, которые жили без отца, к числу богатых семей не относилась. Дворовый культ насилия, отрицание всех и вся, сами собой по­родили в сознании подростков классовый лозунг: «Экспроприация экспроприа­торов». Коротковы и их товарищи прибились к компании уголовников и стали совершать свои первые налёты на коммерческие киоски и квартиры граждан. Действовали настолько отчаянно и непрофессионально, что милиционеры до сих пор удивляются, как они не попались на первом же ограблении. Весьма ха­рактерным для бандитизма фактом являлась беспощадная расправа «коротков­цев» не только с потерпевшими, оказавшими сопротивление, но и со своими, если возникало подозрение, что кто-то готов «сдать» остальных. Убили трёх членов банды, в том числе и одну женщину. Вопрос, где взять оружие, для пре­ступников никогда не стоял. В своё время они ограбили оружейный магазин «Беркут», откуда похитили десять стволов и боеприпасы. Гранаты выпросили у знакомых в бригаде спецназа ВДВ, кроме того, были пистолеты убитых мили­ционеров. Но личное оружие каждый покупал себе сам по налаженному каналу с Ижевского механического завода. По данным следствия, членами банды братьев Коротковых было совершено 21 убийство, около 90 разбойных нападе­ний и грабежей; на скамье подсудимых оказалось 24 человека; уголовное дело составило 55 томов, из них пять - обвинительное заключение41.

Используя оригинальную социально-психологическую классификацию А.Г. Ковалёва лиц, осуждённых за бандитизм, можно отнести к «глобальному преступному типу, с полной преступной заражённостью»42. «Этот тип асоциален. Он отрица­тельно относится к труду и людям. Представители этого типа не мыслят жизни вне преступлений, которые им сулят основные радости. Все их помыслы, чув­ства связаны с замыслами осуществления преступлений, их воля тверда и непо­колебима в уголовных деяниях»43. Отрицание закона, содержащееся в каждом преступном деянии, отмечал немецкий криминалист Бернер, достигает в банди­тах крайнего своего предела. Обыкновенные преступники, решаясь один раз или определённое число раз нарушить тот или другой закон, еще не оконча­тельно отвергают его силу и значение; тогда как преступники по ремеслу, со­глашаясь между собою при каждом удобном случае поступать вопреки извест­ному закону, вполне и безусловно отрицают его действительность, как бы объ­являют его отменённым: в действиях их лежит уже не уклонение от закона, а прямое (разумеется только фактическое) его уничтожение44.



Достарыңызбен бөлісу:
1   2   3   4


©kzref.org 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет