Софья Ковалевская



жүктеу 307.56 Kb.
Дата25.04.2019
өлшемі307.56 Kb.

Софья Ковалевская

В истории науки найдется немного женских имен, которые были бы известны всему миру, о которых, хотя бы понаслышке, знал каждый образованный человек. К числу таких женщин, пользующихся мировой известностью, принадлежит Софья Васильевна Ковалевская , выдающаяся представительница математической науки XIX века, первая женщина -- член-корреспондент Петербургской академии наук, профессор Стокгольмского университета, писательница и передовая общественная деятельница своего времени.


ДЕТСТВО
В метрической книге Московской духовной консистории Никитского сорока, Знаменской церкви за Петровскими воротами, за 1850 г. имеется запись:

"3 генваря родилась, 17 -- крещена София; родители ее -- Артиллерии полковник Василий Васильевич сын Круковской и законная жена его Елизавета Федоровна; муж православного исповедания, а жена лютеранского. Восприемники: отставной Артиллерии подпоручик Семен Васильевич сын Круковской и провиантмейстера Василия Семеновича сына Круковского дочь девица Анна Васильевна.

В газете "Калужские губернские ведомости" за 1858 г. напечатано, что 21 апреля генерал-майору Василию Васильевичу Корвин-Круковскому, а также Михаилу Семеновичу и Федору Васильевичу Корвин-Круковским присуждены свидетельства о дворянстве.

Мать Софьи Васильевны, Елизавета Федоровна, была внучкой петербургского академика, астронома Федора Ивановича Шуберта и дочерью почетного академика, геодезиста Федора Федоровича Шуберта.

Дед Софьи Васильевны, Федор Федорович Шуберт, был крупным ученым и военным деятелем, известным своими работами по геодезии и изданием географических карт России.

Отец Софьи Васильевны, Василий Васильевич, был на двадцать лет старше (жены) Елизаветы Федоровны. Он относился к жене, как к ребенку, и этот характер отношений сохранился до конца их совместной жизни.

Елизавета Федоровна была знакома с идеями французского философа Жан-Жака Руссо. Однако проводить какие-либо принципы в воспитании своих детей она не пыталась, они росли вольно и свободно.

По словам шведской писательницы Эллен Кей, Софья Васильевна в беседе со стокгольмскими друзьями так говорила о своих связях с предками, определившими ее духовное и умственное развитие: "Я получила в наследство страсть к науке от предка, венгерского короля Матвея Корвина; любовь к математике, музыке и поэзии - от деда матери с отцовской стороны, астронома Шуберта; личную любовь к свободе - от Польши; от цыганки прабабки - любовь к бродяжничеству и неуменье подчиняться принятым обычаям; остальное - от России".




ЮНОСТЬ
Семью Корвин-Круковских посещали профессор математики Петр Лаврович Лавров и профессор физики Морской академии Николай Никанорович Тыртов. Последний написал учебник физики, пользовавшийся в то время известностью. Автор подарил экземпляр своего учебника Василию Васильевичу. Каково же было его удивление, когда Соня, которой было в то время лет четырнадцать, заинтересовалась этим учебником и самостоятельно начала читать его.

Тыртов был изумлен, когда при новом посещении Круковских убедился в том, что Соня воссоздала простейшие теоремы тригонометрии. Он горячо расхвалил ее отцу, назвав девочку "новым Паскалем", и советовал генералу дать дочери возможность заниматься высшей математикой. Тыртов порекомендовал генералу Корвин-Круковскому, в качестве учителя, для его дочери слушателя Морской академии лейтенанта флота Александра Николаевича Страннолюбского.

В одном из писем к (сестре) Анюте Соня говорит: "Страннолюбский просидел у нас весь вечер. Он вовсе не озлился, когда я сказала ему, что собираюсь, кроме математики, заниматься еще физиологией, анатомией, физикой и химией; напротив, он сам согласился, что одна математика слишком мертва, и советовал не посвящать себя исключительно науке и заняться даже практической деятельностью".

Кроме математики, Соня занималась также физикой у магистра Петербургского университета Федора Ивановича Шведова. Страннолюбский одобрял в своей ученице желание получить широкое образование. И вообще он поддерживал в ней высокие общественные стремления, приобщал ее к идеям шестидесятников.

В 60-е годы прошлого столетия лучшая часть русского общества была охвачена стремлением к просвещению, желая принести пользу своему народу в его борьбе с мраком невежества и гнетом царского правительства. Горячий отклик находили идеи Чернышевского о переустройстве общества, об освобождении женщины и ее равноправии.

В то время практиковалось заключать фиктивные браки. Молодые люди, придерживавшиеся передовых взглядов на женское образование, желая оказать женщинам помощь, вступали с ними в брак, который освобождал девушек от родительской опеки. Но затем новобрачный предоставлял девушке полную свободу, и она ехала за границу одна или вместе с ним. Часто такие фиктивные браки переходили в фактические.

Анюта и ее подруга Анна Михайловна (Жанна) Евреинова стали деятельно искать подходящих лиц в качестве фиктивных мужей, которых в переписке называли "консервами". Одним из них оказался Владимир Онуфриевич Ковалевский, занимавшийся в то время издательской деятельностью.

Владимир Онуфриевич писал своему брату: "Я со всею своею опытностью в жизни, с начитанностью и напористостью не могу и вполовину так быстро схватывать и разбирать разные политические и экономические вопросы, как она; и будь уверен, что это не увлечение, а холодный разбор.

Я думаю, что эта встреча сделает из меня порядочного человека, что я брошу издательство и стану заниматься, хотя не могу скрывать от себя, что эта натура в тысячу раз лучше, умнее и талантливее меня. О прилежании я уже и не говорю, как говорят, сидит в деревне по 12 часов, не разгибая спины, и, насколько я видел здесь, способна работать так, как я и понятия не имею.

Вообще это маленький феномен, и за что он мне попался, я не могу сообразить".

Юлия Лермонтова (современница Ковалевской, получила степень доктора за исследования по химии) оставила интересные воспоминания о жизни в Гейдльберге и Берлине с Софьей Васильевной. Прежде всего, приведем из них строки, рисующие юную Соню Ковалевскую: "Ее выдающиеся способности, любовь к математике, необыкновенно симпатичная наружность при большой скромности располагали к ней всех, с кем она встречалась. В ней было прямо что-то обворожительное. Все профессоры, у которых она занималась, приходили в восторг от ее способностей; при этом она была очень трудолюбива, могла по целым часам, не отходя от стола, делать вычисления по математике. Ее нравственный облик дополняла глубокая и сложная душевная психика, какой мне никогда впоследствии не удавалось ни в ком встречать".

Софья Васильевна, получившая блестящее математическое образование, не могла найти применения своим знаниям у себя на родине. Мужчина, получивший степень доктора, соответствовавшую примерно современной степени кандидата наук, мог преподавать в университете; после защиты магистерской и докторской диссертаций он мог занять кафедру по специальности. Женщина же могла лишь преподавать математику в младших классах женской гимназии.

В конце 1874 г. Ковалевский (муж) благополучно сдал магистерские экзамены в Петербурге. А в 1875 г. Софья Васильевна подавала заявление на имя ректора Петербургского университета с просьбой допустить ее к сдаче магистерских экзаменов. На заседании физико-математического факультета разрешение было дано, однако известно, что Ковалевская экзаменов не сдавала. Очевидно, министром это разрешение не было утверждено. Таким образом, Софья Васильевна не могла приобщиться к той работе, на которую она имела право.
ГОДЫ НАУЧНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
Восемнадцатого ноября 1883 г. маленькая робкая женщина приехала из Петербурга в Стокгольм.

В письме к М.Янковской, 26 декабря 1883 г., Ковалевская пишет, что в Швеции соперничают между собой два университета: Стокгольмский, недавно открытый (шведы называли его Высшей школой), к которому стремится вся молодежь и все свободомыслящие люди, и старый университет в Упсале - городке в двух часах езды от Стокгольма, существующий несколько веков и являющийся "консервативным центром ортодоксальной науки и старых традиций". Существовал еще один старый университет - в Лунде.

У Ковалевской сразу "нашлось много друзей, но и много врагов: последние сосредоточены в Упсальском университете". "Когда в Стокгольме было официально объявлено о моих лекциях, - пишет Ковалевская , - упсальские студенты-математики немедленно вывесили это объявление в своем ферейне, а это вызвало целый взрыв негодования среди упсальских профессоров. Одно заседание, продолжавшееся весь вечер, было посвящено очернению меня; они отрицали у меня всякие научные заслуги, намекали на самые чудовищные и вместе с тем смешные причины моего приезда в Стокгольм и т.п."

Первое время Софья Васильевна, по-видимому, чувствовала себя не вполне свободно при общении со своими слушателями. Но потом она стала выдающимся преподавателем, считающимся с индивидуальностью студентов и пробуждающим их способности. По словам одной из ее учениц, она всегда чувствовала, что г-жа Ковалевская видит ее насквозь, "будто стеклянную", но, в то же время, ей покойно под этим ласковым, уверенным взглядом.

Когда Софья Васильевна прочитала последнюю лекцию в весеннем полугодии 1884 г., слушатели преподнесли ей свою фотографическую карточку в великолепной рамке; была произнесена восторженная речь.

После того как Ковалевская прочитала с большим успехом свой первый специальный курс математики (по уравнениям с частными производными), положение ее упрочилось, и она была назначена профессором Стокгольмского университета на пять лет.

На самом деле Миттаг-Леффлер (профессор Гельсингфорсского университета), приглашая Ковалевскую в Стокгольм, заботился не только о ней, но и об интересах кафедры. Он считал, что привлечение Ковалевской к работе в университете даст ему возможность организовать вместе с нею очень сильную кафедру математики. В письме от 19 июня 1881 г. он говорит об этом так: "Для меня же будет высшим счастьем иметь возможность привлечь Вас, как коллегу, в Стокгольм, и я не сомневаюсь, что если Вы будете в Стокгольме, то наш факультет будет одним из первых по математике во всем мире".

И в действительности ему удалось, вместе с Ковалевской, очень высоко поставить преподавание математики в Стокгольмском университете. В нем Софья Васильевна в течение восьми лет прочла двенадцать курсов.

... Опять, как и в семидесятых годах, русское общество возмущалось тем, что царское правительство не допускает к работе на родине всемирно прославленную русскую женщину. Математики, академики Чебышев, Имшенецкий и Буняковский, решили добиться академических почестей для Ковалевской в другой форме.

В Академии наук существовало почетное звание члена-корреспондента, которое давалось российским иногородним и иностранным ученым.

После отказа президента Академии наук в ответ на письмо А.И.Косича, в Физико-математическое отделение Академии наук поступило такое заявление, зачитанное 24 октября 1889 г.:

"Нижеподписавшиеся имеют честь предложить к избранию членом-корреспондентом Академии, в разряд Математических наук, доктора математики, профессора Стокгольмского университета Софью Васильевну Ковалевскую . (П.Чебышев, В.Имшенецкий, В.Буняковский)".

4 ноября в Академии был решен принципиальный вопрос "о допущении лиц женского пола к избранию в члены-корреспонденты". Вопрос был решен положительно 20 голосами против 6. А 7 ноября на заседании Физико-математического отделения в члены-корреспонденты была избрана Софья Ковалевская 14 голосами против 3. Общее собрание Академии наук 2 декабря 1889 г. утвердило избрание С.В. Ковалевской. П.Л.Чебышев послал Ковалевской телеграмму 8 ноября, т.е. после заседания Физико-математического отделения Академии наук, следующего содержания (на французском языке):

"Наша Академия наук только что избрала Вас членом-корреспондентом, допустив этим нововведение, которому не было до сих пор прецедента. Я очень счастлив, видеть исполненным одно из моих самых пламенных и обоснованных желаний. Чебышев".


ЛИТЕРАТУРНАЯ И ОБЩЕСТВЕННАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ
Литературный талант Ковалевской высоко оценивался при ее жизни, ее литературная деятельность находит широкое признание и в настоящее время.

Софья Васильевна отличалась разносторонним образованием, следила за литературой, любила театр.

После смерти С.В. Ковалевской в 1891 г. в журнале "Северный вестник" А.Волынский дал общую характеристику литературного творчества Ковалевской:

"В науке Ковалевская была вполне определившеюся величиною, в русской литературе - блестящей надеждой. То, что покойной напечатано в трех журналах - в "Русской Мысли", "Вестнике Европы" и "Северном Вестнике", свидетельствует о крупном даровании, которому, без сомнения, предстояло развиться в глубину и в ширину. В недавно появившихся воспоминаниях Ковалевской есть страницы, обличающие настоящий талант, литературный огонь и яркую художественную память. В последние годы своей жизни Ковалевская мечтала о серьезной литературной деятельности, для которой она была так хорошо подготовлена. От природы сильный и гибкий ум, Ковалевская владела также чудным даром фантазии. В манере говорить и писать у Ковалевской не было той сухости и тяжеловесности, которые отличают всякую ординарную ученость. Творческое воображение, живой темперамент, горячность чувств характеризуют все, что выходило из-под пера покойной. Язык Ковалевской оживлен поэтическими красками и, где нужно, сверкает меткою аллегорией, тонкими художественными наблюдениями.


* * *

Избрание С.В. Ковалевской в члены-корреспонденты Петербургской академии наук открыло возможность и для других женщин стать членами академии. И действительно, после С.В. Ковалевской несколько женщин были избраны в члены-корреспонденты и почетные члены Петербургской академии наук. В 1894 г. почетным членом стала археолог Прасковья Сергеевна Уварова, в 1895 г. членом-корреспондентом стала филолог Ольга Измаиловна Срезневская. В 1906 г. была избрана в члены-корреспонденты ботаник Ольга Александровна Федченко. Из иностранок членом-корреспондентом стала в 1907 г. знаменитый физик Мария Склодовская-Кюри (с 1926 г. - почетный член). Еще раньше, в 1898 г., почетным членом была избрана королева Румынии Елизавета, писательница и собирательница румынского фольклора, выступавшая под псевдонимом Кармен Сильва.

Таковы были женщины - члены Петербургской академии наук до Октябрьской революции.

Ковалевской, помимо ее научных заслуг, принадлежит исключительное место в истории женского движения. Ее большой популярности содействовала также ее многосторонняя живая натура и художественный талант.

Научная известность Ковалевской была обеспечена благодаря удачному выбору задач и блестящему их решению. Две наиболее важные ее работы относятся к основным вопросам математики и механики. Простота некоторых полученных ею результатов позволила включить их в основные курсы математики и механики. Работа ее по вращению твердого тела составила новую страницу в истории этой задачи и дала толчок большому количеству дальнейших исследований.

Увенчанное заслуженной славой, имя С.В. Ковалевской навсегда останется в науке и в истории общественного движения России.

Веками считалось, что женщины не способны достичь успеха в точных науках. Блистательный русский математик Софья Ковалевская опровергла эту "аксиому"

"Я чувствую, что предназначена служить истине - науке и прокладывать новый путь женщинам, потому что это значит - служить справедливости", писала Ковалевская. В 1884 году она стала первой в мире женщиной-профессором. Тогда ее пригласили читать лекции по высшей математике в Стокгольмский университет. Через четыре года за исследования в области механики, восхитившие мировую научную элиту, она была удостоена премий Парижской, а затем Шведской академий наук. В 1889 году Софья Васильевна, которая, по словам современников, "немало способствовала прославлению русского имени", была избрана членом-корреспондентом Петербургской академии наук.


Формулы судьбы
"Стоит подумать о нашей детской, - вспоминала Ковалевская, - как тотчас же, по неизбежной ассоциации идей, мне начинает чудиться особенный запах - смесь ладана, деревянного масла, майского бальзама и чада от сальной свечи. Давно уже не приходилось мне слышать нигде этого своеобразного запаха; да я думаю, не только за границей, но и в Петербурге, и в Москве его теперь редко где услышишь; но года два тому назад, посетив одних моих деревенских знакомых, я зашла в их детскую, и на меня пахнул этот знакомый мне запах и вызвал целую вереницу давно забытых воспоминаний и ощущений".

Детство ее прошло в родовом имении Палибино недалеко от Великих Лук. Туда после выхода в отставку привез семью из Москвы генерал от артиллерии Василий Васильевич Корвин-Круковский. У него было трое детей: старшая - Анюта, сын Федор и младшая Соня. Красота имения была необычайной: дом, окруженный садом с беседками, утопал в сирени и жасмине, а вокруг на сотни километров простирались великолепные леса.

Соня приобщилась к высшей математике, когда ей было всего 8 лет. И произошло это следующим образом. Дом требовал ремонта. Когда комнаты оклеивали обоями, то на детскую их не хватило. Решили до удобного случая стену покрыть простой бумагой. Под рукой (наверное, потому что в артиллерии очень уважали математику) оказались листы литографированных лекций по дифференциальному и интегральному исчислению. Это был знак судьбы! Софья Васильевна вспоминала, что таинственные формулы просто притягивали ее. Она подолгу простаивала перед ними, пытаясь разобрать хотя бы отдельные фразы и найти тот порядок, в котором листы должны были следовать друг за другом. Загадочные формулы запечатлелись в фотографической памяти будущей "принцессы науки".
Уроки Морской академии
Лет через пять Соня уже легко решала самые трудные математические задачи, а домашний учитель помог ей пройти курс алгебры Бурдона, изучавшийся в то время в Парижском университете. Отдаленность Парижа от Палибино не имела значения. Отец Сони, который по своему статусу мог себе позволить приятельство с виднейшими умами, однажды пригласил в гости профессора Морской академии Николая Тыртова. Профессор подарил Круковскому свой учебник по физике. Подарок заинтересовал 14-летнюю Соню, и вскоре она поразила гостя отличным пониманием тригонометрии. Профессор расхвалил девочку, окрестив "новым Паскалем", и настоятельно порекомендовал ей в педагоги слушателя Морской академии Страннолюбского.

На первом же уроке дифференциального исчисления новый учитель удивился легкости, с какой Соня усвоила понятие о пределе и о производной, "точно наперед все знала". А она и на самом деле во время объяснения вдруг отчетливо вспомнила… лекции Остроградского, которые рассматривала когда-то на стене детской.


Аксиома любви
В 1863 году при Мариинской женской гимназии в Петербурге были открыты педагогические курсы с отделениями естественно-математическим и словесным. Сестры Круковские горели желанием учиться, но туда незамужних не принимали. Софья была уверена, что старшая сестра найдет выход из положения. Недаром Анна, будущая писательница, уже сочиняла свои первые повести, и в нее даже был влюблен сам Достоевский. Решение приняли такое: фиктивный брак.

Первым нашелся "жених" для Анны - Владимир Ковалевский. Но судьба распорядилась иначе. Ковалевский неожиданно влюбился в …младшую сестру. Вскоре он был введен в дом генерала Круковского и с его согласия стал женихом Софьи. Ему было 26 лет, Софье - 18. Ковалевский поразил воображение молодой палибинской барышни: прекрасно образован, объехал всю Европу, знаком с Гарибальди. Служить чиновником Ковалевский не пожелал и занялся в Петербурге издательской деятельностью. 15 сентября 1868 года в деревенской церкви близ Палибино Софья и Владимир обвенчались.


Точка отсчета
Во второй половине XIX века наука в России была на подъеме. Мировую известность приобрели математик Чебышев, физики Столетов и Лебедев. Величайшим достижением стало открытие Менделеевым периодической таблицы химических элементов. Глубокие исследования в сфере органической химии провел Бутлеров. Больших успехов в изучении физиологии и психологии добились Сеченов и Павлов. Мечников работал в сфере бактериологии. Но женщинам в большую науку путь был еще закрыт. Его предстояло открыть Софье Ковалевской.

Получив аттестат зрелости в Петербурге, Софья всерьез готовилась продолжить образование за границей. В 1869 году Ковалевские приехали в Гейдельберг - там Софья слушала лекции по математике и физике в университете. В Гейдельбергском университете она начала самостоятельные исследования и в 1874 году получила докторскую степень.


Плюсы и минусы
Ковалевскую с нетерпением ждали в научных кругах России, и в первую очередь - основатель петербургской математической школы академик Пафнутий Чебышев, хорошо знакомый с ее работами. Осенью 1878 года он пригласил Ковалевскую на открытие Высших женских Бестужевских курсов, которые стали уникальным явлением в истории не только России, но и всей Европы. В стенах этого учебного заведения русские женщины впервые могли получать знания в университетском объеме.
Возвращение в Петербург стало для Софьи подлинным праздником:

"Все меня теперь интересовало и радовало. Забавляли меня и театры, и благотворительные вечера, и литературные кружки с их бесконечными, ни к чему не ведущими спорами о всевозможных абстрактных темах. Я отдавалась им со всем увлечением, на которое способен болтливый по природе русский человек, проживший пять лет в неметчине, в исключительном обществе двух-трех специалистов".

В 1881 году Ковалевская становится приват-доцентом. Московское математическое общество впервые присвоило это звание представительнице прекрасного пола. Но, несмотря на научные степени и научные заслуги, чиновники от образования не разрешают женщине читать лекции в университете. Это про них Ковалевская сказала фразу, ставшую афоризмом: "Когда Пифагор открыл свою знаменитую теорему, он принес в жертву богам 100 быков. С тех пор скоты не любят нового". Зато период активного сотрудничества с русскими математиками был, по ее собственным воспоминаниям, весьма плодотворен в научном плане.
Уравнения Стокгольма
В 1883 году Софья Васильевна овдовела. У нее 5-летняя дочь и почти нет средств. Должность профессора в университете закрыта для женщин не только в России, но во всей Европе. Исключение – Швеция, где недавно открылся новый университет. Профессор Г. Миттаг-Леффер приглашает ее в Стокгольм: "Если Вы будете здесь, то наш факультет станет первым по математике во всем мире". Она согласилась. Шведская пресса писала: «Сегодня нам предстоит сообщить не о приезде какого-нибудь принца крови или тому подобного высокого, но ничего не значащего лица. Нет, принцесса науки, госпожа Ковалевская почтила наш город своим посещением». В январе 1884 года Ковалевская прочитала свою первую лекцию в Стокгольмском университете на немецком языке. На лекцию пришел цвет шведской науки – все хотели посмотреть на "русское чудо". Вскоре она выучила и шведский. Студенты устраивали ей овации и подносили букеты цветов.

Кроме преподавательской работы Ковалевская была редактором "Математического журнала" и приложила немало сил, чтобы он нашел своего читателя в России. Подружилась с Генрихом Ибсеном, Георгом Брандесом, Эдвардом Григом. Все называли ее "профессор Соня". Она занимается и литературным творчеством. Пишет стихи, прозу и даже драматические произведения.

Зимний Стокгольм напоминал ей Петербург, она любила ходить на каток. Знакомая шведка вспоминала: "Профессор Леффлер катался на коньках вместе с профессором Соней, которую всюду сопровождал как верный рыцарь. Они напоминали мне одну пару, о которой я читала в русском романе: его богатая шевелюра выбивалась из-под большой меховой шапки, а она со своими локонами походила на Анну Каренину, на ней была широкая юбка с меховой опушкой и фалдистый жакет, обрамленный тем же мехом. Про них рассказывали, что, ведя математические разговоры, они и коньками выписывали математические формулы".
Теоремы успеха
В научной карьере Софьи Васильевны происходят радостные события. Отправляя свою работу на соискание премии Парижской академии наук, она написала вверху девиз: "Говори, что знаешь; делай, что должен; будь, чему быть". Ученый совет признал эту работу лучшей и полагал, что она принадлежит маститому ученому. Когда вскрыли конверт с именем автора, оказалось, что гениальный труд написан… русской женщиной!

Так, в 1888 году за работу "Задача о вращении твердого тела вокруг неподвижной точки" Ковалевская получила премию Бордена - самую престижную награду Парижской академии наук. Лауреаты автоматически получали мировое признание. Вручая награду, президент Парижской академии г-н Жансен заявил: "Между венками, которые мы даем сегодня, один из прекраснейших и труднейших для достижения возлагается на чело женщины, труд которой является не только свидетельством глубокого и широкого знания, но и признаком ума великой изобретательности".



В следующем году Ковалевская становится лауреатом еще одной премии – ее вручает Стокгольмская академия наук. А вскоре радостное известие, самое долгожданное - из России: "Наша Академия наук только что избрала Вас членом-корреспондентом, допустив этим нововведение, которому не было до сих пор прецедента. Я очень счастлив видеть исполненным одно из моих самых пламенных и обоснованных желаний. Академик Пафнутий Чебышев".
Задача без решения
Вновь избранный член-корреспондент Петербургской академии Софья Васильевна Ковалевская спешит домой. Академик Чебышев, верный друг и союзник, вновь пытается выхлопотать ей место профессора в университете. Даже великий князь Константин Константинович, президент Академии, дважды встречался с Ковалевской и выражал надежду, что Софья Васильевна вернется на родину. Однако официальных перемен нет: присутствие женщин на заседаниях академии и в университетах по-прежнему не допускается. Академик Чебышев с грустью пишет ей: "Многоуважаемая Софья Васильевна! Никто не сомневается, что Вы всем сердцем преданы Отечеству и что Вы с радостью перешли бы из Шведского университета в Русский. В этом не может быть никакого сомнения; можно только сомневаться, что Вы согласитесь променять университетскую кафедру в Швеции на место преподавателя математики Высших женских курсов у нас. Я полагаю, что такая перемена была бы большой жертвою с Вашей стороны и жертвою в ущерб развитию высшей математики".
Бесконечность
Профессор Соня умерла в Швеции, не дожив до 42 лет, от воспаления легких. На холме Линдтаген, где она похоронена, воздвигнут памятник. У подножия мраморного креста надпись: "Профессору математики С. В. Ковалевской, 3.1.1850 – 29.1.1891 г. Её русские друзья и почитатели". С холма виден перелесок с липами и трогательными берёзками. Могила Ковалевской всегда украшена цветами. Подруга и соавтор Анна-Шарлотта Леффлер вспроминала: "Соня часто жаловалась на невозможность говорить по-русски со своими близкими друзьями из Швеции. "Я не могу, — говорила она, — передать вам по-шведски самых тонких оттенков моих мыслей; я принуждена всегда или довольствоваться первым попавшим мне на ум словом, или говорить обиняками, и поэтому всякий раз, когда возвращаюсь в Россию, мне кажется, что я вернулась из тюрьмы, где держали связанными взаперти мои лучшие мысли. О, вы не можете представить себе, какое это мучение быть принужденным всегда говорить на чужом языке ". Сначала на Бестужевских курсах в Петербурге, а потом по всей России русские священники служили о ней панихиды.
Парад планет
Софье Ковалевской принадлежит множество открытий. Самое "поэтическое" связано с астрономией. Знаменитый французский математик и астроном Лаплас в своем труде "Небесная механика", рассматривая кольцо Сатурна, определил, что поперечное его сечение имеет форму эллипса. Ковалевская задалась целью исследовать вопрос с большей точностью. Именно она установила, что поперечное сечение кольца Сатурна должно иметь форму овала. Фриц Леффлер написал в память об этой удивительной женщине стихи, быстро получившие известность в России:
Прощай! Со славою твоей

Ты, навсегда расставшись с нами,

Жить будешь в памяти людей

С другими славными умами,

Покуда чудный звездный свет

С небес на землю будет литься,

И в сонме блещущих планет

Кольцо Сатурна не затмится…


В Солнечной системе между Марсом и Юпитером вращаются малые планеты. Согласно правилам Международного астрономического союза им присваиваются имена людей, которые внесли выдающийся вклад в развитие мировой цивилизации. 209 планет носят имена членов Петербургской академии наук. Среди них есть планета Софьи Ковалевской.

«Софья Ковалевская, « королева» не только математики»

Содержание



  1. Введение.....................................................................................3

  2. Основная часть

  1. Детство………………………………..................................4

  2. Годы учебы в Петербурге…………....................................6

  3. Годы обучения и научной работы за границей………….6

  4. Возвращение на Родину........................................................10

  5. Научная работа…………………………………………….11

  6. Литературная деятельность……………………………….12

  7. Признание Софьи Ковалевской в России………………..13

  1. Заключение.................................................................................15

  2. Список литературы...................................................................17

«Человек редкой духовной и физической красоты и самая умная и обаятельная женщина Европы» - писал Фритьоф Нансен.

Ярким примером нелегкой участи женщины в науке является драматическая судьба Софьи Васильевны Ковалевской, выдающегося российского математика, 161 год со дня рождения которой исполнилось 3 (15) января 2011 года.


    1. Детство

Софья Ковалевская родилась в Москве, в семье командира Московского артиллерийского арсенала и гарнизона полковника Василия Васильевича Корвин – Круковского. Среди её предков были венгерский король Матвей Корвин, астроном и математик Шуберт, автор труда «О скорости ветра на Марсе». Своей же «духовной матерью» Софья назовет старшую сестру Анну – писательницу, участницу Парижской коммуны. Детство свое Софья провела в селе Палибино, Витебской губернии, в имении своего отца. В пять лет Софья начала сочинять стихи, а в двенадцать – уверять, что станет поэтессой. С годами способность к художественному воспроизведению виденного и перечувствованного не оставит её. В пять лет она сама научилась читать, спрашивая взрослых, что означает та или иная буква в книжке или журнале.

Дальнейшее ее воспитание и образование перешло в руки опытных учителей. Первым её учителем был Иосиф Игнатович Малевич, считавшийся образцовым домашним преподавателем. Софья считала, что именно И.И. Малевич привил ей интерес к литературе. Однако что касается математики, то вскоре учитель, который по образованию был знатоком историко-филологических предметов, стал испытывать определенные трудности в общении со своей ученицей. Девочка начала задавать вопросы, ответы на которые он находил с большим трудом, и довольно часто приводила более простые и оригинальные решения задач, чем те, которые предлагал учитель. Первым её учителем по высшей математике была самая обыкновенная стена детской комнаты, оклеенная пожелтевшими листами литографического курса высшей математики М.В. Остроградского, по которому когда – то учился сам отец. Софья подолгу стояла у этой загадочной стены, стараясь разобрать символы высшей математики, неведомый ей язык дифференциального и интегрального исчисления. Она по – своему раскрывала их содержание и запоминала на долгие годы. Для понимания некоторых формул понадобилась тригонометрия, которую она постигла самостоятельно по учебнику физики Н.П. Тыртова, подаренному отцу самим автором. Он написал учебник "Начальные основания физики" в двух частях, вышедших в 1861 и 1862 годах. Экземпляр своей книги автор подарил отцу Софьи. Каково же было удивление Тыртова, когда он узнал, что Софья, которой было в то время лет четырнадцать, заинтересовалась этим учебником и начала самостоятельно его изучать. В разделе оптики она столкнулась с неизвестными ей понятиями синуса и косинуса. Девочка стала размышлять над загадочными терминами, сумела разгадать их смысл и более того - сама воссоздала некоторые теоремы тригонометрии, чем повергла Тыртова в изумление. Он горячо расхвалил девочку, назвав ее "новым Паскалем", и посоветовал отцу дать дочери возможность систематически заниматься математикой.



    1. Годы учебы в Петербурге

Было решено, что Софья приступит к этим занятиям, когда поедет с матерью и сестрой в Петербург, и будет продолжать уроки во время дальнейших посещений столицы. В качестве преподавателя математики Н.Н. Тыртов порекомендовал лейтенанта флота Александра Николаевича Страннолюбского, слушателя Морской академии. Его занятия с Софьей начались с 1867 года и продолжались весь следующий год. Девушка занималась с большим интересом и упорством, и вскоре учителю пришлось признать, что ученица уже достигла его уровня. Поглощенная наукой Софья все чаще стала думать о необходимости получить систематическое университетское образование, которое для российских женщин было недоступно. Для нее оставалась только одна возможность - пройти курс физико-математического факультета в одном из европейских университетов.

    1. Годы обучения и научной работы за границей

Движимая этой целью, она в сентябре 1868 года заключила фиктивный брак с Владимиром Онуфриевичем Ковалевским. Впоследствии он получил известность как дарвинист и палеонтолог, а их брак через пять лет перерос в фактический. В апреле 1869 года Владимир и Софья отправились за границу и успели, хотя и с некоторым опозданием, в Гейдельбергский университет к началу летнего семестра (он длился с середины апреля до середины августа). Однако даже здесь, в просвещенной Европе женщины все еще испытывали определенные сложности с получением образования. Для того чтобы начать обучение в университете, они должны были получить разрешение специальной комиссии. Эта комиссия не допустила Ковалевскую к слушанию всех курсов, но предоставила отдельным профессорам право разрешать ей слушать их лекции. Сначала Софья посещала 18 часов лекций в неделю, потом 22, из них 16 - по математике. Она слушала профессоров Кенигсбергера по математике, Кирхгофа по физике, Гельмгольца и Дюбуа-Реймона по физиологии, причем Кирхгоф и Кенигсбергер разрешили ей посещать также их семинары по физике и математике. В Гейдельбергском университете Софья прозанималась в течение трех семестров в 1869-1870 годах.
В 60-х годах прошлого века большим авторитетом среди ученого мира Европы пользовался профессор математики Берлинского университета Карл Вейерштрасс (1815-1897). Многочисленные почитатели съезжались со всех концов Европы, чтобы прослушать его лекции. Рукописи этих лекций ходили по рукам среди математиков. Ковалевская захотела непременно прослушать курс лекций Вейерштрасса. Для этого она поехала в Берлин к началу зимнего семестра 1870 года. Но ученый совет университета не допускал женщин в его стены. Не было сделано исключения и для Ковалевской, хотя она уже пользовалась известностью среди математиков.


Тогда Софья решила обратиться к самому Вейерштрассу и изложила ему свою просьбу. Вейерштрасс написал письмо Кенигсбергеру, в котором спрашивал его относительно способностей настойчивой иностранки. Тот дал более чем благоприятный ответ. Впрочем, Вейерштрасс и сам уже смог убедиться в необыкновенных способностях русской девушки и в том, насколько хорошо она знала и, что самое главное, понимала его работы. Он предложил заниматься с нею частным образом. И уже вскоре Софья сделалась любимой ученицей Вейерштрасса, и он неоднократно отмечал, что ни ранее, ни в дальнейшем у него не было учеников, которые могли бы сравниться с нею по прилежанию, способностям, усердию и увлечению наукой. Сjamz Ковалевская работала под руководством Вейерштрасса четыре года, с 1870 по 1874. За это время (часть которого ушла на поездки) Ковалевская не только прошла весь курс математического факультета университета, но и написала три работы, каждая из которых была бы достаточна для присуждения степени доктора философии. И в 1874 году Геттингенский университет присудил С. Ковалевской степень доктора философии в области математики "с высшей похвалой", причем она была освобождена от обязательных экзаменов, что иногда допускалось в случае очень хорошей работы. Среди научных работ, написанных в этот период, наиболее значимой является ее первая статья, опубликованная в 1874 году в Берлинском математическом журнале и составившая основу ее диссертации. В ней были сформулированы условия существования решения для довольно широкого класса уравнений в частных производных. Известный французский математик Коши исследовал ранее подобные вопросы, но для более простых уравнений. Заметим, что Софье Ковалевской не были известны результаты Коши, кроме того, она рассматривала задачу в более общей постановке и обнаружила также некоторые особые случаи, о которых математики того времени не подозревали. Основной результат работы, называемый ныне теоремой Коши-Ковалевской, получил широкое применение в различных задачах механики, физики и даже экономики и входит в любой стандартный курс дифференциальных уравнений в частных производных.


Со второй работой Ковалевской "О приведении некоторого класса абелевых интегралов третьего ранга к эллиптическим интегралам" связана довольно интересная история. Вопрос о возможном упрощении абелевых интегралов первоначально был предложен Вейерштрассом своему ученику Кенигсбергеру, лекции которого Ковалевская слушала в 1869 году. Кенигсбергер сумел найти решение этого вопроса лишь для случая интегралов второго ранга. Тогда, начиная работать с одаренной иностранкой, Вейерштрасс, как говорится, в шутку предложил ей аналогичную, но гораздо более сложную задачу - для интегралов третьего ранга. Он не надеялся, что она решит ее, а просто хотел испытать ученицу и посмотреть, сумеет ли она найти решение хотя бы для какого-нибудь частного случая. Каково же было его изумление, когда через некоторое время Софья принесла ему исчерпывающее решение этой проблемы. (Позже - в 1879 году результаты этой работы были доложены С.В. Ковалевской на VI съезде русских естествоиспытателей и врачей в Петербурге, а в 1884 году опубликованы в журнале "Acta mathematica".)

Третья работа Ковалевской относится к вопросу о форме кольца Сатурна. Как известно, планета Сатурн опоясана кольцом, которое имеет вид тора (своего рода баранки). Но каково поперечное сечение кольца? Является ли оно кругом или ограничено некоторой сплюснутой кривой? Великий французский математик, физик и астроном Лаплас решил эту задачу в очень упрощенном виде. Предположив, что кольцо Сатурна слагается из нескольких тонких колец, и исходя из этой гипотезы, он нашел, что поперечное сечение кольца Сатурна ограничено эллипсом (сплюснутой окружностью, симметричной относительно двух взаимно перпендикулярных осей). Ковалевская решила эту же задачу более точным путем и установила, что поперечное сечение кольца Сатурна должно иметь яйцевидную форму, то есть форму овала, симметричного лишь относительно одной прямой. Это исследование Ковалевской было напечатано в немецком астрономическом журнале в 1884 году. Уже после ее смерти, начатые ею исследования были продолжены другими учеными, и было доказано, что жидкое кольцевидное тело может существовать лишь при отсутствии каких бы то ни было внешних влияний, в противном же случае неизбежно должно распасться. Таким образом, вопрос о кольцевидной форме небесного тела был исчерпан, и известная доля заслуги здесь принадлежит С.В. Ковалевской.


4.Возвращение на Родину

После возвращения в Россию в сентябре 1874 года Софья Васильевна тщетно пыталась найти применение своим знаниям на Родине, однако самое большее, на что в то время могла претендовать женщина-математик - преподавание арифметики в начальных классах женской гимназии. В течение нескольких лет она работала в редакции газеты "Новое время", откуда ей пришлось уйти в связи с приближающимися родами. В октябре 1878 года у Ковалевских родилась дочь, которую назвали также Софьей. На некоторое время Софья Васильевна полностью посвятила себя дочери. Но уже через год она возвращается к активной научной работе, постоянно общается с одним из крупных российских математиков того времени академиком П.Л. Чебышевым. Именно по его настоянию она выступила с докладом на VI съезде русских естествоиспытателей и врачей. Вскоре после переезда в Москву Ковалевская - первая из женщин - была избрана членом Московского математического общества.





  1. Научная работа

В 1881 году Софья Васильевна уезжает в Берлин (для консультаций с Вейерштрассом), а затем в Париж для проведения исследования "О преломлении света в кристаллах". А два года спустя - в апреле 1883-го, не выдержав банкротства своей компании и предстоящей угрозы суда, покончил жизнь самоубийством Владимир Онуфриевич Ковалевский. Софья Васильевна тяжело пережила известие о смерти мужа. Она уединилась в своей комнате и в течение пяти дней отказывалась от приема пищи, и только когда она потеряла сознание, врачи смогли оказать ей помощь.
Выехав в Россию, Ковалевская приложила все силы, чтобы восстановить честное имя своего супруга. Наделенная даром аналитического мышления и проявив себя неплохим аудитором, она доказала, что в разорении компании виновен не Владимир Онуфриевич, а его нечистоплотные компаньоны.
В ноябре того же 1883 года Софья Васильевна уезжает в Швецию, в Стокгольм, где начинает работать в качестве приват-доцента университета. Здесь она проявила себя не только как талантливый математик, но также как прекрасный лектор и педагог. И уже через полгода, весной 1884-го она была избрана профессором университета на пять лет с твердым окладом. Стокгольмский период был самым плодотворным периодом в жизни Софьи Ковалевской. Именно в это время были написаны работы, которые прославили ее имя и поставили в один ряд с выдающимися математиками конца Х1Х века. Речь идет о работах, посвященных задаче о вращении тела вокруг неподвижной точки. Не вдаваясь в подробности, отметим, что это одна из классических задач механики - ее пробовали решать многие математики, но были найдены решения лишь для некоторых частных случаев.
Парижская Академия наук неоднократно объявляла конкурсную премию "за дальнейшее усовершенствование задачи о вращении в каком-нибудь существенном пункте". Однако, даже несмотря на увеличение первоначальной суммы с 3000 до 5000 франков, эта премия оставалась не присужденной. В 1887 году снова был объявлен конкурс, на который было представлено 15 работ. Победу одержала работа под условным девизом "Говори, что знаешь, делай, что должен, и пусть будет, чему быть", под которым выступала русский математик С.В. Ковалевская. Продолжая исследования задачи о вращении, она получила еще ряд существенных результатов, за что ей в 1889 году была присуждена также премия Шведской Академии наук.

  1. Литературная деятельность

Наряду с научной и педагогической деятельностью Софья Васильевна в этот период активно работает в качестве редактора в журнале "Acta mathematica", занимается переводом работ П.Л. Чебышева, пробует себя в литературном творчестве - пишет стихи, пьесы, повести, очерки, мемуары. Одним словом, блистает всеми гранями своего таланта.

Предлагаем вашему вниманию стихи, написанные о Марсе первой в истории женщиной-профессором. Напомним, что в те времена многие ученые всерьез считали Марс населенным разумными существами…


Софья Ковалевская
МАРСИАНЕ

Путешественник по всей Вселенной,
Наш профессор говорил не раз.
Как похож на уголек нетленный,
Умирал и возрождался Марс.
Города заносит жгучей пылью.
Прах засыпал пашни поселян.
Но не зря тысячелетья жили
Поколенья дальних марсиан.
Может быть, предвидя битву эту,
Разум их - так в детстве думал я -
Стройкой отвоевывал планету
У великой тьмы небытия.

Нет давно у них ни гроз, ни ливней,


Но, сплетая с ветром голоса,
Ровным строем вдоль каналов линий
Встали марсианские леса.
И уже сочится влагой лето,
Брызжет к Солнцу легкая трава
Смерти обреченная планета
Ныне силой разума жива.
И плывет опять под звездным скопом
В голубой воздушный океан.
И дивятся люди в телескопы
Дерзновенной стройке марсиан

  1. Признание Софьи Ковалевской на Родине



Постепенно наметился прогресс с признанием Ковалевской на Родине. В ноябре 1889 года она была избрана членом-корреспондентом Петербургской Академии наук по физико-математическому отделению. В следующем году у Софьи Васильевны появился серьезный шанс быть избранной на вакантное место действительного члена Академии наук. К этому времени она была лауреатом двух крупных научных премий и ее достижения получили международное признание. Но, к сожалению, закулисные игры и нравы, существовавшие в то время в российской академической среде в отношении представительниц "слабого" пола, не позволили С.В. Ковалевской стать первой женщиной-академиком.

В конце января 1891 года С.В. Ковалевская вновь отправилась в Швецию после непродолжительного отпуска, проведенного в России. По дороге она сильно простудилась. Будучи все еще нездоровой, Софья Васильевна 4 февраля прочла студентам лекции в Стокгольмском университете и приняла участие в научной встрече в обсерватории, где внезапно ей стало плохо. Возвращаясь домой, она по ошибке села не в ту конку, и ей пришлось долго ехать в холодном вагоне, что обострило простуду. В результате Софья Васильевна получила сильное воспаление легких и вскоре скончалась в возрасте 41 года…

Она покинула жизнь в расцвете творческих сил и таланта.

Фриц Леффлер, брат Миттаг-Леффлера, написал стихотворение “На смерть С. Ковалевской”, в котором есть такие заключительные строки:

Прощай! Со славою твоей
Ты, навсегда расставшись с нами,
Жить будешь в памяти людей,
С другими славными умами

Покуда чудный звездный свет,


С небес на землю будет литься,
И в сонме блещущих планет
Кольцо Сатурна не затмится!

II. ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Несмотря на то, что за свою короткую жизнь она написала всего около десятка научных работ, все они получили широкую известность и вошли в золотой фонд мировой математики. Ее имя прославило Россию и входит в круг самых значительных математиков прошлого столетия. С.В. Ковалевская оставила также интересное литературное наследие в жанре беллетристики и сыграла заметную роль в общественном движении, создав тем самым предпосылки для участия женщин в научном творчестве и образовании.



Основные научные труды и литературное творчество:

Математика

  • Теорема Коши-Ковалевской «дифференциальные уравнения в частных производных»;

  • «О проведении некоторого класса абелевых интегралов третьего ранга к эллиптическим интегралам» и др.


Физика

  • «Вращение твердого тела вокруг неподвижной точки»;

  • «Преломление света в кристаллах» и др.


Астрономия

  • «Форма колец Сатурна»


Проза

  • «Воспоминание детства» - 1889г.;

  • «Нигилистка» - 1892г. и др.


Поэзия

«Марсиане»;

«Пришлось ли…»;

«Если ты в жизни…» и др.


III. Список литературы


  1. Высшее образование в России. М., 1996.

  2. Воронцова Л. Софья Ковалевская — М.: Молодая гвардия , 1957

  3. Иванов А.Е. Высшая школа России в конце XIX – начале XX века. М., 1991.

  4. Ковалевская С.В. Избранные произведения. М.: Сов. Россия,1982

  5. Москалева М.Ю. К вопросу о концепции женского образования в РФ во второй половине XIX – начале XX века//Женщины в отечественной науке и образовании. Иваново, 1997.

  6. Наука в России в цифрах: 1995. М., 1996.

  7. Пушкарева Н.Л. Первые российские женщины - ученые.,1997.

  8. Юшкевич А.П. История математики в России. М.: Наука, 1968


Достарыңызбен бөлісу:


©kzref.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет