Сто великих композиторов москва "вече" 2004



жүктеу 8.74 Mb.
бет1/61
Дата02.12.2017
өлшемі8.74 Mb.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   61

СТО ВЕЛИКИХ КОМПОЗИТОРОВ
МОСКВА "ВЕЧЕ" 2004
Автор-составитель Д. К. Самин
ВВЕДЕНИЕ
Вряд ли найдется другой такой вид искусства, оказывающий столь большое

эмоциональное воздействие на человека Сила музыки, по словам русского

композитора А.Н. Серова, в том, что она "дополняет поэзию, досказывает то, что

словами нельзя или почти нельзя выразить Это свойство музыки составляет и

главную прелесть, главную чарующую силу. Она - непосредственный язык души".

Изобретение музыки нельзя приписать никому, также как нельзя приписать кому-либо

изобретение речи. С древнейших времен человеку была присуща потребность выражать

свои чувства в песне Еще в Древней Греции музыка сопровождала праздники, звучала

на театральных представлениях, помогала трудиться Многие греки умели петь и

играть на струнных инструментах

Каждый век рождал замечательных музыкантов - кумиров своего времени, и трудно

среди них выбрать достойнейших из достойных. Ведь восприятие всякого искусства,

даже сложившегося в отдаленные эпохи, неотделимо от современного образа

мышления. Это, безусловно, относится и к музыке.

Можно привести немало примеров, когда творчество того или композитора

оказывалось не оцененным по достоинству при его жизни. Часто случалось и так,

что, казалось, навсегда забытая музыка снова являлась к слушателю во всем

блеске, заставляя размышлять и удивляться, как же могло случиться, что она была

предана забвению На протяжении двух столетий музыка Палес-трины оценивалась как

архаизм. И вдруг вагнеровское поколение обнаружило неведомые их предшественникам

художественные ценности. 11 мая 1829 года Мендельсон сыграл баховские "Страсти

по Матфею" и вдохнул в музыку великого немца вторую жизнь.

6_ _____ 100 ВЕЛИКИХ

КОМПОЗИТОРОВ

Как показали исследования, для 9999 слушателей из 10 000 вся музыка - это как

раз сто композиторов и пятьсот произведений Составив рейтинг популярности

композиторов классической музыки, исследователи получили интересную картину Им

удалось определить, что половина всего времени звучания принадлежит лишь

четырнадцати композиторам - Моцарту, Бетховену, Баху, Вагнеру, Брамсу, Шуберту,

Генделю, Чайковскому, Верди, Гайдну, Шуману, Шопену, Листу, Мендельсону -

Бартольди А тридцать пять композиторов - все они вошли в данное издание -

занимают три четверти музыки по времени звучания на радио и телевидении

Едва не попал в это число и Густав Малер Его творчество - яркое подтверждение

изменчивости музыкального вкуса Еще в 1958 году можно было прочесть такое

"Произведения Малера некогда в полном смысле слова потрясли мир, но теперь,

почти через 50 лет после его преждевременной смерти, его симфонии, за

исключением Первой и Второй, можно услышать редко" Сейчас место Малера на

музыкальном Олимпе не подлежит обсуждению Известно, и популярность музыки

Моцарта в свое время не могла идти ни в какое сравнение с известностью опер

Сальери, что сегодня кажется невероятным Однако вряд ли стоит два столетия

спустя впадать в другую крайность и не отдать должное таланту последнего

Надо отметить и тот факт, что многие произведения авторов XV-XVIII веков не

дошли до нас, и можно лишь полагаться на оценку их современников Так, пропали

произведения Монте-верди, Вивальди, Шютца и многих других

Нет, нельзя лишь опираться единственно на критерий сегодняшней популярности

музыки композитора Музыка развивается по своим законам, и нельзя не отдать

должное их первооткрывателям, тем, кто оказали принципиальное влияние на

прогресс в этом виде искусства, являлись создателями новых направлений или

обобщали определенный период в его развитии Пусть сегодня произведения того же

Шютца звучат не так часто, как музыка Баха, но надо помнить, что без Шютца, его

творчества, не состоялся бы и великий полифонист В свою очередь, и у Шютца есть

предшественники, без которых он не мог бы стать "отцом новой немецкой музыки"

Эта книга - мини-энциклопедия, рассказ о музыкантах, обогативших сокровищницу

мировой культуры шедеврами, приводящими в восторг своей нестареющей и

неисчерпаемой красотой

поколения людей со времени Ренессанса до наших дней, об их радостях и горестях,

творческих муках, эпохе, в которую они творили Однако вольно или невольно она

стала и своеобразным учебником истории музыки Можно проследить, например, пути

развития оперы и симфонии Или увидеть эволюцию русской музыки на протяжении

почти трех веков

Музыка как многовековое могучее дерево с крепкими корнями На нем постоянно

появляются новые побеги, но лишь время определяет, какие из них дадут мощную

крону, а какие высохнут и отомрут Нам остается только гадать, какая музыка будет

популярна в новом тысячелетии, кто из современных композиторов станет классиком

новой эпохи

ЖОСКЕН ДЕПРЕ

(1450-1521)

Во второй половине XV века нидерландская школа вступила в полосу высшего

расцвета, именуемого иногда "Высокими Нидерландами". Этот период начался

творчеством Жоскена Депре -

одного из величайших композиторов эпохи Возрождения, оказавшего могучее и

разностороннее воздействие на последующее развитие всей западноевропейской

музыкальной культуры.

Жоскен Депре родился около 1450 года в Кондэ на Шельде (Фландрия). Одаренный

прекрасным голосом и слухом, он с отроческих лет служил певчим в церковных хорах

у себя на родине и в других странах. Это раннее и тесное соприкосновение с

высоким хоровым искусством, активно-практическое усвоение великих художественных

сокровищ культовой музыки во многом определили направление, в котором

складывалась тогда индивидуальность будущего гениального мастера, его стиль и

жанровые интересы.

Двадцатилетним юношей он попал в Италию. В начале 1470-х годов он состоял на

службе у известных меценатов герцогов Сфор-ца в Милане, а затем в 1480-х - в

Папской капелле в Риме. Это было время, когда итальянская музыка находилась еще

далеко от

своей ренессансной кульминации, но тогдашние сочинения молодого музыканта с

берегов Шельды, уже философски глубокие, возвышенно-чистые, гармонично

уравновешенные, дают основание предполагать, что он успел испытать на себе

могущественное воздействие итальянской природы и искусства - живописи, ваяния,

зодчества, возможно, литературы XIV-XV столетий.

Первый итальянский период - это превращение церковного певчего в композитора,

заставившего заговорить о себе во многих европейских странах. Начало XVI века

застает Жоскена в Париже. Здесь он появляется уже как признанный мэтр,

окруженный учениками и последователями; среди них и Клемана Жанекена,

впоследствии очень известный композитор. Жоскен тех лет - мастер не только

культовых жанров, но и светской песни. Его произведения поют в придворных,

чиновных, буржуазных кругах. Ему подражают музыканты, проявляющие интерес к

мирской песенности. А с 1503 года Жоскен снова живет в Италии, на этот раз в

качестве капельмейстера при меценатском дворе герцога Эрколе д'Эсте в Ферраре.

Здесь созданы некоторые из наиболее значительных произведений Депре, в том числе

одно из величайших творений музыкального Возрождения - посвященная Эрколе

Феррарскому месса "Геркулес" (впервые издана в Венеции в 1505 году).

Эти четыре итало-французских десятилетия в жизни и творчестве Жоскена Депре были

исключительно продуктивны. Ошибочно было бы, однако, представлять себе, что

музыкальное искусство великого нидерландца взросло на чисто романской почве.

Североитальянские, римские, парижские, сен-кантенские впечатления ложились на

хорошо возделанную нидерландскую почву.

Музыкальным наставником Жоскена, его педагогом был Ян Окегем. При жизни Окегем

пользовался огромной популярностью. Ему теоретики посвящали свои трактаты, а

современники называли его "королем музыки". Памяти учителя благодарный ученик

посвятил одно из самых сильных, лирически-прочувствованных своих сочинений -

пятиголосный "Плач", исполненный светлой печали и виртуозного изящества, с каким

полифоническая ткань инкрустирована контрастными фрагментами пасторальных песен

и погребальных мелодий. Несмотря на то, что Жоскен и Окегем - художники

совершенно разные по музыкальной натуре, стиль Жоскена явственно выказывает

окегемов-ские истоки его изощренно-совершенной контрапунктической техники.

Однако то, что для знаменитого турского мастера не-

10

100 ВЕЛИКИХ КОМПОЗИТОРОВ



посредственно заключало в себе музыкально-прекрасное (поэзия контрапунктического

созидания), для его ученика стало лишь средством к достижению иной, более

высокой поэтически-выразительной цели.

Жоскен был технически и эстетически сильнее итальянских и французских

полифонистов XV столетия. Вот почему в области чисто музыкальной он гораздо

больше повлиял на них, нежели испытал на себе их влияние. Он оставался

нидерландцем, "мастером из Кондэ". И как ни блистательны были заграничные

достижения и почести, еще прижизненно оказанные "властелину музыки" (так

называли его современники), он, подчиняясь непреодолимому "зову земли", уже на

склоне лет вновь вернулся на берега Шельды и скромно окончил свой жизненный путь

каноником в родном Кондэ в 1521 году.

Наследие Жоскена Депре заключено в его мессах, мотетах, полифонических песнях

(главным образом, французских и итальянских) и инструментальных композициях. Эти

жанры сложились задолго до него, и в творчестве Гийома де Машо, Гийо-ма Дюфэ,

Яна Окегема, Якоба Обрехта и других композиторов достигли совершенства. Заслуга

Жоскена заключается в том, что он по-новому осмыслил прежние жанры, поднял их до

зрелого, гармонично завершенного стиля, сообщил им новые, эстетически

необходимые структурные и выразительные качества

Мелодика Жоскена по ее жанровым истокам, связям, по интонационному строю и

формам движения богаче, многограннее, нежели у более ранних нидерландских

мастеров. Преобладает у него мелос лирически-выразительного характера, и в этом

смысле он как бы продолжает на гораздо более высоком уровне лирическую линию,

идущую от Дюфэ к Обрехту. Подобно им, он обращается к народной песне, к

грегорианским напевам, наконец, к собственной музыкально-поэтической фантазии.

Но мелодии Жоскена более широки и певучи, более индивидуализированы.

Нельзя не согласиться с известным французским исследователем А. Прюньером,

который пишет' "Месса в XV веке представляет такой же опыт музыкального

творчества, как и симфония в XIX веке".

В самых глубоких и совершенных мессах, таких, как "Вооруженный человек",

"Поведай, язык мой", "Геркулес", композитор выступает как истый художник-

мыслитель, ищущий просторных форм и многообразных средств, способных вместить и

выразить глубину содержания. На вершинах этого философского созерцания,

обобщающего широчайший круг явлений мира и человеческой жизни, царит ясность,

светлый покой И здесь чаще всего мастер применяет контрапункт в подлинном и

первоначальном смысле этого понятия' нота против ноты.

Жоскен Депре - один из праотцов гармонии и гомофонно-гармонического склада,

сформировавшегося почти через три четверти века после его кончины.

Новое и важное слово сказано было мастером из Кондэ и в области мотетного жанра

Прежний готический мотет с его примитивным контрапунктом и изоритмическим

однообразием остался далеко позади. Для Жоскена мотет - любимая сфера его

сокровенно-лирических размышлений и высказываний. Уже у его учителя Окегема

встречаются иногда в этом жанре прекрасные лирические страницы. Но именно Жоскен

превращает свои бесконечно разнообразные мотетные композиции в своего рода

лирические поэмы или фантазии. Здесь его поэтические идеи, тематика и

структурные решения принимают наиболее свободные формы. Есть у него мотеты-

молитвы ("Искупителя, о мати") и мотеты-елавления ("Лик твой, о Мария-дева");

мотеты - лирико-драматические сцены ("Плач Давида"). Есть короткие,

незамысловатые мотеты типа духовных песен и еще не встречавшиеся ранее большие

многочастные композиции. Есть написанные на один текст, но встречаются и

старинного образца на несколько контрапунктирующих текстов. Словом,

изобретательность композитора неисчерпаема, а музыка почти всегда звучит свежо и

непосредственно - даже тогда, когда в ней впервые решается какая-либо технически

труднейшая полифоническая задача.

Слава, которой пользовался Жоскен Депре, затмевает славу всех других

композиторов-профессионалов предшествующих эпох И в самом деле, до Жоскена Депре

трудно указать композитора, творчество которого обладало бы свойствами

классического искусства. Как ни значителен был вклад разных выдающихся

композиторов в развитие музыкального искусства своей эпохи, уже следующее

поколение обязательно оттесняло его на задний план, "поглощало" или перекрывало.

Но Жоскен был гением не только при жизни. Изумительное внешнее совершенство его

музыки, ее глубокая выразительность, непосредственная красота, небывалое дотоле

сочетание в ней возвышенно-религиозного с трогательно-человеческим заставляло и

композиторов следующего поколения оценивать творчество Жоскена Депре как высший

12

100 ВЕЛИКИХ КОМПОЗИТОРОВ



идеал в музыке. В лице этого композитора вся франко-фламандская музыка начала

оцениваться как самое великое, что когда-либо было создано в области

музыкального творчества Характерно, что в то время как церковные теоретики

усматривали в творчестве Жоскена совершенное воплощение идеи христианства в

музыке, светские писатели-гуманисты провозгласили его творчество идеалом

ренессансных стремлений. Не одна теория в те годы стремилась доказать, что

только сейчас, в творчестве последней франко-фламандской школы, пришел конец

"варварскому" средневековому искусству и музыка вновь вернулась к высотам

античности.

Подобная точка зрения важна как констатация того, как высоко оценивала

музыкальная мысль второй половины XVI века значение творчества Жоскена.

Встречаются в эти годы и теоретические труды, в которых, на основе изучения

творчества Жоскена Депре, впервые формулируется понятие классического в музыке.

Авторы подобных трудов доказывают, что Жоскен олицетворяет вершину музыкального

творчества всех времен, так как к его искусству нельзя ничего ни прибавить, ни

убавить, ничего нельзя в нем изменить без того, чтобы не нарушить идеальное

равновесие созданной им художественной системы.

Современный взгляд на искусство Жоскена, конечно, не приемлет столь

безоговорочной оценки, и все-таки даже на фоне творчества Палестрины, а тем

более на фоне всех других композиторов - современников Палестрины, музыка

Жоскена Депре не теряет своего значения. Именно он сделал возможным последний

великий расцвет старинной дотональной полифонии. В его творчестве хоровое пение

a cappella достигло своей классической формы; его изумительное полифоническое

мастерство уже сочеталось с гармонической проясненностью фактуры, наконец, -

что, может быть, особенно важно, - благодаря тому, что в его творчестве

церковные и светские истоки находились в редком равновесии, именно он дал

могучий толчок к расцвету новых, собственно светских многоголосных жанров,

которыми так богат XVI век в Италии, Франции, австро-немецких княжествах. Если

теоретики ошибались, усматривая в творчестве Жоскена высший итог в развитии

церковной хоровой полифонии, то несомненно одно: благодаря творчеству Жоскена

стала возможной подлинная кульминация этой музыки, достигнутая следующим за ним

поколением.

13

ДЖОВАННИ ПЬЕРЛУИДЖИ ДА ПАЛЕСТРИНА



(1525-1594)

И среди великих фигур Ренессанса в истории музыки XVI века выделяется

исключительно талантливая личность - Джованни Пьерлуиджи да Палестрина. О его

детстве известно очень мало, и время его рождения определяется лишь

приблизительно: родился он 17 декабря 1525 года неподалеку от Рима в городке

Палестрина, имя которого и взял себе. Очень молодым Палестрина поступил в хор

папской капеллы. Музыкальное образование он получил в школе Гудимеля, из которой

и вынес замечательную полифоническую технику и ясное понимание о чистоте

духовного стиля и гармоничности сочетания звуков. С 1544 по 1551 год он служил

органистом и хормейстером главной церкви в Палестрине. В 1551 переселился в Рим,

где последовательно занимал должности учителя пения и руководителя детского хора

в капелле Юлия (при соборе Св. Петра).

При папе Маркелле II положение Палестрины значительно улучшилось. Перейдя на

должность певца Сикстинской капеллы в Ватикане, Палестрина мог посвящать большую

часть времени композиторской деятельности. К тому времени Палестрина уже был

женат и имел детей, поэтому для работы в Сикстинской капелле он должен был

получить специальное разрешение, так как правила запрещали служить в этом

священном месте людям не монашеского звания. Но даже несмотря на такое

благословение церкви, судьба обошлась с ним очень жестоко: неожиданно, вопреки

его желанию, он был уволен со службы, а во время эпидемии чумы потерял жену,

двоих сыновей и брата, что надолго приостановило его творческую деятельность.

Только место капельмейстера в церкви латеранского дворца и в церкви Санта-Мария

Маджоре избавили его oi крайней бедности.

В 1560 году Палестрина обратил на себя всеобщее внимание своими импропериями Их

простая, красивая, гармоничная музыка произвела сильное впечатление, и

триентский собор пору-

14

100 ВЕЛИКИХ КОМПОЗИТОРОВ



чил Палестрине написать пробную мессу, которая доказала бы возможность

существования фигуральной музыки при церковном богослужении, так как

многоголосие контрапунктических хитросплетений наносило ущерб ясности текста и

музыкальному благополучию.

Палестрина написал три мессы на шесть голосов. Все три отличались замечательными

достоинствами: первая отличалась строгим стилем, вторая - нежностью, глубиною

чувства и изяществом, третья, как по форме, так и по экспрессии, явилась высшим

проявлением гениальности композитора. Посвященная памяти папы Маркелла,

покровителя Палестины, она известна под названием "Мессы папы Маркелла" и стала

образцом для подражания. Эти мессы решили участь фигуральной музыки в ее пользу.

Папа Пий IV, услышав мессу, воскликнул: "Здесь Иоанн (то есть Палестрина) в

земном Иерусалиме дает нам предчувствие того пения, которое святой апрстол Иоанн

в пророческом экстазе слышал в небесном Иерусалиме". С тех пор и на долгое время

сочинять в стиле Палестрины было обязательным для композиторов католической

духовной музыки.

Неудивительно, что с 1561 года и до конца жизни композитор занимал почетную

должность руководителя капеллы собора Св. Петра. За заслуги перед церковью он

был там и похоронен в 1594 году.

Палестрина за свою жизнь написал много церковных произведений: около 100 месс,

68 офферториев, более 200 мотетов, гимны и другие духовные хоровые сочинения.

Музыка месс композитора в полной мере отвечает величию литургического обряда и

становится его органичной составной частью. Палестрина в своем творчестве

использовал знания музыкальной теории и искусства предшествующих поколений, в

частности, очень сложного технически искусства представителей нидерландской

школы. Он сумел придать ему новый смысл и, самое главное, - сделал более

человечным и понятным. Именно поэтому его можно назвать великим композитором.

Палестрина до сих пор остается непревзойденным мастером многоголосья, так

называемой полифонии. Все голоса в его произведениях действительно поют и своим

согласным звучанием создают совершенно новую гармонию. Композитор упростил

технику колоратурного пения, тщательно следил за правильным произнесением слов

литургии и старался избегать всяческих излишеств в музыке. Он писал

преимущественно вокальную музы-

15

ку; орган в его произведениях выполнял роль сопровождения или же не



использовался вовсе, поэтому Палестрина считается самым ярким представителем

хорового пения а капелла (без сопровождения). Всестороннее совершенство хоровой

музыки Палестрины позволяет сравнивать его с великим художником итальянского

Возрождения Рафаэлем.

Композитор создал новый стиль, который оказал влияние не только на римскую

музыкальную школу, но и на развитие музыки во всей Европе. И, несмотря на все

это, его музыка постепенно исчезла из церковного и светского репертуара и была

возрождена только в 30-х годах прошлого века в связи с мощным движением

обновления церковной музыки. А современные музыканты только теперь приближаются

к стилистически точному исполнению его сочинений.

КЛАУДИО МОНТЕВЕРДИ

(1567-1643)

Клаудио Монтеверди родился в Кремоне. Точно известна лишь дата его крещения - 15

мая 1567 года. Кремона - североитальянский город, издавна славился как

университетский и музыкальный центр с превосходной церковной капеллой и

чрезвычайно высокой инструментальной культурой. В XVI- XVII веках целые

семейства знаменитых кремонских мастеров - Амати, Гварнери, Страдивари -

изготовляли смычковые инструменты, равных которым по красоте звука не было

нигде. г

Отец композитора был медиком, сам он, возможно, получил университетское

образование и еще в юности сложился не только как музыкант, искусный в пении,

игре на виоле, органе и сочинении духовных песен, мадригалов и канцонетт, но и

как художник весьма широкого кругозора и гуманистических взглядов. Сочинению его

обучал известный тогда композитор Марк Антонио Ин-дженьерн, служивший

капельмейстером кремонского собора.

16

100 ВЕЛИКИХ КОМПОЗИТОРОВ



В 1580-х годах Монтеверди жил в Милане, откуда, по приглашению герцога Винчензо

Гонзага, он двадцати трех лет от роду отправился к мантуанскому двору в качестве

певца и виртуоза на виоле Впоследствии (с 1601 года) он стал придворным

капельмейстером у Гонзага Документальные материалы, и прежде всего переписка

самого композитора, говорят о том, что жизнь его была там отнюдь не сладкой он

страдал от деспотизма и жадности своих меценатов, властно и мелочно опекавших

его труд и обрекавших его на подневольное, жалкое существование "Я предпочел бы

просить милостыню, чем подвергаться снова такому унижению", - писал он

впоследствии Тем не менее именно в этих трудных условиях Монтеверди окончательно

сформировался как зрелый и притом выдающийся мастер - создатель произведений,

обессмертивших его имя Усовершенствованию его искусства способствовала

повседневная работа с превосходными ансамблями придворной капеллы и церкви Св



Достарыңызбен бөлісу:
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   61


©kzref.org 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет