Стоны и плачи на правительственной даче



жүктеу 169.95 Kb.
Дата13.09.2018
өлшемі169.95 Kb.

СТОНЫ И ПЛАЧИ НА ПРАВИТЕЛЬСТВЕННОЙ ДАЧЕ

Вновь Россия плачет слезно,

Вновь бросает скорбный клич.

Вновь России нужен Грозный

Иль Виссарионович.

Древнегреческий историк Фукидид писал, что доминирующим началом, определяющим поступки индивида, является «воля к власти». С античных времен принято считать, что личности, предрасположенные к властвованию, обладают неким неуловимым качеством, ставящим их над остальными людьми. Одни называют это качество «харизмой», другие «фактором икс».

Исследователи свидетельствуют, что потенциальные лидеры — носители «харизм», «фактора икс» — составляет около пятидесяти процентов людского сообщества. Из их числа выходят предводители: деспоты или демократические лидеры — эти немаловажные черты определяют задатки личности, эпоха и ситуация.

Когда в прошлом веке была высказана мысль о геноносителе этих качеств, никто тогда не мог подумать, что его расшифровка чревата угрозой для человечества. Сегодня же о возможности генного манипулирования говорят как об опасности, превосходящей атомную угрозу. Можно предположить, что рано или поздно «фактор икс» также окажется расшифрованным. Знание свойств, ведущих к господству человека над себе подобными, возможность управлять этими свойствами способны оказаться опаснее многих других открытий, к которым уже имело несчастье прикоснуться человечество.

Воля к власти, подчиняющая себе все помыслы и поступки прирожденного лидера, повисла бы в воздухе, если бы не было желания многих людей подчиниться стоящей над ними личности.

Это стремление иметь кого-то над собой — потребность чисто психологическая. У примитивных племен культ вождя имеет защитные функции, он избавляет приверженцев от чувства неуверенности и страха. Современный цивилизованный человек в каких-то отношениях, не столь уж далеко отстоит от своего пещерного предка.

Один из недавних опросов показал, что примерно 73 процента избирателей хотели бы иметь в качестве политического лидера страны «сильного человека». Следовательно, сила, ведущая индивида к вершинам власти, лишь на четверть состоит из его собственных устремлений. Три четверти — желание самих людей иметь над собой правителя. Это та самая «жажда вождя, которая расчищает путь к власти, если появляется личность, способная играть такую роль. Сталин к этой роли готовил себя всю жизнь.

***

Приемная дочь истории - легенда — утверждает: 22 июня 1941 года у И.В. Сталина оказался нарыв в горле. В час ночи к больному был вызван профессор Борис Сергеевич Преображенский, которые поставил диагноз: тяжелейшая ангина. Градусник показывал за сорок.

В три часа ночи Сталину позвонил Г.К. Жуков и сообщил, что немцы бомбят наши города. В 4.30 Сталин вызвал военных и всех членов Политбюро в Кремль и около 13 часов пробыл в кремлевском кабинете. Выступить по радио с обращением к советскому народу он не мог, потому было принято решение, что с обращением к народу выступит В.М. Молотов. Около 7 часов утра 22 июня 1941 года Сталин подписал директиву Вооруженным силам об отражении агрессии. А в 13 часов позвонил Жукову и сказал:

— Наши командующие фронтами не имеют достаточного опыта в руководстве боевыми действиями войск и, видимо, несколько растерялись. Политбюро решило послать вас на Юго-Западный фронт в качестве представителя Ставки Верховного Главнокомандования. Вам надо немедленно вылететь в Киев и оттуда вместе с Хрущевым выехать в штаб фронта в Тернополь.

Лишь вечером 22 июня Сталин возвратился в Волынское. Не раздеваясь, лег на диван и на какое-то время впал в забытье.

Ближняя, Кунцевская (Волынская) дача располагается неподалеку от сегодняшнего мемориала Победы по выезде из Москвы по Минскому шоссе с поворотом на Поклонную гору. Она и сегодня продолжает принимать зарубежных гостей высшего ранга. Ее, как и прежде, окружает высокий, пятиметровый, зеленый, только не деревянный, а металлический забор. Иосиф Виссарионович жил в двухэтажном особняке, также окрашенном в зеленый цвет, с застекленной террасой и обычным парадным входом. Справа от входа находилась небольшая дверь. Входить в парадные двери Сталин не любил, это диктовалось состоянием характера, скромностью, революционной привычкой к конспирации и естественным чувством постоянной опасности.

Дом на Ближней даче спроектировал и построил в 1933-34 годах архитектор Мирон Мержанов. Он же строил дачи Генсеку в Сочи, недалеко от Мацесты, у Холодной речки, не доезжая Гагр, и за Адлером, возле речки Мюссера.

Быт вождя на даче был размерен, неприхотлив. При входе через парадный подъезд налево, прямо и направо двери вели в комнаты. Между дверями находился лифт, радом с ним ванна и уборная. Под первым этажом на два этажа вниз находился бункер-кабинет с подсобными помещениями на случай военных бомбежек. В нем-то и работал Генштаб во главе с Верховным во время войны.

Другой такой бункер имелся неподалеку от здания правительства в Кремле, третий — около центрального телеграфа, четвертый в районе Измайлова. Все бункеры — кабинеты были спроектированы идентично оригиналу рабочего кабинета Верховного в Кремле. Кому пришла подобная идея в голову, не знаю, но всячески ее поддерживаю. При таком порядке вещей мысли Верховного не рассеивались по мелочам, и при необходимости перехода из помещения в помещение мозг сразу же включался в рабочий ритм в привычном русле, как бы в постоянно обжитом месте, после непродолжительной прогулки.

Ближняя Кунцевская дача с 1934 по 1953 год являлась, по сути, секретной столицей СССР, своеобразным государством в государстве. В большом зале за гигантским столом под зеленым бильярдным сукном проходили и веселые мальчишечники вождя, которые он, как восточный человек, особенно уважал и любил. Председательствовал на них бессменный тамада, именуемый прокурором, Лаврентий Берия. Никита Сергеевич Хрущев тех развлечений не мог вспомнить иначе, как со слезами на глазах:

— Это не были встречи друзей-соратников, — возмущался он, — а сборище садистов. Все время надо было быть начеку и ждать подвоха.

Предлагают тост, ты, естественно, поднимаешься, говоришь, пьешь.

Садишься и чувствуешь жопой склизь или холод. Оказывается, пока ты стоял, тебе подставили под ягодицы гуляш с подливой, торт или холодец.

Естественное желание при этом дать кому-то по морде, но ходишь мартышкой с красным задом, непристойно рычишь от бессилия, а лицом выражаешь верноподданническую угодливость.

Сталин при конфузе старался не присутствовать и как бы случайно уходил за дверь. Но когда такую шутку проделали с Николаем Михайловичем Шверником, я, случайно припозднившись, неслышно подошел к входной двери, увидел вождя, заходящегося от смеха, мне стало ясно, что все эти безобразия происходят с его высочайшего соизволения.

Опаздывать на мальчишечники, так же как и сбегать с них, считалось преступлением. Опоздавший должен был под дикие взбадривания принять штрафной штоф, огромный турий рог зелья, и после этого поддерживать застолье наравне со всеми.

Понятно, что после выпитого вина рога человек быстро пьянел, молол чепуху (что у трезвого на уме, у пьяного на языке).

А прокурор Лаврентий Берия и Верховный вождь Сталин только этого и ждали (мели, Емеля, твоя неделя... утро вечера мудренее...).

Я, человек на выпивку не слабый, и то не раз сбивался с курса. А постоянно опаздывавший Шверник просто панически боялся турьих рогов, но они ему всегда доставались. Пьяный, он тут же сваливался и засыпал. Не могу утверждать, умышленно ли засыпал или под воздействием спиртного, но засыпал основательно.

Берия неоднократно проверял, не дурачит ли вождя этот еврей Шверник, для чего и сирену над сонным включал, и из пистолета холостыми в потолок палил, и водой однажды из кувшина Михалыча окатил, но с того, как с гуся вода. Только губами почмокает, ручкой на манер балерины сделает и продолжает посапывать.

Сталин никогда не напивался. Вина потреблял в основном хорошие грузинские: киндзмараули, мукузани, хванчкару, цинандали.

Семен (имеется в виду СМ. Буденный) или Клим (К.Е. Ворошилов), перепившись, либо пели, либо шли в пляс. Буденный бесподобно «цыганочку» откаблучивал, Микоян «лезгинку» на пуантах изображал. Но все его танцы были похожи один на другой: и русские, и кавказские, все они брали начало с «лезгинки». Я — «гопака» выдавал.

Знаете ли вы, молодой человек, что украинский «гопак» —это никакой не танец, а своеобразный вид единоборства. Приседаю я перед Сталиным, прыгаю, а сам, мысленно, как бы удары ему наношу. Так иногда хочется его отгопачитъ, удержу нет. Думаю, и Анастас те же чувства испытывал, решительно размахивая руками в «лезгинке»: считаю, отлезгинить Сталина хотел.

Разойдемся, бывало, дом ходуном, ходит. В глазах вождя веселые искорки поблескивают. Любил мужские застолья восточный деспот. А песню прямо-таки обожал.

Среди певцов особо выделялся Клим. Так бывало затянет звук «у» в песне «Летят утки», думаю, от Волынской до Крыма утки долетят, гуси назад вернутся, а он все еще «ууу» гудком тянет. Сталин за это Уклимом его называл.

Сам Верховный пел чисто поставленным голосом. Имея отличный слух, он в песне, как и в жизни, хотел быть лидером и вел за собой остальных.

На мужские посиделки часто приглашалась Светлана. Она прекрасно танцевала, вкусно готовила. Но со временем великовозрастная пьяная компания стала ей надоедать, и под различными предлогами она стала ее избегать.

На ближней двухэтажной даче второй этаж был почти необитаем. При нажиме включателя свет загорался одновременно во всем здании. Прямо под дачу была подведена одноколейная ветка метро, но мы ни разу на метро к даче не подъезжали.

Здесь, как и на всех других дачах, имелись радиолы и большие коллекции пластинок с русскими, украинскими, грузинскими народными песнями, пластинками оперной и балетной музыки.

Устанем, рассядемся и под пластинки подтягиваем. Получалось вроде слаженно. Сам вождь проникновенно «Сулико» исполнял, но пел всегда с глубокой грустью и печалью. Любил, выходит, Надежду Сергеевну Аллилуеву, да несчастье разлучило.

...Рядом с залом заседаний Политбюро располагалась дверь, ведущая в маленькую квадратную спальню с двумя окнами и тусклым освещением. В ней слева от входа стояла по-старинному высокая и широкая кровать с деревянными спинками и аккуратно застеленным покрывалом. Подушки постели были тщательно взбиты, положены одна на другую и покрыты крахмальной накидкой.

Против кровати — платяной шкаф с обычными простыми створками. Дверцы шкафа приоткрыты, внутри на две трети видны вешалки, треть отдана под полку для белья.

На вешалках и в шкафу висели френч и шинель с погонами генералиссимуса, брюки с красными лампасами. Вещи ношенные и не раз чищенные. Здесь же находилось два темных мужских костюма, в которых ни на фото, ни в кино в жизни Верховного не видели. Внизу — две пары черных ботинок, чищенных гуталином и заметно поношенных.

Накануне смерти Сталину 1 марта 1953 года непосредственную его охрану на Ближней даче обеспечивали старший прикрепленный Иван Васильевич Хрусталев, прикрепленный Туков, помощник коменданта дачи Петр Васильевич Лозгачев и кастелянша Бутусова.

Перед приездом гостей: Л.П. Берия, Н.А. Булганина, Г.М. Маленкова и Н.С. Хрущева, — Сталин обсуждал с Лозгачевым меню ужина. Был весел, много шутил.

За ужином пили в основном «сок» — то есть молодое вино «маджари».

Через некоторое время попросили еще несколько бутылок...

По инструкции, прикрепленный Хрусталев вышел проводить гостей, а при возвращении (по словам Эдварда Радзинского) заглянул в дежурное помещение и объявил охранникам:

— Ребята! Невероятная радость. Хозяин сказал: «Вы мне больше не понадобитесь. Я иду спать, и вы спать идите...»

Иными словами, Хрусталев от имени вождя, как бы разрешил охранникам разоружиться, отправив охрану спать и, тем самым, оставив вождя беззащитным.

Если даже допустить такую мысль, что Иосифом Виссарионовичем такие слова были произнесены, то из них отнюдь не следует, что вождь отпускает на покой всю охрану. Скорее всего, это могло относиться только к одному Хрусталеву Но такого при заступлении на дежурство никому не разрешалось, включая прикрепленного. За это время кто-то свободно мог зайти к спящему Сталину и совершить против него диверсионный акт.

Вернемся к хронике 1 марта 1953 года: в пятом часу утра Сталин провожает гостей и по свидетельству охранников сразу ложится спать. В обычное время своего пробуждения с 10-ти до 12-ти часов не подает никаких признаков жизни и никого не вызывает. И только в 18 в его малой спальне зажигается свет. То, что явно был нарушен режим дня, свидетельствует о том, что не все у вождя в порядке. Радзинский высказывает мысль: пока охранники спали, кто-то сделал Сталину смертоносную инъекцию или предпринял еще какой-то убийственный акт. Например, мог оставить газету, папку с бумагами, бутылку, которые могли излучать ядовитые испарения или радиационные излучения. Таким человеком, сам того не подозревая, мог стать, якобы видевший здорового Сталина последним, охранник Хрусталев, который вскоре и сам ушел из жизни, получив свою дозу отравления от оставленной кем-то вещи.

18.30 — возможное время падение Сталина на пол, о чем свидетельствуют выпавшие из его рук, остановившиеся карманные часы. Минут за тридцать до этого Сталин включил свет, пошел к столу с нарзаном, чтобы положить часы и газету «Правда», хотел попить воды, но упал, не дойдя до стола. Или мог даже попить отравленного нарзана и, взяв со стола часы, упасть.

С 18.30 до 22.30 Сталин беспомощно лежал на полу и только в 22.30 был обнаружен помощником коменданта Ближней дачи П. Лозгачевым.

У лежащего на полу вождя паралича правой стороны тела еще не было; потерявший дар речи, Сталин, находясь в сознании, призывал Лозгачева на помощь именно правой рукой, а левой рукой пытался на себе что-то поправить.


  • Около 22.30 охранник М. Старостин звонит министру МГБ Игнатьеву, но тот советует сообщить о случившемся Берии и Маленкову. Старостин дозванивается до Маленкова. Но в 23 часа Маленков звонит в дежурку и сообщает:

  • Берии я не нашел.

В 23.30 звонит Берия и произносит странную фразу: «О болезни товарища Сталина никому не говорите».

2 марта 1953 года: В 3 часа ночи (то есть через 4 часа после первых звонков) на дачу приезжают Берия и Маленков, но вызывать врачей не спешат. Берия даже отругал Старостина за то, что тот наводит панику.

К 8-ми часам утра, после очередного звонка Старостина, приехал Хрущев. В 8.30-9.00 (то есть через 14 часов после случившегося) приехали врачи.

После осмотра больного на даче оставляют Булганина, а Берия, Маленков и Хрущев в 10.40 начинают в Кремле неофициальное совещание в кабинете Сталина. Чуть позже к ним присоединяются Молотов, Микоян, Ворошилов, Каганович и другие члены Президиума ЦК. Начинается дележ власти. В 20.30 все вновь собираются в сталинском кабинете.

3 марта 1953 года: Утром главные действующие лица посещают Волынскую Ближнюю дачу и, убедившись, что самочувствие Сталина не улучшается, отбывают в Кремль и проводят заседание Бюро Президиума ЦК, на котором постановляют:

а) созвать 4 марта 1953 года в Москве Пленум Центрального Комитета


КПСС;

б) подготовить к Пленуму ЦК КПСС необходимые организационные вопросы.

По сути происходит государственный переворот. По нему Маленков назначается Председателем Совета Министров СССР... вместо живого еще Сталина. При этом вождя от обязанностей предсовмина официально не освобождают. Устанавливается формальное двоевластие (два Председателя Совета Министров СССР сразу!!!) а фактически — воцаряется единоличная власть Берии. Он получает главный в то время пост в стране — пост министра внутренних дел.

Берия и Маленков спешат. Завершение переворота намечено на 4 марта, но некоторое улучшение состояния вождя заставляет их перенести окончание «дела» на 5-е. Пятого, не дождавшись смерти Верховного, они решаются на отчаянный шаг. Согласно официальному документу лечивших И.В. Сталина врачей, его дыхание прекратилось в 21 час 50 минут 5 марта 1953 года, а «верные соратники» 5 марта в 20 часов проводят Совместное заседание Пленума Центрального Комитета КПСС, Совета Министров Союза СССР и Президиума Верховного Совета СССР под председательством еще одного заговорщика Н.С. Хрущева.

Хрущев предоставляет слово Министру Здравоохранения СССР Третьякову для информационного сообщения о состоянии здоровья товарища И.В. Сталина Сообщение принимается к сведению.

Хрущев сообщает, что с самого начала болезни товарища Сталина у его постели постоянно находятся члены Бюро Президиума ЦК. Сейчас дежурит тов. Булганин, потому он не присутствует на заседании.

Слово представляется Маленкову. Маленков говорит: «Все понимают огромную ответственность за руководство страной, которая ложится теперь на всех нас. Всем понятно, что страна не может терпеть ни одного часа перебоя в руководстве (?).

Бюро Президиума ЦК поручило мне доложить вам ряд мероприятий по организации партийного и государственного руководства, с тем, чтобы принять их в качестве совместного решения Пленума Центрального Комитета партии, Совета Министров СССР и Президиума Верховного Совета СССР.

Бюро Президиума поручило мне доложить, что при выработке этих организационных мероприятий мы исходили из того, что в это трудное для нашей партии и страны время важнейшей задачей партии и правительства является — обеспечение бесперебойного и правильного руководства всей жизнью страны, что, в свою очередь, требует величайшей сплоченности руководства, недопущения какого-либо разброда и паники, с тем, чтобы, таким образом, безусловно обеспечить успешное проведение в жизнь выработанных нашей партией и правительством политики как во внутренних делах нашей страны, так и в международных делах.

Слово предоставляется тов. Берия:

Берия говорит: «Бюро Президиума ЦК тщательно обсудило создавшуюся обстановку в нашей стране в связи с тем, что в руководстве партией и страною отсутствует товарищ Сталин. Бюро Президиума ЦК считает необходимым теперь же назначить Председателя Совета Министров СССР. Бюро вносит предложение назначить Председателем Совета Министров СССР тов. Маленкова Г.М.

Кандидатура тов. Маленкова выдвигается членами бюро единодушно и единогласно. Мы уверены —вы разделяете наше мнение о том, что в переживаемое нашей партией и страной трудное время у нас может быть только одна кандидатура на пост Председателя Совета Министров СССР — кандидатура тов. Маленкова. (Многочисленные возгласы с мест: «Правильно! Утвердить!»)

Хрущев предоставляет слово Маленкову.

Маленков по поручению Бюро Президиума ЦК КПСС вносит следующие предложения:

1.0 назначении первыми заместителями председателя Совета Министров СССР тов. Берия Л.П., Молотова В.М., Булганина НА., Кагановича Д.М.. (многочисленные возгласы с мест: «Правильно! Утвердить!»)

Предложение о назначении тов. Берия, Молотова, Булганина, Кагановича первыми заместителями Председателя Совета Министров СССР, говорит тов. Маленков, выдвигается членами Бюро единодушно и единогласно.



  1. Иметь в Совете Министров СССР вместо двух органов — Президиума и Бюро Президиума один орган — Президиум Совета Министров СССР.

  2. Рекомендовать Председателем Президиума Верховного Совета СССР тов. Ворошилова К.Е., освободив от этих обязанностей тов. Шверника Н.М..

  3. Объединить Министерство государственной безопасности СССР и Министерство внутренних дел СССР в одно Министерство — Министер­ство внутренних дел СССР.

Назначить Министром внутренних дел СССР тов. Берия Л.П..

5. Назначить тов. Молотова В.М. Министром иностранных дел СССР.


Назначить тов. Вышинского А.Я. постоянным представителем СССР в ООН.

6. Назначить маршала Советского Союза тов. Булганина Н.А. Военным министром СССР и первыми заместителями Военного министра СССР — маршала Советского Союза тов. Василевского А.М. и маршала Советского Союза тов. Жукова Г.К.(?).

8. Назначить тов. Сабурова М.З. Министром машиностроения, освободив его от обязанностей Председателя Госплана СССР. (?)


  1. Назначить Председателем Госплана СССР тов. Косяченко Г.П.

  2. Рекомендовать тов. Шверника Н.М. Председателем ВЦСПС, освободив от этих обязанностей тов. Кузнецова В.В..

  3. Бюро Президиума ЦК предлагает иметь в Центральном Комитете КПСС вместе двух органов ЦК — Президиум и Бюро Президиума, один орган — Президиум Центрального Комитета КПСС, как это одобрено Уставом партии. (Это единственное в Постановлении место открыто демонстрирующее тайный отказ от «политической самодеятельности» Сталина, которая в нарушение Устава КПСС привела к сформированию вне-уставного Бюро Президиума ЦК. То же самое говорилось и о Бюро Президиума Совета Министров. Отказ от позиции Сталина соратники объявили еще при живом вожде. В итоге, оба Бюро были тут же ликвидированы. Остались только Президиумы. То есть, тем самым членам, ЦК дали понять, что Сталин грубо нарушал Устав КПСС и предельно сужал возможности коллективного руководства.) (?)

16. Признать необходимым, чтобы тов. Хрущев Н.С. сосредоточился на работе в Центральном Комитете КПСС, и в связи с этим, освободить его от обязанностей первого секретаря Московского Комитета КПСС. (?)

Бюро Президиума ЦК поручает тт. Маленкову, Берия и Хрущеву принять меры к тому, чтобы документы и бумаги товарищ Сталина, как действующие, так и архивные, были приведены в должный порядок.

В заключение тов. Маленков выразил уверенность в том, что в это трудное для партии и страны время Центральный Комитет партии, Совет Министров СССР и Президиум Верховного Совета СССР обеспечат бесперебойное и правильное руководство всей жизнью страны...

Хрущев:


— Есть ли у товарищей вопросы, замечания по предложениям Бюро Президиума ЦК КПСС, есть ли какие-либо другие или дополнительные предложения? (Возгласы с мест: «Принять. Утвердить предложения Бюро»)

Хрущев ставит на голосование внесенные предложения. Совместное заседание Пленума Центрального Комитета КПСС, Совета Министров СССР и Президиума Верховного Совета СССР единогласно утверждают внесенные Бюро Президиума ЦК предложение о мероприятиях по организации партийного и государственного руководства...

Так за 25 минут были осуществлены коренные основополагающие перемены, предпринятые в целях перехода от единоличного руководства к игре в коллективное руководство под особым контролем Берии.

Не дождавшись смерти И.В. Сталина, в партийной, исполнительной, законодательной и профсоюзной властях 5 марта 1953 года «соратники» произвели 73 фундаментальных перемены с заменой самых высоких руководителей, в том числе, подвергнув полной перетряске и аппараты 17-ти главных министерств. Вновь избранная верхушка сразу же после заседания, снова несется на Волынскую дачу к умирающему И.В. Сталину. Вождь агонизирует. Честно признаться, ему уже не безопасно было выздоравливать, и он умирает.

По воспоминаниям Хрущева: «...Как только умер Сталин, Берия сел в машину и уехал в Москву... Мы решили немедленно вызвать всех членов Президиума... Пока они не приехали, Маленков расхаживал по комнате, видно, тоже волновался. Я решил с Маленковым поговорить. Я подошел к Маленкову и говорю:


  • Егор, надо мне с тобой поговорить.

  • О чем? — отвечает он так холодно.

  • Вот Сталин умер. Есть о чем говорить. Как мы дальше будем?

— А что говорить? Вот съедутся все и будем говорить, для этого и собираемся.

Казалось, очень демократичный ответ. Но я-то по другому понял. Я понял так, как было на самом деле, что уж давно все вопросы оговорены с Берией, и все уж давно обсуждено.

Лидер самой могущественной и динамичной власти в стране — Л.П. Берия первым знакомится с оставленными документами и архивами Сталина, опасаясь улик против себя. Силовик предусмотрел все: Если бы Сталин выжил, он фактически ничего противозаконного перед вождем не совершил, оставшись, как и прежде, заместителем Предсовмина. А то, что он объединил два силовых министерства и возглавил их, в том тоже нет ничего непотребного, он и раньше курировал их.

А вот Маленков, в случае выживания Сталина, сразу шел «на заклание», ибо, не дождавшись кончины вождя, взошел на его «трон», заняв пост Председателя Совета Министров СССР. Рисковал головой и Хрущев, вставший на место Сталина в партии при живом Сталине и согласившийся председательствовать на Совместном заседании ЦК, Совета Министров и Президиума Верховного Совета.

Зададимся вопросом, почему они на этот риск шли? Были уверены, что Сталин уже не оклемается?

Почему у них появилась такая уверенность?

Знали, выходит, что вождю уже не встать. Знали и действовали безоглядно.

К великому сожалению, до сих пор у нас нет точных данных, когда умер И.В. Сталин. У Волкогонова он скончался в 9 часов 50 минут утра 5 марта 1953 года. У Радзинского — вечером в 21 час 50 минут 5 марта 1953 года.

Случайны ли эти ошибки?

Случайны ли противоречивые воспоминания Хрущева Н.С., Маленкова Г.М., Алилуевой СИ. и прочая, прочая?



За ними скрывается некая тайна. И, разумеется, собирались и писались они людьми, имеющими свои интересы. Данные их могут содержать «двойное дно», но вместе с тем, собранные воедино, несмотря на разительную противоречивость, наиболее точно и полно отображают то, что происходило в действительности.

Достарыңызбен бөлісу:


©kzref.org 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет