Светлана Лурье Армен Давтян



жүктеу 5.85 Mb.
бет1/71
Дата26.10.2017
өлшемі5.85 Mb.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   71

Светлана Лурье

Армен Давтян



Ереванская цивилизация

или

как формируется традиция в современности


Предисловие

Много книг написано об истории Армении. Ассоциируется она чаще всего с древностью, c глубокими корнями народа. Его история продолжается сегодня, причем — весьма бурно. Нам, авторам этой книги, позднесоветский период представляется одним из наиболее ярких и наиболее радостных во всей армянской истории. В ней была открыта новая страница — возникло то, что сегодня уже можно назвать особой Ереванской цивилизацией армян. Она не имеет аналогов в истории и удивительно своеобычна и неповторима. Если мы хотим увидеть, как сегодня складывается культура, возникает новый исторический слой, — стоит посмотреть на Ереван, каким он был еще два-три десятилетия назад. Задача наша — зафиксировать исторический факт, потому что до сих пор никому не приходило в голову сказать: он был! В древней армянской истории было несколько столиц, с тех пор прошли столетия и тысячелетия, но такой — не было никогда. Сегодняшний Ереван возник внезапно, стихийно, как бы вдруг, и принес с собой новую традицию, новый взгляд на мир. Это была новая эпоха в армянской истории.

Ереванская цивилизация возникла на пепелище. В ее основании — геноцид армян. Она родилась как воплощение страстного желания жить и вобрала в себя все стремление людей к свету, радости, свободе. Она стала их победой над смертью в результате творчества сотен тысяч людей, создавших много-много большее, чем у них безжалостно хотели отнять.

Нашим русским современникам, помнящим Ереван последних советских лет, казалось, что такой Ереван существовал всегда. Да что там, многим сегодняшним ереванцам представляется то же самое. Трудно свыкнуться с мыслью, что все произошло как взрыв, почти молниеносно, и тут же приняло такой вид, будто за этой цивилизацией стоят века спокойного, беспечного процветания. Большинство армян еще даже не осознало, что произошло.

Мы хотим, чтобы Ереван понял, что он такое есть.

В трудные послесоветские годы, с их нищетой, холодом, отсутствием света, войной, бесконечными проблемами, Ереван, казалось, потерял свой голос, замкнулся и начал забывать себя. Мы хотим напомнить ему его самого... Та его эпоха, увы, уходит в прошлое в результате новых судьбоносных событий в Армении. Песня словно оборвалась на полуслове. Мы хотим ее сохранить для людей и для... науки, истории, культурологии...

Но наша тема несколько иная. Это — взгляд на особенную историю большого города на протяжении нескольких десятилетий, причем не формальную, зафиксированную в справочниках и монографиях, а на историю формирования уникальной неповторимой социальной среды. Огромное множество исторических событий этого периода перепроверить нам весьма трудно. Но наша цель — не изложение достоверных исторически фактов, а воссоздание той мифологии, которая сопровождала формирование нового большого города, и идеологии создания Еревана как центра собирания армян, рассеянных по всему свету.

Мы не претендуем на то, что в нашем повествовании не окажется более или менее значимых исторических ошибок, — они наверняка есть. Мы передаем историю формирования Еревана, как она сохранилась в памяти не специалистов-историков, а рядовых ереванцев (пока еще сохранилась, ибо события последних лет грозят захлестнуть эти воспоминания). Если хотите, это миф о Ереване, представляющий собой нечто большее, чем те образы, которые запечатлелись в сознании авторов: по годам своим они и не были свидетелями всех событий, о которых здесь рассказывается. Этот миф еще остался в памяти «старых» ереванцев, он как «живая» легенда вполне живого города, но города, живущего уже другим ритмами, города-столицы вновь независимого армянского государства.

Ереван привык к тому, что соотечественники за пределами Армении редко говорят о нем. Пишут ли армяне об истории или о культуре, о знаменитых армянах или о геноциде армян, столица Армении порой не упоминается даже вскользь… Можно посетовать на недавние печальные времена, вновь раскидавшие армян по всему свету, да только, как ни странно, не сейчас это началось. Даже в 1970-х, в пору расцвета прекрасного города, за рубежом его жизнь глухо замалчивали. Не говорили много о нем и советские армяне, проживавшие вне Армении. Да и сам Ереван 1960-х — 1980-х не преуспел в осмыслении себя как явления. Ереванцы пели прекрасные песни о родном городе, но почти не писали о нем книг, мало снимали фильмов…

Читая то или иное изложение истории Армении, нередко замечаем, что рассказ заканчивается или геноцидом армян, или 1920-м годом, когда почила Первая Республика, а «за бортом» несправедливо остаются прекрасные годы расцвета нации. Мы увидели новую историю, прекрасную историю, и должны рассказать о ней!

Мы позволили себе в этой книге определенную интерпретацию событий, но она имеет свою подоплеку, возможно, это интерпретация, которую склонно давать и большинство рефлексирующих ереванцев. Однако и определенную долю субъективности мы должны признать.

Давайте попробуем приподняться над временем. Мы достаточно много общаемся сегодня с далекими прежде от нас народами, становясь так или иначе участниками взаимодействия культур. В этом взаимодействии необходимо иметь достаточно мудрости, чтобы не поставить себя ниже или выше других, чтобы, сохраняя своеобразие своей культуры, дарить ее друзьям.

Просто дружить — это значит еще иметь и свое достоинство. Примерно так понимали это в Ереване, об этом мы попытались рассказать.
В данном издании книги, как и раньше, история формирования Еревана после 1920 года сопровождается культурологическими комментариями, но они перенесены в завершающий раздел и дополнены теоретической частью. Мы посчитали это необходимыми, поскольку наши очерки представляют не только общекультурный, познавательный интерес. Мы фиксировали процесс становления традиции, что является большой редкостью для этнологии и культурологии. Поэтому есть и еще одна задача — научная. Ереван уникален как феномен не только культурный и социальный, но еще и культурологический, что представляет немалый интерес для науки. Было бы большим упущением не обратить на это внимания, ведь мы имеем возможность непосредственно наблюдать становление новой традиции. То, что традиция зарождается, как мы привыкли думать, при наших прадедах и более далеких предках, что по определению передается нам из поколения в поколение в течение веков и десятилетий, возникло у нас на глазах в течение всего нескольких десятилетий. И мы можем проследить, шаг за шагом рассмотреть различные компоненты новой традиции. Но мы не остановимся на том, что будем только наблюдать процесс (так сказать, феноменологически), а попытаемся объяснить действующие пружины такого масштабного для народа события, как формирование традиции. Увидим, как складываются новые картина мира, фольклор, масштабные институции, модели поведения. И на этом основании сделаем некоторые новые для науки выводы о формировании традиции вообще.

Поэтому наша книга еще о традиции, книга по традициологии — науке о формировании и функционировании традиции. Наука эта совсем молодая. Люди привыкли смотреть на традицию, как на нечто установившееся издавна и стабильное, даже консервативное, но никак не новое и вполне современное.

Одним из городов, где зародилась традициология, стал Ереван, в котором жил замечательный ученый Эдуард Саркисович Маркарян — основоположник российской и армянской культурологии. Он едва ли не первым взглянул на традицию как живое, саморазвивающееся и современное нам явление. Его направление в науке мы намерены продолжать, и его памяти посвятили теоретическую часть этой книги.





Достарыңызбен бөлісу:
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   71


©kzref.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет