Т. В. Бендас гендерная психология Издательская программа



жүктеу 8.64 Mb.
бет21/44
Дата20.04.2019
өлшемі8.64 Mb.
түріПрограмма
1   ...   17   18   19   20   21   22   23   24   ...   44

Рис. 8.1. Схема вознаграждений в игре «Дилемма Прайсона» (источник: Maccoby, Jacklin, 1978)

были получены в американской культуре. Напротив, в мексиканской выборке более конкурентными были девочки (Каган и ко.хтеги).

Очень часто проявление конкурентности или неоперативности связано с полом конкурента. Чтобы было ясно, о чем идет речь, разберем типичную ситуацию, которая использовалась в исследованиях. Детям часто предлагалась игра, которая называется «Дилемма Прайсона» (рис. 8.1). В этой игре два игрока одновременно (втайне друг от друга) должны выбрать А или В. Будем считать, что вознаграждение, которое получают игроки, выражается в долларах США. Размер выигрыша определяется четырьмя вариантами: 1) если оба игрока выбрали А (АА), они оба получают средний выигрыш (5,5 доллара), 2) если оба игрока выбрали В (ВВ), они оба получают минимальный выигрыш (1,1 доллара), 3) если первый игрок выбирает В. а второй А (ВА), то первый получает максимальный выигрыш (10,1 доллара), а второй — минимальный (1,10 доллара), и 4) если первый игрок выбирает А. а второй игрок В (АВ), то первый получает минимальный выигрыш (1,10 долларов), а второй — максимальный (10,1 доллара). Суть игры — в выборе стратегии. Эта стратегия может быть кооперативной: если игрок все время выбирает А, он не получает максимального выигрыша, но зато это позволяет и ему и партнеру все время иметь достаточно большое (среднее) либо вознаграждение (совместный кооперативный выбор, или оптимальный кооперативный выбор), либо дает возможность выиграть партнеру. В то же время возможна и конкурентная стратегия: если игрок все время выбирает В, то он получает максимальный выигрыш (если партнер ведет себя кооперативно), хотя может получить и минимальный (если партнер также ведет себя конкурентно). В качестве модификаций исследования с помощью этой игры использовались специальная инструкция, нацеливающая игроков на кооперативное поведение, контролируемая обратная связь, оценка степени доверия к своему партнеру, предоставление возможности прощать долг партнеру по игре, учет эмоций игроков — особенно в ответ на действия партнера (сожаление по поводу его проигрыша или радость и злорадство) и возможность договариваться о совместных действиях.

Эта игра вызвала всплеск исследований кооперативного поведения в диадах — как детских (начиная с 6 лет), так и взрослых (до 21 года). Использовалась она и для изучения супружеских пар. Что же показали исследования? \

Исследования кооперативное™ с помощью игры «Дилемма Прайсона»

23 работы (1965-1973 гг.).



Испытуемые обоего пола от 6 до 21 года. Из них образовывались диады игроков: однополые и смешанные по полу. Учитывались кооперативные и конкурентные ходы игроков в игре (обшее количество, количество оптимальных ходов — конкурентных и кооперативных), эмоции сожаления по поводу проигрыша партнера, степень доверия к партнеру, прошение ему долга, невыполнение обязательств — договоренностей и т. п. Кроме реальных партнеров использовались смоделированные ситуации,

Стиль поведения 251

когда экспериментатор сообщал о сделанных ходах от имени якобы существующего партнера (своего или противоположного пола).



Результаты (дети и подростки). Превосходство мальчиков было отмечено по кооперативному поведению (в однополых диадах): а) со смоделированным партнером (10 и 11 лет) и б) с реальным партнером (14-1 7 лет).

Девочки делали большее количество кооперативных выборов (8 и 9 лет), меньшее количество совместных конкурентных выборов (8 и 9 лет), испытывали большее доверие к партнеру (8 и 9 лет), чаше прошали партнеру долг (8 и 9 лет), а также демонстрировали превосходство по кооперативности в однополых диадах (6, 9 и 12 лет).



Не было обнаружено половых различий: по числу совместных кооперативных ходов (8 и 9 лет), надежности в качестве партнера (8 и 9 лет), кооперативности в смешанных диадах (6, 9 и 12 лет) и в сожалении по поводу проигрыша партнера (8 и 9 лет).

Результаты (взрослые — 18-21 год). Мужчины превосходили женщин по числу кооперативных выборов (оптимальных и у испытуемых, имевших отцов-предпринимателей) и по кооперативным ответам на оптимальные конкурентные ходы, сделанные смоделированным партнером, а также опережали их по числу проявлений кооперативности при сравнении однополых мужских и однополых женских диад и по тому же показателю при сравнении мужского и женского поведения в смешанных диадах.

Женщины превосходили мужчин по числу оптимальных конкурентных ходов, по числу кооперативных ходов со смоделированным партнером, а также имели преимущество по числу кооперативных ответов на оптимальные конкурентные ходы, сделанные смоделированным партнером.



Не было обнаружено половых различий: по общему числу кооперативных ходов у испытуемых 18-21 года, у испытуемых, имевших отиов-чиновников и у взрослых супружеских пар, а также по числу кооперативных ходов в однополых диадах и по первому конкурентному ответу (по материалам книги Maccoby, Jacklin, 1 978).

В детском возрасте девочки в целом демонстрировали более разнообразное кооперативное поведение: они делали больше кооперативных выборов, меньше совместных конкурентных выборов, выказывали большее доверие к партнеру и чаще прощали ему долг. В то же время по ряду показателей кооперативности мальчики и девочки вели себя сходным образом по числу совместных кооперативных ходов, по надежности в качестве партнера и по выражению сожаления по поводу проигрыша партнера. Косвенное доказательство несколько большей кооперативности девочек (мальчики могли не уступать им, но и не превосходили их) может быть свидетельством их большего стремления «хорошо себя вести» (т. е. так, как требуют взрослые).

Исследования взрослых по «Дилемме Прайсона» обнаружили 3 равнозначные тенденции: превосходство мужчин, превосходство женщин и отсутствие различий. Мужчины отличались по числу кооперативных выборов (в том числе и оптимальных). Интересный результат был получен при исследовании испытуемых, имевших отцов-предпринимателей и отцов-чиновников: в первом случае наблюдалось превосходство мужчин. Предпринимательские способности тоже включают умение просчитывать ситуацию и вести себя с партнерам то конкурентно, то кооперативно (это смоделировано в «Дилемме Прайсона»), и, очевидно, исследователи пытались проследить, каким образом эти способности (которые явно имеются у родителей) проявляются у детей. Как видим, этот фактор оказался значимым — но только для мужчин. Хотя, возможно, американские девушки не собираются быть предпринимателями и поэтому не стремятся подражать своим отцам — по крайней мере, не так, 'как юноши. А вот у испытуемых, имевших отцов-


252 Глава 8. Социальное поведение

чиновников, не было обнаружено половых различий. Эти результаты еще требуют своей дальнейшей проверки и осмысления.

Превосходство женщин наблюдалось: по числу оптимальных конкурентных ходов и по кооперативным ходам со смоделированным партнером. Разумеется, взаимодействие с реальным и смоделированным партнером — это разные вещи. В последнем случае экспериментатор просто сообщает, что другой игрок сделал такой-то шаг, и, возможно, женщины просто больше доверяли мнению экспериментатора.

Различия отсутствовали по общему числу кооперативных ходов. В целом складывается впечатление, которое часто наблюдается при изучении половых различий: сходство и своеобразие полов сочетаются. Важным фактором (как для детей, так и для взрослых) оказался пол партнера по игре. Этот аспект мы проанализируем в разделе, посвященном поведению испытуемых в присутствии представителей своего и противоположного пола. Другие исследования конкурентности показали превосходство мужчин: достижение большего, чем у других, успеха повышает их самооценку, чего не наблюдается у женщин.

Что касается кооперативного поведения, то здесь данные противоречивы: в некоторых случаях половых различий не обнаруживается, в других женщины демонстрируют большее сотрудничество с окружающими. Таким образом, большая конкурентность мужчин не означает наличия большей кооперативности у женщин. Скорее дело обстоит следующим образом: мужчины более конкурентны, но по кооперативности оба пола сходны. Таким образом, гендерный стереотип подтверждается, но лишь частично. Помимо этого, проявления конкурентного или кооперативного поведения сильно зависят от того, с каким полом приходится взаимодействовать — со своим или с противоположным.

Успешность деятельности

Мы рассмотрим половые различия по успешности обучения в школе, решению различных задач в лабораторных экспериментах и выполнению роли лидера и менеджера.

Широко распространено представление о том, что мужчины более продуктивны, чем женщины. При этом имеются в виду либо все виды деятельности, либо те, которые особенно ценятся обществом — политика, наука, искусство, спорт. То, что у женщин либо нет выдающихся успехов в этих областях, либо они гораздо скромнее, чем у мужчин, обычно объясняют отсутствием соответствующих способностей, что, в свою очередь, часто служит главным аргументом для оправдания гендерной диспропорции в престижных профессиях. Но каковы результаты конкретных исследований успешности? Сгруппируем данные из книги Э. Маккоби и К. Жаклин по методикам и возрастам.

Исследования успешности в детском саду, школе и вузе

11 работ (1966-1972 гг.).



Испытуемые обоего пола от 2,5 до 25 лет. Метолики:

1) анализ показателей школьных и вузовских успехов: объективных (оиенки) и субъективных (мнения учителей) показателей успеваемости и объективных (количество исключенных из школы) показателей дисциплины;



Успешность деятельности 253

  1. наблюдение за проявлением способностей в обучении;

  2. семантический дифференциал (понятия, связанные со школой);

  3. изучение записей взаимодействия учителей с детьми;

  4. опрос — изучение мнений: а) учителей об интересен внимании детей на занятиях; б) коллег об инструментальности (ориентация на решение задачи).

Результаты в летском салу и школе.

Превосхолство мальчиков заключалось в их более позитивном восприятии учителями (5, 7, 9, .11, 13, 15, 17 и 21-25 лет). Превосхолство левочек наблюдалось:

  1. по оценкам по всем предметам (10-13 лет и 14-17 лет ) и математике (10 лет);

  2. объективным показателям дисциплины — меньшему количеству исключенных из школы (1 5-17 лет);

  3. отношению к учебе и школе: большему интересу к занятиям и способностям к ним (наблюдение — 3^1 года) и отношению к школе (семантический дифференциал — 10 лет).

Не было обнаружено половых различий по школьным успехам (мнения учителей — 8 лет) и по интересу и вниманию к занятиям (мнения учителей — 2,5 года).

Результаты в вузе.

Ни по одному из показателей не было обнаружено превосходства ни мужчин, ни


женщин. Исследования показали отсутствие половых различий по оценкам перво
курсников за первый семестр (18 лет) и по воспринимаемой инструментальности со
стороны коллег U8 и годНпо материалам книги Maccoby, JackVin, 1978

Результаты, полученные у детей, продемонстрировали расхождение объективных и субъективных показателей успешности. Среди них можно выделить:



  1. объективные показатели успеваемости и дисциплины (также влияющей на успеваемость);

  2. условно объективные показатели успеваемости и дисциплины (т. е. субъективные показатели, по своей надежности приближающиеся к объективным, — данные наблюдений квалифицированных экспертов и семантический дифференциал);

  3. субъективные показатели успеваемости и дисциплины — мнение воспитателей и учителей об успешности учащихся и об их внимании и интересе "к занятиям.

По двум первым категориям показателей девочки превосходят мальчиков по всем предметам (с 10 до 17 лет), в том числе и по математике (в 10 лет). То же самое можно сказать и о дисциплине: девочек меньше среди исключенных из школы (15-17 лет). Они же проявляют больший интерес к занятиям в детском саду и в школе. Лучшая успеваемость девочек, видимо, объясняется их большим послушанием взрослым, требующим хорошей учебы, а также особенностями мотивации мальчиков: им требуются специальные стимулы — конкурентная среда (борьба за первенство в учебе или борьба за лидерство), а девочки и женщины мотивированы на достижения без дополнительных стимулов.

Но у воспитателей и учителей иное мнение об успешности учащихся и их внимании и интересе к занятиям. Они либо считают оба пола одинаковыми (в 2.5 гада и в 8 лет), либо отдают предпочтение мальчикам (практически во всех возрастах — с 5 до 25 лет). Таким образом, на протяжении всего школьного (и даже в начале вузовского) периода девочки учатся лучше мальчиков, но учителя не замеча-



254 Глава 8. Социальное поведение

ют этих успехов. Они уделяют мальчикам больше внимания и времени и в целом относятся к ним более позитивно, чем к девочкам. Скорее всего, это связано с тем, что мальчики чаще нарушают дисциплину и, соответственно, требуют большего внимания, а также с тем, что они, по сравнению с девочками склонны к более нестандартным ответам и оригинальным решениям, что привлекает больший интерес учителей. Но эти предположения требуют дополнительных исследований.

Вспомним один интересный эксперимент. Учителям сообщили имена детей, которых психологи по результатам тестов отнесли к одаренным (на самом деле это были обычные дети, и выбраны они были случайно). На учителей это произвело впечатление, и они стали чаще обращаться к этим детям, взаимодействовать с ними, уделять им больше внимания и т. п. И что же? Через некоторое время дети в самом деле изменились — стали лучше учиться, более творчески подходить к заданиям, т. е. оправдывать звание одаренных. Именно в таком положении и находятся мальчики. Девочки же, видимо, начинают принижать свои успехи, так как они считаются либо само собой разумеющимися, либо доказательством лишь усердия, а не способностей. Таким образом, гендерные установки учителей и воспитателей могут серьезно влиять на успехи учащихся разного пола.

Данные исследований взрослых свидетельствуют об отсутствии половых различий по успеваемости у американских первокурсников, но этих данных так мало, что не стоит делать из них серьезных выводов. Наши студентки учатся лучше студентов, но юноши демонстрируют большие успехи в других видах деятельности — например, в науке (Дворяшина, 1974). Удивительно, что, лучше учась в школе и вузе, женщины добиваются меньших профессиональных успехов, чем мужчины. По-видимому, вступают в действие другие факторы: как личные (замужество, рождение детей), так и производственные обстоятельства — отношение начальников и коллег, а возможно, и самих женщин к собственным профессиональным успехам. Обратимся к другим показателям успешности.

При рассмотрении половых различий в групповой продуктивности мы воспользуемся данными В. Вуд, которая обобщила результаты соответствующих исследований (Wood, 1987).

Существует мнение, что женщины выполняют свою работу иначе, чем мужчины, и в целом хуже. Таким образом, мужской способ работы принят за эталонный, я отклонения от эталона считаются показателем меньшей успешности. В лабораторных исследованиях можно проследить то, как работают мужчины и женщины, отбросив влияние побочных факторов, сказывающихся в реальной производст-



венной жизни.

В pause исследований было обнаружено преимущество женщин. Так, студентки превзошли студентов в успешности принятия решений по модели В. Врума и Р. Йетюиа(Ваrto1, Martin, 1986). Помимо этого, женщины менее склонны к редуцированию усилий в группе (т. е. худшей работе в группе, чем в одиночку, в связи со склонностью перекладывать ответственность на других; Cross, Madson, 1997).

Существуют данные и о превосходстве мужчин. В частности, мужчины опережают женщин по креативности (т. е. по количеству творческих решений).

В остальных случаях различия связаны с характером задачи. Например, принято выделять индивидуальный и собственно групповой типы продуктивности группы. В первом случае продуктивность подсчитывается по сумме индивидуальных вкладов (например, четыре члена группы решают каждый свою головоломку, а ре-



Успешность деятельности 255

зультат подсчитывается по числу успешных решений). Во втором случае результат зависит от совместных усилий всех членов группы (например, выработать групповое решение, учитывая мнения всех участников). В первом случае наблюдается превосходство мужчин, во втором же случае половые различия не обнаружены.

В соответствии со стилем поведения задачи можно разделить на инструментальные и экспрессивные. Первые из них требуют ориентации на продуктивность, вторые — на взаимодействие с членами группы. Мужчины лучше справляются с задачами первого, а женщины — второго типа.

Мужчины лучше справляются с пространственными и моторными заданиями, а женщины — с заданиями, требующими вербальных способностей.

Продуктивность может зависеть и от особенностей мужских и женских интересов. Известно, что человек лучше выполняет работу, которая ему интересна. В одном из исследований испытуемым предлагалось заключить сделку с партнерами, идя на взаимные денежные уступки. Эта задача требовала скрупулезного подсчета потерь и выгод при каждом ,шаге. В другой задаче необходимо было урегулировать взаимоотношения между людьми. Очевидно, что для мужчин интереснее была первая задача, а для женщин — вторая, и результаты по продуктивности соответствовали этому распределению интересов, причем, важен был не биологический пол, а социальный. Маскулинные испытуемые (и женщины и мужчины) лучше решали задачи, отражающие мужские интересы, в отличие от фемининных испытуемых.

Наконец, свою роль может играть и «маскулинная» либо «фемининная» формулировка задачи. Например, испытуемым давали похожие арифметические задачи, но в одном случае нужно было подсчитать количество выкуренных сигарет, а в другом — количество килограммов веса, которые человек терял при похудании. Хотя среди курящих или озабоченных лишним весом есть и мужчины и женщины, тем не менее очевидно, что задачу о курении лучше решали мужчины. Во втором случае их преимущество исчезало. Иногда женщины не уступали мужчинам по точности решения «маскулинной» задачи, но дольше искали это решение.

Свою роль играет мотивация. Считается, что меньшая продуктивность женщин при выполнении некоторых заданий связана с отсутствием у них соответствующей мотивации. Когда женщин поощряли к развитию более благоприятного отношения к решению проблем, их показатели в решении этих проблем улучшались (хотя и оставались более низкими, чем у мужчин).

В лабораторных исследованиях продемонстрировано и влияние экспериментальной обстановки. Значение имеют такие факторы, как пол экспериментатора, его ожидания относительно испытуемого и степень тестовой тревоги в связи с экспериментом. Выяснилось, что в большинстве исследований экспериментаторами являются мужчины (84% всех исследователей и 86,4% авторов публикаций, которые названы первыми). Экспериментальная обстановка обычно более благоприятна для мужчин. Помимо этого, исследователи получали данные, которые льстили их полу и выставляли в невыгодном свете противоположный. Например, в случае с декодированием невербальных сигналов авторы-мужчины получали менее впечатляющие результаты о преимуществах женского пола, чем авторы-женщины. Подобным же образом результаты о большей конформности женщин чаще обнаруживали экспериментаторы-мужчины. Такая закономерность, к счастью, прослеживается не во всех исследованиях, и она совсем не обязательно явля-



256 Глава 8. Соииальное поведение

ется следствием умышленных действий и намерений. Однако существуют экспериментальные тонкости, которых экспериментатор может не осознавать. К примеру, при исследовании конформности мужчины-исследователи использовали большее количество стимулов, чем их коллеги — женщины, возможно, стремясь к большей надежности показателей, но в итоге в их исследованиях женщины выглядели более поддающимися влиянию (возможно, из-за суммирования показателей). Добавлю также, что экспериментатор выбирает те методики, задачи и проблемы, которое ему интересны и его волнуют. Возможно, и здесь могут обнаружиться половые различия. В этом плане необходимо провести гендерную экспертизу исследовательских интересов и проблем, и, разумеется, необходимо учитывать пол экспериментатора, а не только испытуемого — для нивелировки гендерного эффекта включать в исследовательскую группу представителей обоего пола.

Более поздние исследования демонстрируют большее превосходство мужчин по продуктивности работы. Это очень интересный факт. То, что испытуемые разного пата узнают о себе из публикаций психологов, может оказывать внушающее действие: результаты воспринимаются как норма поведения, вследствие чего и мужчины и женщины стараются соответствовать этим нормам. Здесь следует подумать о методиках измерения успешности мужчин и женщин, устойчивых к таким влияниям.

В случае с эффективностью лидерства лабораторные исследования дают разноречивые результаты: а) превосходство мужчин; б) превосходство женщин; в) равная эффективность лидеров обоего пола и г) зависимость оценки успешности женщин от взглядов экспертов (традиционных и эгалитарных). Так, в ряде исследований по методу смоделированной деловой ситуации были получены данные о том. что с ролью лидера лучше справляются мужчины (например, в исследованиях Г. Пауэлла — Powell et al., 1994). Другие же подобные исследования продемонстрировали равную эффективность лидеров обоего пола как по скорости, так и по качеству выполнения задания (например, работы А. Эскилсон и М. Уилли — Eskilson. Willey, 1976). Опросы показали, что сами женщины считают себя более эффективными лидерами, чем мужчины, причем в разных ролях — директора начально!! школы, менеджера организации или лидера в лабораторном эксперименте (Eagly, Johnson, 1990).



Исследование Э. Игли и Б. Джонсона (1990)

Испытуемые: студенты университета (125 женщин и 181 мужчина).

Метолика: оценка своей компетентности как лидера в различных ситуациях. Предлагались следующие описания лидерских ролей: директора начальной школы, менеджера и лидера в лабораторном эксперименте (который стремился достичь согласия членов группы).

Результаты: женщины считали себя более компетентными в качестве лидеров, чем
мужчины. .

По поводу женского лидерства существуют следующие точки зрения:



  1. традиционная, или патриархатная: лидерство — мужское дело, поэтому женщина в роли лидера осуждается;

  2. эгалитарная: у женщин и мужчин — равные способности к лидерству, поэтому женщина-лидер оценивается по тем же критериям, что и мужчина;

Успешность деятельности 257

3) нетрадиционная (ее можно было бы назвать феминистской, но это не совсем верно, так как далеко не все феминистки придерживаются таких крайних взглядов): в противоположность патриархатнон точке зрения считается, что именно женщины, а не мужчины больше способны к лидерству. Эти взгляды искажают мнения экспертов, когда их просят оценить эффективности лидеров разного пола. В исследовании Р. Раиса и коллег принимали участие курсанты Военной академии США мужского пола. Нужно было оценить, благодаря кому группа курсантов добилась успеха. Командирами групп в лабораторном эксперименте были и женщины и мужчины. Те, кто придерживался традиционной точки зрения, реже приписывали причину успеха женщине, сторонники же эгалитарных взглядов поступали наоборот.

Феномен приписывания меньшей компетентности женщине-лидеру был обнаружен и при оценке супружеских пар в уже упоминавшемся исследовании Д. Айвея и К. Коноли (см. главу о гендерной демографии). Поскольку в нем роли супругов исполняли актеры, то превосходство мужчин было явным проявлением каузальной атрибуции.

Предубеждение против женщины-лидера может принимать и такую своеобразную форму, при которой она оценивается по более низким стандартам, чем мужчина («что с нее взять, она же женщина»): если диада, где лидером назначалась женщина, работала успешно, ее достижения оценивались более высоко, и, напротив, на нее возлагалась меньшая ответственность, когда диада терпела неудачу — по сравнению с теми случаями, когда лидером был мужчина (данные М. Якобсона и В. Коха, цит. по: Bartol, Martin, 1986). Результаты лабораторных исследований демонстрируют, что в основном преобладает традиционная точка зрения, отражающая гендерный стереотип.

Что же касается полевых исследований, здесь особенно остро стоит вопрос о критериях эффективности лидера. Э. Игли и коллеги справедливо отмечают, что приравнивание этой эффективности к групповой эффективности неправомерно, особенно в больших организациях, так как там трудно оценить продуктивность работы отдельного подразделения (Eagly et al, 1995). Более точным является определение эффективности лидера как способности последнего обеспечивать группе, организации выполнение ее целей. В конкретных работах в качестве критериев такой эффективности выступают показатели двух типов: объективные и субъективные. К объективным относятся: получение менеджерской должности, продвижение но службе, заработная плата, уровень образования как свидетельство квалификации, стаж работы в должности менеджера и других, к субъективным — воспринимаемая эффективность со стороны самого лидера, его коллег, начальников и подчиненных и удовлетворенность работой самих лидеров и их подчиненных (Tsui, Gutek, 1984).

Часто эти критерии не являются гендерно-нейтральными. Назначение женщин на должности менеджеров в США стало осуществляться сравнительно недавно, поэтому стаж работы в этих должностях у них будет меньше, а продвижение по службе — более быстрым, чем у мужчин, потому что женщины начали восхождение с более низкого уровня, чем мужчины. А более низкую, чем у мужчин, зарплату при одинаковой должности следует считать проявлением дискриминации, а не успешности. Порой женщин оценивают по мужским критериям или предъявляют к их компетентности более высокие требования, чем к мужчинам




Достарыңызбен бөлісу:
1   ...   17   18   19   20   21   22   23   24   ...   44


©kzref.org 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет