Т. В. Бендас гендерная психология Издательская программа


Глава 9 ГЕНДЕРНЫЕ ОТНОШЕНИЯ



жүктеу 8.64 Mb.
бет23/44
Дата20.04.2019
өлшемі8.64 Mb.
түріПрограмма
1   ...   19   20   21   22   23   24   25   26   ...   44
Глава 9

ГЕНДЕРНЫЕ ОТНОШЕНИЯ

Приступая к рассмотрению данного вопроса, необходимо уточнить некоторые по­нятия. Мы будем говорить о трех различных явлениях: об организации взаимо­действия и общения полов (половая сегрегация и конвергенция), о различиях ме­жду полами в личностных характеристиках и социальном поведении (мужской и женской субкультурах) и о гендерных отношениях внутри пола или между пола­ми (конфронтации полов или их гармоничных взаимоотношениях). Все эти явле­ния взаимосвязаны и находятся под мощным влиянием общего фактора под на­званием «культура». Общество почему-то заинтересовано в том, чтобы мужчины и женщины являли собой почти различные миры, представители которых с тру­дом понимают друг друга. Это демонстрирует даже само понятие «противополож­ный пол» (которое представляется мне некорректным, поскольку в скрытом виде предполагает наличие конфронтации между полами, но, поскольку оно общепри­нято, я также иногда буду его употреблять). Нас интересуют именно гендерные отношения, которые складываются в условиях половой сегрегации и конверген­ции и при наличии двух разных субкультур — мужской и женской. Поэтому для анализа мы будем использовать все три указанных явления.

Раздел гендерной психологии, изучающий взаимоотношения между предста­вителями обоего пола, только начинает складываться. Он связан с другими обла­стями психологии: психологией лидерства и менеджмента, психологией конф­ликта, психологией девиантного поведения, психологией сексуального поведения и сексуальных отношений. Иногда его называют «социальной психологией взаи­моотношений между мужчинами и женщинами» (Del Boca, Ashmore, 1986). Ис­следования в этой области разрозненны и не подвергались столь тщательному и обобщенному анализу, как, скажем, многолетние исследования в психологии по­ловых различий, однако я попытаюсь нарисовать определенную картину (там, где позволяют эмпирические данные).

Мы рассмотрим гендерные отношения в детских группировках, в деловых группах, в интимных группах (дружеских и сексуальных), между супругами, в се­мье (родители—дети), в ситуации конфликта и в девиантных ситуациях. Для этих групп в детстве и во взрослости характерно наличие двух тенденций: а) половой или гендерной сегрегации (общения с представителями своего пола) и б) конвер­генции полов (общения с представителями противоположного пола). Обе тенден­ции неравнозначны в различные возрастные периоды и в различных типах отно­шений. Очевидно, и в разных культурах также можно отметить подобную нерав­нозначность (существуют культуры, в которых два пола почти целиком отделены друг от друга: например, в домах имеются «женская» и «мужская» половины, или мужчины и женщины не садятся вместе за стол).

Гендерные отношения 277

Гендерная сегрегация в наибольшей степени характерна для:

1) детских дружеских группировок;

2) свободного общения детей между собой (в отсутствие взрослых, в условиях свободного выбора партнеров) в школьном возрасте:

3) делового мира взрослых — в ситуациях неформального общения; 4) дружбы во взрослости (обычно она однополая);

5) сексуальных гомогендерных связей (мужчины-гомосексуалы и лесбиянки пред­почитают сексуальное общение со своим полом, отвергая противоположный).

Следствиями этой сегрегации являются, во-первых, формирование двух раз­личных субкультур — мужской и женской и, во-вторых, наличие конфронтации полов, которая проявляется в сложных или даже враждебных взаимоотношениях между мальчиками и девочками, мужчинами и женщинами (в том числе в особых конфликтах между ними и в девиантных отношениях, когда один пол совершает насилие по отношению к другому).

Противоположная тенденция — конвергенция полов — проявляется преиму­щественно:

1) в детских играх (начиная с 1 года и позднее — в различные возрастные периоды);

2) в зарождении интереса к противоположному полу в конце младшего школьно­го возраста;

3) в формировании «любовных отношений» (влюбленности, романтической люб­ви) в подростковом и юношеском возрасте;

4) в любовных и сексуальных отношениях в молодости и зрелости;

5) в супружеских отношениях;

6) в выполнении родительских ролей — в отношениях «родители—дети»; 7) в деловых отношениях взрослых.

Перечень можно продолжить. Следствием второй тенденции является уста­новление хороших, гармоничных отношений между полами.

Обе эти тенденции существуют в различных культурах. В разные возрастные периоды то одна, то другая является более сильной и значимой для обоих полов (хотя ни одна из них не исчезает полностью). Эти тенденции представляют собой столь сложные явления, что трудно говорить о причинах, их порождающих. На се­годняшний день развитие гендерной психологии не позволяет однозначно на­звать причины сегрегации и конвергенции полов. Я могу высказать лишь некото-рые предположения (исходя из имеющихся литературных данных).

Более понятна тенденция конвергенции: если оба иола будут существовать от­дельно, человеческий род прекратит свое существование (поэтому так опасен рост гомогендерных сексуальных связей; если представить себе в утрированном виде ситуации), что таких связей станет большинство, то некому будет рожать и воспи­тывать детей). Кроме того, мы живем в мире, состоящем из двух полов. И в дело­вых ситуациях, и в повседневном общении мы должны уметь общаться не только с представителями своего (к этому мы привыкли с детства), но и противополож­ного пола.

Почему же так устойчива другая тенденция — к сегрегации полов? Причины ее неясны. Самая мощная причина — это влияние культуры. Во многих обществах

278 Глава 9. Гендерные отношения

принято такое разделение полов. В детстве дети играют с представителями своего пола, и это не беспокоит взрослых. Возможно, их даже устраивает такая ситуация: так легче происходит освоение гендерной роли (мальчик учится у других мальчи­ков мужскому поведению, а девочка — у других девочек — женскому). Однако Э. Маккоби и другие исследователи показывают, что это не вполне безобидное яв­ление. Следствием его является уже вышеупомянутая конфронтация полов. Да и наличие двух субкультур (проявляющихся, к примеру, в речевых паттернах, пра­вилах, способах общения) в дальнейшем приводит к непониманию представите­лей разных полов, к конфликтам на работе, в семье, в разных взглядах на воспита­ние детей и т. п.

Все сказанное не означает, что нужно непременно стремиться к исключению тенденции половой сегрегации. Некоторые из ее последствий позитивны. Так, существование дружбы с представителем своего пола (как мужской, так и жен­ской) — это прекрасное явление, которое украшает жизнь людей в любом возрасте (и особенно значимо для тех людей, которые в силу каких-либо причин одиноки, не имеют семьи или не умеют общаться с противоположным полом). Также пози­тивным, на мой взгляд, является складывающееся своеобразие полов. Более нега­тивной в моем восприятии выглядит тенденция к появлению «унисекса», свойст­венного прежде всего современной молодежной субкультуре — нивелирования патовых различий в одежде, в манере поведения, в речи (к примеру, одинаковой по степени грубости для юношей и девушек). Мне кажется, мы, психологи, долж­ны стремиться сохранить своеобразие полов, но одновременно помочь взаимопо­ниманию мальчиков и девочек, мужчин и женщин.

Помимо этого, необходимо отметить, что два таких явления, как половая сегре­гация и наличие двух субкультур (мужской и женской), переплетены друг с дру­гом. Вначале возникают различия в поведении мальчиков и девочек по отношению к своему и противоположному полу (уже обусловленные влиянием культуры) — их можно назвать «первичными различиями». Они порождают стремление к по­ловой сегрегации (в основе этого стремления у мальчиков и девочек лежат разные причины: у девочек — желание защититься от хулиганства мальчиков, а у мальчи­ков — желание оградить себя от всего «девчоночьего»). Затем возникшая половая сегрегация как явление, в котором протекает гендерная социализация девочек и мальчиков (а позже в некоторой степени и взрослых мужчин и женщин), приво­дит к усилению различий между ними — эти различия можно назвать «вторичны­ми». Последние сохраняются и во взрослости. Вопрос о том, что (половая сегрега­ция или две субкультуры) вторично, а что первично, остается открытым. Скорее всего, оба фактора (и различия в поведении, и сегрегация) в равной степени влия­ют друг на друга. Различия в поведении и стремление к сегрегации приводят к этой сегрегации, а позднее сегрегация усиливает различия. Главное, что общество поощряет такую тенденцию. Возможно, такая тенденция выгодна (в частности, для традиционного патриархального общества), так как под ее влиянием форми­руются мужчины и женщины с личностными качествами, необходимыми в дан­ном обществе: мужчины предназначены для доминирования, а женщины — для подчинения. Однако в современном мире эта ситуация порождает множество про­блем (в том числе и непонимание между полами, которое может вести к распаду семей, к особым конфликтам на работе и т. п.), поэтому необходимо осознавать позитивные и негативные стороны гендерных отношений.

Гендерная сегрегация в детских группах 279

Итак, рассмотрим явления сегрегации и конвергенции в различные возраст­ные периоды и в различных ситуациях, начиная с детства.



Гендерная сегрегация в детских группах

На сегодняшний день крупнейшим специалистом по проблеме взаимоотношений между полами в детстве является Элеонор Маккоби. Ее новая книга (Maccoby, 1999) носит символичное название «Два пола: растем раздельно, будем вместе» (The two sexes: growing up apart., coming together). В ней блестяще изложена система взглядов на гендерные взаимоотношения в детстве и взрослости. Приведем неко­торые положения и экспериментальные данные из этой книги с нашими коммен­тариями.

По Маккоби (Maccoby, 1999), в детстве существуют 2 тенденции: половой, или гендерной, сегрегации (другое название — дивергенция полов) и конвергенции полов (их соединения). Эти тенденции имеют возрастную специфику, т. е. в раз­личные возрастные периоды усиливается то сегрегация, то конвергенция. И все же сегрегация — более распространенное явление. Она появляется на третьем го­ду жизни у девочек и на четвертом — у мальчиков и во многих культурах в школь­ном периоде выражена очень ярко. Как говорилось выше, первоначально эту сег­регацию порождают различия в поведении мальчиков и девочек, их стремление к ней, что приводит к формированию двух отдельных субкультур. И половая сегре­гация, и различие субкультур могут приводить к своеобразным гендерным отно­шениям: сложностям во взаимопонимании между полами, к конфликтам между ними. Приведу данные конкретных исследований.

В возрасте от года до 2 лет обе вышеуказанные тенденции примерно одинако­вы, т. е. одновременно существует предпочтение партнеров своего пола и в то же время — отсутствие такого предпочтения (ребенку все равно, с кем общаться — с представителем своего или противоположного пола).

Данн и Кендрик наблюдали в домашних условиях за парами сиблингов (брать­ями и сестрами). Младшему ребенку было 14 месяцев, а старшему — около 2 лет. Выяснилось, что взаимоотношения между сиблингами одного пола были более дружескими, менее враждебными, внутри однополой диады наблюдалась боль­шая совместимость, а оба члена однополой диады (и младший и, что удивительно, старший по возрасту) чаще подражали друг другу, чем члены разнополых диад.

Но Лафреньер получил другие результаты. Правда, и ситуация в его исследо­вании была иной: дети наблюдались в детском учреждении. Здесь они проявляли дружеское расположение и инициативу в общении с незнакомым ребенком неза­висимо от его пола.

Исследование обшения детей разного пола Лафреньера и коллег

Испытуемые: дети, находящиеся в детском учреждении дневного пребывания.

Метолика: наблюдение за общением детей (фиксировались все «аффилиатив-ные» акты — например, позитивное приближение к другому ребенку).

Первая выборка: 26 чел., возраст 12-24 месяца.

Результаты: пол ребенка не повлиял на результаты — дети одинаково часто прояв­ляли дружеское поведение и общались с представителями как своего, так и противо­положного пола.

280 Глава 9. Гендерные отношения

Вторая выборка: возраст 2-6 лет.



Результаты. С возрастом дети начинают проявлять аффилиативное поведение в первую очередь по отношению к представителям своего пола. Y девочек это проис­ходит на третьем году жизни, у мальчиков — на год позже (по Maccoby, 1999).

Хаус также исследовал детей в подобном центре в том же возрасте (34 челове­ка) и обнаружил, что уже в 1-2 года дети имеют друзей — других детей, с которы­ми им приятно общаться. Друзья радуются друг другу и часто друг на друга смот­рят, их поведение по отношению друг к другу отличается от поведения с просто игровыми партнерами. При этом было установлено, что в этом возрасте пол не влияет на формирование дружеских отношений. Однако на третьем году жизни происходят изменения: если на предыдущем этапе (1-2 года) образовалась диада мальчик—девочка и у них наблюдается совместимость лидерских стилей, то они сохраняют свою дружбу и позже. Но при выборе новых друзей дети уже отдают предпочтение представителю своего пола, причем у девочек эта тенденция прояв­ляется ярче. При этом дружба между девочками в этом возрасте представляется более прочной.

Эти данные противоречат более ранним данным о большей напряженности от­ношений внутри диад девочек (в частности, в отношении доминирования-подчи­нения). Однако, возможно, здесь нет противоречия: можно спорить, кто будет ли­дером, и в то же время сохранять дружбу.

Исследование детских игровых диад Питчера и Шульиа

Испытуемые: 255 детей обоего пола, возраст — 2-5 лет. Метолика: наблюдение за свободными играми детей. Результаты:

1) в возрасте около 3 лет девочки чаше выбирают для игр других девочек, чем маль­чиков;

2) 3-летние мальчики проявляют гендерную нейтральность в играх;

3) в 4 года мальчики начинают предпочитать в качестве партнеров для игр других мальчиков;

4) в 5 лет мальчики демонстрируют большее стремление к гендерной сегрегации, чем девочки (по Maccoby, 1 999).

В исследовании детских игровых диад Питчера и Шульца была обнаружена та же закономерность: девочки начинают придерживаться половой сегрегации в 3, а мальчики позже — в 4 года, но, возникнув позже, стремление играть отдельно от противоположного пола у мальчиков выражено более ярко.

Таким образом, гендерная сегрегация начинает проявляться на третьем году жизни детей. Девочки и мальчики отличаются по началу ее проявления и по сте­пени проявления, хотя в этом возрасте довольно часто встречаются смешанные группировки, когда мальчики и девочки играют в одни и те же игры вместе.

В возрасте от 3 до 5 лет в большинстве культур гендерная сегрегация прояв­ляется очень ярко. Ей способствуют следующие факторы: распространение ро­левых игр, увеличение круга общения, количественный рост однополых группи­ровок в условиях автономии общения от взрослых и характер культуры (с преоб­ладанием гендерного неравенства или равенства). Рассмотрим эти факторы более подробно. ■

Гендерная сегрегация в детских группах 281

В дошкольном возрасте дети начинают играть в ролевые игры. В предыдущие периоды можно было «играть рядом» и, по-видимому, было не так важно, какого пола этот «играющий рядом». В ролевых же играх пол доктора, учителя, родителя является важным фактором.

Процесс увеличения круга общения детей протекает в основном так, как опи­сал Стрейер. Он наблюдал детей во франко-канадском детском учреждении и об­наружил следующее. В предыдущих возрастах дети обычно дружат по двое. Но по мере взросления они начинают образовывать более многочисленные дружеские группировки: по три и четыре человека. При этом наблюдается следующая зако­номерность: к дружеской диаде (которая составляет центральное ядро группиров­ки) присоединяются один или два человека. Такие группировки (из трех или четы­рех человек) менее устойчивы, чем диады. Половой же состав новых группировок может быть и смешанным. Но если мальчик присоединяется к диаде девочек, он никогда не становится членом «ядра», а только периферийным участником. То же самое происходит, когда девочка присоединяется к «ядерной диаде» мальчиков.

Взрослые организуют общение детей так, чтобы мальчики и девочки взаимо­действовали друг с другом. В этих случаях половая сегрегация является скрытой или даже вообще незаметной. Она проявляется наиболее ярко там, где дети пре­доставлены себе — в свободных детских играх. По мере взросления дети все чаще начинают играть без взрослых, и половая сегрегация усиливается. Это ярко де­монстрирует исследование Э. Маккоби и К. Жаклин. Они обнаружили, что для игры дети образовывают и однополые, и смешанные группировки, но в возрасте 4,5 лет соотношение первых и последних группировок составляет 3:1, а 6,5 лет — уже 11:1.



Исследование обшения в детских свободных играх Э. Маккоби и К. Жаклин

Испытуемые: 100 детей обоего пола, 2 возрастные группы: а) 4,5 и б) 6,5 лет. Методика: наблюдение за свободными играми детей. Результаты:

1) обнаружены однополые и смешанные игровые группировки детей;

2) в возрасте 4,5 лет соотношение однополых и смешанных группировок составляет 3:1;

3) в возрасте 6,5 лет это соотношение равняется 11:1 (по Maccoby, 1999).

Кросс-культурные исследования продемонстрировали наличие половой сегре­гации во многих культурах. Прежде всего она наблюдается там, где дети разного пола воспитываются отдельно или существуют ограничения для их общения. В Индии сестры живут отдельно от братьев, а в некоторых странах Африки — же­ны со своими детьми ограничены в общении с другими членами общества. В инду­стриальных странах, напротив, в детских учреждениях мальчики и девочки вос­питываются вместе.

Уайтинг и Эдвардс изучали общение детей (возраст 3-10 лет в том числе и из сельской местности) в 10 культурах Африки, Индии, Филиппин, Мексики и США. Половая сегрегация оказалась универсальным кросс-культурным феноменом. Так­же обнаружилось, что по мере взросления дети во всех этих культурах все больше времени проводят с представителями своего пола. В 3-6 лет эта доля (от общего числа игрового времени) составляет две третьих, а в 6-10 лет — уже три четверти.

282 Глава 9. Гендерные отношения

При этом мальчики сильнее стремятся отделиться от девочек в тех культурах, где наблюдается гендерное неравенство, т. е. там, где статус мужчины явно выше, чем статус женщины. Последнее обстоятельство столь красноречиво, что не нуждает­ся в комментариях.

Другое исследование — Джона и Беатрисы Уайтинг, проведенное в ряде неза­падных, неиндустриальных культур, обнаружило, что занятия детей организова­ны по принципу половой сегрегации. Например, мальчики пасут стада вместе с другими мужчинами, а девочки занимаются домашним хозяйством и заботятся о младших детях вместе с другими женщинами.

Характер культуры существенно сказывается на степени гендерной сегрегации после начала школьного обучения. В странах Запада мальчики и девочки учатся совместно, а учителя стараются, чтобы уменьшить половую сегрегацию: не проти­вопоставляют мальчиков и девочек, не дают им отдельных заданий, напротив, ор­ганизуют работу так, чтобы они общались друг с другом, поэтому в классе, во вре­мя занятий половая сегрегация не так заметна. Правда, как только появляется возможность, мальчики и девочки разделяются. Шофилд обнаружил, что если учитель разрешает ребенку сесть там, где он хочет, тот выбирает соседа своего пола. По данным Дамико, дети помогают в учебе прежде всего представителям своего пола. А Локхид и Харрис даже обнаружили, что усилия учителей (на про­тяжении целого года!) уменьшить половую сегрегацию не увенчались успехом. Девочки, поработав с мальчиками при выполнении учебных заданий, даже усили­ли свое негативное мнение о них. Наконец, Маккоби и Жаклин установили, что учителя, требующие от детей сидеть только парами мальчик-девочка, а также ста­новиться по двое и браться за руки с представителями противоположного пола, особенно непопулярны.

В свободном общении гендерная сегрегация продолжает существовать и про­является достаточно ярко. Это общение в школьном коридоре, в столовой, в иг­рах, после окончания занятий. Существуют неписаные правила такой сегрегации. Мальчики занимают центр игрового поля, а девочки — периферию. В столовой су­ществуют «столы для мальчиков» и «столы для девочек». При этом, по данным Шофилда, половая сегрегация в американских школьных столовых выражена да­же сильнее, чем расовая (когда ребенок выбирает, с кем ему сесть рядом, он скорее' сядет с представителем другой расы, но своего пола, чем наоборот). В эксперимен­те Сорна стоило мальчику-лидеру сказать: «О, здесь слишком много девочек!», как этот стол становился запретным и мальчики избегали садиться за него.

Грей и Фельдман изучали детей в специальных школах, где дети должны были общаться в смешанных по возрасту группах. Оказалось, что гендерная сегрегация также более выражена, чем возрастная, а ведь возраст — достаточно мощный фак­тор организации детского общения.

Таким образом, можно выделить фактор относительной независимости фено­мена половой сегрегации от влияния взрослых.

И все же при проведении специальной работы сепарация может быть уменьше­на. Так, половая сегрегация менее выражена в так называемых прогрессивных американских школах (где был создан особый климат для взаимодействия маль­чиков и девочек), чем в традиционных. Другое дело — что эта работа должна быть тонкой и продуманной, а не восприниматься как принуждение (сидеть за партой с тем, с кем не хочется, играть с ним и т. п.). Это тем более касается наших школ, где

Гендерная сегрегация в детских группах 283

гендерное воспитание (понимаемое и в плане улучшения взаимоотношений меж­ду полами) пока только начинается.

В результате половой сегрегации складываются две детские субкультуры, при­надлежащие мальчикам и девочкам. Особенности этих субкультур проявляются в следующих сферах: игровые стили, игровые фантазии и роли, характер активно­сти и интересы, речевые паттерны, устойчивость группировок и дружба. Приведу несколько примеров, иллюстрирующих эти переменные у обоих полов.

Различия игровых стилей проявляются по следующим характеристикам: сте­пени жесткости, доминантности, конкуренции и некоторым другим.



На основании данных Маккоби я составила таблицу, в которой сравниваются игры мальчиков и девочек (табл. 9.1).

Таблица 9.1

Характеристика игр мальчиков и девочек (по Э. Маккоби)

Игры мальчиков

Игры девочек

Большое количество участников

Количество участников: 2-3 человека

Чаще проходят на улице

Чаще проходят в помещении

Захват большого пространства

Небольшое пространство для игры

В большинстве случаев подвижные

В большинстве случаев спокойные

Лидер завоевывает свое положение с по­мощью физической силы

Лидер завоевывает свое положение с по­мощью вербальных переговоров

Перевозят игрушки «таранным» способом

Перевозят игрушки осторожно, стараясь не задеть других детей

Во время игры часто совместно смеются, даже при падении одного из участников

Смеются реже

Невольные или специальные падения вызывают смех других участников

Не насмехаются над другими участниками

Физические контакты: устраивают «кучу малу» и т. п.

Избегают столкновений и толчков

В два раза чаще конфликтуют из-за игру­шек (на третьем году)

В два раза реже конфликтуют из-за игру­шек (на третьем году)

Чаще проявляют агрессию (по отношению к мальчикам), в том числе шуточную

Реже проявляют агрессию

Во время игры активно демонстрируют эмоции, преимущественно положительные

Во время игры ведут себя в основном ти­хо и спокойно

Пик хулиганского поведения — 4 года

Такое поведение не обнаружено

В диадах мальчиков — более четкая иерархия доминирования-подчинения

В диадах девочек — споры о доминирова­нии-подчинении



Достарыңызбен бөлісу:
1   ...   19   20   21   22   23   24   25   26   ...   44


©kzref.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет