Т. В. Бендас гендерная психология Издательская программа



жүктеу 8.64 Mb.
бет27/44
Дата20.04.2019
өлшемі8.64 Mb.
түріПрограмма
1   ...   23   24   25   26   27   28   29   30   ...   44

Супружеские отношения

На эти отношения влияют несколько факторов: тип брака, связь сексуальных отношений с иерархической структурой общества, тот факт, работает ли жена или занимается домашним хозяйством, то, кто является лидером в семье, и культура, в которой складываются представления о гендерных супружеских ролях.

Тип брака

Исторически сложилось несколько форм брака. Первая классификация учитывает количество супругов определенного пола. Наиболее часто встречаются следующие типы брака:



  1. одновременная полигиния — один муж имеет несколько жен (до сих пор сохраняется у некоторых африканских и азиатских народов — Бромлей, Подольный, 1984);

  2. одновременная полиандрия — одна жена имеет несколько мужей (встречается и сейчас в Непале и у отдельных индийских племен — Бромлей, Подольный, 1984);

  3. одновременная моногамия — один муж имеет одну жену.

Однако имеются и другие типы браков, которые не так распространены, как первые три. Назовем некоторые из них:

  1. групповой брак — несколько жен и мужей заключают брак, юридически его оформляют и имеют общих детей;

  2. пробный брак (житейское название — гражданский): партнеры вступают в брачные отношения, заводят домашнее хозяйство, живут в одной квартире, являются сексуальными партнерами, но юридически не оформляют свой брак (распространен как среди молодежи, так и среди разведенных людей среднего возраста);

310 Глава 9. Гендерные отношения

3) «гостевой» брак (другое название — «уик-эндовый» — от англ. week-end — конец недели, отдых): супруги живут на разных квартирах или даже в разных городах, не заводят совместного хозяйства с целью подольше сохранить «праздничные» отношения и влюбленность.

Существует также способ обмена брачными партнерами на выходные и праздничные дни и т. п.

Д. Хаджнал (1979) выделил другую классификацию: европейский (имеется в виду Западная Европа) и восточный браки (название условное и не географическое, так как в странах Африки, так же как и на других континентах, могут встречаться обе формы брака — все зависит от типа культуры).

Отличительные особенности европейского типа брачности следующие: во-первых, позднее вступление в брак (после 24 лет) и, во-вторых, значительная доля лиц, никогда не состоявших в браке (это часто женщины, отсутствие супруга у которых воспринимается как норма).

В азиатском браке наблюдается, напротив, раннее вступление в брак (особенно это касается женщин) и почти полное отсутствие лиц, не состоящих в браке.

Европейский и восточный браки различаются в основном по тому, какие возможности вступить в брак есть у женщины и как общество относится к тому, что она живет одна, — либо как к социальной норме, либо как к отклонению от нее.

По-видимому, в России наблюдается промежуточное положение: стремление следовать азиатским нормам и гендерная диспропорция населения (преобладание женского населения), которая сходна с ситуацией в Западной Европе. Сверхсмертность мужчин, которая наблюдается в современной России, делает ситуацию еще более-похожей на европейскую, когда большое число женщин остаются одинокими. Однако если в Западной Европе общество воспринимает таких женщин спокойно, то у нас, несмотря на статистику, одинокие женщины считаются заведомо несчастными и нетипичными.

Хаджнал выделяет также такие разновидности брака, как последовательная полигиния (когда мужчина один или несколько раз женится повторно) и последовательная полиандрия (когда женщина один или несколько раз повторно выходит замуж).

Как правило, в западных исследованиях изучаются взаимоотношения в моногамном браке, не учитываются европейская или азиатская модели брака, которые очень отличаются друг от друга.

При этом, повторяю, подразумевается, что это в основном гетеросексуальные браки. Хотя начинают рассматриваться и гомосексуальные пары, которые длительное время живут друг с другом, независимо от юридического оформления (в силу того, что в ряде стран законодательство не позволяет вступать в брак однополым партнерам).

Следующий фактор, который влияет на супружеские отношения, — сексуальность и статус супругов.

Связь сексуальных отношений с иерархической структурой общества

Во многих культурах существовало неравенство жены и мужа. Самая привлекательная женщина доставалась самому высокостатусному мужчине. Как правило,



Супружеские отношения 311

он выбирал ее в жены. В такой ситуации мужчина был в центре. Он мог позволить себе завести несколько жен. Поэтому такие отношения совершенно не учитывали желаний женщины, в том числе и сексуальных. Приведем несколько примеров.

В казахском родовом обществе супруг должен быть подходящим по статусу. У бедных и богатых казахов было разное число жен (Жарикбаев, 1997).

У аборигенов Австралии самые привлекательные женщины доставались в качестве вторых или третьих жен лучшим охотникам и воинам зрелого возраста. Женщины побежденных народов становились женами победителей.

В родовом обществе практически нет незамужних женщин — при достижении определенного возраста девушка должна вступить в брак, часто выбирая претендента по предложению родителей или старейшин. Меньшее количество мужчин, чем женщин, в племени приводит к такой форме брака, как полигиния (Бромлей, Подольный, 1984).

Аристократы феодальной Европы имели возможность жениться на самых красивых молодых женщинах (Гуревич, 1990).

Особая форма брака существует у вождя племени бразильских индейцев. Это моногамный брак с добавлением открытого института любовниц. Первая жена являет собой классический образец моногамной жены, она ведет себя в соответствии с половым разделением труда (занимается домашним хозяйством и воспитанием детей), у нее солидное положение в обществе и она может командовать другими — второстепенными женами. Для последних характерны следующие особенности: более молодой возраст, чем у первой жены, неподчинение половому разделению труда (они принимают участие как в нетяжелых женских, так и в мужских занятиях,'что проявляется в их мальчишеском поведении), их положение менее солидно, они — самые красивые и здоровые девушки группы — более часто и откровенно заняты сексуальными играми с вождем, наконец, они участвуют во всех делах вождя, оказывая ему физическую и моральную помощь. В целом такую форму отношений К. Леви-Стросс называет «наложением плюралистической формы влюбленного товарищества на моногамный брак» (Леви-Стросс, 1984, с. 173).

Такая сексуальная привилегия вождя серьезно сказывается на жизни группы, и страдают от нее прежде всего молодые юноши: они вынуждены либо многие годы оставаться холостыми, либо жениться на вдовах и старых женах, от которых отказались их мужья.

Сходные примеры можно найти и у М. Мид (1988): иногда конкуренция за красивых молодых женщин между отцами и сыновьями столь сильна, что приводит к гибели племени.

Во всех этих случаях сексуальные отношения определяются различием статусов мужчины и женщины: женщина предназначена для обслуживания и удовлетворения сексуальных желаний мужчины, т. е. отношения строятся по тину «господин—рабыня». Что же происходит в современной семье?

Одной из особенностей современной семьи является признание равных прав на сексуальную жизнь и сексуальные удовольствия за обоими партнерами. Сексуальная революция, начавшаяся в ряде западных стран в 1960-х гг., привела к изменению сексуальных установок и сексуального поведения мужчин и женщин.

Равенство проявляется и в выборе супруга — это право имеют и мужчина и женщина. Как показали исследования, при выборе супруга определенную роль



312 Глава 9. Гендерные отношения

играет уровень сексуальной привлекательности (исследования привлекательности цит. по: Gerber, 1989). Мужчины и женщины обычно используют две распространенные модели выбора супруга: модель подобия (Е. Бершейд и коллеги), когда схожие по уровню привлекательности партнеры притягивают друг друга (красивые выбирают красивых, а некрасивые — некрасивых), и модель дополнительности по гендерно-типичным личностным качествам и поведению (Б. Скри-пек и коллеги): например, высокофемининная женщина привлекает маскулинного мужчину. Существуют и другие данные — о том, что все стремятся выбрать наиболее привлекательного партнера. Лица, физически привлекательные, оцениваются как более гендерно-типичные, чем непривлекательные, т. е. красивая женщина воспринимается как фемининная, а красивый мужчина — как маскулинный (Б. Джиллен). Лидеры оцениваются как физически более привлекательные, чем последователи, причем эта закономерность верна и в отношении мужчин, и в отношении женщин (П. Кенейли и коллеги).

Однако есть и другие данные. В исследовании Г. Гербер (Gerber, 1989) жена-лидер и муж-последователь оценивались как непривлекательные, и, наоборот, гендерно-типичные мужчины и женщины (т. е. муж-лидер и жена-последователь) воспринимались как более привлекательные (более подробно см. в материалах о лидерстве в семье).

При выборе супруга значение имеют и другие факторы (Abraham et al., 2001-2002). Мужчины предпочитают женщин по параметрам физической привлекательности (молодых, здоровых, красивых), а женщины мужчин — по статусным характеристикам (экономически стабильных и с высоким социальным статусом).

Есть еще один фактор, который влияет на половые различия при выборе супруга. Поскольку мужья более озабочены проблемой неверности (они при этом испытывают больший дистресс, чем женщины), то, возможно, они будут искать не только привлекательную жену, но и преданную, т. е. неспособную на сексуальную измену. А жены будут стремиться выбрать такого супруга, который бы не стремился к тесному общению с другими женщинами, в процессе которого может возникнуть психологическая привязанность (а это может быть, к примеру, на работе).

Следующий фактор, влияющий на супружеские отношения, — характер занятий жены, а именно то, совмещает ли она занятия домашним хозяйством с работой на производстве или же посвящает хозяйству основную часть своего времени.

Работающая жена или домохозяйка

Установлено, что психологическое благополучие мужа существенно зависит от того, работает его жена или нет. В ряде исследований был установлен небольшой, но негативный эффект влияния фактора работы женщин на психологическое самочувствие и благополучие их мужей. Для этих мужей были характерны более значительные затруднения, связанные с работой, более высокий уровень депрессии, более низкая самооценка, большее ощущение нестабильности брака, меньшая удовлетворенность браком и меньшая удовлетворенность жизнью в целом, чем у мужей домохозяек. Но другие ученые не обнаружили различий по уровню психологической депрессии, семейных установок и удовлетворенности браком или счастья в целом у мужей домохозяек и работающих жен.

В исследовании С. Парасурамана и коллег (Parasuraman et al, 1989) было установлено, что мужья работающих женщин по сравнению с мужьями домохозяек


Супружеские отношения 313

значительно менее удовлетворены своей работой, браком, качеством жизни и тем, как воспитываются дети, хотя при этом авторы исследования сделали вывод, что влияние фактора работающей жены на психологическое благополучие мужа невелико. Они считают, что необходимо выяснить, влияет ли род занятий женщин (например, управленцы, клерки или рабочие) на взаимосвязь ее профессионального статуса с самочувствием ее мужа. Увлекаясь карьерой, женщины могут тратить меньше времени на экспрессивное взаимодействие со своими мужьями, а уменьшение эмоциональной поддержки может негативно сказываться на психологическом благополучии мужчин. Помимо этого, высказывается предположение о том, что некоторые женщины могут специально выбирать работу вне дома, компенсируя свою неудовлетворенность браком или мужем, испытывающим фрустрацию по поводу собственной работы.

Исследование психологического благополучия мужей домохозяек и работающих жен С. Парасура/мана и коллег (Parasuraman, 1989)

Испытуемые: 413 мужчин, возраст от 30 до 59 лет (больше всего испытуемых — 178 чел. — было в возрасте 30-39 лет). Род занятий: бухгалтеры промышленных и государственных учреждений, работавшие полный рабочий лень. Все они были женаты. У 214 испытуемых жены работали, а у 1 99 были домохозяйками.

Проиелура: сравнение двух категорий испытуемых: а) мужья работающих жен-шин и б) домохозяек.

Метолики:


  1. показатели психологического благополучия испытуемых: а) удовлетворенность работой; б) удовлетворенность браком и в) качество жизни;

  2. факторы, опосредующие влияние работы жен на благополучие их мужей: а) рабочее время мужей; б) их конфликт между семьей и работой; в) их удовлетворенность тем, как воспитывались их дети;

  3. удовлетворенность работой измерялась с помощью Миннесотского опросника удовлетворенности (Вейсс и коллеги);

  4. удовлетворенность браком измерялась шкалой установок на брак (Люка и др.) — по параметрам: а) финансы; б) проявление любви; в) жизненная философия; г) взаимное разрешение разногласий и конфликтов; д) общность супружеских интересов;

  5. качество жизни измерялось по шкале Квинн и др.;

  6. рабочее время — полнота рабочего дня и количество часов в неделю;

  7. рабоче-семейный конфликт — по 8-балльной шкале Бюрке и др. (психическое и физическое состояние в семье; участие в семейной активности; проведение отпуска и свободного времени; социальная активность и взаимоотношения с супругой);

  8. удовлетворенность воспитанием детей — по описаниям испытуемых (от «дети воспитываются в семье отцом или матерью» или «в ежедневном центре» до «предоставлены сами себе») и по шкале удовлетворенности сушествуюшим положением;

  9. демографические переменные: а) возраст мужа; б) его образование; в) зарплата; г) образование жены; д) количество детей в семье. Образование супругов ранжировалось по 8 категориям от неоконченного высшего образования до докторской степени.

Результаты. По сравнению с мужьями домохозяек мужья работающих жен:

  1. менее удовлетворены своей работой;

  2. скромнее оценивают свое качество жизни;

  3. меньше часов в неделю проводят на работе;

  4. переживают рабоче-семейный конфликт;

  5. менее удовлетворены тем, как воспитываются их дети.

314 Глава 9. Гендерные отношения

Выволы: существует определенное влияние фактора работающей жены на психологическое благополучие мужа. Однако влияние это небольшое. Налицо сложные взаимоотношения между работой супругов и нерабочими ролями в семьях с двумя кормильцами.

Таким образом, супруги работающих женщин часто психологически неблагополучны, что не может не оказывать негативного влияния на семейную жизнь. Но факты говорят и о том, что женщины-домохозяйки менее психологически благополучны, чем работающие женщины. При этом очевидно, что для гармоничных семейных отношений требуется обоюдное психологическое благополучие супругов. В этой ситуации большое значение приобретает справедливое распределение семейных ролей.

Лидерство в семье

Мы рассмотрим только случаи моногамных семей. По распределению лидерства выделяют 3 типа таких семей: 1) традиционная (муж-лидер, жена-последователь — патриархальный стиль); 2) нетрадиционная (жена-лидер, муж-последователь — матриархальный стиль); 3) эгалитарная (оба — лидеры).

В соответствии с двумя стилями поведения Т. Парсонс (цит. по: Maccoby, Jack-lin, 1978) выделил и два стиля лидерства в семье: а) «инструментальный» (организация совместной задачи) и б) «экспрессивный» (сохранение эмоционального согласия). Муж обычно осуществляет инструментальное лидерство, а жена — экспрессивное. Правда, непонятно, какой тип семьи имеется в виду. Скорее всего, речь идет о семье с эгалитарным распределением ролей (оба — лидеры).

Очевидно, в традиционной и нетрадиционной семьях оба стиля лидерства принадлежат одному супругу. В лабораторном исследовании Лейка (цит. по: Maccoby, Jacklin, 1978) были смоделированы искусственные семьи, и распределение ролей в них действительно оказалось таким, как предсказывал Парсонс: мужчины приняли роль инструментального, а женщины — экспрессивного лидера. Заметим, что очень часто именно в лабораторных исследованиях обнаруживается более яркое проявление гендерных стереотипов — возможно, потому, что испытуемые не знакомы друг с другом и воспроизводят шаблонные отношения между полами.

Это, в частности, подтвердилось и в исследовании Г. Гербер (Gerber, 1989). Она предложила американским студентам-психологам оценить физическую привлекательность изображаемых пар, якобы состоящих в браке (лидером в них назывался либо муж, либо жена, либо оба одновременно). Оказалось, что наиболее привлекательными для испытуемых были пары с традиционными для США супружескими взаимоотношениями с мужем-лидером и женой-последователем, а наименее — пары с противоположным распределением ролей лидера и последователя. Традиционные пары воспринимались и как наиболее гендерно-типичные: мужу приписывалась наибольшая маскулинность, а жене — наибольшая фемининность. И наоборот — в паре, где жена была лидером, жена воспринималась как наименее фемининная, а муж — не просто наименее маскулинный, а даже фемининный.

Сходные результаты получили и американские психологи Д. Айвей и К. Кололи (Ivey, Conoley, 1994). Профессиональные психотерапевты оценивали патриархальный стиль семейного взаимодействия как значительно более здоровый, чем матриархальтный, а женское лидерство рассматривалось ими как показатель патологии семьи (более подробно об этом исследовании — см. раздел о здоровье).;



Супружеские отношения 31

Исследование Г. Гербер (Gerber, 1989)

Испытуемые: американские студенты-психологи: 72 мужчины и 83 женщины, средний возраст 20,4 лет; 87,9% испытуемых были одинокими, 9,6% состояли в браке, 1,3% разведены, 1,3% — семейное положение неизвестно.

Метолика: Испытуемым предлагался стимульный материал — видеоизображения мужчин и женщин, якобы состоящих в браке. Им сообщалось, что лидером якобы является: а) муж; б) жена; в) оба одновременно. Испытуемых просили оценить стимуль-ные изображения (отдельно и по парам) по специальным шкалам: а) их физическую привлекательность; б) гендерную идентичность (маскулинность или фемининность); в) самооценку; г) властность; д) социальный статус. Результаты:

  1. наиболее привлекательными воспринимались пары с мужем-лидером и женой-последователем; наименее — пары с женой-лидером и мужем-последователем; промежуточная привлекательность была у эгалитарной пары (оба — лидеры);

  2. жена воспринималась как значительно более физически привлекательная и более фемининная, чем муж (ему приписывалась большая маскулинность);

  3. пары с мужем-лидером и женой-последователем воспринимались как наиболее гендерно-типичные (мужу приписывалась наибольшая маскулинность, а жене — наибольшая фемининность);

  4. в паре, где жена была лидером, жена воспринималась как наименее фемининная, а муж — не просто наименее маскулинный, а даже фемининный;

  5. и мужчина и женщина в роли лидеров воспринимались как наиболее властные, а в роли последователей — как наименее властные;

  6. лидеру приписывалась более высокая самооценка и социальный статус (независимо от пола);

  7. важен был порядок предъявления стимульного материала: когда видеоизображение жены предъявлялось первым, то оба супруга воспринимались как более маскулинные (по сравнению с теми случаями, когда муж следовал первым).

Если же обратиться к реальным семьям, то картина значительно сложнее. Так, данные исследований лидерства в американских семьях противоречивы. Некоторые из них свидетельствуют о мужском лидерстве: по данным Пеплау и Кэмпбел-ла, женщины обладают меньшей властью в семейных взаимоотношениях, Бьернат и Уортман свидетельствуют, что даже в семьях, где работают оба супруга, женщины выполняют больший объем домашней работы, а Штетс и Штраус делают вывод о том, что жены чаще подвергаются обидам и оскорблениям со стороны мужей, чем наоборот (все цит. по: Cross, Madson, 1997). Однако другие данные опровергают представление о мужском лидерстве: Секаран установил, что повышение зарплаты жены приводит к перераспределению власти в семье (цит. по: Parasuraman et. al., 1989), а Плек (цит. по: Cross, Madson, 1997) — что в последнее время мужчины стали принимать большее участие в воспитании детей.

Помимо этого, не подтвердилось представление Парсонса о распределении инструментального и экспрессивного видов лидерства: в уже упоминавшемся исследовании Лейка в реальных семьях такая ролевая дифференциация не наблюдалась. Во многих семьях решения принимаются совместно или наиболее компетентным членом, оба супруга в равной степени влияют друг на друга и нет единоличного постоянного лидера. Таким образом, американские семьи перешли от модели дополнительности — лидер-ведомый к модели симметричности — оба супруга — лидеры, занимаются и карьерой, и домом (Nichols, 1984).



316 Глава 9. Гендерные отношения

Коллинз и Рейвен сделали вывод о том, что по сравнению с другими группами семейное лидерство является более изменчивым с течением времени, зависит от типа задачи, и в целом жены становятся тем более доминирующими (или равными с мужьями), чем дольше существует- брак (цит. по: Maccoby, Jacklin, 1978).

С. Парасураман и коллеги (Parasuraman et.al., 1989) высказали предположение о том, что когда женщина занята карьерой, она меньше времени посвящает экспрессивному взаимодействию со своим мужем, что, по-видимому, отвлекает ее от забот о семейном лидерстве.

Наконец, необходимо отметить, что встречаются и другие модели лидерства: лидерство может находиться в руках не у обоих супругов', а, скажем, у отца и дочери (С. Минушин — цит. по: Nichols, 1984), у матери и сына, у свекрови или тещи, свекра или тестя, у взрослых детей и т. п.

В целом можно констатировать устойчивость стереотипов, которая особенно проявляется в лабораторных исследованиях, и неодобрение женского лидерства в семье (даже со стороны профессиональных психотерапевтов), несмотря на то, что оно все чаще становится реальностью. Особо выделим исследования лидерства в семье, которые проведены в культурах, отличных от американской, — они, несмотря на свою малочисленность, наиболее ценны.

Кросс-культурные исследования семейного лидерства

Такие исследования становятся все более популярными. В каждой стране обнаружилась своеобразная картина отношения к семье, взаимоотношений в семье, распределение лидерства в ней. Приведу несколько примеров подобных работ.

К. Атанасиади (Athananasiadou, 1997) в своем исследовании установила, что в Греции женщины испытывают конфликт ценностей. Общество предъявляет к женщине противоречивые требования. С одной стороны, традиционные греческие идеалы диктуют женщине, что ее первичная ценность — это материнство. С другой стороны, поощряются академические успехи (в том числе в аспирантуре). В результате испытуемые — женщины-аспиранты «разрывались» между семьей и карьерой. Высказывания обеих категорий испытуемых — и тех, кто выбрал семью, и тех, кто выбрал карьеру, свидетельствовали о наличии внутреннего конфликта.

В историческом прошлом проблема лидерства в семье приравнивалась к проблеме главенства (хотя на деле это разные вещи). В моногамной европейской семье прошлого господствующее положение было у мужчин, что обусловливалось целым рядом факторов. Так, жена французского крестьянина XVIII в. во всем слушалась своего мужа не только из-за собственного экономически подчиненного положения, но и в силу разницы в образовании — он был грамотным и имел более широкий кругозор, чем она, что приводило к его влиянию и в области религии, и в области морали (Гуревич, 1990).

В России в советское время, несмотря на законодательное равенство мужчин и женщин в экономическом и политическом отношении, брак не был действительно равноправным. Хотя в большинстве советских семей в 1980-х гг., по свидетельству Ю. В. Бромлея и Р. Г. Подольного (1984), именно женщина обладала решающим голосом при решении семейных вопросов, ценой такого положения была несоразмерно большая нагрузка, сочетающая домашний и общественный труд.

Таким образом, исторически наиболее распространенным был традиционный патриархальный брак (муж — лидер). Такой брак и сегодня преобладает во мно-



Супружеские отношения 317

гих культурах, например, именно эту модель можно наблюдать в большинстве современных вьетнамских семей (Нго Тхи Туан Зунг, 1992).

В западных обществах ситуация разноречива. К. Ройян и коллеги (Rojahn et al., 1997) сравнили этот аспект в Нидерландах и в Польше. Выяснилось, что в Нидерландах распространен традиционный стереотип, согласно которому мужчина должен быть лидером и в семье, и вне ее. Долгое время в этой стране существовали законы, запрещающие замужним женщинам работать, и общество по-прежнему не слишком одобряет работающих женщин, особенно на руководящих должностях. Основной ценностью женщины должно быть материнство, поэтому испытуемые, работавшие менеджерами, испытывали чувство вины. Таким образом, налицо неблагополучие женщины. В Польше же сложилась иная ситуация. Общество положительно относится к совмещению женщиной работы и семьи, поощряет ее к этому, и часть женщин-руководителей успешно работает, имея маленьких детей. Здесь больше партнерских семей, где мужчина наравне с женщиной участвует и в ведении домашнего хозяйства, и в воспитании детей. Неудивительно, что польские женщины обладают более здоровой гендерной идентичностью, чем голландские, Т- е. первые психологически благополучнее последних.

Особый интерес представляют работы, выполненные в нашей культуре — в постсоветских странах. Так, Б. С. Нурышева провела исследование сельских семей (русских, казахских и смешанных по этнической принадлежности) Казахстана по моим методикам И под моим руководством. Выяснилось, что во всех типах семей взгляды на лидерство и реальное выполнение супругами лидерских функций не совпадали. Взгляды супругов на проявление лидерства носили традиционный характер (муж — лидер), а реально лидерские функции выполняли оба супруга. Таким образом, стереотип о мужском главенстве оказался гораздо более устойчивым у мужчин, чем у женщин.

Своеобразие лидерского поведения в казахских парах было связано с культурными нормами (значимость мужского пола, возраста и власти — Бендас, Нурышева, 2001а, б).

Кросс-культурное исследование лидерства в сельских семьях Казахстана Б. С. Нурышевой



Испытуемые: 150 супружеских пар разной культуры (по 50 пар каждого типа — русские, казахские, смешанные — один из супругов — казах, а другой — русский); половину составляли супруги со стажем совместного проживания до 5 лет, а другую половину — 20 и более лет. Метлики:

  1. интервью — изучение половых различий в установках на лидерство в семье;

  2. экспериментальная методика Т. В. Бендас (2000) — изучение половых различий в проявлении лидерства в семье;

  3. определение сексуальной привлекательности — по 10-балльной шкале. Результаты (статистически значимые):




  1. мужчины чаше женщин предпочитают традиционную модель семьи (с мужем-лидером), женщины чаше выбирают эгалитарную модель (оба лидеры);

  2. во всех супружеских парах лидером чаше называли мужчину, кроме молодых русских пар, взгляды которых более эгалитарны;

  3. культурные различия выявлены в следующих случаях:

О казахские пары чаше видят в роли кормильиа семьи женщину, а русские и смешанные пары обычно считают кормильцами обоих супругов;

318 Глава 9. Гендерные отношения

> казахские пары чаше считают ответственным за разрешение конфликтов с детьми мужчину;

> казахские семьи не планируют рождение детей, особенно зрелые пары («Все в руках Аллаха»), поэтому этот вопрос вызвал некоторое смушение и недоумение;

> соблюдение национальных обычаев и традиций более значимо в казахских и смешанных браках (это было и причиной конфликта в них), чем в русских;



  1. в эксперименте лидером чаше становился муж;

  2. в зрелых казахских парах лидером одинаково часто становились и муж и жена;

  3. женщина-казашка зрелого возраста воспринимается как более сексуально привлекательная, чем мужчина-казах;

  4. казахи больше стремятся к лидерству, чем русские (и мужчины и женщины);

  5. обнаружена значимость старшего возраста для казахов: зрелые казахи чаше становятся лидерами, чем зрелые русские.

Выволы. Во всех типах семей взгляды на лидерство и реальное выполнение супругами лидерских функций не совпадают: взгляды супругов на проявление лидерства носят традиционный характер (муж — лидер), а реально лидерские функции выполняют оба супруга. Гендерный и культурный факторы одинаково значимы во влиянии на лидерство в семье. Стереотип о мужском главенстве гораздо устойчивее у мужчин, чем у женщин. Своеобразие лидерского поведения в казахских парах связано с культурными нормами (значимость мужского пола, возраста и власти) (по данным Т. В. Бендас, Б. С. Нурышевой, 2001а, б).

И все же в настоящее время во многих странах ролевая структура семьи изменилась: наблюдается большая симметричность их функций, повышение авторитета и влияния женщины, изменение представлений о главе семьи (Кои, 1988), т. е. переход от традиционной модели лидерства к эгалитарной, когда жена и муж делят между собой лидерство в семье в разных ее сферах.

В то же время имеющиеся данные о гендерных отношениях между супругами не позволяют нарисовать целостную картину, так как многие аспекты до сих пор не изучены. Однако можно сделать общий вывод о том, что, хотя такие отношения (что неудивительно) складываются на основе конвергенции полов, последствия половой сегрегации сказываются и здесь, что может препятствовать гармоничным семейным отношениям.

Пока мы вели речь о роли супругов в семьях, не имея в виду детей. Но появление детей ставит перед мужем и женой задачу их совместного воспитания. Супруги должны вместе выполнять роли родителей, и здесь формируется новый тип гендерных отношений — между родителями и детьми.




Достарыңызбен бөлісу:
1   ...   23   24   25   26   27   28   29   30   ...   44


©kzref.org 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет