Таким образом, трансгуманизм приобретает политическое измерение



жүктеу 349.01 Kb.
Дата08.10.2018
өлшемі349.01 Kb.

Введение. Основные идеи трансгуманизма

Трансгуманизм, не являясь классической политической идеологией как таковой, однако может быть обозначен как квазиполитическая идеология (по крайней мере, потенциальная), так как осуществление идей трансгуманистов в социуме невозможно без политических договоренностей (и решений на них основанных), без широкой социальной конвенции, и даже без политического консенсуса по основным вопросам.

Таким образом, трансгуманизм приобретает политическое измерение.

Некоторые трансгуманисты выступают за создание политической организации и за участие в политике, с целью продвижения своих идей, изменения политической повестки глобального человечества.

Трансгуманизм является идеологией призывающей к многостороннему улучшению человеческой природы (human nature) технологическим путем. В первую очередь имеются в виду медицинские биотехнологии, позволяющие осознанно трансформировать параметры человеческой природы, целенаправленно изменять их. Это является базовой идеей трансгуманизма, его отправной точкой.

Трансгуманисты отмечают тот факт, что человек уже исследовал механизмы эволюционного процесса, изучил эволюционный путь своего вида, таким образом, что теоретически способен взять свою дальнейшую эволюцию под свой сознательный контроль, направлять свою генно-культурную коэволюцию1 в желательное для себя русло.

Еще один важный постулат трансгуманизма заключается в том, что информационно-культурные проекции человека, а точнее его полный мемокомплекс (т.е. мемотип, по аналогии с генотипом) – потенциально вечны. Необходимо лишь научиться адекватно загружать эту культурную информацию в компьютеры и их сети, и человек, а в религиозной терминологии – его душа (т.е. его полный мемокомплекс), становится бессмертным. Его можно копировать, он может трансформироваться и размножаться сам, жить по своему усмотрению в симулированных мирах, где законы физики могут быть произвольно изменены по мере надобности и по желанию, полностью контролировать себя и свою судьбу – т.е. пользоваться всеми возможностями, которые уже предоставляются современными кибернетическими и телекоммуникационными технологиями, и которые будут возможны в обозримой перспективе. Таким образом, сознание человека может продолжать жить своей жизнью, неограниченно долго, в независимости от судьбы его исходной биологической основы,

его оболочки – тела2.

По мнению трансгуманистов, противники технологического совершенствования человека – предвзятые люди, находящиеся в плену предрассудков, часто религиозного характера3.

Но для открытого сознания таких помех в обсуждении основных идей трансгуманизма не существует.

Наибольшее препятствие для осуществления планов трансгуманистов – это массовость современных человеческих обществ, что делает такие фундаментальные договоренности о самом развитии человечества довольно сложными, хотя современная политика массового участия выработала некоторые механизмы способные решить эти вопросы. Самое главное, это такое достижение человеческой цивилизации как демократия – социальная технология, наиболее подходящая для оптимального управления в массовых эгалитарных обществах, которые преобладают в современном человечестве. Также для этих целей могут использоваться информационные и телекоммуникационные технологии, которые позволяют быстро и организованно взаимодействовать в огромных общинах, обществах. Например, глобальная информационная сеть Интернет, позволяющая общаться на любых планетарных расстояниях неограниченному количеству людей в режиме реального времени.

Но основная проблема идеологии трансгуманизма заключается в том, что человек является социальным видом и вообще – культурным4 существом.

Трансформировать с помощью новых технологических возможностей одного индивида, одну особь, теоретически несложно. Куда сложнее проблема направляемой самим эволюирующим видом эволюции, т.е. организованная и согласованная трансформация целых социальных групп, учитывая, что решения должны приниматься в парадигме либеральной демократии, самой этой группой.

Поэтому вопрос представляется актуальным для социальной и политической философии и для практической политологии, которая могла бы классифицировать и оценить с научной точки зрения как саму идеологию, группы ее исповедующие, то социальное движение и его значение, которое эти группы представляют, – так и предложить варианты ответов на те реальные социокультурные и политические вызовы глобальному человечеству, которые трансгуманизм только лишь обозначает.

А вызовы эти уже перешли из сферы футурологии и отдаленных гипотез в практику современного человечества5.

Вопрос поставлен о самой сути человеческой природы, ее дальнейшей судьбе. Человечеству сегодня стало ясно, что оно является лишь ступенькой, хотя и очень важной, в огромном здании эволюции, которое продолжает строиться, и человеку (Homo sapiens), по видимому впервые в эволюции живой материи, выпала привилегия далее самому определять архитектуру будущего здания. Человек осознал, что у его вида было как дочеловеческое прошлое, так и существуют варианты возможного постчеловеческого будущего6. И тот вариант, который будет реализован возможно зависит от политических решений ближайшего будущего и в целом от нынешнего хода культурной эволюции человека. Учитывая потенциальное значение этих вопросов для вида Homo sapiens, представляющего собой вариант разумной материи, идеология трансгуманизма представляет интерес для изучения социальными науками, и в первую очередь политологией.



Хотя трансгуманизм сам не является наукой (тем не менее, на этот счет существуют разные мнения среди трансгуманистов), он опирается только на научные знания и реальные технологические достижения человечества, и, при всем поверхностном сходстве со многими т.н. «эзотерическими» религиозными течениями, спекулирующими научными терминами (например термином «эволюция»), трансгуманизм не имеет никакого отношения как к популярным ныне «неоязычеческим» культам («антропософия», «теософия» и пр. религиозные доктрины)7, так и к традиционным религиям откровения, также постулирующим бессмертие и спасение. Трансгуманизм возник только как ответ на те действительные проблемы и вызовы человечеству, которые, так или иначе, получат свое разрешение. Наша возможность – лишь выбрать социально приемлемый и оптимальный путь. Поставили эти вызовы сам ход событий, само течение жизни – нынешний этап эволюции вида. Трансгуманисты предлагают свой вариант решения8, являясь апологетами высоких технологий. И от хода политической дискуссии по этим проблемам и возможным политическим решениям на этот счет будет во многом зависеть, насколько адекватный и оптимальный ответ на этот вызов найдет человечество.

Глава I. История и развития идеологии трансгуманизма
Из истории трансгуманизма
Термин «трансгуманизм» был впервые введён в 1957 г. крупным английским биологом Джулианом Хаксли9. В качестве своих идейных предшественников современные западные трансгуманисты рассматривают, в основном, мыслителей 20-х – 50-х годов XX века – биолога (биохимика) Дж. Б. С. Холдейна10 (важным стимулом образования трансгуманизма стало его эссе «Дедал: наука и будущее» (1923) , в котором он описывает то, как научные и технологические открытия могут изменить общество и улучшить положение человека; это эссе запустило цепную реакцию дискуссий о будущем), физика Дж. Д. Бернала11 (он рассуждает о колонизации космоса и бионических имплантантах, а также усовершенствовании интеллекта с помощью передовых социологических и психологических методов), антрополога и палеонтолога П. Тейяр де Шардена12 и др. Также нужно отметить Олафа Степлдона, и эссе «Икар: будущее науки» (1924) Бертрана Рассела, который разделял более пессимистичный взгляд на вещи, доказывая, что без доброй воли в этом мире могущество технологий, в основном, увеличит способность людей причинять вред друг другу. Эти идеи, которые были разработаны Олдосом Хаксли в своих романах, а затем многими научными фантастами, оказали большое влияние на идеи трансгуманизма и т.н. «изучение будущего» (futures studies).
Вторая мировая война изменила направление развития множества течений,
которые сегодня привели к трансгуманизму. Раннее движение евгеники было
сильно дискредитировано фашизмом (нацизмом), и идея создания нового, лучшего мира стала табу на определенное время. (Даже некоторые сегодняшние трансгуманисты продолжают очень подозрительно относиться к коллективным изменениям, теперь цель, согласно одному из подобных течений, состоит в реконструкции самого себя и, возможно, своих потомков. Хотя далеко не все трансгуманисты считают такой «узкий» подход правильным и продуктивным.) Вместо этого, оптимистично настроенные футуристы обратили свое внимание к технологическому прогрессу, в частности, космическим путешествиям, электронике и компьютерам. Наука начала поспевать за предположениями, и даже обгонять их.
Трансгуманистические идеи в этот период обсуждались и разрабатывались, в
основном, в научно-фантастических произведениях. Такие авторы как Артур
Кларк, Айзек Азимов, Хайнлайн, Станислав Лем, а позднее Брюс Стерлинг, Грег Эван, Вернор Виндж и многие другие исследовали различные аспекты
трансгуманизма и внесли свой вклад в его распространение.
В своей современной форме трансгуманизм был, в основном, сформулирован в лекциях и публикациях FM-2030, он же Ф. М. Есфандиари (Fereidoun M. Esfandiary)13. Он был одним из наиболее влиятельных ранних трансгуманистов. Эсфандиари (F. M. Esfandiary), который позднее изменил имя на FM-2030 (Future Man 2030) – один из первых профессоров в области «изучения будущего» (future studies), FM преподавал в Новой школе общественных наук (New School for Social Research)
в Нью Йорке в 1960-х и сформировал вокруг себя школу оптимистичных
футуристов, известную как UpWingers. В 1989 в своей книге «Трансчеловек ли вы?», он дал первое описание концепции трансчеловека14 как эволюционного мостика к постчеловечеству. Большой вклад в развитие трансгуманизма внесли Р. Эттинджер15 (он положил начало движению крионики публикацией своей книги «Перспектива бессмертия», 1964 год, – где он доказывал, что, поскольку медицинская технология постоянно развивается, и поскольку химическая активность прекращается при достаточно низких температурах, должно быть возможным
заморозить пациента сегодня и сохранить его до того момента, когда
технология достаточно разовьется, чтобы исправить повреждения заморозкой и заболевания, которые у него могли бы быть), М. Мински16, Э. Дрекслер17. На их идеи опираются основные научные направления, с которыми трансгуманисты связывают свои надежды – иммортализм, искусственный интеллект, нанотехнологии.

В частности, в 1972, Эттинджер опубликовал «От человека к сверхчеловеку» (см. примечания), где он рассмотрел некоторые возможные улучшения человеческого организма, продолжив традицию, начатую Холдейном и Берналом. Роберт Эттинджер, как признает большинство трансгуманистов, также как и Ф. М. Есфандиари, сыграл важную роль в придании трансгуманизму его современной формы.


В популяризацию трансгуманизма внесли вклад Дэмиен Бродерик (Damien Broderick), Макс Мор (Max More), Наташа Вита-Мор (Natasha Vita-More), Ник Бостром (Nick Bostrom) и многие другие.

В 1988, вышел первый выпуск журнала Extropy Magazine под редакцией Макса Мора (Max More) и T.O. Morrow (псевдоним от «tomorrow»), а в 1992 они основали Институт Экстропии (Extropy Institute). Журнал и институт послужили катализаторами объединения множества отдельных ранних групп. Макс Мор дал первое определение понятия «трансгуманизм» в его современном смысле. Если выбирать конкретную дату и место появления современного трансгуманизма, то


это произошло в Америке в конце восьмидесятых. Благодаря работам Natasha Vita-More примерно в то же время сформировалось направление трансгуманистического искусства.
Книга Эрика Дрекслера «Машины созидания» (Engines of
Creation) (1986) стала первой большой работой, посвященной молекулярной
технологии, ее потенциальным применениям, возможным злоупотреблениям и стратегическим вопросам, которые ставит ее разработка. Эта важная книга
оказала огромное и продолжительное влияние на идеи трансгуманизма. Также важными были книги исследователя в области робототехники Ганса Моравека (Hans Moravec) «Дети разума» (Mind Children) (1988) и более поздняя «Робот» (Robot) (1999). И сегодня Дрекслер и Моравек остаются в авангарде трансгуманистической мысли. Два других важных современных трансгуманиста – это Андерс Сандберг (Anders Sandberg) и американский экономист Робин Хансон (Robin Hanson).
Многие трансгуманисты не согласны с политическими взглядами Института
Экстропии. Поэтому в 1998 году Ником Бостромом (Nick Bostrom) и Дэвидом Пирсом (David Pearce) была основана Всемирная Трансгуманистическая Ассоциация, чтобы дополнить Институт и выступать в качестве зонтичной организации для всех групп и направлений, связанных с трансгуманизмом.
Уделяя особое внимание поддержке трансгуманизма как «строгой академической и научной дисциплины», Всемирная Трансгуманистическая Ассоциация выпускает «Журнал трансгуманизма» (Journal of Transhumanism), первый рецензируемый научный журнал, посвященный исследованиям в области трансгуманизма.
Таким образом, все имена, которые принято связывать с идеями трансгуманизма, принадлежат представителям Запада, почти все – англоязычным. Тем не менее, взгляд в прошлое российской мысли позволяет утверждать, что многие из идей, относимых сегодня к трансгуманистическим, впервые возникли или получили своё развитие в России.
Несомненным предшественником современного трансгуманизма является философия русского космизма (Н. Ф. Фёдоров18, В. И. Вернадский, К. Э. Циолковский19, А. Л. Чижевский, А. П. Сухово-Кобылин, В. Ф. Купревич и др.). В свою очередь, в качестве предшественников русского космизма можно рассматривать А. Н. Радищева (достаточно вспомнить его трактат «О человеке, его смертности и бессмертии»20) и В. Ф. Одоевского (роман «4338 год»). Как продолжение русского космизма следует рассматривать возникшее в 20-е годы ХХ века литературное движение биокосмистов-имморталистов (А. Святогор, А. Ф. Агиенко, А. Б. Ярославский); близкие мысли высказывал и В. Маяковский («А я совершенно убеждён, что смерти не будет. Будут воскрешать мёртвых»21).

Здесь можно увидеть даже преемственность идей с христианским вероучением, обещающим людям воскрешение (самосбывающееся пророчество?).


В 30-е – 40-е годы движение биокосмистов-имморталистов было разгромлено, многие из последователей русского космизма были физически уничтожены. Однако идеи, восходящие к их взглядам обрели новую жизнь – в частности, во Франции в виде учения о ноосфере, сформулированного Э. Леруа и П. Тейяр де Шарденом под влиянием лекций, прочитанных В. Вернадским в 20-е годы в Сорбонне.
Несмотря на то, что среди современных трансгуманистов на Западе далеко не все знают о русском космизме и его влиянии на трансгуманизм, осознание роли русского космизма у многих присутствует. Так, один из идейных отцов трансгуманизма, автор книг «Перспективы бессмертия» и «От человека к сверхчеловеку» Р. Эттинджер в предисловии к изданию первой из этих книг на русском языке22 прямо упоминает философию общего дела Н. Фёдорова, а на интернет-сайте европейской крионической организации «Cryonics Europe» размещаются автоматически выбираемые компьютером цитаты Фёдорова.
Для того, кто знаком как с русским космизмом, так и с современным трансгуманизмом, преемственность между ними несомненна. Уже у Фёдорова мы находим положения о необходимости направленной дальнейшей эволюции человека, борьбе со старением и смертью, обживании новых сред обитания, освоении космоса, проектах планетарных масштабов – всём том, что составляет сущность взглядов трансгуманистов. Фёдоров предлагал восстанавливать человеческие существа, собирая их из мельчайших частиц материи23. Это можно рассматривать как первое предложение того, что сейчас называют нанотехнологией, и что составляет основную надежду современных трансгуманистов, – в XIX веке, когда само существование атомов ещё было гипотезой, которую принимали далеко не все учёные – это было смелым программным тезисом. У Федорова же впервые возникает мысль и об опасности самоуничтожения человечества в войнах с использованием новых разрушительных видов вооружений, в результате изменения климата Земли, и т.д. В качестве единственного пути выживания человечества он и выдвинул свою идею Общего дела.
Не только Николай Фёдоров, но и другие русские космисты внесли значительный вклад в фонд идей современного трансгуманизма. Огромное влияние оказал К. Э Циолковский который, развивая идеи Федорова, обосновал возможность освоения человеком космоса и даже предложил ряд технических решений, обеспечивших первые шаги в этом направлении (жидкостный реактивный двигатель, многоступенчатые ракеты, обитаемые космические станции, вакуумные скафандры и многое другое). Космические мегапроекты современных трансгуманистов – прямые наследники «эфирных поселений» Циолковского.
В. И. Вернадский, как упоминалось выше, сформулировал концепцию Ноосферы (сам термин предложен французским математиком и философом Э. Леруа). Она была развита П. Тейяр де Шарденом, идеи которого, в свою очередь, легли в основу теории современного трансгуманиста, физика-теоретика Ф. Типлера24.
П. И. Бахметьев, русский биофизик начала ХХ века, впервые доказал экспериментально, что млекопитающие могут переносить охлаждение до температуры ниже 0°С. Он также обосновал возможность длительного сохранения человека в состоянии глубокого замораживания с целью его размораживания в будущем, когда это позволит наука и технология. Таким образом, он за полвека до Эттинджера высказал идею того, что Эттинджер позже назвал крионикой, и что сейчас занимает столь значительное место в современном трансгуманизме. Идеи Бахметьева были довольно популярны в России начала ХХ века, вокруг него сложился кружок последователей, готовых рискнуть, чтобы отправиться в будущее. Однако в 1913 г. Бахметьев скоропостижно скончался; последовавшие Мировая война, две революции, Гражданская война и дальнейшие социальные потрясения привели к тому, что как его научные результаты, так и идеи были надолго забыты. Они еще некоторое время сохранялись в среде биокосмистов-имморталистов (до их разгрома), послужили источником так и невыполненного замысла заморозить тело Ленина для его оживления в будущем и легли в основу известной пьесы Маяковского «Клоп». Однако, на Западе Бахметьев практически неизвестен ни как криобиолог, ни как имморталист, а эти идеи сформулированы заново.
Можно отметить, что среди современных западных трансгуманистов весьма заметное место занимают выходцы из России и бывшего СССР. Одним из виднейших идеологов современного трансгуманизма был скончавшийся в 2000 году футуролог и специалист по искусственному интеллекту А. Численко. Сейчас на Западе живут биофизики Ю. Пичугин и М. Соловьёв – известные специалисты в области крионики, сторонники иммортализма и трансгуманизма в целом, В. Турчин – автор знаменитой книги «Феномен науки: Кибернетический подход к эволюции» и сооснователь проекта Principia Cybernetica, Михаил Анисимов – специалист по искусственному интеллекту и известный трансгуманист, А. Болонкин – российский учёный, ныне живущий в США и работающий в НАСА. Даже упомянутый выше «отец крионики» Р. Эттинджер по материнской линии происходит из России.
В современной России присутствуют как бы несколько взаимодействующих слоёв носителей идей этого круга. Во-первых, это участники так называемого Фёдоровского движения – С. Г. Семёнова, А. Г. Гачева, В. П. Васильев, Б. Г. Режабек и др. Среди них особенное внимание уделяется религиозным и этическим аспектам взглядов Н. Ф. Фёдорова. К сожалению, последователями Фёдорова называют себя и несколько групп, ориентирующихся на парапсихологию, «эзотерику», восточные мистические практики и т. п. – круг идей, не имеющих никакого реального отношения к культурному наследию Фёдорова, Циолковского и Вернадского.
На учение Фёдорова в значительной мере опирается крупный современный философ И. В. Вишев, развивающий научный иммортализм – важнейшую составную часть современного трансгуманизма25. Последователем Фёдорова считает себя и упомянутый выше криобиолог Ю. Пичугин26.
Второй слой – те современные российские имморталисты и трансгуманисты, которые пришли к своим идеям независимо от наследия русского космизма. Как правило, это представители естественных наук. Среди них можно упомянуть Я. И. Корчмарюка который, развивая взгляды российских учёных Н. М. Амосова, В. М. Глушкова, Э. М. Куссуля и, особенно, теорию функциональных систем П. К. Анохина сформулировал свою сеттлеретику – «новую междисциплинарную науку» о переселении (перенесении) личности (мемокомлексов) на новые физические носители27 (похожие предложения высказывает упомянутый выше А. Болонкин). К этой группе относятся врач Э. И. Минскер, автор имморталистической «Программы-50» и криобиолог А. В. Карнаухов, автор близкой программы «Жизнь навсегда».
Крупнейшей группой российских трансгуманистов является Российское трансгуманистическое движение (Д. А, Рязанов, И. В. Вишев, Д. А. Медведев, И. С. Алмазов, А. Н. Гордеев, А. А. Ерёмин, И. В. Артюхов и др.) Она существует в виде интернет-сообщества, сложившегося вокруг сайтов transhumanism.ru и bessmertie.ru.
Деятельность участников Российского трансгуманистического движения в основном ориентирована в имморталистическом направлении28. Они сотрудничают с несколькими российскими исследователями и группами, ставящими своей целью увеличение продолжительности человеческой жизни, как традиционными медицинскими методами, так и с использованием инновационных подходов (генная инженерия, терапевтическое клонирование, наномедицина, крионика и др.), поддерживают связи с имморталистами и трансгуманистами за рубежом – в первую очередь, с выходцами из России и бывшего СССР. Российское трансгуманистическое движение выдвинуло Манифест российского трансгуманизма, первое положение которого гласит: Важнейшей своей задачей трансгуманисты видят предотвращение гибели нашей цивилизации.
Как и на Западе, идеи трансгуманизма и иммортализма в России наиболее популярны среди представителей точных и естественных наук, врачей, специалистов по компьютерам и программированию. Интересно отметить, что в подобных же кругах были наиболее популярны и идеи русского космизма.
    

Глава II. Современный трансгуманизм.
Что представляет собой идеология современного трансгуманизма

Трансгуманизм представляет собой совершенно новый подход к размышлениям о будущем, основанный на предположении, что человеческий вид не является концом эволюции разумной материи, но скорее, ее началом. Трансгуманизм определяет это так:

1) Изучение результатов, перспектив и потенциальных опасностей использования науки, технологий, творчества и других способов преодоления фундаментальных пределов человеческих возможностей.

2) Рациональное и культурное движение, утверждающее возможность и


желательность фундаментальных изменений в положении человека с помощью достижений разума, особенно с использованием технологий, чтобы ликвидировать старение и значительно усилить умственные, физические и психологические возможности человека.

Трансгуманизм можно описать как продолжение гуманизма, от которого он


частично и происходит. Гуманисты верят, что суть людей в том, что лишь отдельные личности имеют значение (индивидуализация). Люди (и социумы) могут не быть идеальными, но они могут улучшить положение вещей и содействовать рациональному мышлению, свободе, терпимости и демократии. Несмотря на очевидный индивидуализм современные трангуманисты уделяют огромное внимание социальной проблематике, признают социальный контекст и самой идеологии трансгуманизма и практически всех проблем вида Homo sapiens. Трансгуманисты согласны с социальным совершенствованием человека (общества), но они также придают особую важность тому, кем люди потенциально могут стать благодаря биотехнологическому совершенствованию своей природы.
Человечество не только может использовать разумные способы улучшения
положения человека и окружающего мира; Homo sapiens также может использовать их, чтобы улучшить себя, сам человеческий организм, его ментальные способности и т.д. И доступные нам методы не ограничены
теми, которые обычно предлагает гуманизм, такие как образование и просвещение, хотя они и критически важны для дальнейшего культурного развития вида.
Человечество может использовать технологические способы, которые в итоге
позволят нам выйти за пределы того, что большинство считает человеческим,
радикально усилить различные способности, в т.ч. интеллектуальные, расширить рамки возможного, сохранив при этом преемственность по отношению к лучшему в существующей сейчас человеческой культуре.
Трансгуманисты считают, что благодаря ускоряющемуся научно-техническому прогрессу, мы выходим на совершенно новый этап в развитии человечества. В ближайшем будущем мы вероятно столкнемся с возможностью настоящего искусственного разума. Будут созданы новые инструменты познания, которые объединят в себе искусственный интеллект с новыми видами интерфейсов, т.е. мы сможем посмотреть на реальность не только с помощью того «браузера»29, который выработан в эволюции нашего вида, и столь привычен нам, что мы не задаемся
практически такими вопросами как «а что может быть за пределами?».
Молекулярная нанотехнология, как считают многие трасгуманисты, обладает достаточным потенциалом, чтобы создать изобилие ресурсов для каждого человека и предоставить нам полный контроль над биохимическими процессами в наших телах, позволив нам избавиться от болезней. Посредством перестройки центров удовольствия в мозге, люди смогут испытывать больший спектр эмоций, бесконечное счастье и неограниченные по интенсивности радостные переживания в любое время. Трансгуманисты видят и темную сторону будущего развития, признавая, что некоторые из таких технологий способны нанести человеческой жизни большой вред; само выживание нашего вида (и, соответственно, будущее его эволюционных преемников) может оказаться под вопросом.
Хотя эти возможности и являются радикальными, их всерьез рассматривает
растущее число ученых и научно грамотных философов и социальных мыслителей.
В последние годы идеи трансгуманизма распространялись по всему миру
большими темпами, чему, в большой степени, способствуют новые телекоммуникационные и информационные технологии, которые значительно облегчили общение людей, обмен идеями – фактически, в этом смысле, нивелировав барьерный фактор пространств и расстояний.

В настоящее время существуют две международные трансгуманистические организации, Институт Экстропии (Extropy Institute) и Всемирная Трансгуманистическая Ассоциация (World Transhumanist Association),


обе публикующие сетевые журналы и организующие конференции по вопросам трансгуманизма. Во многих странах существуют местные трансгуманистические группы, а в США практически в каждом крупном городе действуют дискуссионные группы. Растущий объем материалов о трансгуманизме публикуется в Интернете, а также в книгах и журналах.

Трансгуманизм как философское мировоззрение


Что предшествовало трансгуманизму в философском и общекультурном плане? Желание человека получить божественные качества, по-видимому, столь же старо, как сам человеческий вид. Люди всегда стремились расширить границы собственного существования: географические, экологические или ментальные.
Данные археологии о похоронных обрядах и сохранившиеся фрагменты религиозных записей свидетельствуют, что древние и доисторические люди были глубоко взволнованы смертью своих близких и пытались уменьшить возникавшие в таких ситуациях страх и сожаление, предполагая жизнь после смерти. Однако, несмотря на идею загробной жизни, люди все равно стремились продлить свою жизнь в этом мире. В шумерской истории о Гильгамеше, царь, отправляется на поиски растения, которое может сделать его бессмертным. Стоит отметить два предположения людей: что смерть не была в принципе неизбежной, и что существует средство для достижения бессмертия. То, что люди действительно стремились прожить более долгую и насыщенную жизнь, видно на примере развития различных систем магии и алхимии; не имея практических средств, люди обращались к магическим обрядам и религиозным практикам. Типичный пример – это различные эзотерические школы даосизма в Китае, которые стремились к физическому бессмертию, контролю и гармонии по отношению к силам природы.
Греки по разному относились к выходу людей за их «естественные» границы. С одной стороны, они были очарованы этой идеей. Это видно в мифе о
Прометее, который украл огонь у Зевса и передал его людям, таким образом,
намного улучшив положение людей. В мифе о Дедале, хитроумный мастер Дедал несколько раз успешно бросает вызов богам, используя
не магические средства для расширения человеческих возможностей. С другой стороны, существовало представление, что некоторые цели запретны, и за попытку их достичь последует расплата. В конце, смелое предприятие Дедала заканчивается катастрофой (которая, впрочем, не была наказанием богов, но была вызвана полностью естественными причинами).
Греческие философы впервые попытались разработать мировоззрение, основанное не на вере, а на логических рассуждениях. Сократ и софисты расширили применение критического мышления с метафизики и космологии на изучение этики и вопросов об обществе и человеческой психологии. Изучение этих вопросов привело к зарождению культурного гуманизма, течения, имеющего особое значение на протяжении всей Западной истории для науки, политической теории, этики, юриспруденции и для других областей человеческой культуры.
Возрождение стало пробуждением от средневекового мышления, и изучение
человека и окружающего мира снова стало допустимым. На смену теоцентризму приходит антропоцентризм и секулярный гуманизм. Гуманизм Возрождения поощрял людей полагаться на собственные наблюдения и суждения вместо того, чтобы полагаться во всем на религиозные догмы. Гуманизм Возрождения также предложил идеал культурно гармоничной личности, развитой научно, морально и духовно. Важной вехой в развитии гуманизма стал трактат Джованни Пико делла Мирандолы «Речь о достоинстве человека» (1486), где он прямо заявляет, что человек не является готовой формой, но должен сам превратить себя во что-то. Начинает формироваться современная наука, прежде всего, в работах Коперника, Кеплера, Галилея и др.
Можно сказать, что век Просвещения начался с выхода книги Фрэнсиса Бэкона «Новый Органон» (1620), где он предложил новую научную методологию, основанную на эмпирических исследованиях, а не на априорном рассуждении. Бэкон пропагандировал идею «расширения границ власти человека вплоть до подчинения ему всего возможного», понимая под этим усиление власти над природой для улучшения положения человека. Наследство Возрождения, соединенное с влиянием ученых-эмпириков и постсхоластических и более поздних философов: Исаака Ньютона, Томаса Гоббса, Джона Локка, Иммануила Канта и других, сформировало основу для рационального гуманизма, который придает особое значение науке и критическому мышлению, а не откровению и религиозным авторитетам, как методам познания окружающего мира, судьбы и природы человека, и закладывающим основы для секулярной морали. Рациональный гуманизм – это фактически прямой предшественник трансгуманизма.
В восемнадцатом и девятнадцатом веках мы видим появление идеи, что даже сам человек может быть развит и улучшен с помощью науки и технологии на ней основанной. Бенджамин Франклин и Вольтер размышляли над продлением человеческой жизни с помощью медицины. Атеизм и агностицизм, особенно, после появления теории эволюции Дарвина30, становились рационально обоснованными и все более привлекательными альтернативами христианству, хотя и само христианство постулировало многие идеи, которые трансгуманизм только рационализировал и придал им научную основу (а также показал возможные пути их осуществления).
Однако оптимизм и рационализм конца девятнадцатого века часто вырождался в почти религиозную уверенность в неизбежности прогресса социума (Гегель, Маркс и др. историцисты31). Столкновение этих взглядов со сложной реальностью имело обратный эффект, и многие обращались к иррационализму и мистицизму, полагая, что если разум оказался недостаточным, то он вообще бесполезен32. Это вызвало появление антитехнологических, псевдоэволюционных («эзотерика»), анти- и псевдоинтеллектуальных взглядов, которые до сих пор с нами.

Уже гораздо позднее, давнишнее отрицание возможностей человека и социума вылилось в появление бывшего популярным в гуманитарных кругах (в 80-х и отчасти 90-х гг. XX века) контркультурного явления постмодернизма. Постмодернизм – свидетельство глубокого кризиса человеческой культуры, вызов человеческой цивилизации, на который трансгуманизм дает свой ответ наряду с научным эволюционизмом и наукой в целом.


Глава III. Политические аспекты трансгуманизма.
Под политическими аспектами трансгуманизма мы будем понимать этические и социальные вопросы, требующие политического решения, которые трансгуманизм ставит в повестку современного человечества.
Не будут ли новые технологии доступны лишь для богатых и влиятельных? Что будет с остальными?
Можно привести тот аргумент, что уровень жизни среднего американца сегодня выше, чем у любого короля пятьсот лет назад. Король мог иметь оркестр при дворе, но вы можете позволить себе CD-плейер, с помощью которого вы можете слушать лучших музыкантов, когда вам угодно. Если король заболевал пневмонией, он мог и умереть, а вы просто примете антибиотики. Король мог иметь карету, запряженную шестеркой белых лошадей, но вы можете купить автомобиль, который ездит быстрее и намного комфортабельнее. И у вас есть телевизор, доступ в Интернет, радио и душ, вы можете разговаривать с родственниками, находящимися на другом континенте по телефону, и вы знаете больше о Земле, звездах, и природе в целом, чем король мог когда-либо узнать.
Новые технологии со временем, из-за конкуренции в рыночной экономике, как правило, дешевеют. К примеру, в медицине экспериментальные методы обычно доступны лишь участвующим в клинических испытаниях или очень богатым пациентам. Но постепенно эти методы лечения
становятся рутинными, их стоимость снижается и гораздо больше людей могут позволить их себе. Даже в самых бедных странах, вакцины и пенициллин помогли спасти миллионы людей. В области потребительской электроники, цена высокопроизводительных компьютеров и других электронных устройств падает по мере того как разрабатываются более совершенные модели.

Ясно, что более совершенные технологии могут принести пользу всем. Но в


начале наибольшие преимущества будут у тех, кто обладает необходимыми
средствами, знаниями и, в особенности, желанием учиться использовать новые инструменты. Можно предположить, что некоторые технологии могут усилить социальное неравенство, что потенциально может привести к дестабилизации политической системы. К примеру, если станет доступным какой-то способ увеличения интеллекта, вначале он может быть столь дорогим, что только самые богатые смогут себе его позволить. То же самое может произойти, если мы найдем способ генетически улучшать наших детей. Богатые станут умнее и смогут заработать еще больше денег. Но это явление не будет чем-то совершенно новым: и сейчас богатые могут дать своим детям отличное образование, а те могут использовать такие инструменты, как информационные технологии и личные контакты, которые доступны только привилегированному классу.

Пытаться из-за этого запретить технологические инновации было бы контрпродуктивно. Но определенное политическое регулирование этого процесса необходимо. Если общество сочтет подобное неравенство неприемлемым, будет разумнее усилить перераспределение доходов в этом обществе, например, с помощью налогов и предоставления бесплатных услуг (образования, медицины, компьютеров и доступа в Интернет в библиотеках, генетических улучшений, покрываемых за счет социального обеспечения и т.п.). Дело в том, что экономический и технический прогресс – это игра с «положительной суммой». Он не решает старой политической проблемы, как следует распределять общественный доход, но он способен сделать этот доход намного больше.


Возможные опасности трансчеловеческих технологий


Это означает, что мы должны изучать и обсуждать возможные проблемы до того, как они станут реальностью. Находить социально приемлемые политические ответы на технологические и пр. вызовы. Биотехнология, нанотехнология и искусственный интеллект могут оказаться источником серьезной опасности, если их использовать неосторожно или злонамеренно, например, в военных целях. Трансгуманисты считают очень


важным, чтобы люди серьезно задумались над этими вопросами уже сейчас.

Существует множество этических, социальных, культурных, философских и


научных вопросов, которые необходимо детально изучить, обдумать и обсудить в широкой общественной дискуссии. Необходимы
исследования, а также максимально полное обсуждение в масс-медиях. Мы также должны создать организации и международные структуры, которые помогут нам проводить ответственную политику и принимать продуманные решения – создать систему правовой регуляции этих вопросов. Все это требует времени, и чем скорее мы начнем, тем больше наши шансы избежать самых опасных угроз, которые могут быть на пути прогресса.

Хорошим примером является Foresight Institute (http://www.foresight.org), который вот уже несколько лет способствует исследованиям и повышению информированности общества в области зарождающихся трансгуманистических технологий, в особенности молекулярной нанотехнологии.



Многие задают важный вопрос: А не стоит ли нам сосредоточиться на текущих проблемах, таких как улучшение положения бедных или разрешение международных конфликтов, вместо того, чтобы
пытаться предвидеть «далекое» будущее?
Стоит делать и то, и другое. Одно не исключает другое. Более того, новые технологии могут позволить более оптимально и быстро решить традиционные социальные и политико-культурные проблемы и вопросы. Попытка сосредоточиться только на текущих проблемах и использовать текущие решения не удастся – во-первых, мы будем не готовы к новым проблемам, а во-вторых, наши текущие методы часто недостаточны даже для решения сегодняшних проблем.
Многие из трансчеловеческих технологий уже существуют или активно
разрабатываются, становясь предметом текущих споров. Биотехнология уже
реальность. Информационная технология преобразила многие сектора нашей
экономики. С позиций трансгуманизма, будущее все время происходит.
Большинство трансчеловеческих технологий уже хорошо работают в медицине, например. Важным фактором, влияющим на продолжительность жизни является доступ к качественным медицинским услугам – улучшения в медицине продлевают жизнь, а работа по продлению жизни, вероятно, сделает обычную медицинскую помощь более эффективной. Работа по усилению интеллекта имеет очевидные применения в образовании, в рациональном управлении и повышении эффективности общения.
Улучшения в общении, рациональном мышлении, торговле и образовании – это очень эффективные методы, способствующие мирному решению международных конфликтов. Это ускоряет и социокультурное развитие человечества. Нанотехнологическое производство обещает быть одновременно экономически выгодным и экологически чистым.
Работа, направленная на создание мирового порядка, характеризующегося миром, демократией, международным сотрудничеством и соблюдением прав человека, значительно повысит шансы на то, что потенциально опасные технологии будущего не будут использованы безответственно или же в военных целях. Это также освободит ресурсы, идущие сейчас на вооружения, и возможно позволит использовать их для решения традиционных социальных проблем, таких как ликвидация бедности и доступность всеобщего качественного образования на всей планете.
У трансгуманистов нет простого решения, с помощью которого можно было бы достичь подобного результата, как нет его ни у кого другого, но, безусловно, технология может и должна сыграть значительную роль в этом. К примеру, развитие коммуникаций может помочь людям легче находить общий язык. По мере того, как все больше людей получают доступ в Интернет и могут слушать и смотреть спутниковые радио- и телеканалы,
диктаторам и авторитарным режимам станет все сложнее заставить замолчать несогласных и контролировать доступ населения к информации. И, как знают многие пользователи Интернета, всемирная сеть помогает вам найти друзей, знакомых и деловых партнеров по всему миру. А это ведет к большей плотности социальных сетей, увеличению обмена информацией (идей в т.ч.), что ускоряет развитие социумов и человеческой культуры (human culture).

Продление жизни и проблема перенаселения33


Рост населения – это проблема, за решение которой нам придется в конце


концов взяться, даже если продления жизни не произойдет. Некоторые люди
обвиняют технологию в проблеме перенаселения. Посмотрим на это иначе – если бы не технология, то большинства живущих сегодня людей не существовало бы. Это следствие развития, например, медицины. Если бы мы прекратили использовать современные методы в сельском хозяйстве, многие люди во многих странах умирали бы от голода и сопутствующих заболеваний. Если бы не антибиотики и медицинское вмешательство, особенно при рождении ребенка, многие из нас умерли бы еще в детстве.

Поэтому эта проблема неоднозначна и решить ее позитивно без новых технологий – вряд ли возможно.


Конечно, слишком быстрый рост населения приводит к перенаселенности, бедности и истощению природных ресурсов. В этом смысле,
перенаселение – это действительно реальная проблема сегодняшнего дня и ближайшего будущего. Наверно следует поддерживать программы планирования семьи и распространения противозачаточных средств,
особенно среди семей в бедных странах, где население растет быстрее всего.
По мнению трансгуманистов, постоянное лоббирование некоторыми религиозными группами в Соединенных Штатах прекращения этой гуманитарной помощи является серьезной ошибкой, происходящей от невежества.
Количество людей, которое Земля может прокормить и содержать при достаточном уровне жизни и без вреда для окружающей среды, зависит от уровня технологического развития. Новые технологии, от простых усовершенствований в мелиорации и менеджменте, до современных прорывов в генной инженерии, продолжат увеличивать производство продуктов питания (одновременно уменьшая страдания животных).

Один пункт, относительно которого защитники окружающей среды правы, это то, что «статус кво» сохранить невозможно. Дела не могут, просто по физическим соображениям, идти так же, как они идут сейчас, бесконечно или даже просто очень долго. Если мы продолжим использовать ресурсы с нынешней скоростью, то мы столкнемся с их серьезной нехваткой еще до середины этого века, как считают многие эксперты. У радикальных «зеленых» есть ответ: они предлагают, чтобы мы повернули время


назад и вернулись в идиллический доиндустриальный век (миф о золотом веке), когда мы жили в гармонии с природой. Реалисты иронизируют над этими призывами, логически развивая идеи радикальных «зеленых»: Назад в пещеры, назад в питекантропы! Проблема в том, что доиндустриальный век был каким угодно, но не идиллическим – бедность, страдания, болезни, тяжелый физический труд от зари до зари, суеверный страх и культурная ограниченность; и «экологически чистым» он тоже не был – достаточно взглянуть на обезлесение Европы и Средиземноморья, опустынивание большей части Ближнего Востока и Северной Африки, истощение почв некоторыми племенами индейцев, и т.д. Хотим ли мы этого? Вряд ли. К тому же, сложно представить себе, как можно содержать более чем несколько сот миллионов человек при приемлемом уровне жизни с помощью доиндустриальных методов производства, так что от 90% населения мира нужно будет каким-то образом избавиться, о чем «зеленые» и проповедники возвращения в т.н. «золотой век» умышленно или по недопониманию умалчивают.

Трансгуманисты предлагают значительно более реалистичную и гуманную альтернативу: не отступать назад, но настойчиво и упорно продвигаться вперед. Экологические проблемы, которые вызваны технологией – это проблемы неэффективной промежуточной технологии, этапа несовершенных технологий. Менее развитая промышленность в странах бывшего


социалистического блока загрязняет окружающую среду намного сильнее, чем аналогичные Западные предприятия. Высокотехнологичная промышленность безопасней для природы. Когда мы разработаем молекулярную нанотехнологию, мы не только сможем производить практически любые товары абсолютно чисто и эффективно, но мы также сможем исправить вред, нанесенный сегодняшними грубыми методами производства. Таким образом, трансгуманисты предлагают более высокий стандарт чистоты окружающей среды, чем традиционные «зеленые».

Нанотехнология также должна сделать недорогой колонизацию космоса. По космическим масштабам, Земля – это незначительная, совершенно крохотная песчинка в нашей Вселенной, которая продолжает расширяться, и по современным представлениям так будет всегда.


Предлагалось, чтобы мы сохранили космос в его первозданной красоте и
оставили его нетронутым. К такой точке зрения трудно относиться серьезно.
Каждый момент времени, совершенно естественным путем огромное количество ресурсов, в миллионы раз большее, чем человеческий вид истратил за всю историю своего существования, превращается в радиоактивные отходы или впустую пропадает в межгалактическом пространстве в виде излучения. Нужно обладать очень ограниченным воображением, чтобы не суметь придумать более созидательное использование всего этого вещества и энергии. Кроме того, в отличие от Вселенной наша конкретная Солнечная система и планета Земля не вечны, и желательно расширить границы обитания вида, до того, как его колыбель окажется под угрозой.

Этические критерии, по которым трансгуманисты оценивают «улучшение положения человечества»


Трансгуманизм совместим с множеством этических систем, и трансгуманисты придерживаются различных взглядов. Тем не менее, со следующими идеями согласно большинство трансгуманистов:


Трансгуманисты считают, что можно говорить об улучшении положения
человечества, если улучшилось положение отдельных людей. Обычно только сам человек может судить о том, что хорошо для него или для нее. Поэтому
трансгуманисты являются сторонниками личной свободы, в особенности,
морального права для тех, кто этого хочет, использовать технологию для
расширения своих умственных и физических возможностей и увеличения контроля над собственной жизнью.
С этой точки зрения, улучшением в положении человечества будет изменение, которое увеличивает возможности отдельных людей осознанно изменять себя и свою жизнь в соответствии со своими информированными желаниями. Акцент делается на слово «осознанно». Важно, чтобы люди понимали, между какими вариантами они выбирают. Образование, свобода информации, информационные технологии, усиление интеллекта, способны
помочь людям делать более информированный и осознанный выбор.

Заключение.
Трансгуманизм, как мы видим – идеология, притом та идеология, которая затрагивает политическую повестку современного человечества – осуществление идей трансгуманизма возможно лишь через путь политических решений. Но трансгуманизм не предлагает ничего не соответствующего логике социального и культурного развития вида Homo sapiens, – он лишь предлагает возможные (и с точки зрения трансгуманистической идеологии – оптимальные) варианты ответов на те актуальные вызовы с которыми уже сейчас столкнулось развитие человечества и, вероятно, столкнется еще в ближайшей перспективе, если экстраполировать нынешние тенденции в развитии человечества в будущее.

Ввиду того, что предлагаемые ответы на вызовы глобальному человечеству лежат в сфере политических решений, но сама идеология аполитична в традиционном понимании, мы и называем трансгуманизм квазиполитической идеологией. Более того, трансгуманизм ставит и философские вопросы, такие как возможное самоуправление самим видом ходом своей дальнейшей биологической (и культурной) эволюции. Правда то или иное решение в этом случае также перейдет в сферу политики – такие решения, очевидно, могут быть только политическими, основанными на самом широком обсуждении проблемы и принятии социально приемлемого решения, основанного на политическом консенсусе. (В данном смысле мы видим, что политика является фактором эволюции, может влиять на сам ход эволюции.)

Это единственно возможный путь для демократического и либерального социума. А глобальное человечество демонстрирует тенденцию к превращению именно в такое общество. Тут можно отметить, что наиболее справедливые решения, как показывает человеческий опыт, являются одновременно и наиболее оптимальными и разумными. Это не случайность. Подобная корреляция является следствием той эволюции, которую прошел наш вид. Экономическая «рациональность» не совпадает с реальным рациональным поведением людей, выработанным в их эволюции. Экономика – только эпизод в истории человечества, не изменивший глубинных основ поведения человека, формировавшегося миллионами лет эволюции нашего и предковых видов.
Создаст ли трансгуманистическое движение свою политическую организацию – вопрос непринципиальный. Это не ослабит и не отменит те проблемы с которыми человечество столкнулось. Более того, сама по себе идеология трангуманизма не ослабляет технологические вызовы и проблемы, но, только лишь предлагает пути ответа и решений, насчет которых можно дискутировать.

Конечно, трансгуманизм, сам по себе, может восприниматься некоторыми как вызов, особенно это относится к религиозным объединениям. Но это иллюзия, так как трансгуманизм только предлагает варианты ответов на вызовы, ставя этические (в том числе) проблемы, возникающие по мере развития технологий и ускорения технического прогресса, перед современными политиями. А всяческие разнообразные религиозные группы не имеет морального права обвинять само развитие человечества в своих проблемах. То, что религиозные догмы не соответствуют объективной реальности, и могут быть оставлены для истории человеческой мысли – не вина какой-то идеологии, а внутренне присущая проблема самих этих религий. Религии были полезны в своей этической части для развития человеческой культуры и Цивилизации, но их метафизические доктрины просто не соответствуют действительности и не удовлетворяют современных людей, которые хотят знать что-то – проверенные и перепроверенные факты, знать не опровергнутые теории, – а не верить во что-то, что легко может оказаться лишь фантастическими образами – продуктом рефлексии наших невежественных далеких и недалеких предков.

Противников прогресса и дальнейшего развития технологий можно считать предвзятыми людьми, так как нет никаких разумных оснований считать, что путь прогресса – это субоптимальный путь развития, а не способ решения проблем человечества, в т.ч. социальных.

Единственный разумный момент в критике противников технологического совершенствования – это вопрос насколько человечество социально и культурно готово к таким быстрым изменениям? На этот вопрос даже можно ответить, что человечество не достаточно готово. Но технологическое развитие, вероятно, тем не менее, это не остановит. Поэтому трансгуманизм и предлагает политическое решение и регуляцию этих вопросов.



1 «Этология человека на пороге 21 века» (Москва, «Старый сад», 1999 г. Под ред. Бутовской М.Л.)

2 Реализация таких идей не противоречит ни научному подходу, ни даже просто обыденному здравому смыслу. Вопрос лишь в осуществимости этих идей уже в ближайшей перспективе. Здесь уместно отметить, что сама постановка вопроса, в известном смысле формирует и направляет разворачивающуюся социальную реальность. Об этом эффекте, в частности, идет речь в книге Джорджа Сороса «Кризис мирового капитализма» (см. http://capitalizm.narod.ru/), где он формулирует концепцию «рефлексивности».

3 Можно говорить, что большинство традиционных религий, не осознавая этого, лишь освящают нынешнюю стадию эволюции, отвергая мысль о том, что это преходящее состояние. Но как оно будет изменяться определяется закономерностями самой эволюции, и ходом событий, на который человек может потенциально влиять; эволюция – это процесс с открытым финалом.

4 О функциональном определении термина «культура» см. http://anthropos.narod.ru/human_behaviour.html

5 См., напр., «Русский Newsweek» # 23, 2004 г. (стр. 58)

6 «Наше постчеловеческое будущее: Последствия биотехнологической революции» Фрэнсис Фукуяма (Москва, «Издательство АСТ», 2004 г.

7 «Основы религиоведения» Под ред. И.Н. Яблокова (Москва, «Высшая школа», 1998 г.)

8 Важно отметить, что трансгуманисты подчеркивают, что знания человечества и, в частности, технологии, должны использоваться лишь на благо, как индивидуума, так и на благо всего общества. Поэтому они и считают важным постановку этих вопросов, в том числе на политическом уровне, и их всеобщее обсуждение, общественную дискуссию – для выработки общеприемлемых вариантов развития.

9


 J. Huxley, New Bottles for New Wine, London, 1957

10 J.B.S. Haldane, Daedalus or Science and the Future (paper read to the Heretics, Cambridge, on February 4th, 1923)

11 J. D. Bernal, The World, the Flesh, and the Devil: An Enquiry into the Future of the Three Enemies of the Rational Soul, 2nd ed. Bloomington: University of Indiana Press (1969) (first published in 1929)

12 П. Тейяр де Шарден, Феномен человека, М., 1955, 1987, 2002; Pierre Teilhard de Chardin. The Future of Man, N.Y.: Harper, 1964, 1969 /L'Avenir de l'Homme Paris, Seuil, 1959

13 FM-2030, Optimism one; the emerging radicalism. Norton, 1970; FM-2030, UpWingers: A Futurist Manifesto. John Day Co, 1974; FM-2030, Are You a Transhuman?: Monitoring and Stimulating Your Personal Rate of Growth in a Rapidly Changing World. Warner Books, 1989

14 Замечание по терминологии: FM также использовал
для описания транслюдей слово «транс». Слово «трансчеловек» было впервые
использовано в научно-фантастическом рассказе Дамьена Бродерика (Damien
Broderick) в 1976, хотя там смысл этого понятия был несколько иным. Слово
«трансгуманизм» было впервые использовано Джулианом Хаксли (Julian Huxley) в
книге «Новые бутылки для нового вина» (1957)

15 Ettinger, Robert C. W., The Prospect Of Immortality. 1964; издание на русском языке: Роберт Эттингер, Перспективы бессмертия. М., Научный мир, 2003; Ettinger, Robert C. W., Man Into Superman. Avon, 1974

16 Minsky, Marwin., Society of Mind. Simon & Schuster, 1987; В семидесятых и восьмидесятых возникло множество организаций для продвижения
идей продления жизни, крионики, колонизации космоса или футуризма. Как
правило они были разрознены, хотя многие из них разделяли сходные взгляды и
ценности. Выдающимся защитником позиции трансгуманизма в этот период был
Марвин Мински.

17 Drexler, Eric K., Engines Of Creation: The Coming Era of Nanotechnology. Doubleday, NY, 1986; Drexler, Eric K., Chris Peterson, Gayle Pergamit; Unbounding The Future - The Nanotechnology Revolution. William Morrow, NY, 1991; Simon and Schuster, 1992

18 Фёдоров Н. Ф., Философия общего дела. Статьи, мысли и письма Николая Федоровича Федорова, изданные под редакцией В. А. Кожевникова и Н. П. Петерсона. Т. I. Верный. 1906, Т. II. М., 1913. Также см.: Фёдоров Н. Ф. Собрание сочинений в 4 х томах. М., 1995-1999

19 Циолковский К. Э., Животное космоса. Собр. соч., т. 4. М., 1964

20 Радищев А. Н., О человеке, его смертности и бессмертии. Серия: Психология/классика, Питер, 2001

21 Р. О. Якобсон. О поколении, растратившем своих поэтов. М., 1930

22 Роберт Эттинджер, Перспективы бессмертия. М., Научный мир, 2003

23 Сравните с постулатом христианства о воскресении

24 Tipler F. J., The Physics of Immortality : Modern Cosmology, God and the Resurrection of the Dead. Anchor, 1994

25 Вишев И. В., Н. A Фёдоров как предтеча современной концепции практического бессмертия человека. В сборнике «На пороге грядущего. Памяти Николая Фёдоровича Фёдорова», стр. 322-332. М., Пашков дом, 2004

26 Пичугин Ю. И., Артюхов И. В., Крионика и перспективы федоровских идей. В сборнике «На пороге грядущего. Памяти Николая Фёдоровича Фёдорова», стр. 332-337. М., Пашков дом, 2004

27 Корчмарюк Я. И., Сеттлеретика - новая междисциплинарная наука о «переселении» личности. Научно-практический семинар «Новые информационные технологии» НИТ-98 (Моск. гос. ин-т электроники и математики, февраль 1998 г.). // Материалы, с.130-149. М: МГИЭиМ, 1998

28 Рязанов Д. А., WWW.BESSMERTIE.RU (научный иммортализм) или алые паруса на новый лад. М., Новый век, 2001

29 Атлантический Дневник (http://www.svoboda.org/programs/AD/): Внуки Эйнштейна [12-01-05]:

http://www.svoboda.org/programs/ad/2005/ad.011205.asp

30 «The blind watchmaker» Richard Dawkins

31 Карл Поппер «Нищета историцизма»

32 «Факты, нормы и истина: дальнейшая критика релятивизма»/Карл Поппер «Открытое общество и его враги»

33 United Nations. World Population Prospects: The 1998 Revision (United Nations, New York)

http://www.popin.org/pop1998/


Достарыңызбен бөлісу:


©kzref.org 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет