Терроризм с использованием оружия массового уничтожения



жүктеу 2.24 Mb.
бет1/9
Дата18.04.2019
өлшемі2.24 Mb.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9


ТЕРРОРИЗМ С ИСПОЛЬЗОВАНИЕМ ОРУЖИЯ МАССОВОГО УНИЧТОЖЕНИЯ:

МЕЖДУНАРОДНО-ПРАВОВЫЕ ВОПРОСЫ ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ
И.И. СИНЯКИН
Сведения об авторе
Синякин Иван Игоревич - кандидат юридических наук, старший преподаватель кафедры международного права МГИМО (У) МИД России.
Рецензенты:
Колосов Ю.М., заслуженный деятель науки России, доктор юридических наук, профессор.

Кулебякин В.Н., кандидат юридических наук.


Профессору Вячеславу Николаевичу Кулебякину

с благодарностью за поддержку и помощь.


Введение
Актуальность настоящей работы определяется ростом террористической угрозы по всему миру в начале XXI в.: после террористических нападений в США (Нью-Йорк, Вашингтон, 2001 г.), России (Москва, 2002 г.; Беслан, 2004 г.), Испании (Мадрид, 2004 г.), Великобритании (Лондон, 2005 г.) в Резолюциях Совета Безопасности ООН отмечается тенденция увеличения частоты и масштабов террористических актов <1>. Наиболее опасным видом терроризма могут стать террористические акты с применением оружия массового уничтожения (ОМУ-терроризм).

--------------------------------



<1> См.: Резолюция 1456, принятая Советом Безопасности на 4688-м заседании 20 января 2003 г.; Резолюция 1566, принятая Советом Безопасности на 5053-м заседании 8 октября 2004 г.; Резолюция 1617, принятая Советом Безопасности на 5244-м заседании 29 июля 2005 г.; Резолюция 1822, принятая Советом Безопасности на 5928-м заседании 30 июня 2008 г.; Резолюция 1904, принятая Советом Безопасности на 6247-м заседании 17 декабря 2009 г.; Резолюция 1963, принятая Советом Безопасности на 6459-м заседании 20 декабря 2010 г.; Резолюция 1989, принятая Советом Безопасности на 6557-м заседании 17 июня 2011 г. // URL: http://www.un.org.
В докладе "Более безопасный мир: наша общая ответственность" Группы высокого уровня по угрозам, вызовам и переменам отмечается, что государства публично подтвердили 20 случаев утечки ядерных материалов и более 200 случаев незаконного оборота ядерных материалов, которые были задокументированы в течение прошедшего десятилетия <1>. По статистике МАГАТЭ, за период с 1993 г. по 2005 г. было зафиксировано 827 инцидентов с ядерными и радиоактивными материалами. Еще несколько сотен подобных случаев не получили официального подтверждения. Из 827 случаев незаконного оборота радиоактивных субстанций по меньшей мере 224 были связаны с материалами, пригодными для создания ядерного оружия. В 2006 г. было выявлено 149 случаев незаконной торговли и незаконного использования ядерных и радиоактивных материалов. Большая часть всех происшествий связана с их утерей или кражей (85 случаев). В 49 случаях радиоактивные материалы случайно обнаруживались или незаконно распространялись. 75% пропавших в 2006 г. материалов так и не были обнаружены <2>. На 31 декабря 2007 г. МАГАТЭ располагало информацией о 1340 инцидентах, связанных с незаконным оборотом ядерных материалов <3>. Наиболее известными примерами терроризма с применением оружия массового уничтожения являются химические атаки в Мацумото и Токио 1994 - 1995 гг. (погибло 19 человек), распространение спор сибирской язвы в США в 2001 г. (погибло 5 человек). В 2007 г. в Ираке имели место полтора десятка террористических актов с использованием хлора (общее число погибших - около 100 человек) <4>.

--------------------------------



<1> См.: Более безопасный мир: наша общая ответственность. Доклад Группы высокого уровня по угрозам, вызовам и переменам. A/59/565/2004 // URL: http://www.un.org.

<2> См.: Украсть атомную бомбу // URL: http://www.washprofile.org/ru/node/5826 (дата обращения: 02.02.2007).

<3> Из этого числа 303 инцидента касались изъятия ядерного материала или источников радиоактивности у лиц, которые незаконно ими владели и в некоторых случаях пытались их продать или незаконно провезти через границы. Особую озабоченность вызвали инциденты, связанные с несанкционированным владением высокообогащенным ураном и плутонием. За период с 1993 г. по 2007 г. МАГАТЭ было сообщено о 15 таких инцидентах. См.: Глобальная контртеррористическая стратегия ООН: деятельность системы ООН по осуществлению Стратегии: доклад Генерального секретаря. A/62/898 // URL: http://www.un.org (дата обращения: 07.07.2008).

<4> См.: Cave D., Fadam A. Iraq Insurgents Employ Chlorine in Bomb Attacks // New York Times. 2007. 22 Febr.
Один из аспектов проблемы распространения оружия массового уничтожения - появление новых ядерных государств (особую озабоченность международного сообщества вызывает политика КНДР, неоднозначно оценивается и поведение Ирана). "Побочным эффектом" этого процесса может стать дальнейшее неконтролируемое распространение среди государств оружия массового уничтожения, а также попадание такого оружия в руки негосударственных субъектов. В равной степени это относится к средствам его доставки и соответствующим технологиям. В Резолюции 1540 Совета Безопасности ООН 2004 г. была отмечена обеспокоенность угрозой незаконного оборота ядерного, химического или биологического оружия и средств его доставки и относящихся к ним материалов, что придает новое измерение проблеме распространения такого оружия, а также создает угрозу для международного мира и безопасности. В Резолюции также указывается на необходимость того, чтобы все государства-члены выполняли свои обязательства в области контроля над вооружениями, разоружения и по предотвращению распространения во всех его аспектах всех видов оружия массового уничтожения <1>.

--------------------------------



<1> Впоследствии эти положения нашли подтверждение в Резолюции 1673, принятой Советом Безопасности на 5429-м заседании 27 апреля 2006 г.; Резолюции 1810, принятой Советом Безопасности на 5877-м заседании 25 апреля 2008 г.; Резолюции 1977, принятой Советом Безопасности на 6518-м заседании 20 апреля 2011 г. См.: URL: http://www.un.org.
Международно-правовое регулирование сотрудничества государств в борьбе с терроризмом на протяжении многих лет исследовалось в отечественной и зарубежной доктрине. Весомый вклад в разработку теоретических основ проблематики международного права в области борьбы с международной преступностью и терроризмом, в частности, внесли такие исследователи, как Р.А. Адельханян, Н.С. Алексеев, Р.А. Бастрыкин, И.П. Блищенко, В.А. Василенко, А.В. Возженников, Л.Н. Галенская, С.У. Дикаев, Н.В. Жданов, И.И. Карпец, А.Г. Кибальник, Ю.М. Колосов, Н.Б. Крылов, У.Р. Латыпов, И.И. Лукашук, Е.Г. Ляхов, В.А. Мазов, Л.А. Моджорян, А.В. Наумов, Н.Н. Полянский, М.Ю. Рагинский, Ю.А. Решетов, С.Я. Розенблит, Ю.С. Ромашев, П.С. Ромашкин, Ю.М. Рыбаков, А.Н. Трайнин, В.В. Устинов, И.В. Фисенко и др. Среди диссертационных исследований в области борьбы с международным терроризмом можно выделить работы А.В. Мардояна, Н.В. Прокофьева, М.А. Саркисян, В.В. Устинова. Среди иностранных ученых проблематикой международного терроризма занимались: С. Агравала, Т. Александрович, И. Бантекас, М. Бассиони, В. Васильевич, Р. Волтцель, Б. Грефрат, Ю. Динстейн, Д. Дугард, А. Кассезе, Р. Крайер, Д.М. Левитт, В. Нанди, Д. Новогрод, С. Нэш, Е. Ойзер, П. Радойнов, Д. Робинсон, Э. Уилмсхерст, Х. Фрайман, Г. Шварценбергер, М.Н. Шоу, П.А. Штайнгер и др.

Для настоящего исследования представляют значимость научные труды, посвященные исследованию проблем нераспространения оружия массового уничтожения, основ обеспечения международной безопасности и т.п., таких отечественных ученых, как А.Г. Арбатов, О.В. Богданов, А.М. Вавилов, А.И. Иойрыш, Н.И. Калинина, В.П. Пархитько, В.И. Рыбаченков, Р.М. Тимербаев, О.И. Тиунов, А.В. Федоров, В.В. Фомин, Г.К. Хромов и др. Следует отметить несколько отечественных диссертационных исследований по тематике некоторых аспектов ОМУ-терроризма <1>. Аспекты проблемы нераспространения оружия массового уничтожения и борьбы с различными видами ОМУ-терроризма затрагивались в работах таких зарубежных исследователей, как: Г. Аллисон, С. Бауэр, Г. Бликс, Н. Боделл, О. Бош, Д. Голдблат, К. Грей, Б. Грэхем, Д. Зандерс, П. Клевестиг, Ф. Кухлау, Т. Москейтис, Р. Мэнли, У. Поттер, Е. Прескотт, Э. Спирс, Д. Такер, Д. Талент, О. Трэнерт, Т. Уайтсайд, Н. Флоркин, Д. Харт, П. Хэм, Я. Энтони и др.

--------------------------------

<1> См.: Хабачиров М.Л. Международно-правовые проблемы борьбы с ядерным терроризмом: Дис. ... канд. юрид. наук. М., 2000; Косачев К.И. Концепция развития международного права в области борьбы с ядерным терроризмом: Дис. ... канд. юрид. наук. М., 2003; Симонова А.Е. Международно-правовые аспекты борьбы с биотерроризмом: Дис. ... канд. юрид. наук. М., 2007.
В процессе работы над темой настоящего исследования автор изучил большое количество литературы, где часто встречаются данные об инцидентах, приведших к потере единиц оружия массового уничтожения, которое могло быть использовано террористическими организациями, примеры попыток и угроз совершения актов терроризма, а также упоминания о случаях терроризма с ядерным, бактериологическим и химическим оружием <1>.

--------------------------------



<1> См.: Иойрыш А.И. Научно-технический прогресс и новые проблемы права. М., 1981. С. 75; Колодкин А.Л. Мировой океан: международно-правовой режим: основные проблемы. М., 1973. С. 208; Супертерроризм: новый вызов нового века / Под ред. А.В. Федорова. М., 2002; Международный терроризм: борьба за геополитическое господство / Под ред. А.В. Возженникова. М., 2005. С. 49, 51; Gurr N., Cole B. The New Face of Terrorism: Threats from Weapons of Mass Destruction. L., 2002. P. 283 - 300; Новый вызов после "холодной войны": распространение оружия массового уничтожения: открытый доклад СВР за 1993 год // URL: http://svr.gov.ru/material/2-1.html; Евстигнеев В.И. Биологическое оружие и проблемы обеспечения биологической безопасности: Лекция, прочитанная 25 марта и 8 апреля 2003 г. в МФТИ // URL: http://www.armscontrol.ru/course/lectures03a/viye30325c.htm.
Имевшие место террористические акты с применением оружия массового уничтожения не привели к масштабным разрушениям или большим человеческим жертвам. Зачастую этот факт, а также небольшое количество актов ОМУ-терроризма объясняется исследователями рядом обстоятельств.

В отношении ядерного оружия это:

- сложный доступ к расщепляющемуся материалу;

- сложность производства ядерных материалов, пригодных для оружия;

- необходимость создания соответствующей инфраструктуры.

В отношении бактериологического оружия необходимо создать оружие, которое обладало бы следующими характеристиками:

- наличие поражающих свойств агента;

- стабильность состояния агента при снаряжении и транспортировке;

- достаточное количество агента для обеспечения его действия на определенной территории;

- стабильность действия поражающих свойств после распространения;

- высокая степень надежности.

В отношении химического оружия:

- токсичность химикатов должна быть одновременно высокой для поражения, но при этом не слишком высокой, чтобы обеспечить возможность его безопасного использования;

- вещество должно иметь такие характеристики, чтобы хранение химиката в специальных контейнерах не привело ни к снижению токсичности, ни разрушению контейнера;

- химикат должен быть устойчивым не только к климатическим и иным явлениям окружающей среды, но и к высокой температуре и взрывной волне, возникающей после детонации заряда.

Для всех видов оружия массового уничтожения характерны:

- недоступность информации, касающейся производства оружия массового уничтожения;

- сложность в разработке эффективных средств доставки;

- высокие затраты на производство оружия по сравнению с обычными средствами, к которым прибегают террористы в большинстве случаев (взрывчатые вещества, стрелковое оружие и т.д.) <1>.

--------------------------------



<1> См.: Blix H. et al. Weapons of Terror: Freeing the World of Nuclear, Biological and Chemical Arms. Wolters Kluwer, 2006. P. 40; Roffey R. Biological Weapons and Potential Indicators of Offensive Biological Weapon Activities // SIPRI Yearbook: Armaments, Disarmament and International Security. 2004. P. 561; Zanders J.P. et al. Risk Assessment of Terrorism with Chemical and Biological Weapons // Non-Proliferation, Arms Control, Disarmament. 1999. P. 539; Gurr N., Cole B. Op. cit. P. 41 - 79; Рабодзей А. Угроза биологического терроризма: роль средств массовой информации // Ядерный контроль. 2005. N 3(77). С. 90; Супертерроризм: новый вызов нового века. С. 73.
С другой стороны, исследователи принимают во внимание и факторы, привлекающие террористов в использовании оружия массового уничтожения.

В отношении ядерного оружия это следующие факторы:

- отсутствие необходимых навыков в создании оружия может быть компенсировано сотрудничеством с учеными, участвующими или участвовавшими в создании оружия массового уничтожения;

- возможность похищения ядерного материала из хранилищ или в процессе транспортировки;

- возможность нападения на атомные электростанции (наглядный пример последствий потенциальной диверсии - авария на Чернобыльской АЭС в 1986 г.);

- относительно простая технология создания "грязной бомбы" - устройства, способного распространять радиоактивные материалы (в качестве последних могут выступать радиоактивные отходы или материалы, используемые в промышленности и медицине).

В отношении бактериологического оружия это:

- двойное назначение материалов и оборудования;

- небольшое количество агентов, необходимых для создания оружия;

- относительная доступность новейших биотехнологий;

- возможность производства агента лицами, обладающими ограниченными техническими знаниями;

- сложность обнаружения биологических агентов;

- сложность идентификации террористических групп, которые могут прибегнуть к биологическому оружию, а также их потенциальных жертв;

- относительно большие сроки между распространением агентов, заражением и появлением соответствующих симптомов у людей, животных, растений;

- огромный психологический эффект применения агентов с последующим нарушением социальных и экономических отношений на зараженных территориях.

В отношении химического оружия факторами, привлекающими террористов, могут быть:

- непосредственная близость производства и хранения токсичных химикатов к жилым зонам, что допускает возможность саботажа;

- возможность применения общедоступной сельскохозяйственной техники для распыления химикатов;

- простая технология загрязнения рек или отравления пищи, уничтожения или загрязнения урожая и скота;

- достижение всеобщей паники даже в случае отсутствия факта преступления;

- доступность, дешевизна и возможность вполне легального приобретения компонентов химического оружия <1>.

--------------------------------



<1> См.: Blix H. et al. Op. cit. P. 40; Roffey R. From Bio Threat Reduction to Cooperation in Biological Proliferation Prevention // SIPRI. 2005. P. 3; Idem. Biological Weapons and Potential Indicators of Offensive Biological Weapon Activities. P. 565; Idem. Enhancing Bio-Security: the Need for a Global Strategy // Non-Proliferation, Arms Control, Disarmament. 2005. P. 733; Zanders J.P. Weapons of Mass Disruption? // Non-Proliferation, Arms Control, Disarmament. 2002. P. 683 - 684; Zanders J.P. et al. Risk Assessment of Terrorism with Chemical and Biological Weapons. P. 537; Супертерроризм: новый вызов нового века. С. 66, 67.
Среди исследований явления ОМУ-терроризма часто встречаются попытки предусмотреть возможные сценарии таких террористических актов (например, сценарии актов ядерного терроризма) <1>. Не отрицая значимости подобных исследований для оценки возможной угрозы таких актов, разработки планов действий в случае их совершения и ликвидации последствий, следует тем не менее заметить, что их сценарии слишком умозрительны и не дают четкого представления ни о самом преступлении, ни о его последствиях. Связано это в первую очередь со свойствами ядерного оружия, применение которого может привести к непредсказуемым последствиям. Сказанное относится также к сценариям террористических актов с применением химического и бактериологического оружия <2>.

--------------------------------



<1> См., например: Поттер У. Многоликий ядерный терроризм // Ядерный контроль. 2003. N 1(67). С. 71 - 74; Аллисон Г.Т. Ядерный терроризм: самая страшная, но предотвратимая катастрофа. М., 2007; Mockaitis T.R. The "New" Terrorism: Myths and Reality. L., 2007. P. 81 - 83.

<2> См.: Graham B. et. al. World at Risk: the Report of the Commission on the Prevention of WMD Proliferation and Terrorism. N.Y., 2008. P. 5, 6; Mockaitis T.R. Op. cit. P. 84, 86; Spiers E.M. Weapons of Mass Destruction: Prospects for Proliferation. L., 2000. P. 4, 7, 60, 61; Супертерроризм: новый вызов нового века. С. 66 - 80.
На протяжении последних 60 лет международное сообщество создало многосторонний механизм предупреждения актов терроризма, а также нераспространения оружия массового уничтожения. Научно-технический прогресс, рост террористической активности обусловливают появление как новых видов терроризма, так и новых международных механизмов борьбы с ним (например, Международная конвенция о борьбе с актами ядерного терроризма (2005)). Учитывая то, что ущерб от актов ОМУ-терроризма представляет опасность для всего международного сообщества, ключевое значение в международном праве приобретает задача предотвращения таких террористических актов.

Как отмечал Генеральный секретарь ООН в докладе "Единство в борьбе с терроризмом: рекомендации по глобальной контртеррористической стратегии", "ядерное, биологическое, химическое или радиологическое террористическое нападение имело бы опустошительные масштабные последствия. Помимо огромных человеческих потерь и разрушений, оно могло бы нанести смертельный удар по мировой экономике и повергнуть миллионы людей в состояние крайней нищеты" <1>. Потенциал террористической деятельности является серьезным вызовом международному миру и безопасности. А следовательно, это требует дальнейшего развития международно-правовых средств, направленных на нейтрализацию имеющихся угроз <2>.

--------------------------------

<1> Единство в борьбе с терроризмом: рекомендации по глобальной контртеррористической стратегии: Доклад Генерального секретаря ООН. 2 мая 2006 г.

<2> В Глобальной контртеррористической стратегии ООН 2006 г. содержался призыв разработать руководящие принципы необходимого сотрудничества и помощи в случае террористического нападения с использованием оружия массового уничтожения. См.: Глобальная контртеррористическая стратегия ООН. Резолюция 60/288 Генеральной Ассамблеи ООН от 8 сентября 2006 г. // URL: http://www.un.org/russian/terrorism/strategy_resolution.shtml.
Новые международные нормы должны охватывать не только существующие, но и будущие виды оружия массового уничтожения и материалы массового уничтожения (сегодня международно-правовое регулирование предусмотрено только в отношении биологического, химического, ядерного и радиоактивного оружия).
Глава 1. ОПРЕДЕЛЕНИЕ ПОНЯТИЙ
§ 1. Теоретические основы понятия "оружие массового

уничтожения"


На протяжении последних 50 лет нераспространение оружия массового уничтожения преследовало по меньшей мере три цели: 1) обеспечение и поддержание международного мира и безопасности (пять ядерных государств являются постоянными членами Совета Безопасности (далее - СБ) ООН - органа, играющего главную роль в поддержании международного мира и безопасности <1>); 2) нераспространение ядерного оружия среди неядерных государств (в соответствии с Договором о нераспространении ядерного оружия (1968)), а также предотвращение распространения остальных видов оружия массового уничтожения (биологического, химического) среди государств и негосударственных субъектов (Резолюция СБ ООН 1540 <2>); 3) запрещение новых видов оружия массового уничтожения (данный вопрос стоит в повестке дня Генеральной Ассамблеи ООН с середины 1970-х гг.), а также ликвидация тех видов оружия массового уничтожения, которые в силу своих технических качеств и поражающих свойств являются неэффективными и устаревшими <3>.

--------------------------------



<1> Помимо решений, которые принимает СБ ООН, речь идет и о политике сдерживания, которая применялась и применяется не только в отношении неядерных государств, но и между ядерными государствами. В сущности, политика сдерживания, основанная на обладании ядерным оружием, является одним из важнейших и действенных в практике сотрудничества элементов обеспечения международного мира и безопасности.

<2> В соответствии с Резолюцией СБ ООН 1540 (2004) негосударственный субъект - физическое лицо или организация, не имеющие законных полномочий от какого-либо государства на осуществление деятельности, подпадающей под действие настоящей Резолюции. Деятельность, о которой идет в ней речь, - разработка, приобретение, производство, обладание, перевозка, передача или применение ядерного, химического или биологического оружия и средств его доставки.

<3> По мнению автора, бактериологическое и химическое оружие может быть признано неэффективным и устаревшим лишь условно. Поражающие свойства этих видов оружия массового уничтожения по своей природе колоссальны. Однако ядерное оружие обладает значительно большим разрушительным потенциалом в сравнении с бактериологическим и химическим оружием, а следовательно, является более эффективным. Это, в свою очередь, важно для вооруженных сил ядерных государств, что отчасти объясняет и отказ от разработки бактериологического и химического оружия (этот отказ вытекает, в частности, из согласия ядерных государств на подписание конвенций о запрещении бактериологического и химического оружия). Вполне возможно, однако, что данное согласие ядерных государств преследовало и другую цель, опять же в рамках политики сдерживания: затраты на производство бактериологического и химического оружия значительно меньше затрат на ядерное оружие, а это означает большую доступность к производству такого оружия. В результате отказа от бактериологического и химического оружия доступ к нему со стороны многих государств мира был закрыт.
Последний пункт отвечает политическим реалиям и позициям государств: под полное запрещение подпадает в первую очередь биологическое и химическое оружие, в то время как нераспространение ядерного оружия обеспечивается не столько полным запрещением, сколько определенными ограничениями. Такие ограничения могут быть связаны с географическими районами (договоры о безъядерных зонах, Договор об Антарктике (1959)), пространственными сферами (запрещение испытания ядерного оружия в атмосфере, космосе и под водой), количественными ограничениями средств доставки (Договор между СССР и США о ликвидации их ракет средней и меньшей дальности (1987)), систем противоракетной обороны (Договор между СССР и США об ограничении систем противоракетной обороны (1972)), пусковых установок ракет, тяжелых бомбардировщиков (Договор между СССР и США о сокращении и ограничении стратегических наступательных вооружений (1991)) и т.д.

Дальнейшим шагом в области нераспространения (в настоящей работе речь идет о нераспространении известных и новых видов оружия массового уничтожения среди негосударственных субъектов и криминализации любой несанкционированной деятельности в отношении оружия массового уничтожения со стороны указанных субъектов) должна стать разработка ряда новых международно-правовых мер, которые могут лечь в основу будущих международных договоров (подробнее о международно-правовой форме закрепления этих мер речь пойдет ниже). Одной из таких мер может быть определение понятия оружия массового уничтожения, которое будет распространяться не только на существующие виды этого оружия, но и на возможные будущие разработки. Такое определение не должно быть детализированным, в противном случае оно быстро потеряет свою актуальность либо государства найдут лазейку, чтобы обойти данное определение и вывести из-под него новые виды оружия массового уничтожения. Следовательно, определение должно содержать такие критерии идентификации, чтобы в случае соответствия хотя бы одному из критериев данный вид оружия, как и любая несанкционированная деятельность в отношении его, признавался запрещенным для негосударственных субъектов.

Перед тем как приступить к изучению понятия "оружие массового уничтожения", необходимо сказать несколько слов о соотношении концепции нераспространения оружия массового уничтожения с упреждением ОМУ-терроризма в контексте настоящей работы. Это поможет уточнить границы исследования, а также прояснить характер мер, которые будут предложены по его итогам в качестве шагов по упреждению ОМУ-терроризма.

Наиболее эффективным методом предупреждения попадания в руки террористов оружия массового уничтожения является запрещение и уничтожение этого оружия (химическое и бактериологическое оружие уже запрещены международным правом и находятся в процессе уничтожения, поэтому речь идет о ядерном оружии). Однако такая позиция (запрещение и уничтожение ядерного оружия) является труднодостижимым идеалом по ряду причин.

Одна из них та, что общий интерес государств заключается в упреждении терроризма с применением оружия массового уничтожения, а вовсе не в отказе от оружия массового уничтожения (ядерного оружия) как такового. Другой причиной является невозможность ограничения научно-технического прогресса в области развития вооружений (возможны разработки нового вида оружия массового уничтожения в будущем и совершенствование имеющихся).

Следует обратить внимание и на понятие "нераспространение оружия массового уничтожения". Во-первых, как было сказано выше, два вида оружия массового уничтожения (химическое и бактериологическое) запрещены <1>, а значит, понятие "нераспространение оружия массового уничтожения" используется прежде всего применительно к ядерному оружию. Во-вторых, вопросы нераспространения ядерного оружия касаются преимущественно отношений между государствами, меры нераспространения ядерного оружия среди негосударственных субъектов выступают здесь в качестве производных от мер, принимаемых на межгосударственном и национальном уровнях в связи с выполнением положений международных договоров <2>. В случае нарушения существующего режима нераспространения ядерного оружия, основанного на Договоре о нераспространении ядерного оружия (1968), договорах о безъядерных зонах и запрещении испытаний в трех сферах, СБ ООН вправе квалифицировать сложившуюся ситуацию в качестве, например, угрозы миру <3>. Иными словами, речь идет не об актах терроризма с применением оружия массового уничтожения, а возможных военных намерениях и действиях государств, что выходит за рамки настоящего исследования. В данной работе основное внимание будет уделено тому, как режимы нераспространения оружия массового уничтожения способствуют в первую очередь предупреждению актов ОМУ-терроризма.

--------------------------------

<1> Хотя справедливости ради надо признать, что запрещение химического и бактериологического оружия также является мерой нераспространения.

<2> Например, в ст. I Договора о нераспространении ядерного оружия (1968) говорится об обязательстве не передавать ядерное оружие кому бы то ни было (фраза "кому бы то ни было" может относиться и к негосударственным субъектам, однако в тексте Договора отсутствуют какие-либо упоминания негосударственных субъектов или опасности ОМУ-терроризма); само по себе нераспространение ядерного оружия направлено на недопущение его появления у неядерных государств, а отсутствие ядерного оружия у этих государств означает невозможность последующего распространения оружия среди других неядерных государств и негосударственных субъектов.

<3> После проведения КНДР ядерных испытаний в 2006 и 2009 гг. СБ ООН принял Резолюции 1718 (2006) и 1874 (2009), в которых было зафиксировано, что ядерные испытания представляют явную угрозу международному миру и безопасности.
Вернемся к определению оружия массового уничтожения. Для целей работы понятие "оружие массового уничтожения" имеет важное значение. Во-первых, определение этого понятия необходимо для международного договора, целью которого является регламентация сотрудничества государств по борьбе с ОМУ-терроризмом. Во-вторых, определение данного понятия, как и международный договор, не должно распространяться на действия вооруженных сил во время вооруженного конфликта, а также действий, предпринимаемых вооруженными силами государства в целях осуществления их официальных функций <1>. В-третьих, определение этого понятия не касается вопроса правомерности применения ядерного оружия. Иными словами, преступлением по смыслу международного договора должно стать совершение акта терроризма с применением оружия массового уничтожения негосударственными субъектами.

--------------------------------



<1> Использование в настоящей работе положений международных договоров и деклараций, регулирующих отдельные вопросы международного гуманитарного права, необходимо для более полного отражения критериев, которые могут быть применимы к оружию массового уничтожения.
Понятие "оружие массового уничтожения" включает в себя элементы, каждый из которых подразумевает определенное количество критериев, отличающих оружие массового уничтожения от других видов оружия. Обратимся к каждому из этих элементов.
Понятие "оружие" и его международно-правовое содержание.

Оружие массового уничтожения


В международном праве нет универсального и общепризнанного понятия "оружие". Отдельные международные договоры, декларации закрепляют некоторые признаки и свойства, которым должно соответствовать оружие, применяемое в вооруженных конфликтах.

Санкт-Петербургская декларация от 29 ноября 1868 г. об отмене употребления взрывчатых и зажигательных пуль содержит следующие положения: "единственная законная цель, которую должны иметь государства во время войны, состоит в ослаблении военных сил неприятеля"; "употребление такого оружия, которое по нанесении противнику раны без пользы увеличивает страдания людей, выведенных из строя, или делает смерть их неизбежною, должно признаваться не соответствующим упомянутой цели". Несмотря на то что Декларация не является источником международного права, а лишь выражает позиции государств, понятие "оружие" раскрывается через его функцию (ослабление военных сил неприятеля) и свойства (не должно увеличивать страдания людей или делать их смерть неизбежной).

Гаагская конвенция о законах и обычаях сухопутной войны (1907) ввела в международное гуманитарное право норму, согласно которой воюющие не пользуются неограниченным правом в выборе средств нанесения вреда неприятелю. Кроме того, данная Конвенция дополнила положения вышеуказанной Санкт-Петербургской декларации нормами о запрете употреблять яд или отравленное оружие, а также оружие, снаряды или вещества, способные причинять излишние страдания. В дальнейшем указанные положения были отнесены к принципам международного права. Это следует, в частности, из Конвенции о запрещении или ограничении применения конкретных видов обычного оружия, которые могут считаться наносящими чрезмерные повреждения или имеющими неизбирательное действие (1980), содержащей следующее положение: "исходя из принципа международного права, согласно которому право сторон в вооруженном конфликте выбирать методы или средства ведения войны не является неограниченным, а также из принципа, запрещающего применение в вооруженных конфликтах оружия, снарядов и веществ и методов ведения войны, которые могут нанести чрезмерные повреждения или принести излишние страдания..." (ст. 23) <1>.

--------------------------------



<1> Международный Суд ООН в своем Консультативном заключении определил некоторые принципы гуманитарного права как обычные. Они включают принцип различения целей и запрет на оружие, при применении которого невозможно провести различие между гражданскими и военными объектами; а также запрет на причинение комбатантам чрезмерных страданий и на применение оружия, которое вызывает такие страдания или приводит к бесполезному усугублению их страданий. См.: Законность угрозы ядерным оружием или его применения. Консультативное заключение Международного Суда, 19 июля 1996 года. Генеральная Ассамблея ООН. A/51/218б, п. 78. Цит. по: Дауст И. и др. Новые войны - новое оружие? Обязанность государств оценивать законность средств и методов ведения войны // Международный журнал Красного Креста. 2002. С. 105.
Статьи 25 и 27 Конвенции о законах и обычаях сухопутной войны предусматривают запрет атаковать или бомбардировать каким бы то ни было способом незащищенные города, селения, жилища или строения, а при осадах и бомбардировках щадить храмы, здания, служащие целям науки, искусств и благотворительности, исторические памятники, госпитали и места, где собраны больные и раненые. Несмотря на то что данное запрещение можно отнести к общим правилам ведения боевых действий в основном с применением обычных вооружений, следует заметить, что такое свойство оружия массового уничтожения, как неизбирательность, нарушает положения ст. 25 и 27 Гаагской конвенции (примером могут служить атомные бомбардировки японских городов в 1945 г.).

Аналогичные положения нашли отражение в Дополнительном протоколе к Женевским конвенциям от 12 августа 1949 г., касающемся защиты жертв международных вооруженных конфликтов (Протокол I 1977 г.). Помимо оружия, снарядов и веществ, о которых говорится в Гаагской конвенции, запрещается также применять методы ведения военных действий, способные причинить излишние повреждения или излишние страдания (ст. 35). Данная статья предусматривает и запрет, нарушение которого на практике вполне может быть связано с использованием оружия массового уничтожения: запрещается применять методы или средства ведения военных действий, которые имеют своей целью причинить или, как можно ожидать, причинят обширный, долговременный и серьезный ущерб природной среде. Развивая тему неизбирательности оружия в гл. II "Гражданские лица и гражданское население" части IV, Дополнительный протокол I устанавливает запрет на нападения неизбирательного характера. К нападениям неизбирательного характера относятся: 1) нападения, которые не направлены на конкретные военные объекты; 2) нападения, при которых применяются методы или средства ведения военных действий, которые не могут быть направлены на конкретные военные объекты; 3) нападения, при которых применяются методы или средства ведения военных действий, последствия которых не могут быть ограничены и которые, таким образом, в каждом таком случае поражают военные объекты и гражданских лиц или гражданские объекты без различия; 4) нападение путем бомбардировки любыми методами или средствами, при котором в качестве единого военного объекта рассматривается ряд явно отстоящих друг от друга и различимых военных объектов, расположенных в городе, деревне или другом районе, где сосредоточены гражданские лица или гражданские объекты; 5) нападение, которое, как можно ожидать, попутно повлечет потери жизни среди гражданского населения, ранения гражданских лиц и ущерб гражданским объектам или то и другое вместе, которые были бы чрезмерны по отношению к конкретному и непосредственному военному преимуществу, которое предполагается таким образом получить. При ведении военных действий проявляется забота о защите природной среды от обширного, долговременного и серьезного ущерба. Такая защита включает запрещение использования методов или средств ведения войны, которые имеют целью причинить или, как можно ожидать, причинят такой ущерб природной среде и тем самым нанесут ущерб здоровью или выживанию населения.

Исходя из положений вышеназванных международных договоров, можно выделить следующие признаки оружия, применение которого запрещено: 1) способность наносить чрезмерные повреждения; 2) способность причинять излишние страдания; 3) неизбирательный характер нанесения ущерба и повреждений; 4) способность причинять обширный, долговременный и серьезный ущерб природной среде. Указанные признаки применимы и к свойствам оружия массового уничтожения, в особенности к незапрещенному его виду - ядерному оружию. Разработчики новых видов оружия массового уничтожения при анализе и оценке его характеристик будут брать за основу разрушительные характеристики уже известных его видов, следовательно, вышеупомянутые критерии будут относиться и к новым видам оружия массового уничтожения.

Вернемся к Дополнительному протоколу I. В отношении развития оружейных технологий в нем предусмотрено следующее положение превентивного характера: при изучении, разработке, приобретении или принятии на вооружение новых видов оружия, средств или методов ведения войны высокая договаривающаяся сторона должна определить, подпадает ли их применение, при некоторых или при всех обстоятельствах, под запрещения, содержащиеся в настоящем Протоколе или в каких-либо других нормах международного права, применяемых к высокой договаривающейся стороне (ст. 36). Представляется, что данная норма носит двоякий характер. С одной стороны, статья охватывает будущие оружейные разработки, что избавляет от необходимости рассматривать правомерность применения новых вооружений в рамках новых международных договоров. С другой стороны, каждое отдельное государство само принимает решение о правомерности применения нового оружия, что, в свою очередь, может привести к различным результатам. Во-первых, толкование данного Протокола в разных государствах может иметь существенные различия, а обращение в Международный Суд ООН по вопросу толкования будет исключаться, поскольку новые разработки в области вооружений, как правило, секретные. Во-вторых, объем норм международного права, применимых к каждому отдельному государству, также различен, что может означать правомерность применения нового оружия для одной стороны и неправомерность для другой <1>. В-третьих, государства вряд ли захотят отказаться (посредством признания неправомерного характера применения нового вида оружия) от результатов развития технологий в такой важной области, как обеспечение национальной безопасности. Более того, подобные технологии, как правило, требуют больших финансовых затрат, что также немаловажно при формировании позиции государства о правомерности использования нового оружия.

--------------------------------

<1> Государства могут быть участниками неодинакового количества международных договоров, следовательно, не ограничиваться обязательствами в отношении оружия массового уничтожения. Участниками Дополнительного протокола I являются 168 государств (среди государств-неучастников, в частности, США, Израиль, Индия, Пакистан); участниками Договора о нераспространении ядерного оружия (1968) - 190 государств (среди государств-неучастников Индия, Пакистан, Северная Корея, Израиль); участниками Конвенции о запрещении разработки, производства и накопления запасов бактериологического (биологического) оружия и токсинного оружия и об их уничтожении (1972) - 164 государства (среди государств-неучастников Израиль, Египет); участниками Конвенции о запрещении разработки, производства, накопления и применения химического оружия и о его уничтожении (1993) - 186 государств (среди государств-неучастников Египет, Израиль, Северная Корея, Сирия). См.: Bodell N. Arms Control and Disarmament Agreements // SIPRI Yearbook: Armaments, Disarmament and International Security. 2009. P. 493 - 522.
В связи с этим вновь встает вопрос о критериях, с помощью которых следует определять допустимость новых видов вооружений. Несмотря на противоречивый характер ст. 36 Протокола I, подобный список критериев идентификации оружия массового уничтожения должен существовать в целях обеспечения криминализации актов терроризма с применением оружия массового уничтожения (как известных его видов, так и новых). Вероятность выработки юридически обязательного документа, в котором поднимается вопрос о правомерности применения новых видов оружия в вооруженных конфликтах вооруженными силами государств, очень мала (это связано с вышеназванными причинами). Однако если целью данного документа является обеспечение неотвратимости наказания и предупреждение актов ОМУ-терроризма (иными словами, применительно к деяниям негосударственных субъектов), то возможность выработки такого документа или договорной нормы вполне реальна.

После Второй мировой войны международные договоры в основном регламентировали обращение с конкретными видами оружия и классами оружия массового уничтожения. Определения в данных международных договорах предлагали отдельные дефиниции оружия, связанных с ними устройств и средств доставки, имеющие значение лишь для целей международного договора, в котором они содержались, и не претендовали, несмотря на, как правило, большое количество участников, на всеобщность своего употребления <1>.

--------------------------------

<1> В качестве примеров международных договоров, в которых содержались определения оружия массового уничтожения, можно привести следующие: Договор о запрещении ядерного оружия в Латинской Америке и Карибском бассейне (1967); Договор о безъядерной зоне южной части Тихого океана (1985); Договор о зоне, свободной от ядерного оружия, в Юго-Восточной Азии (1995); Договор о зоне, свободной от ядерного оружия, в Африке (1996); Конвенция о запрещении разработки, производства и накопления запасов бактериологического (биологического) оружия и токсинного оружия и об их уничтожении (1972); Конвенция о запрещении разработки, производства, накопления и применения химического оружия и о его уничтожении (1993).
Иные подходы к определению содержания понятия "оружие".

Понятие "массовость" и другие критерии понятия "оружие

массового уничтожения"
Целевой критерий. Для разработки определения или критериев понятия "оружие массового уничтожения" важно уяснить смысл термина "оружие", в частности, с позиции цели его применения. В толковых словарях русского языка и некоторых энциклопедических изданиях под оружием понимается средство или орудие для нападения или защиты или совокупность таких орудий <1>. Иными словами, оружие определяется через его функцию, его цели (в данном случае речь идет о военных целях).

--------------------------------



<1> См.: Даль В. Толковый словарь живого великорусского языка: В 4 т. М., 1998. Т. 2. С. 1792; Словарь русского языка XI - XVII вв.: В 28 т. / Редкол. Р.И. Аванесов и др. М., 1987. Т. 13. С. 72; Краткий толковый словарь русского языка / Под ред. В.В. Розановой. М., 1989. С. 121; Черных П.Я. Историко-этимологический словарь современного русского языка: В 2 т. 3-е изд. М., 1999. Т. 1. С. 606; Ожегов С.И. Словарь русского языка / Под ред. Н.Ю. Шведовой. М., 1990. С. 458; Большая советская энциклопедия: В 51 т. / Редкол. Б.А. Введенский и др. М., 1955. Т. 31. С. 239. Аналогичное определение дается и в иностранных интернет-словарях и энциклопедиях: URL: http://dictionary.reference.com/search?q=Weapon; URL: http://www.wordreference.com/definition/Weapon; http://www.thefreedictionary.com/Weapon; http://legal-dictionary.thefreedictionary.com/weapon.
Договоры о ядерном, химическом и бактериологическом оружии, помимо военных, содержат и иные цели применения оружия массового уничтожения:

- мирные (доступ к благам от мирного применения ядерных взрывов - ст. V Договора о нераспространении ядерного оружия (1968));

- профилактические, защитные (ст. I Конвенции о запрещении биологического оружия (1972));

- промышленные, сельскохозяйственные, исследовательские, медицинские, фармацевтические, правоохранительные, включая борьбу с беспорядками;

- военные цели, не связанные с применением химического оружия и не зависящие от использования токсических свойств химикатов как средства ведения войны (ст. II Конвенции о запрещении химического оружия (1993)).

Одно из первых определений ядерного оружия закреплено в Протоколе III 1954 г. к Брюссельскому договору об экономическом, социальном и культурном сотрудничестве и коллективной самообороне между Бельгией, Великобританией, Люксембургом, Нидерландами и Францией (1948). Под таким оружием понимается "любое оружие, которое содержит или предназначено для содержания или использования ядерного топлива или радиоактивных изотопов и которое посредством взрыва или иного неконтролируемого распространения ядерного топлива или посредством радиоактивности ядерного топлива или радиоактивных изотопов способно причинить массовые разрушения, повреждения и отравления" <1>. Договор о запрещении ядерного оружия в Латинской Америке (1967) в определении ядерного оружия содержит следующую формулировку: это всякое устройство, способное высвобождать неконтролируемую ядерную энергию и имеющее такую группу характеристик, которые подходят для использования его в военных целях. В свою очередь, Договор о безъядерной зоне южной части Тихого океана (1985) в определении ядерного взрывного устройства говорит об устройстве, способном выделять ядерную энергию независимо от цели, для которой оно может быть использовано.

--------------------------------

<1> Goldblat J. et al. Ban on Nuclear-Weapon Proliferation in Light of International Law // Nuclear Proliferation and International Security. N.Y., 2007. P. 10.
Таким образом, запрет оружия массового уничтожения, согласно положениям договоров, в качестве одного из оснований использует целевое применение этого оружия. Более того, этот критерий дополняется и другими условиями: например, в Договоре о запрещении ядерного оружия в Латинской Америке (1967) это неконтролируемое высвобождение энергии и наличие группы характеристик, подходящих для использования в военных целях, а Конвенция о запрещении химического оружия (1993), говоря о мирных целях (целях, не запрещаемых по Конвенции), уточняет, что виды и количество этого оружия должны соответствовать таким целям (аналогичные положения есть в Конвенции о запрещении бактериологического оружия - п. 1 ст. I).

Целевой критерий с точки зрения идентификации оружия массового уничтожения имеет и другую сторону. Дело в том, что к оружию массового уничтожения с учетом других критериев следует относить то, что специально предназначено и может быть использовано только как оружие (в данном случае как оружие массового уничтожения). В связи с этим важна комплексность понятия "оружие массового уничтожения": под это понятие должно подпадать оборудование, связанное с применением данного оружия, и т.д. Для более точного отнесения устройств, веществ, боеприпасов к оружию (оружию массового уничтожения) используются дополнительные критерии. Договор о запрещении ядерного оружия в Латинской Америке (1967) устанавливает: "инструмент, который может использоваться для транспортировки или приведения в движение устройства, не является ядерным оружием, если он отделяется от устройства и не является неотъемлемой его частью"; Договор о безъядерной зоне южной части Тихого океана (1985) включает в определение ядерного оружия "оружие или устройство в несобранном или частично собранном виде, но не включает средств транспортировки или доставки такого оружия или устройства, если они имеют раздельный вид и не являются неотъемлемой его частью"; Конвенция о запрещении бактериологического оружия (1972) говорит об "оружии, оборудовании или средствах доставки, предназначенных для использования агентов или токсинов во враждебных целях или в вооруженных конфликтах"; Конвенция о запрещении химического оружия (1993) использует формулировку "боеприпасы и устройства, специально предназначенные для смертельного поражения или причинения иного вреда, любое оборудование, специально предназначенное для использования непосредственно в связи с применением данных боеприпасов и устройств".



Критерий разрушительности. В 1947 г. рабочий комитет Комиссии ООН по обычным вооружениям разработал общее определение понятия оружия массового уничтожения. Оружие массового уничтожения - это "атомное взрывчатое оружие, радиоактивное оружие, смертоносное химическое и биологическое оружие, а также всякое другое оружие, которое будет произведено в будущем и будет обладать свойствами, подобными свойствам атомной бомбы и других упомянутых видов оружия" <1>. Похожее определение впоследствии предложила и Генеральная Ассамблея ООН <2>. Новые виды и системы оружия массового уничтожения - это оружие, которое может быть создано на основе либо известных ныне научно-технических принципов, не находивших до сих пор в отдельности или в совокупности применения для создания оружия массового уничтожения, либо научно-технических принципов, могущих быть открытыми в будущем, и которое будет обладать свойствами, сходными или более сильными по разрушительному действию с известными видами оружия массового уничтожения <3>.

--------------------------------



<1> Yearbook of the United Nations. 1947 - 1948. N.Y., 1949. P. 477. Цит. по: Богданов О.В. Запрещение оружия массового уничтожения: международно-правовые проблемы. М., 1985. С. 58, 59.

<2> "Оружие массового уничтожения - это ядерное, радиологическое, химическое и бактериологическое оружие, а также любое оружие, которое может быть разработано в будущем и обладать разрушительными характеристиками, сравнимыми с характеристиками указанных видов оружия массового уничтожения, или превосходить их". Цит. по: Бацанов С.Б., Кузнецов В.И. Словарь международного права. М., 1986. С. 256.

<3> См.: Бацанов С.Б., Кузнецов В.И. Указ. соч. С. 233.
Из определений следует, что отправной точкой для отнесения оружия к типу оружия массового уничтожения являются разрушительные характеристики ядерного, радиологического, химического и бактериологического оружия, которые должны либо быть сопоставимыми с характеристиками этих видов оружия массового уничтожения, либо превосходить их.

Критерий разрушительных характеристик весьма условен и неточен. И дело не только в разных принципах устройства оружия массового уничтожения, его отличающихся поражающих свойствах и поражающих элементах. Довольно сложно, с точки зрения разрушительных характеристик, найти границу между массовым и немассовым разрушением. Поэтому, по мнению автора, критерий разрушительных характеристик должен дополняться критерием потенциальной неизбирательности оружия массового уничтожения.



Критерий неизбирательности. В зависимости от объекта, против которого используется оружие массового уничтожения, критерий неизбирательности можно подразделить на два вида: неизбирательность оружия массового уничтожения общего характера и неизбирательность оружия массового уничтожения в рамках определенной категории объектов. Неизбирательность общего характера означает, что применяемое оружие уничтожает или поражает любые объекты в зоне его применения (ядерное оружие, радиологическое оружие, термобарическое оружие). Неизбирательность оружия массового уничтожения в рамках определенной категории объектов означает, что оружие обладает такими поражающими свойствами, которые способны избирательно уничтожать или поражать отдельную группу объектов, но при этом неизбирательно уничтожать или поражать объекты в рамках самой группы. В качестве примера можно привести возможные будущие оружейные разработки, такие, как: электромагнитное оружие (уничтожение или поражение объектов, содержащих электронные микросхемы), биоэтническое оружие (уничтожение или поражение представителей определенной этнической группы), нейтронное оружие (уничтожение живых организмов), средства воздействия на окружающую среду, которые имеют широкие, долгосрочные или серьезные разрушающие последствия, и т.д.

Другая характерная особенность всех видов оружия массового уничтожения с позиции неизбирательности - та, что оно является неуправляемым оружием: его действие нельзя проконтролировать и подчинить управлению, а последствия его воздействия невозможно заранее определить <1>. Это касается неконтролируемого распространения поражающих свойств оружия как в месте применения оружия, так и в местах, находящихся за много тысяч километров от него (например, в других государствах). Причем непредсказуемость последствий будет иметь не только пространственный, но и временной характер: неблагоприятные последствия применения оружия могут проявляться через годы, например в результате изменившихся природных условий территории, появления генетических и иных отклонений у детей, чьи родители подверглись воздействию оружия, и т.д. Свойство неуправляемости как пример неизбирательности оружия массового уничтожения было закреплено (применительно к ядерному оружию) в упоминавшемся выше Протоколе III к Брюссельскому договору об экономическом, социальном и культурном сотрудничестве и коллективной самообороне между Бельгией, Великобританией, Люксембургом, Нидерландами и Францией (1948), а также в преамбуле Договора о запрещении ядерного оружия в Латинской Америке (1967): "ядерное оружие, страшное действие которого распространяется без различия и без возможности избежать его как на вооруженные силы, так и на гражданское население, является ввиду продолжительного сохранения порожденной им радиоактивности посягательством на жизнь человечества и даже может привести в итоге к тому, что вся земля станет необитаемой". Способность высвобождать неконтролируемую энергию может относиться не только к ядерному, но и к химическому и бактериологическому оружию, в результате применения которого происходит высвобождение неконтролируемых веществ (биологических агентов, токсинов и токсичных химикатов). С учетом появления новых систем оружия массового уничтожения и материалов массового уничтожения свойство неуправляемости у оружия массового уничтожения может быть сформулировано следующим образом: "способность высвобождать неконтролируемую энергию и вещества, а также неконтролируемо распространять поражающие свойства материалов массового уничтожения".

--------------------------------

<1> См.: Тиунов О.И. Нейтралитет и оружие массового уничтожения // Ученые записки Пермского университета. N 104. Ч. 2. М., 1963. С. 114.
Критерий массовости. Непосредственно с критерием неизбирательности связан критерий массовости. Он означает способность оружия производить разрушения в огромных масштабах, причем массовость относится не только к людям, но и ко всем объектам, подвергающимся воздействию поражающих свойств. Например, электромагнитный импульс, возникающий вследствие ядерного взрыва, поражает электронные микросхемы и создает помехи в работе радиоаппаратуры на многие сотни километров.

Однако критерий массовости не может быть определяющим. Во-первых, понятие "массовость" не содержит четкого правового, технического, количественного или иного определения, уточняющего, когда уничтожение переходит определенный рубеж и становится массовым. Объясняется это тем, что данный критерий возник после появления этого оружия и служил скорее как и весь термин "оружие массового уничтожения" средством описания, нежели основой для систематизации или идентификации отдельных классов оружия. Во-вторых, применение оружия массового уничтожения не всегда приводит к массовым жертвам или массовым разрушениям. Например, несмотря на опасность такого токсичного химиката, как зарин, занесенного в Список 1 Конвенции о запрещении химического оружия (1993), атаки террористов в Токио в 1995 г. привели к гибели лишь 12 человек. Для сравнения: в 1988 г. над Локерби (Шотландия) террористами был взорван самолет - погибло 270 человек; террористические акты в Мадриде в 2004 г. унесли жизни 191 человека, ранено было около 2000. Следовательно, критерий "массовости" является не столько идентифицирующим, сколько описывающим потенциальную разрушительную способность оружия.



Иные критерии. В Приложении по химикатам Конвенции о запрещении химического оружия есть и другие критерии: предшествовавшая разработка, производство, накопление и применение химиката в качестве химического оружия; наличие большого потенциала для использования в рамках запрещенной Конвенцией деятельности; наличие смертоносной инкапаситирующей токсичности, а также других свойств, способствующих тому, чтобы токсичный химикат мог быть использован в качестве химического оружия. Интересным является указание Конвенции на другие свойства, позволяющие отнести химикат к химическому оружию: помимо летальных или инкапаситирующих свойств подразумевается запрет использования в качестве оружия химикатов, которые могут нанести иной вред, менее тяжелый, чем от инкапаситанта или летального токсина, - речь идет о химикате, который может вызвать постоянный вред человеку или животному.

Подведем промежуточный итог. В совокупности вышеуказанных признаков оружие массового уничтожения 1) представляет собой средство нападения или защиты; 2) обладает способностью высвобождать неконтролируемую энергию и вещества; 3) неизбирательность поражающих свойств оружия может привести к массовым разрушениям и человеческим жертвам; 4) виды и количество оружия (химическое и бактериологическое) предназначены или могут применяться в военных целях.

В отношении последнего пункта следует сделать оговорку. Дело в том, что не всегда количество и вид токсичных химикатов могут быть критерием идентификации химического оружия. Не в последнюю очередь это связано с огромным экономическим потенциалом и востребованностью в промышленности отдельных токсичных химикатов и их элементов. В качестве примера можно привести люизит (химикат Списка 1), содержащий в большом количестве мышьяк. Сегодня российские запасы этого токсичного химиката (около 7500 т) полностью уничтожены, однако, по оценкам специалистов, запасы мышьяка, полученные от такого количества люизита, могли бы обеспечить потребности России в этом соединении, широко используемом в электронной промышленности, минимум на 100 лет. Более того, химически чистый мышьяк высоко ценится на мировом рынке, поскольку большинство стран мира не имеет собственных сырьевых источников для его получения <1>.

--------------------------------



<1> См.: Калинина Н. Эффективность Конвенции по химическому оружию зависит от действий России // Ядерный контроль. 2003. N 1(67). С. 109.
Безусловно, это не означает, что люизит не подлежит уничтожению. Однако уничтожение может быть осуществлено таким образом, что в результате позволит получить необходимые для промышленности химикаты. Это не противоречит Конвенции о запрещении химического оружия (1993), в соответствии с которой под уничтожением химического оружия понимается процесс по существу необратимого преобразования химикатов в состояние, непригодное для производства химического оружия, который необратимо делает непригодным к использованию боеприпасы и другие устройства (п. 12, ч. 4 (А) Приложения по осуществлению и проверке). Но при этом возникает вопрос: насколько токсичные химикаты, предназначенные для такого рода уничтожения, соответствуют определению химического оружия (с точки зрения количества и вида химикатов)? Потенциально токсичные химикаты, находящиеся в процессе уничтожения, в результате которого получаются необходимые для промышленности элементы, могут быть использованы в военных целях, но предназначение уничтожаемых токсичных химикатов военным целям уже не отвечает. Поэтому для достижения всестороннего контроля вышеназванный критерий идентификации оружия массового уничтожения (виды и количества оружия предназначены или могут применяться в военных целях) должен учитывать не только предназначение токсичного химиката, но и его потенциальную возможность использования в военных целях.
Новые виды и системы оружия массового уничтожения
Новые виды и системы оружия массового уничтожения - оружие, которое может быть создано на основе либо известных научно-технических принципов, не находивших до сих пор в отдельности или в совокупности применения для создания оружия массового уничтожения, либо научно-технических принципов, могущих быть открытыми в будущем, и которое будет обладать свойствами, сходными по разрушительному действию с известными видами оружия массового уничтожения или более сильными (например, средства радиационного поражения; инфразвуковые средства; средства, использующие электромагнитные излучения <1> для воздействия на биологические объекты) <2>.

--------------------------------



<1> См., например: Белоус В. Угроза использования ЭМИ-оружия в военных и террористических целях // Ядерный контроль. 2005. N 1(75). С. 133 - 141.

<2> См.: Бацанов С.Б., Кузнецов В.И. Указ. соч. С. 233.
Средства радиационного поражения частично затрагиваются двумя международными договорами: Международной конвенцией о борьбе с бомбовым терроризмом (1997) и Международной конвенцией о борьбе с актами ядерного терроризма (2005). Однако в этих договорах речь идет не столько об оружии массового уничтожения, сколько об оружии и устройствах, способных причинить ущерб вследствие высвобождения радиации или радиоактивного материала. Следует обратить внимание, что в конвенциях в отношении радиоактивного материала не используется термин "радиоактивное оружие"; радиоактивный материал представляет собой один из поражающих факторов устройств, которые могут быть применены террористами. Подобное положение может лечь в основу концепции нераспространения материалов массового уничтожения, а в рамках настоящего исследования - дополнить перечень объектов, за несанкционированное или преступное обращение с которыми устанавливается ответственность. Суть концепции заключается в том, чтобы криминализовать любую несанкционированную деятельность в отношении таких материалов массового уничтожения, которые по своим свойствам могут так или иначе быть приравнены к оружию массового уничтожения. Подобный шаг уже сделан в отношении радиоактивного материала и ядерного материала <1>.

--------------------------------



<1> См.: Конвенция о физической защите ядерного материала (1980), Международная конвенция о борьбе с актами ядерного терроризма (2005). Следует подчеркнуть, что конвенции, в частности, криминализуют деятельность лиц в отношении ядерного и радиоактивного материала, когда такой материал не является частью ядерного взрывного устройства.
Помимо указанных видов оружия массового уничтожения, выделяют также теоретическую возможность создания аннигиляционного оружия (оружия, основанного на взаимоуничтожении вещества и антивещества, в ходе которого выделяется энергия, во много раз превосходящая термоядерную); генетического оружия (оружия, применение которого нарушало бы механизм наследственности и приводило бы к вымиранию людей); биоэтнического оружия <1> (специальных биологических и химических агентов для избирательного поражения этнических групп населения <2>); психотропного оружия (оружия, которое для решения военных задач воздействует на психику человека, приводя к потере памяти, галлюцинациям и депрессии) <3>; "озонной бомбы", основанной на высокой токсичности чистого озона <4>.

--------------------------------



<1> См.: Dando M. Benefits and Threats of Developments in Biotechnology and Genetic Engineering // SIPRI Yearbook: Armaments, Disarmament and International Security. 1999. P. 1 - 16.

<2> Данный вид оружия ставит под сомнение такое свойство оружия массового уничтожения, как неизбирательность. И хотя биоэтническое оружие - возможная разработка будущего, а неизбирательность как свойство приписывается существующим видам оружия массового уничтожения, следует отметить вероятную тенденцию развития оружейных технологий на избирательность оружия массового уничтожения. К таким видам оружия теоретически также можно отнести электромагнитное оружие (поражает только электрооборудование и все, что содержит электросхемы) и нейтронное оружие - поражают исключительно живые организмы, не причиняя вреда материальным средствам. Другое дело, что оружие остается неизбирательным для тех объектов, на которые распространяется поражающее свойство данного оружия (например, поражение электрооборудования целого района или города).

<3> Подробнее см.: Вавилов А.М. Проблема запрещения новых видов оружия массового уничтожения // Актуальные проблемы международной безопасности и разоружения. М., 1984. С. 177 - 191.

<4> См.: Прошин В.Н. Зоны пространственного ограничения вооружений: международно-правовые аспекты. М., 1988. С. 76.
Недавние военные испытания, проведенные Вооруженными Силами РФ, поставили вопрос о статусе такого нового оружия, как термобарическое оружие (оружие объемного взрыва), мощность которого приравнивается к тактическому ядерному оружию. И хотя специалисты в области оружейных технологий относят термобарическое оружие к неядерным вооружениям, сути вопроса такая оценка не меняет, поскольку оружие обладает характеристиками, ставящими его в один ряд с оружием массового уничтожения <1>. Тот факт, что после применения оружия отсутствует загрязнение (бактериологическое, химическое, радиоактивное), на первый взгляд не позволяет рассматривать его в качестве оружия массового уничтожения, но при этом говорит лишь о том, что происходит процесс усовершенствования оружия. Во-первых, бактериологическое, химическое, радиоактивное загрязнение не являются основными или ключевыми признаками оружия массового уничтожения, это скорее отдельные виды поражающих свойств бактериологического, химического и ядерного оружия. А во-вторых, термобарическое оружие может быть охарактеризовано с позиции двух других, более значимых критериев, а именно массовость и неизбирательность. Неясным остается и статус будущих вооружений, в основу которых лягут достижения в области нанотехнологий. Конкретных образцов оружия пока нет (во всяком случае нет официального объявления о создании такого оружия), но разрушительный потенциал такого оружия превзойдет, по оценкам специалистов, все имеющиеся на настоящий момент виды оружия массового уничтожения (некоторые исследователи прибегают даже к термину "оружие глобального уничтожения" <2>).

--------------------------------



<1> См.: В Баренцевом море испытана сверхбомба // Аргументы недели. 2008. 29 авг.

<2> См.: Нанотехнология и оружие массового уничтожения: необходимость заключения договора о внутреннем пространстве / Аналитический центр по проблемам нераспространения // URL: http://npc.sarov.ru/digest/82002/appendix6.html.
Подведем итог. Под оружием массового уничтожения или поражения, помимо ядерного, радиологического, химического и бактериологического оружия, а также любого иного оружия, производного от этих четырех видов оружия массового уничтожения или основанного на принципах их действия, понимается неизбирательное средство нападения или защиты, применение которого способно в силу высвобождения неконтролируемой энергии или вещества, а также неконтролируемого распространения поражающих свойств материалов массового уничтожения повлечь неограниченные человеческие жертвы, причинить чрезмерные повреждения или излишние страдания, массовый, неограниченный материальный ущерб, а также обширный, долговременный и серьезный ущерб природной среде. В состав оружия массового уничтожения также входит оборудование, средства доставки, боеприпасы и устройства, специально предназначенные для приведения в действие оружия массового уничтожения или являющиеся их неотъемлемой частью.

Какими бы ни были цели создания новых видов оружия массового уничтожения или изучения соответствующих технологий (будь то оборонительные, наступательные, исследовательские, защитные, медицинские или иные цели), потенциальная возможность обладания негосударственными субъектами таким оружием или доступом к подобным технологиям представляет собой угрозу международному миру и безопасности, а следовательно, такое оружие должно находиться под строгим контролем международного сообщества на основе международного договора.



Каталог: wp-content -> uploads -> 2013
2013 -> Министерство сельского хозяйства Республики Казахстан 010 000, г
2013 -> Бір көзден алу тәсілімен мемлекеттік сатып алу қорытындысы туралы №21 хаттама
2013 -> Бір көзден алу тәсілімен мемлекеттік сатып алу қорытындысы туралы №2 хаттама
2013 -> Бір көзден алу тәсілімен мемлекеттік сатып алу қорытындысы туралы №6 хаттама
2013 -> Министерство сельского хозяйства Республики Казахстан 010 000, г
2013 -> Тақырыптың өзектілігі
2013 -> «Алаш» либералдық-демократиялық қозғалысы идеологиясының маңызд


Достарыңызбен бөлісу:
  1   2   3   4   5   6   7   8   9


©kzref.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет