The marriage stone Оригинальное название: The marriage stone



жүктеу 12.02 Mb.
бет1/83
Дата25.09.2018
өлшемі12.02 Mb.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   83

The marriage stone

Оригинальное название: The marriage stone

Автор: Josephine Darcy, пер.: Queen of destruction, пер.: Renata, пер.: VelgaW, пер.: clarlie, пер.: Дв@рняжка

Бета: бета: Kichi, гамма: Nin

Рейтинг: R

Пейринг: СС/ГП

Жанр: Action/ Adventure, Drama, Romance

Отказ: Все права на мир ГП принадлежат Джоан Роулинг, на этот фик - Josephine Darcy. Мой только перевод. Автору фика направлено письмо с просьбой о разрешении на перевод, пока ответа не получено.

Аннотация: Чтобы обойти махинации Министерства, Гарри вынужден жениться на Северусе Снейпе, который покорно соглашается, чтобы защитить Мальчика-Который-Выжил. Но женитьба на Снейпе становится лишь началом огромной череды проблем для Гарри. Вольдеморт снова выступает против всего колдовского мира, и именно брак Гарри может решить судьбу всего человечества.

Статус: Закончен

Глава 1. Проблемы с министром

Гарри медленно, но верно продвигался по Хогвартс-экспрессу в поисках свободного места, делая все возможное и невозможное, дабы избежать любопытных взглядов, которые бросали на него другие школьники. Он, конечно, уже привык к тому, что люди пялятся и шепчутся за его спиной, но предстоящий год, похоже, должен был затмить все предыдущие. Даже его друзья гриффиндорцы замолкали, стоило ему обратить на них свой взор. Они улыбались, когда Гарри проходил мимо и сразу же начинали перешептываться, стоило ему только сделать несколько шагов. Найдя свободное купе, Поттер спрятался в нем, размышляя, как быстро можно перейти от одной крайности в другую только лишь зайдя в поезд. Дурсли делали вид, что его не существовало. Волшебный мир не мог оставить его в покое ни на минуту.

Он только лишь мог надеяться, что этот год будет не таким богатым на события. Тогда, может быть, люди забудут о нем и оставят в покое. В конце концов, Гарри никогда не хотел стать целью Вольдеморта и его Пожирателей смерти – просто так получилось. И последний год – пятый – стал суматошней, чем все четыре предыдущие вместе взятые. Разумеется, Поттер старался жить жизнью обычного пятнадцатилетнего подростка – играл в квиддич, изучал новые предметы, сдавал и проваливал тесты, получал взыскания, выигрывал и терял очки для Гриффиндора, дрался и проводил время с друзьями. Но где-то между суетой обычных школьных дней он также умудрился встретиться и противостоять Темному лорду и Пожирателям смерти, причем не единожды, а целых три раза!

Последнее же противостояние, случившееся прямо перед началом летних каникул, взбудоражило весь Волшебный мир. Вольдеморт, собрав чудовищные силы, смог завладеть легендарным артефактом – Глазом Одина, кристаллом, который мог уничтожить любого волшебника, посмевшего встать на пути его обладателя. Он атаковал Хогвартс, намереваясь раз и навсегда избавиться от Гарри Поттера и Альбуса Дамблдора. Вольдеморт убил авроров, выступивших в первых рядах обороны. Они пали без сопротивления, не в состоянии противостоять силе Темного лорда и его нового оружия. По правде сказать, никто не мог ему ничего противопоставить, даже Дамблдор. Ни у кого не было достаточно сил, чтобы победить Вольдеморта. Сильнейшие волшебники собрались для защиты древнего замка и детей, заточенных в нем. Они стояли без надежды, даже оптимисты понимали, что вкладывать всю свою веру в способности одного ребенка бессмысленно.

Но Гарри Поттер доказал им, что они ошибались. Возможно, у него было недостаточно сил или мощи, чтобы противостоять Темному лорду, но это не остановило его от того, чтобы надеть плащ-невидимку, взобраться на свою Молнию и направиться на встречу с Вольдемортом так, как будто это было очередное соревнование по квиддичу. Никакой магии, заклинаний, палочек и дуэлей – Гарри Поттер просто пролетел над головой у армии Пожирателей смерти на своей метле и украл Глаз Одина прямо из рук Темного лорда. Всплеск энергии, выпущенной из украденной вещи, убил Пожирателей смерти, стоявших рядом с Вольдемортом, иссушил его магические силы, и отправил Поттера в больничное крыло на три недели. Темный лорд бежал, ослабленный, но живой. Пожиратели смерти скрылись, и Гарри, которому рукоплескал весь благодарный мир, был отправлен домой, на Тисовую улицу. Он провел все лето, страдая от ночных кошмаров, запертый в маленькой комнатке в доме своего дяди, в то время как его лицо не сходило с первых страниц Ежедневного пророка.

Теперь же Гарри ехал в поезде назад в Хогвартс, под шепотки и пристальные взоры окружающих. Наконец-то Рон и Гермиона нашли его. Они рассказали ему о своих летних каникулах, смешных историях, происшедших с ними (ребята знали, что его пребывание у Дурслей не было таким уж радостным), и, в общем, делали все возможное, чтобы отвлечь ото всей той неразберихи, в которую превратилась его жизнь.

Только когда поезд подъехал к Хогвартсу, Гермиона намекнула на нестабильную политическую ситуацию – Гарри, герой Волшебного мира, стал одним из наиболее выгодных политических приобретений в пору предвыборной компании на пост министра магии. Корнелиус Фадж был настроен на переизбрание, но на то же место претендовало не менее пятнадцати соперников. Получение одобрения в лице Гарри Поттера обеспечило бы победу на выборах любому волшебнику или ведьме. Но так как Гарри не знал других кандидатов и не собирался поддерживать Корнелиуса Фаджа, то пропустил предупреждения Гермионы мимо ушей. Если бы он только знал, что желание того быть перевыбранным снова перевернет мир мальчика с ног на голову!

Гарри сел между Роном и Невиллом за гриффиндорским столом, в то время как Дамблдор начал ежегодную речь, напоминая школьникам о том, что надо держаться подальше от Запретного леса, и о том, что остаточная магия от Битвы (ей еще не дали названия, но Симус предложил именовать ее Битвой за Хогвартс) все еще чувствовалась на поле для квиддича, и до тех пор, пока оно не будет полностью очищено, всем школьникам предписывалось воздержаться от использования палочек в этой зоне. Работа по очистке ложилась на семикурсников как часть их практики по неправильному применению Дикой магии.

- Им не позавидуешь, - сказал Дин остальным. – Думаю, там все еще валяются остатки тел Пожирателей смерти.

Гарри почувствовал, как начинает бледнеть от слов Дина, не в состоянии присоединиться к хохоту других ребят. Он только хотел спасти тех, кто был в замке – когда Гарри украл Глаз Одина у Вольдеморта, то не думал, что станет ответственным за гибель стольких людей.

-Дин! – голос Гермионы прорвался сквозь хохот, и она бросила гневный взгляд на остальных. – Я думала, мы все согласились не говорить об определенных вещах.

Судя по виноватым взглядам, которые все остальные начали бросать в сторону Гарри, он мог себе представить, чего именно касались эти вещи. Он с удивлением подумал - когда только Гермиона успела найти время, чтобы обсудить все с остальными, хотя и был благодарен за ее усилия. Все те три раза, когда мальчик встречался с Вольдемортом в прошлом году, его друзья и одноклассники были заперты в безопасности в Гриффиндорской башне. Для них эти истории были чем-то отдаленным и эпическим – для Гарри они были живыми кошмарами, которые он переживал ночь за ночью. Лето стало куда более кошмарным, чем обычно. Не в состоянии контролировать свои сновидения, он почти каждую ночь будил родственников своими криками. И хотя дядя Вернон ни разу по-настоящему не избил его, исключая пару затрещин и пинков, Гарри наказывали – не давали еды и держали взаперти как заключенного.

- Прости, Гарри, - извинился Дин.

- Ничего, - успокоил всех Поттер, желая казаться как можно более нормальным. – Хотя теперь непонятно, когда начнется квиддичный сезон в этом году.

- Проклятье! – выругался Симус, соглашаясь с ним. – Это уж точно! Это ведь означает, что мы не можем использовать метлы на поле?

-Дамблдор ничего не говорил по поводу метел, - подчеркнул Рон. – Только сказал воздержаться от использования палочек.

- Может, это означает, что слизеринцы не смогут жульничать в этом году? – предположил Невилл.

Они все бросили темные взоры на ту часть комнаты, где располагался слизеринский стол. Малфой как обычно руководил парадом в окружении своей свиты. И снова Люциус Малфой вышел сухим из воды. Тот факт, что он не присутствовал на последней битве, определенно доказал его невиновность перед лицом вышестоящих, которые в очередной раз проигнорировали выступления Гарри относительно того, что Малфой был одним из наиболее доверенных слуг Вольдеморта.

И мистер Гойл, и мистер Крэбб были найдены мертвыми на поле. Их жен, тем не менее, признали невиновными. Соответственно, оба их сына сейчас сидели рядом с Драко Малфоем, обделенные вниманием Министерства, у которого и без них проблем хватало. Если альянс их отцов с Темным лордом и повредил как-то их положению в доме Слизерин, то для Гарри и остальных гриффиндорцев это было незаметно. Поттер не знал, как теперь ему общаться с одноклассниками, которые были уверены, что именно он был в ответе за гибель их отцов.

- Похоже, они вовсе не пострадали, - проворчал Дин. – Даже, несмотря на то, что половину их семей подозревают в связи с Темным лордом, они все еще ведут себя, будто короли мира.

- Это всего лишь показывает, что можно купить, имея деньги и знаменитый род.

- Это не оправдывает Снейпа, - проворчал Рон, и Гарри бросил на него предупреждающий взгляд. Они все знали, что Снейп шпионит для Дамблдора, и в прошлом году он, Рон и Гермиона согласились говорить о нем настолько мало, насколько это возможно, из боязни выболтнуть что-то лишнее.

- Не позволяйте его положению обмануть вас, - прошептал всем Симус. – Семья Снейпов одна из старейших и могущественных в Волшебном мире – и я слышал, они богаты.

-У Снейпа есть семья? – в шоке уставился на него Рон.

-Ну, я мало знаю об этом, - признался Финниган. – Слышал, у него есть сестра и пара братьев, хотя я мало знаю о них. Но мой дядя работает в финансовом управлении Министерства, и упоминал о том, что их фонды формируются за счет владений старших семей – и он говорил о Снейп Мэнор.

-Это не означает, что оно принадлежит Снейпу, - заявила Гермиона. – Если у него есть родственники, то, скорее всего, все семейное наследство перешло к ним.

-Тем не менее, только представьте, - проворчал Дин. – Ублюдок спокойно может не работать, но вот он здесь, превращает нашу жизнь в ад земной, и все только потому, что ему нравится издеваться над школьниками!

-По крайней мере, он не ненавидит тебя так, как меня, - вздохнул Невилл. – Я лишь благодарен тому, что мне не нужно больше ходить на Зелья. Лонгботтом, как и ожидалось, завалил СОВу по Зельям, и, следовательно, его не взяли на продвинутый курс.

-Не могу поверить, что Гарри и я прошли на продвинутые зелья, - пробормотал Рон. – Трудно представить, что мы на самом деле хотим продолжать изучать зелья у Снейпа.

-Ты же знаешь, без его предмета аврором не стать, - напомнила ему Гермиона.

-Уверен, если бы он принимал экзамен по зельям, мы бы никогда не прошли, - вздохнул Гарри. – Он сделает все возможное, чтобы заставить нас пожалеть, что мы сдали СОВ.

-Не волнуйся, Гарри, - успокоила его Гермиона. – Мы все будем работать вместе, и все будет в порядке! Мы сдадим зелья, даже если это убьет нас!

-Этого мы как раз и боимся, - сказали Рон, Дин, Симус и Гарри в унисон. Они все расхохотались, и остановились лишь тогда, когда на столах появилась пища. Умирая от голода, Гарри буквально вгрызся в еду – ведь это был первый приличный ужин за все лето.

Они уже приготовились направиться в башню, когда профессор Макгонагл попросила Гарри, Рона и Гермиону следовать за ней. Удивленные, они пожелали спокойной ночи своим одноклассникам, и пошли вслед за главой факультета, думая, что же они успели натворить за те несколько часов, которые были в школе, чтобы привлечь внимание учительского персонала.

Их привели в комнатку рядом с учительской, где, к своему удивлению, они обнаружили Артура и Молли Уизли – они ждали их. Рон подошел к родителям, а Гарри заметил, как Дамблдор, Снейп и Хуч присоединились к ним. К его удивлению, здесь же был и Перси Уизли. Бывший староста Хогвартса бросил Поттеру слабую улыбку, сказал что-то отцу, и затем снова вышел из комнаты. Гарри и Гермиона в замешательстве переглянулись и пожали плечами.

-А, Гарри, - поприветствовал его Дамблдор. – Проходи, мой мальчик. Проходи. Боюсь, у нас проблемы.

Поттер почувствовал, как его сердце забилось быстрее. Когда Дамблдор говорил, что у них проблемы, это обычно означало что-то очень и очень плохое.

- Это, - его голос сломался, и к своему стыду он заметил, как Снейп покосился на него. –

Это связано с Вольдемортом ?

Произнесенное им имя Темного лорда вызвало типичную реакцию. Все, кроме Дамблдора и Снейпа, вздрогнули от этого звука.

Дамблдор нахмурился, что Гарри не нашел обнадеживающим.

-Ну, не напрямую, - проинформировал он мальчика. – Хотя, это некоторым образом связано со сложившейся ситуацией. У нас есть информация, что он снова собирает силы. Похоже, Вольдеморт восстановился после неприятностей последней весны.

Гарри почувствовал слабину в коленях, с радостью обнаружив стул прямо за ним, и сел, не задумываясь.

-Вы сказали не напрямую, сэр? – осторожно спросил он.

Темный лорд собирал силы, но это было не той проблемой, о которой говорил Дамблдор. Плохо дело, понял он по обеспокоенным взглядам на лицах мистера и миссис Уизли.

-Боюсь, что наши текущие проблемы связаны с министром Фаджем, - объяснил Дамблдор.

Гарри окинул взглядом всех остальных в комнате. По большей части на лицах взрослых он увидел отвращение.

-Что-то случилось с министром Фаджем?

-Хотела бы я, - пробормотала Молли Уизли. Артур согласно кивнул.

-Нет, Гарри, - вздохнул Дамблдор, приглаживая длинную серебряную бороду. – Я полагаю, ты не читал газет этим летом?

-Нет, сэр, - признался мальчик. – Мой дядя выписывает Таймс, но он угрожает мне ремнем, если я только дотронусь до газеты.

Удивительно, но этот комментарий вызвал столько же содроганий, как и упоминание имени Вольдеморта, и обмен взглядами взрослыми не последовал себя ждать.

-Вообще я имел в виду газеты Волшебного мира, мой мальчик, - мягко сказал Дамблдор. –Но не в том суть. Дело в том, Гарри, что Корнелиус Фадж участвует в выборах, и положение его весьма шаткое. Все кандидаты пользуются уважением среди волшебного мира. И, похоже, ты - ключевая фигура во всем этом.

-Я не понимаю, сэр, - нахмурился Поттер, думая, что ему следовало бы уделять больше внимания объяснениям Гермионы в поезде. Что он мог сделать с выборами?

-Это гонка популярности, Гарри, - объяснила Грейнджер. – Какого бы кандидата ты не поддержал, тот и выиграет, потому как мнение общественности напрямую зависит от тебя.

Мальчик удивленно моргнул.

-Но я все равно даже не знаю других кандидатов. Я не поддерживал никого из них. Я даже не разговаривал ни с кем из них. Как они могут вовлечь меня в выборы?

-Это не важно, Гарри, - объяснил Дамблдор. – Больше имеет значение тот факт, что новости печатаются, и ты знаешь, как Ежедневный Пророк любит придумывать истории. Удивительно, как много кандидатов рассказали о частных разговорах с тобой о тактике битвы и защитных заклинаниях. Но об этом у нас должна голова болеть меньше всего. Министр Фадж решил опередить всех и перетянуть тебя на свою сторону раз и навсегда.

-Что вы имеете в виду?

Дамблдор нахмурился и взглянул на Артура Уизли. Артур вздохнул и сел перед Гарри.

-Перси перехватил записку из Министерства. Он предупредил меня о том, что происходит. Похоже, министр Фадж решил объявить твоего дядю неподходящим опекуном и усыновить тебя.

Гарри подскочил в шоке.

-Усыновить меня?! – он провел свое детство как нежеланный ребенок, и теперь чертов министр Магии захотел усыновить его!

- Да, Гарри, - кивнул Артур. – И, к несчастью, принимая во внимание то, кто он есть, мы очень немногое можем ему противопоставить. Он уже оформил все необходимые бумаги. Мы только что все обнаружили. Перси сказал, что предполагая то, что он сможет найти доказательства против твоего дяди, усыновление станет юридически фактом сегодня вечером или завтра утром.

- Но это глупо! – возмутился Гарри, и его слова отозвались эхом в устах Рона и Гермионы.

- Гарри, - прервал Дамблдор. – Это глупо лишь в том случае, если его обвинения против твоего дяди необоснованны.

- Что вы имеете в виду? – осторожно спросил Гарри.

- Он пытается спросить тебя, Гарри, есть ли у министра Фаджа реальное право на то, чтобы признать твоего дядю неподходящим опекуном, - мягко объяснила Молли. – Мы все знаем, что Дурсли не были добры к тебе, но делали они когда-то что-то такое, что могло бы считаться судом как плохое обращение?

Гарри побледнел.

- Например?

- Ну, ты только что сказал, что дядя угрожал тебе ремнем, - сказала Молли. – Он на самом деле побил бы тебя?

Гарри нахмурился, неожиданно понимая, что не хочет говорить на эту тему. Он не любил дядю, но он не хотел сказать что-то такое, чтобы бы подтолкнуло его к усыновлению министром Фаджем.

- О, Мерлин раздери, Поттер, - рявкнул Снейп. – Просто ответь на вопрос, чтобы они знали, к чему быть готовым. Если дело дойдет до суда, тебя заставят принять веритасерум.

Гарри уставился на Снейпа в шоке.

- Северус! – Молли бросила разгневанный взгляд на мастера зелий. – Не расстраивай мальчика! Ну же, Гарри, дорогой, ты должен нам все рассказать. Они плохо обращались с тобой?

Гарри поерзал, ненавидя все то внимание, которым его окружили, особенно Рон и Гермиона.

–Я не уверен, что вы имеете в виду? – признался он.

- Поттер! – рявкнул Снейп снова. – Не тупи! Твой дядя плохо обращался с тобой? Он бил тебя, морил голодом, запирал, задевал твои чувства или же украл твоего чертового плюшевого мишку?

Теперь уже все взрослые в комнате мерили Снейпа недовольными взглядами, и Гарри все больше и больше бледнел под его темным взором. Но никто не нарушил тишину, и, наконец, Поттер понял, что, несмотря на общее недовольство, они ожидали, что он ответит на вопрос Снейпа.

- Да, - тихо признал мальчик.

Его слова, казалось, удивили Снейпа, который удивленно моргнул и сделал шаг назад, явно не ожидая такого ответа.

Дамблдор, выглядя неожиданно постаревшим, сел в одно из оставшихся кресел.

- Не мог бы ты уточнить, Гарри? – спросил директор мягко.

Поттер моргнул, удивленно глядя на мужчину, очевидно не ожидая такой реакции.

- Извините, сэр, - признался он. – Вы же уже все знаете.

Теперь обычно мерцающие глаза Дамблдора были полны грусти.

- Что ты имеешь в виду, Гарри?

- Ну, например, мое письмо из Хогвартса, сэр, - объяснил он. – Вы же отправили мне его по адресу «Гарри Поттеру, чулан под лестницей».

Гарри видел, как Дамблдор, не моргая, отражал атаки Пожирателей смерти, но эти его слова на самом деле заставили старика побледнеть.

– Ты хочешь сказать, что они держали тебя в чулане?

Мальчик кивнул.

- Десять лет, - сказал он. – Они перевели меня в комнату после того, как пришло письмо, потому что поняли, что вы знаете.

-Гарри, письма из Хогвартса подписываются магически, - проинформировала его профессор Макгонагл. – Никто из нас никогда не видел адреса.

-А что касается остального? – мягко спросила Молли Уизли.

Поттера испугал тот факт, что ее глаза странным образом засверкали.

-Ну, на самом деле у меня никогда не было плюшевого медведя, - признался он, бросая взгляд на Снейпа, который выглядел на удивление подавленным. – Мой дядя бьет меня иногда, - сказал Гарри. – Но не часто. Обычно, когда он хочет наказать меня, то просто запирает меня и не кормит. Я думал, вы знали – и поэтому присылаете мне всю эту еду на день рождения.

Глаза Молли стали еще ярче, и Гарри серьезно заволновался, что она может заплакать.

-Когда Рон сказал, что ты голодаешь, я подумала, что ты голодаешь так же, как все мальчишки-подростки – не ешь больше чем шесть или семь раз в день.

-Шесть или семь раз в день? – глаза Поттера округлились. Теперь понятно, почему Рон и его братья были такими высокими.

-Как долго он не давал тебе есть, Гарри? – спросила профессор Макгонагл.

Поттер пожал плечами.

-Ну, обычно всего два или три дня, иногда, когда он был особенно зол – четыре или пять дней. Но не больше, чтобы я не заболел или что-то в этом роде.

К его ужасу, он понял, что его слова не возымели такого обнадеживающего эффекта на остальных, как он думал.

-Не похоже, чтобы дядя Вернон пытался убить меня или что-то в этом роде! – обнадежил Гарри всех.

-Не как Вольдеморт, - подумал он. По сравнению с тем, через что его заставил пройти Вольдеморт, дядя был ангелом.

-Гарри, мне жаль, - тихо сказал Дамблдор. – Мы не знали. Если бы мы знали, если бы я знал, я бы никогда не оставил тебя там.

Мальчик нахмурился.

-Но вы отправили меня туда, чтобы защитить, сэр, - напомнил он директору. – От Вольдеморта. Потому что он не мог достать меня оттуда.

Последнее, что бы он хотел, так это то, чтобы Дамблдор чувствовал себя виноватым за поступки его дяди. Он понимал необходимость, и был удивлен тем, что все остальные забыли об этом.

-Да, Гарри, - согласно кивнул Дамблдор. – Но всегда есть альтернатива. Я бы нашел другое решение.

Не зная, как ответить на это, Поттер просто замолчал, по-прежнему чувствуя себя некомфортно от всего этого внимания.

-Да, тогда, - вздохнул Артур. – Обвинения Фаджа обоснованы.

-Похоже на то, - согласился Дамблдор.

-Но мы не можем позволить Фаджу усыновить Гарри, - запротестовал Рон.

-Нет, не можем, - кивнул Дамблдор.

-Извините, - вмешалась Гермиона, морща брови в глубокой задумчивости. – Я не вижу, в чем может быть проблема. Разумеется, это ужасно, что Фадж усыновит Гарри. Но будет ли это иметь какое-то значение? Фаджу нужны лишь бумаги – желание Гарри не имеет значения, так как он добьется поддержки избирателей в любом случае. Не похоже на то, что Гарри собирается жить с министром Фаджем. Гарри находится в школе большую часть времени в течение года, и министр слишком занят в течение лета, чтобы проводить время с Гарри.

-Боюсь, это не совсем правда, Гермиона, - объяснил Дамблдор. – Проблема в том, что Фадж решил забрать мальчика из школы.

Глаза Гермионы расширились от ужаса.

-Но он не может! Как он объяснит это газетам? Забрать Мальчика-который-выжил из школы до сдачи ПАУК?

-Репетиторы, - объяснил Артур. – Он намеревается обучать Гарри с использованием своего окружения. Так он сможет убрать Гарри из-под влияния директора Дамблдора, чего и добивается.

Предыдущие высказывания Дамблдора неожиданно приобрели для Поттера куда большую ясность. Он побледнел, и дрожь снова вернулась.

-И если он заберет меня из Хогвартса, это означает, что ничто не будет защищать меня от Вольдеморта.

Дамблдор кивнул в молчаливом согласии.

-Но ведь даже Фадж не настолько глуп! – запротестовал Рон, и сразу же покраснел под пристальными взглядами окружающих. – Хорошо, - сдался он. – Думаю, как раз настолько.

Частично причиной того, что они потеряли слишком много авроров в прошлом году, был тот факт, что Фадж отказался признавать возвращение Вольдеморта до тех пор, пока не было слишком поздно. Когда у него, наконец, не было выбора, он признался, и тем самым выставил себя дураком в глазах общественности.

-Он рискнет моей жизнью ради политической карьеры? – спросил Гарри.

-Боюсь, что да, - согласился Артур.

-И неужели нет ничего, что бы могло его остановить?

-Вот это нам и следует обсудить, - объяснил Артур.

-А как насчет Сириуса? – запротестовал Поттер. – Мои родители назначили его официальным опекуном. Без сомнений, его требование должно иметь больший приоритет по отношению к требованиям Фаджа?

Артур покачал головой.

-Фадж аннулировал его запрос. На данный момент Сириус Блэк все еще обвиняется в убийстве и не подходит на роль опекуна.

-Папа! – радостно воскликнул Рон. – Почему бы нам не усыновить Гарри!



Достарыңызбен бөлісу:
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   83


©kzref.org 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет