Титульник



жүктеу 0.53 Mb.
бет1/4
Дата07.02.2019
өлшемі0.53 Mb.
  1   2   3   4


МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение

высшего профессионального образования

«Тобольская государственная социально-педагогическая академия им. Д.И.Менделеева»
Филологический факультет

Кафедра филологического образования




Географические наименования Советского района

Тюменской области в генеалогическом аспекте

К защите допускаю:

зав.кафедрой

филологического образования

к.ф.н., доцент

Татьяна Юрьевна Никитина

___________________________

Выпускная квалификационная работа

по русскому языку

студентки 6 курса заочной формы обучения

(специальность «Русский язык и литература»)

Таушкановой Татьяны Николаевны

______________________________





Научный руководитель

к.ф.н., доцент

Гузель Чахваровна Файзуллина

______________________________





Рецензент

к.ф.н., доцент

Татьяна Александровна Петрова

________________________________



Работа защищена в ГЭК «______»_________________с оценкой ___________________
Председатель ГАК: Председатель ГЭК:

_______________________________ _____________________________
Члены ГЭК:

______________________________________

_______________________________________

________________________________________
Тобольск

2014


Содержание

Введение…………………………………………………………………..………3


Глава 1. Теоретические основы топонимики

1.1.Основные понятия топонимики…………………………………………..…6

1.2.История изучения топонимики…………………………………………….10
Глава 2. Генеалогическая классификация апеллятивной и топонимической лексики

2.1. Советский район как поликультурное пространство………………….…21

2.2. Апеллятивы общеславянского происхождения…………………………..27

2.3. Апеллятивы финно-угорского происхождения…………………………..30

2.4. Генеалогическая классификация ойконимов Советского района……....33

2.5. Изучение географических наименований в школе………………………35


Заключение……………………………………………………………………....42

Список литературы……………………………………………………………...43

Приложение……………………………………………………………………..50
Введение
Топонимика – это отрасль лингвистики, изучающая историю создания, преобразования и функционирования географических названий.

Создание географических названий – вечно живой языкотворческий процесс, при этом, кроме того, что постоянно происходит процесс наименования новых реалий, эти же реалии с течением времени могут получать и другие названия. Это связано с тем, что, «во-первых, постепенно происходит перестройка топонимов как слов, во-вторых, возникают новые физические объекты, которые получают свои наименования» [Мурзаев 1982: 5].

Топонимы в каждом языке являются носителями культурно-исторической информации. Они представляют собой систему, отражающую языковую картину мира народа в ее развитии. В процессе этого развития происходит постоянное взаимодействие между двумя субсистемами: топонимами и апеллятивами.

Актуальность исследования. Одной из актуальных проблем отечественного языкознания является исследование географических наименований Севера Тюменской области.

В русской топонимике имеются работы, посвященные изучению географических наименований Севера Тюменской области. Но исследования в данной области ограничиваются отражением лишь отдельных аспектов.



Цель работы: анализ апеллятивной и топонимической (ойконимы) лексики Советского района с точки зрения происхождения.

Цель работы предполагает постановку и решение следующих задач:

- определить терминологический аппарат;

- дать краткую историю изучения географических наименований;

- проанализировать географические наименования Советского района Тюменской области с точки зрения происхождения.

Объектом исследования выпускной квалификационной работы является апеллятивная и топонимическая лексика Советского района.

Предметом исследования являются происхождение апеллятивной и топонимической лексики Советского района.

Практическая значимость заключается в том, что результаты данного исследования могут быть использованы в лексикографической практике при описании географических наименований Тюменской области, а также в курсе преподавания русской топонимики.

Теоретической и методологической основой исследования послужили положения общего языкознания, изложенные в трудах отечественных ученых. Решение задач стало возможным благодаря известным достижениям отечественных лингвистов, таких как Р.А.Агеева, А.М.Бабкин, В.И. Болотов, В.В.Виноградов, И.Л.Городецкая, Л.К.Граудина, Н.А.Еськова, В.А. Ицкович, Л.П.Катлинская, В.В.Лопатин, Э.М.Мурзаев, Н.В.Подольская, Е.М.Поспелов, А.В.Суперанская, Л.В. Успенский и др.

Регионом исследования является Советский район Тюменской области.

Материалом для исследования послужила картотека 147 лексических единиц (136 апеллятивов и 11 ойконимов). Источником материала картотеки стали полевые записи и «Словарь народных географических терминов Тюменской области (северные районы)» (составитель Н.В. Лабунец).

Методы исследования. Для реализации поставленных задач в работе используется комплекс следующих методов и приемов: метод сплошной выборки материала, описательный метод, сравнительно-сопоставительный метод. В качестве вспомогательного метода использовано наблюдение.

Структура выпускной квалификационной работы. Научное исследование состоит из введения, двух глав, заключения и списка использованной литературы (56 источников).

Первая глава «Теоретические основы топонимики» носит теоретический характер. В ней рассмотрены центральные понятия изучаемого вопроса: топоним, ойконим; описана история отечественной топонимики. Вторая глава «Генеалогическая классификация апеллятивной и топонимической лексики» посвящена анализу апеллятивов и ойконимов с точки зрения происхождения.


Глава 1. Теоретические основы топонимики
1.1.Основные понятия топонимики
Географические названия, по справедливому замечанию Э.М. Мурзаева, появились в результате осмысления процесса номинации, исходя из признаков, отражающих исторические и географические реалии [Мурзаев 1995: 3].

Таковыми являются физико-географические условия, этноязыковые, социально-экономико-политико-географические процессы, общественная жизнь, классовый состав населения.

«Топонимы – это, – как пишет Г.Я. Рылюк, – выражение мироощущения людей, культуры, быта, обычаев, повседневного их окружения, психологического состояния и общения» [Рылюк 1999: 7, 8].

Топонимы являются продуктами социального познания. Они возникают в процессе освоения объективных явлений в географической среде и этноязыковом составе населения. Что связано с потенциальными возможностями, которые они несут в изучение социосферы, миграционных процессов, классовой структуры общества, этнического состава населения, окружающей физико-географической среды, вопросов истории языка, лексикологии и лексикографии.

«В современную эпоху ни одна наука не может возникать и развиваться независимо от других. Взаимопроникновение и взаимовлияние различных наук – закономерный процесс. На этой основе появляются стыковые науки. Среди них топонимика – наука, возникшая и развивающаяся на стыке географии, истории и языкознания. Несмотря на этот неоспоримый факт, до сих пор нет единства о предмете этой науки» [Ханмагомедов 2011: 31].

Топонимика, как древняя наука, своим происхождением обязана географии, и не случайно А.М. Маракуев пишет: «…Под топонимикой мы понимаем ту часть географии, которая занимается вопросами возникновения и эволюции географических названий (топонимов), которая изучает их форму, семантику, смысловую сторону и синонимию, вырабатывает правила их орфографии, правописания и орфоэпии (правильного произношения), а также приемы их изображения на карте существующими системами письма и картографическими шрифтами» [Маракуев 1954: 29].

Топоним (географическое название) – продукт географической оболочки, который, в свою очередь, является географической средой, то есть той частью, которая подвергнута хозяйственному освоению. В результате освоения последней, чтобы отличить один объект от другого, человек дает ему имя (наименование). Если основа топонимики – география, то ее временная обусловленность – история, а лингвистика выступает как лексическое выражение первой и второй.

Термин «топонимика» появился в отечественной литературе в 1920-е гг., позднее ее конкурирующим термином, по мнению Н.В. Подольской, стала топономастика, создавая ненужную дублетность [Подольская 1970: 47].

Топонимы – результат выражения территориальности физико-географических, социально-экономических и политических факторов, которые отмечают связь «человек – территория», «человек – окружающая среда. Территориальный аспект мотивировки имен собственных, по мнению А.В. Суперанской и В.Е. Сталтмане, ярче всего проявляется в топонимии, где на выбор названия оказывают влияние природные условия определенной местности [Суперанская 1986: 25].

Территориальный фактор на примере народных географических терминов, участвующих в образовании, показал на многочисленных примерах Э.М. Мурзаев в капитальном труде «Словарь народных географических терминов» [Мурзаев 1982: 565], он отмечает что в Забайкалье трундра (вариант тундры) есть торф, тогда как на Камчатке – верховое болото, безлесное и с разряженным древостоем, обычно из даурской лиственницы, то есть находящееся в процессе облесения.

Вопрос о месте топонимики в общей системе наук до последнего времени является спорным. Одни ученые считают ее пограничной наукой, наукой на стыке географии, истории и языковедения, вторые выделяют в самостоятельную, третьи считают лингвистической.

Рассмотрим основные классификации топонимов.

1. По характеру объекта, который носит название:


  • гидронимы – географические названия водных объектов: пелагонимы – названия морей, лимнонимы – названия озёр, потамонимы – названия рек, гелонимы – названия болот, заболоченных мест;

  • ойконимы – названия населённых мест;

  • оронимы – названия поднятых форм рельефа (гор, хребтов, вершин, холмов);

  • хоронимы – названия любых территорий, областей, районов;

  • урбанонимы – названия внутригородских объектов;

  • дромонимы – названия путей сообщения;

  • агроонимы – названия площадей;

  • астионимы – названия городов;

  • годонимы – названия улиц;

  • геонимы – названия дорог, проездов и т.п.

2. По происхождению (этимологии):

  • патронимы – названия, происходящие от имён, отчеств, фамилий, прозвищ основателей поселений или их хозяев;

  • апеллятивы – названия, которые произошли от нарицательных слов, которые указывали когда-то на характер объекта;

  • деминутивы – названия, которые представляют собой уменьшительные формы нарицательных существительных;

  • мемориальные названия – в них увековечена память об исторических личностях;

  • символические названия – отображают социальные и исторические идеалы эпохи;

  • этнонимы – названия, происходящие от наименования народов, племён.

3. По роли в системных внутритопонимических отношениях, связи с другими названиями местности:

– первичные названия;

– вторичные названия.

Часто названия переносятся с одного места на другое вместе с переселенцами, в результате более молодые поселения получают нередко те же имена, что и места, откуда прибыли люди, но уже с дополнением Малый или Новый (при этом иногда старый населённый пункт получает определение Старый или Большой, но это не будет означать, что он в действительности больше по рзмеру Малого). Бывает, что в качестве первичного по отношению к ойкониму выступает гидроним или ороним. Встречается и перевод названия на другой язык.

4. По сфере функционирования:

– официальные названия (они закреплены в разных документах, картах, справочниках);

– неофициальные (под ними объекты известны только среди местных жителей);

– старые названия (те, что когда-то были официальными, но потом были заменены другими, но продолжают использоваться как неофициальные).

5. По языковой принадлежности название может быть связано как с живым, так и с мёртвыми ныне языками, с местными диалектами.

В настоящее время в целом научная топонимическая терминология устоялась. Однако в связи с развитием топонимики она требует постоянной систематизации и уточнения. Ученые окончательно не выработали единого подхода к трактовке топонимических классов.

Таким образом, топонимика изучает географические названия и дает важный материал для изучения истории языка, исторического прошлого народов, заселявших ту или иную территорию.

1.2.История изучения топонимики
С самых ранних этапов развития общества человек пытался давать названия местам своего проживания, окружающим природным объектам. Географические названия, которые относятся к классу имен собственных, возникли из имен нарицательных на сравнительно поздней стадии развития языка. Самые древние языки, возможно, не имели собственных имен. Их роль в этих языках играли имена нарицательные и определительные словосочетания, которые стечением времени становились все более устойчивыми. Но ввиду того, что число словосочетаний, пригодных ля определения географических объектов, было ограничено, эти словосочетания обособились в класс имен собственных. Так происходил процесс топонимизации. Поэтому топонимы могут быть и словами, и словосочетаниями, и предложениями.

Мир географических названий очень разнообразен и интересен. С самого рождения мы живем в этом сложном и бесконечном мире. Наша планета соткана из переплетений географических названий, относящихся к различным эпохам и языкам. Мы ежедневно слышим их по радио, читаем в газетах, видим на телеэкранах и мониторах компьютеров. Без них невозможно представить географическую карту или атлас. Многие события нашей жизни воспринимаются через географические названия. Однако редко задумываемся над тем, что обозначает то или иное хорошо известное нам географическое название.

Появление географического названия часто было связано с уточнением общего понятия. Первая причина появления топонима - его необходимость. Он стал необходим для людей в повседневном общении с окружающей реальностью. Даже в рамках сравнительно небольшой территории знакомого пространства стало сложно обходиться без точного обозначения тех или иных объектов. Топонимизация обычно происходит как результат привязки исходного общего понятия к какому-либо конкретному адресу. Ключевая функция топонима – выделение единичного объекта из множества однотипных.

Топоним, выделяя и указывая объект, позволяет определить его местоположение. Вместе с привязкой к конкретному географическому объекту слово приобретает новые свойства, которые не присущи именам нарицательным.

Каждая историческая эпоха отличалась своим набором признаков. В одни эпохи названия давались преимущественно по природным признакам. В другие - чаще по принадлежности объекта хозяину, в третьи – исходя из идеологических соображений. Особенность признака проявляется повсеместно и во всех языках. По определению известного российского лингвиста А.В. Суперанского, существуют специфические черты свойственные всем или многим именам разных языков и общие закономерности, в соответствии с которыми развиваются ономастические системы. Данные черты основаны на способности людей отбирать и закреплять в собственных именах типовые внеязыковые явления, а также на типичности значений и отношений выраженных с помощью разнообразных средств в любом языке. Это – топонимические универсалии. Ключевыми внеязыковыми явлениями выступают географическая среда и исторические условия.

Невозможно представить современную цивилизацию без географических названий. Топонимы – обязательный элемент развития общества и человечества в целом. Их совокупность в пределах той или иной территории - результат многовекового народного творчества, создания географических имен. Географические названия – визитная карточка, с которой начинается знакомство со страной, городом или природным объектом.

Географические названия – это элемент лексики, лингвистическая категория, поэтому они подчиняются законам языка и должны изучаться языковедами. Раздел языкознания, изучающий имена собственные, называется ономастикой – искусство давать имена. Предметом её исследования являются различные имена собственные, или онимы, – имена людей (антропонимы), клички и имена животных (зоонимы), имена небесных тел (астронимы), имена племён и народов (этнонимы), названия растительности (фитонимы), названия организаций и учреждений (эргонимы) и др. Среди этого множества есть место и для географических имен, или топонимов.

Одним из объектов, который изучает топонимика – наука о географических названиях, является совокупность местных географических терминов (апеллятивная лексика) определенной территории. Эти термины обозначают конкретные природные и социально-экономические объекты и явления. Их примерами могут служить: «озеро» (järvi – фин., lake – англ., lago – исп.), «река» (joki – фин., river – англ., rio – исп.), «залив» (lahti – фин., gulf – англ., golfo – исп.) и т. д.

Географическая терминология в лексикографическом плане имеет свою историю. Впервые известный географ Я.В. Ханыковым внес следующее предложение в совет Русского географического общества в 1847г. По его проекту содержанием словаря должна быть не географическая номенклатура, не имена собственные, а лишь нарицательные слова: «гора», «хребет», «долина», «лощина», «степь», «тундра». Составление «Русского словаря географической терминологии», куда, по мнению инициатора, должны были войти и некоторые этнографические и статистические термины, предлагалось возложить на Географическое общество, с тем чтобы народная географическая лексика стала «достоянием науки».

По предложению Я.В. Ханыкова было высказано много соображений «за» и «против». Его поддержали крупные ученые того времени, среди них Н.И. Надеждин, Н.А. Милютин. В том же году при Обществе была создана терминологическая комиссия под руководством Н.И. Надеждина - человека, по выражению Н.Г. Чернышевского, «необычайного ума и громадной учености». 7 июня 1847 г. в «Санкт-Петербургских ведомостях» была напечатана статья Н.И. Надеждина «От Географического Общества», в которой он писал: «В простом обыкновенном употреблении во всех краях и у всех народов находится много слов для означения географических объектов, т. е. вида, объема, состава, качества и вообще всех свойств местностей, коих исследованием занимается география». Среди таких слов Н.И. Надеждин упомянул: «дол», «суходол», «буерак», «гора», «угор», «холм», «высь», «курган», «предместье», «местечко», «посад». Вслед за публикацией этой статьи в Общество стали поступать списки географических терминов из Ярославской губернии, Сибири, Архангельской губернии. Списки представили Н. С. Щукин, П. Ф. Кузьмищев, академик А. И. Шренк, В. И. Даль.

Идея Я.В. Ханыкова тогда так и не была реализована. Однако собрание слов частично использовалось при составлении «Словаря русского языка...» (СПб., 1891). Немало местных географических терминов вошло и в академическое издание «Опыт областного великорусского языка» (СПб., 1852) и «Дополнение...» к нему (СПб., 1858).

Географическое общество приступило к составлению и изданию другого капитального «Географическо-статистического словаря Российской империи», первый том которого вышел в 1863 г., а последний, пятый, спустя 22 года, в 1885 г. Это ныне редкое издание не имело повторений.

Мысль о составлении словаря народных терминов не покидала географическую общественность. Большое их количество собрал Е.И. Ламанский. Его картотека хранится в архиве Географического общества в Ленинграде (ф. 262, разд. 48). Ими занимался и В. В. Ламанский.

В 1915 г. Л.С. Берг обратил внимание на ценность сборов диалектной географической лексики и указал на исключительное ее богатство в России. Местную географическую терминологию он назвал «народной кустарной наукой».

В нашу эпоху неизмеримо выросли исследования народных географических терминов и собственных географических названий (что неотделимо друг от друга).

Народные термины - это неисчерпаемый источник пополнения научной терминологии, что легко подтверждается частыми примерами. Достаточно вспомнить такие геоморфологические и ландшафтные нарицательные названия, как гряда, сопка, грива, полонина, голец, яйла, тайга, тундра. Последние два ныне стали международными. Даже многочисленные научные термины, не редко встречающиеся в русской литературе и воспринимаемые как иноязычные, восходят к народной лексике. Например, морена - «совокупность рыхлых несортированных обломков горных пород, отложенных движущимся ледником, создающим гряды, холмы, плоские скопления камней, валунов, мелкозема». Возраст этого термина в науке превышает уже 200 лет. Его корни — во французской крестьянской лексике Швейцарских Альп, где слово moraine употреблялось для обозначения гряды или вала из камней и земли у конца ледникового языка. В геоморфологии и вулканологии известен термин кальдера — «котловина на вершине вулкана», «большой кратер», «вулканическая впадина». Но испанское caldera, португальское caldeira - «котел», «очаг». В сербохорватской карстоведческой литературе есть термин богаз - «узкий карстовый провал», куда уходят поверхностные воды; «особо узкие трещины на поверхности земли». Слово это заимствовано из турецкого языка: bogaz - «горло», «ущелье», «пролив», «устье реки». Гамада (хамада) - «каменистая пустыня», поверхность которой покрыта щебнем, галькой или обнаженными скальными породами, откуда мелкие фракции вынесены ветрами. Слово арабское - hamada. Этот же язык-дал и другой международный термин - сахель - «полупустыня», переходная полоса между пустынями Сахары и саваннами. Арабское sahel - «окраина», «край», «берег».

Процесс перехода народных географических терминов в научную терминологию продолжается и в наши дни. В ряде случаев они точно и предметно информируют о содержании и нюансах географического объекта, природного явления, процесса. Так, например, гидрологи охотно приняли среднеазиатский термин караеу (иногда в форме карасучные воды) для родниковых вод, выклинивающихся в подгорных равнинах на рубеже с низкогорьями; для грунтовых вод, образующих при выходе на дневную поверхность небольшие речки. Ныне стали хорошо известны и другие национальные термины: якутский алас, туркменский такыр, карельский лайда.

Народная географическая терминология закономерно и активно участвует в формировании имен собственных - топонимов. Кажется, во всем мире нельзя обнаружить топонимические системы, которые строились бы без таких терминов. Надлежит согласиться с мыслью, высказанной П.Я. Черных: «Номинативная предметная лексика в сущности является терминологической лексикой» [Черных 1956: 22]. Однако нужно оговориться, что не все местные термины могут целиком или частично пройти путь от нарицательного к собственному имени. Метеорологическая лексика не обладает заметной топонимообразующей активностью. Наоборот, геоморфологическая широко привлекается для номинации как положительных, так и отрицательных форм рельефа. Названия местных ветров: шелоник, сарма, баргузин, сантас, афганец - не стали топонимами, они сами возникли в результате детопонимизации исходных собственных имен: реки Шелонь бассейна Ильмень, рек Сарма и Баргузин, впадающих в Байкал, перевала Сантас на Тянь-Шане, страны Афганистан. Зато камень или гора породили множество географических названий в формах исходного апеллятива (гора Камень, населенный пункт Гора), с суффиксами (Каменка, Каменск, Горек), с префиксами (Подкамень, Пригорки), в словосложениях (Каменогорск), в словосочетаниях (Красный Камень, Зеленая Горка).

В местной терминологии сохранились многие архаичные слова, присущие только отдельным диалектам, позволяющие судить об истории языка, языковых контактах, ареалах термина, о смысловых сдвигах, что важно не только для лингвистов, но и для географов.

В советские годы были опубликованы монографические исследования народной географической лексики: Н.И. Толстого «Славянская географическая терминология» [М., 1969]; М.Ф. Розена «Словарь географических терминов Западной Сибири» [Л., 1970]; И.Я. Яшкина «Беларусшя геаграфичныя назвы» [Минск, 1971]; Э.А. Григоряна «Словарь местных географических терминов болгарского и македонских языков» [Ереван, 1975]; Л.Г. Невской «Балтийская географическая терминология» [М., 1977]. Кроме того, в ряде периодических изданий и сборников можно обнаружить немало словарных публикаций, посвященных географической терминологии отдельных национальных республик или областей и зарубежных стран.

В 1959 г. Издательством географической литературы был напечатан небольшой «Словарь местных географических терминов» Э. и В. Мурзаевых.

Структура словарных статей слагается из следующих частей:

1. Слово - термин. Его определение и языковая принадлежность. Последнее для русских слов не указывается. Почти все слова даны в единственном числе, кроме редких исключений, когда они употребляются обычно во множественном. Таковы, например, бугры-могильники, колки, прилавки, ровняки. Потому как народный термин в отличие от технического или научного почти всегда полисемантичен, то приводятся по возможности многие значения с упоминанием области, республики, где отмечаются смысловые сдвиги.

2. Языковые параллели: туркменское, азербайджанское даг - «гора», узбекское тог, киргизское тоо, казахское may, алтайское туу, хакасское, тувинское, уйгурское таг - «гора»; якутское тыа - «лес».

3. Этимология, если она есть. Известно, что этимологии часто спорны и даже противоречивы. Этимологические публикации существуют в небольшом количестве и только для немногих языков народов Советского Союза. Этимология в словаре сознательно ограничивается лишь самым верхним уровнем (если можно так сказать). Так, армянское акн - «источник», «родник», «исток реки». Основное значение «глаз», но и «дыра». Сравните славянское око, очи, литовское akis - «глаз», а в географии - «ключ», незамерзающее место в реке, озере, «окно в болоте». Таджикское чашма - «источник», «родник», «ручей». Сравните персидское найме - то же. В основе чаши, чешм - «глаз».

4. Перечень собственных географических названий, образованных термином или при его участии. Указание на их локализацию позволяет судить об ареалах термина и названий. При этом обнаруживается любопытная закономерность: ареал собственного имени, как правило, шире нарицательного. Такое несовпадение объясняется двумя причинами: 1) термин уже позабыт в лексике местного населения, которое хорошо знает топонимы своего района; многие диалектные слова постепенно исчезают из живой речи под напором общелитературного языка; 2) переносом собственного названия в результате миграции населения в новые районы. Так, некоторые арабские термины в составе географических названий перенесены испанскими колонистами из своей родины в страны Латинской Америки или на Филиппины, где, конечно, современное население употребляет такие топонимы, не зная об их арабоязычном начале. Русские слова до настоящего времени формируют многие топонимы на Аляске. Населенные пункты, административные единицы, частично физико-географические объекты, названия которых перечислены в словарных статьях, привязаны в СССР к союзным республикам, не имеющим областного деления, к краям, областям, автономным республикам и автономным округам, а за пределами нашей Родины - к тем или иным государствам. Основная же часть физико-географических объектов локализуется по природным странам или областям (Тянь-Шань, Алтай, Урал и т. д.).

На региональном уровне изучением и описанием географической терминологии региона плотно занимается современный лингвист Н.В. Лабунец. Ее перу принадлежат два основных исследования: «Словарь народных географических терминов Тюменской области» (Тюмень, 2003) и монография «Русская географическая терминология в ситуации языкового контакта» (Тюмень, 2007). Словарь включает диалектные географические термины Аббатского, Армизонского, Аромашевского, Бердюжьевского, Вагайского, Викуловского, Голышмановского, Заводоуковского, Исетского, Ишимского, Казанского, Нижнетавдинского, Омутинского, Сладковского, Тобольского, Тюменского, Уватсокого, Упоровского, Юргинского, Ялуторовского и Ярковского районов Тюменской области, функционирующие в русских старожильческих говорах региона.

Об адаптации иноязычной лексики Н.В. Лабунец пишет: «Как показали наблюдения, интегрирование иноязычной географической терминологии в систему исконно русской, сопровождающееся адаптацией слова по формальным и семантическим основаниям, осуществляется двумя способами: 1) включение отдельных элементов языка-донора в принимающий язык и 2) перенесение правил их функционирования в язык-реципиент. Первый способ соотносится с заимствованием, второй – с трансференцией. При заимствовании изменения касаются иноязычного слова (или группы слов), попадающего в чужую языковую среду. Встраиваясь в эндоглоссную систему языка-реципиента, заимствование оказывается втянутым в новые системные отношения, которые собственно и обусловливают судьбу слова в заимствующем языке. При трансференции изменения охватывают область системных отношений заимствующего языка, при этом степень трансферентного воздействия напрямую связана с насыщенностью языкового контактирования: чем больше число заимствований, тем более выражены трансферентные проявления в языке-реципиенте» [Лабунец 2007: 5].

В тюменской географической терминологии, как показали историко-контактологические исследования, дивергенция нарастала в период первоначального русского заселения, когда, в условиях бездорожья и сплошной заболоченности, компактные группы севернорусов оказывались территориально изолированными. В этих случаях и возникала ситуация, при которой было возможно складывание говоров островного типа, поэтому дивергентные процессы усиливались, что вело к созданию русских локальных геотерминологических микрофондов, в которых развивались инновационные процессы на базе исконной и заимствованной лексики.

Наблюдения показывают, что тюменские геотерминологические заимствования как нельзя более точно отражают общерусские тенденции в словообразовании, которые проявляются в том, что адапторами становятся продуктивные и высокочастотные языковые средства, встраивающие иноязычное слово в класс исконных. Региональные заимствования XVII – XVIII вв. попадают в ту сферу функционирования языка, которая отражает наиболее продуктивные явления, происходящие в нем, и тем самым по грамматическому оформлению заимствования можно судить о степени продуктивности грамматических явлений в словах исконного происхождения. Заимствования, таким образом, могут являться источником ценнейших сведений не только для исторической контактологии, но и для исторической грамматики русского языка [Лабунец 2007: 14].

К проблемам формирования общего лексического фонда в условиях интенсивного лингвоэтнического взаимодействия южных угров и западносибирских татар обращалась Т.Н.Дмитриева, исследуя этимологические аспекты интерпретации лексических заимствований в русских старожильческих говорах по нижнему течению Иртыша. Именно этим – унификацией специфических черт в рамках объединенного лексического континуума - и объясняются трудности «разделения обско-угорских (хантыйских) и тюркских (сибирско-татарских) заимствований» [Дмитриева 2001: 15]. В дорусский период, в условиях интенсивного обско-угорского-тюркского языкового взаимодействия, мог создаваться «общий тюркско-угорский лексический фонд, в который вошли наиболее употребительные слова, связанные с хозяйством и бытом обско-угорского и тюркского населения края, с промыслами и ремеслами» [Дмитриева 2001: 14].

Из этого следует, что отечественное языкознание имеет богатую историю изучения географической терминологии. Отечественными учеными разработаны теоретические основы данного раздела языкознания и описана лексика в лексикографическом плане.





Достарыңызбен бөлісу:
  1   2   3   4


©kzref.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет