Тм-2: Проблемы благотворительности стр. 1 Тм-3: Великолепная Звезда стр



жүктеу 1.94 Mb.
бет1/10
Дата09.07.2018
өлшемі1.94 Mb.
түріДиплом
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   10





Тени прошлого
Оглавление:

ТМ-2: Проблемы благотворительности – стр.1

ТМ-3: Великолепная Звезда – стр.28

ТМ-4: Казус дипломатии – стр.52



Проблемы благотворительности

(Терра Магика2)


Все последние дни лило так, будто небо чем-то здорово огорчили, но сегодня оно, явно подустав дуться, сменило уныние на оптимизм. Что ж, небеса, и в особенности – уэстборнские небеса, не шибко жаловали однообразие.

Распогодилось. Аспидно-серые тучи удрали в другие края, изливать свою грусть-тоску там. Не по времени жаркое солнце вмиг высушило крыши и вплело золото в кроны деревьев. Порядком уставшие от дождя горожане тоже принарядились и, захватив, ради разнообразия, с собой юмор, а не иронию, устремились на улицу.

Живность тоже устремилась на улицу – чем не преминула воспользоваться шустрая уэстборнская детвора. Как всегда, с переменным успехом. Живность в Уэстборне была боевитая, так что зеленка с йодом лились рекой.

В гостиной дома под номером «8» по Марч-стрит пахло кофе и свежеиспеченными булочками. Сидевшие за столом были заняты завтраком, размышлениями и чтением утренней прессы. Висевшие на стене часы шли себе, как обычно: тик-так, тик-так. В распахнутые настежь окна долетали веселая болтовня устроившихся на карнизе птиц, шум и многоголосица погруженного в суету города. На кухне экономка Арта, мистрис Хейз, пересматривала запасы продуктов, обдумывая, что бы ей приготовить на ланч – а этажом выше ничуть не менее строгий и хозяйственный чем она, домовик Так’ш Онк’кши выговаривал плоховато прибравшемуся в мансарде долгоуху Эну1.

В общем, все было в точности, как и обычно.
Едва Арт, с зевком отложив в сторону «Кроникл», взялся за «Морнинг Стандарт», как прихожую огласил перезвон.

Сидевший напротив наставника Крис поднял взгляд от «Еженедельного Магического Вестника»: журнала, в равной степени напоминавшего хороший приключенческий роман и обстоятельные разговоры о погоде.

Не без сожаления отложив явно заинтересовавший его «Стандарт» в сторону, л’лар поднялся из-за стола. Судя по наполнившему прихожую знакомому басу, спокойное утро закончилось.

В два счета прикончив какао, Крис последовал его примеру.

- Арт, друг мой, - улыбнулся вошедший.

- Барт, - ответно кивнул Арт, и жестом предложил посетителю расположиться в одном из стоявших у окна кресел.

Крис также кивнул нежданному визитеру.

Сэр Бартоломью Уилсон, давний друг наставника, возглавлял ныне фонд имени Джереми Хайдеггера, - крупнейшую благотворительную организацию Уэстборна, помогавшую ветеранам Четвертой Северной Войны, что были родом из Дола и семьям тех, что не вернулись домой. Добродушный, похожий на сытого, довольного жизнью кота, он всегда был желанным гостем на Марч-стрит, однако, судя по явной тревоге в глазах, в этот раз он пришел не за тем, чтобы поговорить о политике и постановках в «Ла Фрэска».

Одарив Криса на редкость кислой улыбкой, сэр Бартоломью пересек комнату и устроился в кресле по левую сторону от окна. Арт сел напротив. Бесшумно – хвала мастерству Так’ша Онк’кши - опустившийся на столик меж креслами поднос порадовал кофе и парой пирожных.

Достаточно времени проведя уже в доме «8» и по опыту зная, как важно в таких случаях не упустить ни слова из предстоящей беседы, Крис навострил уши.

- Ну, Барт – и какая же, требующая спешного разрешения проблема заставила тебя бросить дела и приехать сюда в такой день? – взяв с подноса одну из чашек, спросил Арт. – Только, пожалуйста, не говори мне, что это не так, и ты заглянул лишь на чашечку кофе. Оставь эти байки тем, кому хватит терпения их слушать. Поистине, должно было произойти нечто «из ряда вон», чтобы ты покинул здание Фонда накануне Аукциона!.. Разве только, - Арт пристально посмотрел на приятеля, - твое дело связано с ним.

Сэр Бартоломью помрачнел.

- Артур Догадливый. Проницателен, как всегда, - хмыкнул он. – Да, так и есть.

Крис с трудом удержался от желания присвистнуть.

Хайдеггеровский аукцион. Без преувеличения - самое ожидаемое светское событие года. Проводящийся без малого четверть века, он всегда проходил без сучка и задоринки. До сих пор. Что, ну что за проблема могла там возникнуть?!

Гость бросил на Арта досадливый взгляд.

- Ты наверняка знаешь, что основным лотом нынешнего аукциона должен был стать знаменитый Изумрудный гарнитур леди Хакстебл.

Л’лар неспешно кивнул, и прищурился:

- Должен... был?

- Именно, Арт! Прямо в яблочко. Должен был стать – и стал бы, если бы не был украден. Свистнут, как любит выражаться наш друг Энди Доу! Сегодня утром, прямо из дома нынешнего владельца, Джорджа Уильямса...

- Директора Уэстборнского банка, - завершил за приятеля Арт и, поставив чашку на столик, откинулся в кресле.

- Одного из директоров, верно, - нервно улыбнулся сэр Бартоломью. – Арт, это какой-то кошмар! Аукцион уже завтра, а главный лот как испарился. Я просто не знаю, к кому еще обратиться. Не в полицию же идти, с такой новостью. Это ж скандал, каких мало!

Он уронил голову на руки.

- Это точно, скандал может быть еще тот, - Арт в задумчивости потер подбородок. – Что ж, давай, расскажи мне об обстоятельствах... ну, давай назовем пока это пропажей.

Сэр Бартоломью поднял лицо от рук:

- То есть... ты возьмешься за дело? – отчаяние в его глазах сменилось надеждой.

- Пока не решил, Барт. Мне надо подумать... Итак, - как же пропал гарнитур? Обратился во прах? Улетел? Испарился?

Сэр Бартоломью вскинулся, явно намереваясь ответить на неуместную шуточку, однако с разбега наткнулся на взгляд друга.

Л’лар был абсолютно серьезен: ни намека на иронию в глубине глаз, на губах - ни тени улыбки.

Плечи главы Фонда снова поникли.

- Представь, я понятия не имею, - устало вздохнул он. – Как, к слову, и сами Уильямсы. Наверняка они знают одно: еще несколько часов назад, а именно – в три пополуночи, он точно был у них в доме. Вернувшись с приема у мэра, они первым делом проверили сейф, и готовы поклясться, что гарнитур был внутри! Три же часа назад, когда Элен... прошу прощения - миссис Уильямс - решила еще раз проверить... Они тотчас же известили меня – и вот, я здесь. И не знаю, что делать. Ты ведь поможешь мне, Арт? Нет, не только мне – Фонду!

Мольбы в его взгляде с избытком хватило бы на троих сэров Бартоломью вместе взятых.

Поставив так и не тронутую чашку на стол, Арт пару раз хмыкнул, побарабанил пальцами по подлокотнику кресла, словно раздумывая над дилеммой - и, наконец-то, решился.

- В делах, вроде этого, главное – время... - вздохнул он. – Которого с каждой минутой – все меньше. Думаю, первым делом нам следует нанести визит чете Уильямсов. Крис, - обернулся он к мгновенно вскочившему из-за стола мальчишке. – Ступай, надень куртку. И предупреди мистрис Хейз, что нас, видимо, не будет к ланчу. Ты едешь с нами.

- Да, сэр, - просиял Крис и вихрем взлетел вверх по лестнице.
* * *
Часы на Ратушной башне показывали «десять пятнадцать», когда они прибыли к строению «6» по Парк-лейн – солидному трехэтажному дому старинной постройки.

Дома в этой части города были точь-в-точь под стать своим обитателям: достоинство и респектабельность с фасада – и многочисленные лабиринты коридоров и лестниц внутри. Так что не удивительно было, что они крайне редко меняли хозяев. Им было уютно друг с другом, а это – отнюдь не та вещь, которой стремишься лишиться.

Дождавшись, когда все выйдут, сэр Бартоломью развоплотил транспорт и первым поднялся по ступенькам. Похоже, что их давно ждали, так как дверь распахнулась быстрее, чем он поднес руку к звонку.

- Сэр Бартоломью, господа, - учтиво кивнул им дворецкий: высокий, едва начавший седеть мужчина сильно за сорок. Безупречно одетый, безупречно причесанный, он весь, от макушки до носков отражавших осеннее небо ботинок, выглядел столь безукоризненно, что Арту стало аж как-то неловко за свой чуть помятый пиджак.

- Прошу вас, господа, - идеально поставленным голосом произнесла эта кандидатура на приз: Образцовый Дворецкий Столетия.

Зависшая над улицей явно назло умникам из Бюро Погоды тучка всплакнула: сперва очень робко, затем посмелее...

Крис бросил взгляд на стремительно пустевший парк. Судя по выражениям лиц, большая часть уэстборнцев, спровадив юмор пинком, бодро подыскивала для синоптиков определения посаркастичней.

Не дожидаясь, пока дождик перерастет в ливень, сэр Бартоломью, Арт и Крис поспешили воспользоваться приглашением.


Чету Уильямсов они застали в гостиной.

Миссис Уильямс - женщина, чья изысканная красота была словно бы неподвластна годам, спокойно сидела у окна в кресле с высокой спинкой.

Мистер Уильямс, начавший уже лысеть мужчина немногим за пятьдесят, сидеть был явно не в состоянии. Охваченный волнением, он, как маятник, мерил шагами комнату: туда-сюда.

- Сэр Бартоломью Уилсон, мистер Синклер, Кристофер Харви, - объявил дворецкий.

Уши у Криса вспыхнули: до этого дня никто еще не объявлял о нем в такой официальной манере.

Супруги, как по команде, обернулись к дверям.

- Барт, - словно к соломинке утопающий, бросился к главе Фонда директор. – Хвала Эстар, ты их привез!

Он обернулся к Арту.

- Мистер Синклер, - измученно улыбнулся он. – Жаль, очень жаль, что мы впервые встретились – и при таких обстоятельствах. Однако – увы, увы!

- Прошу вас, располагайтесь, - указал он на стоявшие у камина кресла. – И задавайте любые вопросы, какие сочтете уместным. Мы с супругой, по мере сил, постараемся быть вам полезны.

Все расположились в креслах.

- Мистер Уильямс, мэм, - взяв с подлетевшего к нему подноса кофейную чашечку, обратился к супругам Арт. – Перво-наперво, мне бы хотелось узнать, что вы делали, начиная со вчерашнего вечера: с того времени, когда в последний раз видели гарнитур – и до этого часа.

- Все, мистер Синклер? – миссис Уильямс изящно изогнула бровь.

«О, вам не чужда ирония, мэм?» - Арт мысленно усмехнулся: нужно было обладать поистине стальной силой воли, чтобы иронизировать в таких обстоятельствах. Стальной силой воли – или...

- Конечно. Любая мелочь может оказаться полезной, а то и - бесценной, - кивнул Арт.

- Наверное, вы правы, - миссис Уильямс с трудом подавила вздох. – Так как вчерашний вечер мы с мужем провели вместе, думаю, я легко могла бы начать, а Джордж после доскажет, что я позабуду.

Арт согласно кивнул: почему бы и нет, собственно.

- Итак – вчера. – Миссис Уильямс сделала долгий глоток: не то для того, чтобы собраться с мыслями, не то – чтоб успокоить нервы. – Думаю, вы уже знаете, что вчера мы с Джорджем были приглашены на прием в Уолдерс-холл. Так вот, перед этим мы открывали сейф. Мне нужны были мои драгоценности, да и проверить, на месте ли наш «главный лот» тоже было не лишним, - уголки губ хозяйки дома чуть дрогнули. - Так вот, гарнитур был на месте. Все было на месте! Успокоенные, мы отбыли на прием. Вряд ли есть какой-нибудь смысл его описывать. Поверьте, там не было ничего, заслуживающего внимания детектива. Все было исключительно, как обычно в таких случаях – чинно и чуть утомительно. Даже несколько чересчур утомительно, на мой взгляд. Особенно – из-за обилия поздравлений в связи с грядущим посвящением Джорджа. И не то, чтобы это было неприятно, нет! Но – так много. И так долго!..

Она утомленно вздохнула.

- И таким образом, вы вернулись домой...

- Лишь под утро, да.

- И, полагаю, вновь открывали сейф.

- Разумеется. Мне ведь нужно было убрать драгоценности.

- Понимаю. И гарнитур был...

- По прежнему там.

- Вы уверены?

- Абсолютно, - миссис Уильямс немного нервно пожала плечами. – На следующий день ему предстояло покинуть наш дом. Идея выставить его на Аукцион принадлежала мне – и, тем не менее, не могла же я отказать себе в удовольствии в последний раз... Ну, вы понимаете, - немного криво улыбнулась она.

- О да, мэм, - невозмутимо кивнул л’лар. – Итак, вы примерили гарнитур...

- И вновь убрала его в сейф.

- И закрыли его, - Арт пристально посмотрел на супругов.

Миссис Уильямс вспыхнула от возмущения.

- Ну разумеется, - резко ответил хозяин дома. – А как же иначе. Я точно помню - Элен закрыла дверцу.

- Простите, если мои слова показались вам оскорбительными, но - вы абсолютно уверены? Известно немало случаев, когда даже самые рачительные из хозяев иной раз, да оставляли свой сейф незапертым. Такого точно не могло быть?

Уильямсы переглянулись. Миссис Уильямс слегка побледнела.

- А знаете, мистер Синклер, - тихо произнесла она. – Пожалуй, я не настолько уверена, что сейф был заперт. Не закрыт, нет, а именно заперт.

- Элен! – банкир вскочил, чудом не опрокинув чашку.

- Да, Джордж. Да! Утром, когда я зашла в кабинет, чтобы напоследок взглянуть на комплект...

Она потупила взор.

- Я так волновалась, что уж и не помню, произносила открывающее сейф заклинание-код или нет. Так что, он вполне мог быть не заперт.

Мистер Уильямс рухнул в кресло.

- О Эстар! Элен, да как же...

Супруга мягко сжала ему ладонь.

- Джордж, умоляю! Даже, если гарнитур и не удастся вернуть... Не сошелся же на нем клином свет, право! У нас есть драгоценности не меньшей стоимости – и они, к счастью, не тронуты.

Однако хозяин дома был безутешен.

- Пойми, дело вовсе не в этом! Обещан был именно этот комплект. Этот – а не какой-то другой. Вопрос репутации...

Он измученно поглядел на жену.

- Ну, полагаю, отчаиваться еще рано, - не слишком оптимистично произнес Арт. – Скажите, в котором часу вы поднялись, мэм?

Миссис Уильямс нахмурила лоб.

- В половине седьмого, кажется, - произнесла она. – Да, верно. Помню, часа три пролежала в постели, пытаясь заснуть. Не смогла. Встала, на час раньше обыкновенного – и почти сразу же прошла к сейфу, открыла его, а там...

Она побледнела так, будто у нее вдруг перехватило дыхание. Теперь пришел уже черед мужа ободряюще сжать ей ладонь.

- Я как раз завершал завтрак, когда услыхал крик Элен. Прибежал, заглянул в сейф – а там... Ничто не было тронуто, все лежало на своих местах. Кроме этого духова гарнитура. Он находился в самшитовой шкатулке с монограммой первой владелицы – и эта шкатулка была пуста! Внутри только ветер свистел, - не то вздохнул, не то простонал он.

- Ясно, - Арт досадливо побарабанил пальцами по подлокотнику.

Три – целых три - часа драгоценного времени! За такой срок можно успеть массу всего... А впрочем, можно и ничего не успеть. Оставалось надеяться, что свистнувшим драгоценный комплект леди Хатчли не достало ума распорядиться своим преимуществом с толком. Ума – или, может, удачи?

«Понять бы еще, кто они - эти бездновы похитители!»

- Скажите - вы, случаем, не припомните - не было ли в это время поблизости кого-либо из прислуги? И, кстати - сколько вообще человек постоянно находится в доме?

Миссис Уильямс сосредоточенно нахмурила лоб.

- Во-первых, Джеффри Сомс, наш дворецкий. Он у нас года два. Потом – Джеймс, мой помощник и секретарь. Мы наняли его с год назад - после того, как Уильям, мой предыдущий помощник, обзавелся семьей и перебрался на юг. Малыш Джейми, - взгляд Элен Уильямс потеплел. – О Эстар, я знала его совсем крохой! Моя родня взяла его под опеку, когда он лишился родных, так что я была рада его появлению в доме. Очень старательный и ответственный молодой человек. К тому же, с дипломом колледжа Стэнтона2, а это о чем-то да говорит, как никак! Кроме них двоих есть еще мистрис Хопкинс - она ведет дом, и, к тому же – прекрасно готовит. Также – Мэйбл, дочь Джеффри. И, наконец – шофер, Френк, супруг мистрис Хопкинс, да их сынишка Фред: он выполняет мелкие поручения и помогает на кухне. Ну, вот, пожалуй, и весь наш маленький мир, - с улыбкой подвела итог Элен Уильямс.

- Прекрасно. И кто же из этих достойных людей был в кабинете, или поблизости от него нынче утром? – спросил Арт, не особенно, впрочем, надеясь на то, что супруги запомнили, кто, за кем и во сколько примчался на крик. А в том, что на вопль хозяйки дома сбежалось не менее половины его обитателей, л’лар не сомневался уж точно.

Тем не менее, Джордж Уильямс его удивил.

- Хм!.. – сосредоточенно потер он бровь. - Точно помню, что Мэйбл прибежала на крик одновременно со мной. В то же самое время подошел Джеймс, ну а после уже - мистрис Хопкинс и Джеффри. Френк с Фредом, по их словам, были на кухне. Там плохо слышно, что происходит в других частях дома. Требуется применять внутридомовой переговорный кристалл, чтобы кто-то поднялся оттуда.

Он выжидающе посмотрел на Арта, однако тот, ничего не сказав, откинулся на спинку кресла и закрыл глаза. На время в гостиной воцарилась тишина, прерываемая лишь краткими «хм» и «мм», не говорившими ни о чем, кроме напряженной работы мысли их издававшего.

Наконец, л’лар вздохнул и открыл глаза.

- Любопытно... Весьма любопытно, - пробормотал он и посмотрел на хозяина дома. – Могу я взглянуть на комнату, где расположен сейф?

Он поднялся из кресла.

- О, конечно, - с готовностью вскочил следом хозяин дома. – Прошу вас.
Поднявшись по ступенькам, они прошли по устланному произведшим немалое впечатление на Криса ориентальным ковром коридору, и, наконец, оказались в святая святых дома «6» - кабинете директора.

Просторный, с отделанными дорогим уайтхиллзским дубом панелями стенами, он, без сомнения, призван был производить должное впечатление на посетителей дома. По большей части - коллег и деловых партнеров мистера Уильямса.

Не на Арта.

- И где же сейф? – с вежливым любопытством оглядевшись вокруг, поинтересовался л’лар.

- Здесь, - обогнув занимавший чуть ли не треть кабинета стол, отодвинул одну из панелей банкир.

Взору собравшихся открылась самая обычная на вид дверца сейфа, однако взгляд обладавшего Особым зрением л’лара отметил еще кое-что. Незаметную остальным частую сеть узоров, опутывавшую все вокруг. Узоров охранительных заклинаний большой силы, охватывавших не только сейф, но и стену, в которой тот помещался, а дальше – сплетавшихся с сеткой из столь же мощных охранительных заклинаний дома.

Ни разу не потревоженных заклинаний.

Определенно, это начинало становиться все более интересным. Нужно было обладать достаточно сильным даром, чтобы, а) не потревожив заклинаний проникнуть в дом, и, б) открыть хранилище без слова-кода. Произносимого голосом одного из владельцев хранилища.

Разве что, сейф и впрямь не был заперт. Тогда, без сомненья, любой мог... Любой - из числа находившихся в доме.

Но почему взяли лишь изумруды? По словам Уильямсов, в сейфе были и еще ценности. Вряд ли стоило так далеко заходить ради только лишь этой коллекции. А даже если и стоило – какой смысл церемониться с остальным содержимым хранилища? Однако же ничего больше не тронули. Все оставили на своих местах. А о чем это свидетельствует? А о том, что это - дело рук не просто кого-нибудь из домашних, но дело тех, кто мог свободно входить в кабинет. Уж точно не шофера, Фрэнка. Да и не Фреда. Так чьих же?

Арт в задумчивости потер подбородок:

- Вы не могли бы открыть дверцу?

Уильямсы переглянулись: энтузиазма просьба л’лара у них определенно не вызвала - однако же, просьбу исполнили.

Склонившись к двери, миссис Уильямс произнесла слово-код. Тихо, едва различимо – для всех, кроме стоявшего рядом супруга.

Дверь послушно открылась.

Арт нахмурился еще сильнее. Едва только увидев сейф, он почти перестал сомневаться, теперь же – лишь окончательно уверился в совей правоте.

Перед ним была последняя из разработок «Хиллгроу и Росс» - одно из тех новомодных хранилищ, за которыми в последний год чуть ли не очередь выстроилась из состоятельных подданных Королевства.

«Самые мощные охранительные заклинания!» - бодро кричала реклама. И ведь не врала! «Хиллгроу и Росс» издавна славились честностью и высочайшим качеством своих товаров. «Слово. Всего одно слово. Надежно и просто!» - зазывала реклама.

И вот тут-то и крылся подвох.

«Слово. Всего одно слово! А ведь - так легко позабыть, произнес ты его, или нет».

Арт подошел ближе.

- Надеюсь, здесь все осталось, как было? – спросил он.

- К сожалению, нет, - виновато поморщился мистер Уильямс. – После того, что случилось, я первым делом внимательно осмотрел содержимое сейфа – так что, боюсь, что бумаги лежат чуть иначе, чем утром.

Покачав головой, и с трудом удержавшись от пары весьма хлестких реплик, Арт заглянул в сейф.

Ничего необычного он не увидел. Ряд бархатных и лакированных коробочек для драгоценностей, несколько пачек купюр, бумаги разной степени важности, а также...

- О, справка из Управления Полиции? – удивленно спросил он. – Позвольте взглянуть.

Л’лар протянул руку.

Мистер Уильямс на миг застыл, словно заколебавшись, однако не смог отказать.

Арт пробежал справку глазами.

- Почему вы мне сразу же не рассказали? - закончив читать, помрачнел он. – Ваш секретарь три года назад был причастен к делу о воровстве. Пусть и мелком – но все-таки. А вы скрыли от меня это. Могу я узнать, почему?

- Что? – слегка побледнела хозяйка дома.

Мистер Уильямс отчаянно стушевался.

- Простите, - пробормотал он. – Просто вылетело из головы. Из-за всего произошедшего... Я лишь вчера днем получил эту бумагу.

- Но, позволь мне спросить – для чего ты ее запросил?! – изумленно спросила пришедшая в себя супруга. – Джеймс у нас второй год. И все это время у нас, вроде, не было поводов жаловаться на его службу. Что заставило тебя переменить мнение?

Хозяин дома замялся.

- Пойми, дорогая, - нерешительно начал он – и, словно разозлившись на себя за смущение, рубанул с плеча:

- На днях я обнаружил, что у меня из стола пропало полсотни стэллионов. Сумма, конечно же, не из тех, что я имею привычку тотчас убирать в сейф – и тем не менее! Я делал запрос на подобные случаи не только по Джеймсу, но и на Мэйбл. Однако она чиста. Лишь Джеймс так отличился в прошлом... А вчера утром пропало еще тридцать стэллионов! Прости, Элен, но, сколь бы ни был хорош Джеймс, считаю, нам следует с ним попрощаться. И чем скорее, тем лучше.

Элен Уильямс вновь побледнела – на сей раз заметнее.

- О Эстар, - только и произнесла она.

- Тебе не кажется, что ты малость торопишься? - чувствуя себя явно не в своей тарелке из-за того, что стал невольным свидетелем вытаскивания чужих скелетов на свет, произнес сэр Бартоломью. – Может, сначала имеет смысл расспросить всех слуг в доме? Как знать – может, выяснится, что виновник пропажи – не Джеймс.

- Ну а кто же еще? – вспылил мистер Уильямс. – Уж не мистрис ли Хопкинс?

- И, в любом случае, было бы крайне неосмотрительно увольнять вашего секретаря прежде, чем разрешится вопрос с гарнитуром, - сухо произнес Арт.

Все вновь обернулись к нему. Джордж Уильямс с досадой поджал губы, но предпочел проглотить, что б там ни собирался сказать. Элен Уильямс украдкой вздохнула, явно довольная окончанием перепалки.

Предоставленный сам себе Крис делал вид, что с любопытством разглядывает гравюры на стенах.

Из всех, находившихся в комнате он был единственным, на кого не обращали внимания – чем он и не преминул воспользоваться. «Терпение, выдержка, внимание к каждой детали» - это был первый принцип расследования, который объяснил ему мистер Синклер, и сейчас Крис получил замечательный шанс применить данный принцип на практике.

Увы! Все внимательность и терпение, какими располагал Крис, не могли подсказать ему, что же именно произошло в этой комнате утром. Единственное, в чем он был твердо уверен – так это в том, что кабинет пропитан мощнейшими заклинаниями, что хороший корж - ромом. Будучи учеником л’лара, он чуть ли не кожей ощущал их, чувствовал, как те опутывают весь дом от чердака до подвала. Ну так это он мог бы сказать, и не будучи учеником! Любой сопляк в силах сообразить, что хозяева дома, как этот, должны быть законченными идиотами, чтоб сэкономить на охраняющих заклинаниях. Да и наставник, пожалуй, давно бы уже удивился отсутствию средств защиты.

Взгляд его задержался на одной из гравюр. Та изображала момент озарения, что снизошло на Элрика I, когда тот творил суд над Жадным Пекарем и Бедняком3.

Он украдкой вздохнул: да уж, от озарения он сейчас тоже бы не отказался!

Равно, как и наставник, похоже.

- Что ж - по крайней мере, один возможный подозреваемый у нас появился, - еще раз окинув рассеянным взором кабинет, подвел итог Арт.

Внизу хлопнула дверь.

- К вам должны были прийти с визитом? – Арт с удивлением поднял бровь.

- Только не сегодня, нет, - отрицательно мотнул головой мистер Уильямс. – Это должно быть, вернулись Джеймс с Мэйбл.

- Вдвоем? – в глазах л’лара мелькнул интерес.

- Мэйбл посещает уроки театрального мастерства. Очень талантливая девушка, подает большие надежды. Должна на днях получить свою первую роль. А Джеймс, бывает, отвозит ее в театр. Да и забирает нередко. У него есть аэромобиль. Пусть и не лучший - зато свой, собственный. Ни к чему девушке ходить пешком через полгорода, когда есть, кому ее подвезти, верно? – с немного излишней, на взгляд Арта, поспешностью пояснила Элен Уильямс.

- Понятно, - кивнул Арт. – Что ж – это, пожалуй, и к лучшему. В любом случае, я хотел побеседовать с ними. Думается, чем скорей это случится – тем лучше.

Послышался бодрый стук каблучков по ступенькам, однако не справа, откуда пришли они, а с другой стороны.

- Шаги слышны слева. Там у вас что же, ход для прислуги? – вопросительно посмотрел Арт на хозяина дома.

- Конечно, - кивнул тот.

- Вот как. А я ее не приметил, – с любопытством прищурился Арт. – И что же - выходит, по ней можно попасть на третий этаж так, что никто не заметит?

- Почему только на третий? На любой, - равнодушно пожал плечами мистер Уильямс.

- Вот даже как, - Арт в задумчивости потер подбородок. – Понятно.

Коридор наполнил звук голосов, двое, быстро подошли к кабинету – и с удивлением застыли в дверях.

- Джеймс, Мэйбл, - холодно произнес банкир. – Зайдите, вы нам нужны. Оба.


Арт не без интереса взглянул на вошедших.

Мэйбл была невысокой девушкой, стройной и миловидной. Светлые волосы, стянутые в тугой узел, изящные брови, серые глаза с большими, густыми ресницами, пухлые коралловые губы. Без сомнения, вздумай она пожелать, недостатка у такой девушки в кавалерах бы не возникло, уж точно.

Джеймс же, напротив...

Нет, нельзя было сказать, что молодой человек был некрасив, но рядом с очаровательной Мэйбл он явно терялся. Единственной примечательной чертой его был взгляд: умный, спокойный. Весь вид его излучал скорее надежность, чем обаяние. Не самая выигрышная карта в глазах девушек возраста Мэйбл, пожалуй.

- Вот наши горничная и секретарь, мистер Синклер, - представил вошедших хозяин дома. – Можете задать им любые вопросы, какие сочтете уместными.

Арт не без смущенья прокашлялся:

- Э-кхм... мисс Сомс...

- Мэйбл, - сдержанно улыбнулась девушка. – Просто Мэйбл, сэр.

- Что ж, так даже лучше. Итак, скажите мне, Мэйбл – как вышло, что утром вы первой явились на крик миссис Уильямс? Вы ведь не прислуга. И с утра никакой работой по дому не заняты.

Мэйбл вздохнула: на взгляд Арта, несколько театрально, ну да чего ждать от девицы, готовящейся получить свою первую роль?

- Этим утром я встала пораньше, сэр. Я ведь получаю уроки в театре. Сегодня они должны были начаться чуть раньше обычного, в восемь. Миссис Уильямс великодушно согласилась иногда отпускать Джеймса, чтобы он меня подвозил. Я хотела попросить ее отпустить его и сегодня, и как раз поднималась наверх, когда услышала тот... крик...

Девушка потупила взор.

- Понятно... А скажите мне, мисс, кроме кабинета на данном этаже... – он запнулся, словно вдруг засомневавшись, верно ли адресовал вопрос.

- Только спальные комнаты, сэр, - ничуть не смутившись ответила Мэйбл. - Хозяйские, Джеймса и гостевые. Личные помещения. Столовая, гостиная, малая гостиная, второй кабинет и библиотека находятся на втором этаже.

- Так. А на первом, стало быть, расположены кухня и комнаты прислуги?

- Да, сэр.

- Насчет кабинета... Надеюсь, вам не кажется удивительным такое расположение комнат, мистер Синклер? Видите ли, я деловой человек... - невольно замялся банкир.

- О нет, ничуть, - с видом знатока, навидавшегося в жизни всякого, пожал тот плечами. - Ну, а вы, Джеймс?

Молодой человек вздохнул, в глазах промелькнула ирония: горькая. Мелькнула – и тут же пропала, взгляд вновь стал серьезным.

- В мои обязанности, помимо прочего, входит необходимость сопровождать одну молодую особу на занятия. И я был почти что уверен, что и на этот раз мне будет не отвертеться. Так что, я тоже поднялся в шесть... Я как раз шел на кухню, чтоб перекусить и поговорить с Фрэнком, когда столкнулся на лестнице с Мэйбл. Ну, и – вот...

Он неуверенно улыбнулся.

Арт вздохнул.

- Еще раз благодарю, Мэйбл. Вы можете идти – если, конечно же, мистер и миссис Уильямс не сочтут нужным, чтобы вы остались.

- Нет-нет. Вы можете идти, Мэйбл, - устало махнул рукой мистер Уильямс.

Обменявшись досадливым взглядом с секретарем, мисс Сомс птичкой выпорхнула из комнаты.
- Джеймс, - едва дверь за девушкой затворилась, строго взглянул на того мистер Уильямс:

– Из моего стола, – многозначительно постучал он по крышке, – пропало на днях пятьдесят стэллионов. А утром, вчера – еще тридцать. Скажите, вы, часом, не знаете, при каких обстоятельствах это случилось?

Арт с досадой поморщился: определенно, не стоило так уж сразу хватать быка за рога.

Впрочем, он сам виноват: упустил инициативу.

- Нет, сэр.

На лице молодого человека отразилось разом множество чувств: удивление, недоумение, досада – даже несильное раздражение, тщательно скрытое за остальными эмоциями – но никак не испуг или злость.

Не самый привычный набор эмоций для человека, которого разве что прямым текстом не обвинили только что в воровстве. Неплохой повод задуматься для обвинителя.

Однако хозяин дома был явно не склонен к тому, чтобы читать лица.

- Вы уверены? - голос его стал снежно холоден.

Джеймс едва заметно поморщился:

- Желаете осмотреть мою комнату, сэр? Или, может, начнете с карманов? - с досадой произнес он и, не дожидаясь предложения, вывернул карманы пиджака.

На пол упали, сверкнув на свету, пара фэррисов, какая-то записка, платок...

Три банкноты достоинством в десять стэллионов.

На какое-то время все застыли, как завороженные глядя на сложенный пополам денежный знак. Герб королевства Люмин мягко светился в лучах снова наполовину укрывшегося за тучей солнца.

- До выплаты жалования - два дня, Джеймс, - слова хозяина дома так и сочились ядом. – Ваше жалование составляет восемьдесят пять стэллионов. Откуда, скажите, за два дня до выплат у вас взялась сумма в тридцать стэллионов?

В голове Арта роились десятки спасительных вариантов ответа, но Джеймс был определенно не склонен озвучивать ни один из них.

- Сэр, клянусь, я понятия не имею, откуда... вот это... взялось, – только и смог выдавить он из себя. Во взгляде его застыли непонимание и шок, лицо залила бледность.

Арт поджал губы. С каждой минутой творившееся в доме Уильямсов нравилось ему все меньше.

А вот для Джорджа Уильямса время сомнений прошло.

- Господа, - не дав Арту и рта раскрыть, произнес он. – Думаю, уж теперь нам тем более следует осмотреть комнату моего, без пяти минут бывшего, секретаря. Кто знает, что еще может там... обнаружиться.

В глазах его сверкнули молнии.

Не произнеся больше ни слова, он вышел из кабинета. Остальным ничего не осталось, кроме как последовать его примеру.

- Итак, с чего же начать? – скорее себя, чем кого-то еще, спросил мистер Уильямс.

Арт огляделся. Они стояли посреди небольшой, но опрятной комнаты, окнами выходившей на парк. Вновь ускользнувшее от туч солнце заливало ее мягким светом: теплым, приятным. Хотел бы Арт, чтобы и у него на душе было так же светло и ясно. На душе, или хоть - перед глазами.

- Так с чего? – повторил мистер Уильямс и огляделся.

- Да, пожалуй, вот с этого, - подойдя к занимавшему четверть комнаты письменному столу, выдвинул он верхнюю полку.

Сэр Бартоломью поджал губы: творившееся в доме друга, равно, как творившееся с самим другом, было ему явно не по душе.

Стоявший рядом с банкиром Джеймс выглядел, пусть и несколько бледным, но, в целом, спокойным. Затем лицо его переменилось. Краска отхлынула от щек. Удивление во взгляде отчаянно боролось с неверием. Такие эмоции Арту уже довелось наблюдать в этот день.

Десять минут назад. В кабинете.

Подойдя ближе, он заглянул внутрь стола - и присвистнул.

Средь обычного содержимого полки, как то: бумаг и различного рода принадлежностей для письма и магической передачи посланий, лежала бархатная коробочка - неплотно закрытая поскольку содержимое явно превышало ее вместимость.

Торжествующе вскрикнув, мистер Уильямс поднял крышку...

Издав полный изумления, смешанного с отчаянием, вопль, Джеймс отшатнулся.

На темном бархате, посверкивая изумрудами, лежал злосчастный гарнитур: брошь, колье, серьги, перстень и браслет леди Хакстебл – первой красавицы своей эпохи.

За спиной у супруга едва слышно ахнула Элен Уильямс.

- Ну-с, и что вы на это скажете, молодой человек?

Весь белый от ярости, повернулся к серому от шока Джеймсу мистер Уильямс.

- А впрочем, что тут говорить, - со злостью махнул он рукой. – Все ведь и так ясно. Подумать только! После всего, что мы с Элен для вас сделали! Когда вы, сирота, без гроша за душой, явились к нам в дом... Лишь тот факт, что вы некогда находились на попечении родных Элен, заставил меня дать вам место. И чем же вы отплатили нам за доброту?

Он с возмущением фыркнул.

- Что ж, господа. Как ни досадно, но думаю, следует все-таки вызвать полицию. Вы все сможете подтвердить, что...

- Постойте, - резко оборвал Арт тираду банкира.

Губы его сжались в тонкую ниточку, взгляд как магнитом притягивало содержимое коробочки.

- Помимо того, что арест вашего секретаря в вашем же доме уж непременно доставит вам именно те неприятности, коих вы так желаете избежать, вынужден несколько остудить ваш пыл... Боюсь, это – не совсем те предметы, пропажа которых привела меня к вам. Точней даже – вовсе не те.

- То есть как это – не те?! – не веря своим ушам, воскликнул Джордж Уильямс. – Я приобрел гарнитур четверть века назад. Вы же могли его видеть лишь в справочниках да в газетах. Уж не хотите ли вы сказать, что скорей и вернее, чем я, в состоянии его опознать?

- О нет, что вы, - небрежным взмахом руки отмел инсинуации л’лар. – Такого я не осмелился бы утверждать ни при каких обстоятельствах. Просто, боюсь, вас пытаются – хм - ввести в заблуждение. В заблуждение, никак не рассчитанное на то, что вы надумаете пригласить обладающего Особым зрением л’лара. Чрезвычайно самонадеянная попытка, на мой взгляд.

Сэр Бартоломью с любопытством взглянул на приятеля.

- Помнится, ты не считал прежде целесообразным сообщать всем и каждому о твоих способностях, Арт. С чего вдруг решил переменить мнение?

- Ну, я надеюсь, что дальше этой комнаты сведения не пойдут, - пожал тот плечами. - А сообщить об этом я посчитал нужным, так как ясно вижу, что перед нами фальшивка.

- Что?! – с шумом выдохнул сэр Бартоломью.

Джордж Уильямс отшатнулся от коробочки, как если б та вдруг обернулась змеей:

- Докажите.

- Пожалуйста.

Крис встал рядом с Артом: недавно наставник, обнаружив у него соответствующие задатки, уже показывал ему данное заклинание, но понаблюдать лишний раз никогда не мешало.

Обратив кольцо в палочку, Арт навел ее на объект, и шепотом произнес заклинание.

Тонкая золотисто-жемчужная нить, протянувшись от палочки к гарнитуру, густо его оплела – и спустя миг осыпалась пылью.

Миссис Уильямс ахнула.

На темно-зеленом бархате лежали дешевые стеклянные бусы. Три штуки.

Презрительно хмыкнув, Арт обратил палочку назад в кольцо.

- Ну и ну, - громко прокашлялся сэр Бартоломью.

Джеймс оттянул ворот рубашки, так, будто ему стало дурно. Стоявший напротив него Джордж Уильямс выглядел не многим лучше.

- О Эстар, - опершись о стол, прохрипел он. – Но, если это не Джеймс - где тогда гарнитур? И кто, духи его побери, похититель?!

Он бросил хмурый взгляд на секретаря.

- Хотя, я все еще до конца не уверен, что кража – не дело рук этого парня. Как знать, куда мог он спрятать украденное?

«Ага. И подбросить себе же фальшивку. Причем - туда, где ее так легко отыскать. Да, к тому ж, плюс – купюры в кармане...»

Арт покачал головой.

- Вот это-то, сэр, я и намерен выяснить, - сказал он, и обернулся к секретарю и стоявшему рядом с ним сэру Бартоломью. – Джеймс, я настоятельно прошу вас никуда не отлучаться из комнаты до тех пор, пока я не сниму этого требования. Барт, я очень прошу тебя составить ему компанию. Глаз с него не спускай. И – не позволяй кому-либо входить сюда после того, как мы выйдем. Опять же, до моего возвращения. Боюсь, мы имеем дело с магией, пусть и не высшей пробы. Следует соблюдать осторожность.

Наклонившись к самому уху приятеля, он произнес несколько слов, по которым тот сможет его опознать. Сэр Бартоломью кивнул. Вид у него был обеспокоенный, но решительный.

- Крис, - подозвал он ученика. – Будь добр, спустись вниз и поговори с мистрис Хопкинс, а после – с Фредом и Фрэнком. Так, как я тебя учил – помнишь? И будь добр, попроси Джеффри Сомса подняться в гостиную через - ну, скажем, - четверть часа. С ним я еще не беседовал. А побеседовать – надо.

Достав из кармана блокнот, л’лар сделал несколько записей, и протянул его Крису.

- Вот эти вопросы интересуют меня в первую очередь. Записывай все ответы, как бы странно или нелепо они ни звучали, понятно?

Крис кивнул и стрелою умчался вниз, выполнять поручение.

Арт вновь обернулся к чете.

- Я бы хотел еще раз осмотреть кабинет, - сказал он. – А затем, думаю, будет лучше вернуться в гостиную. Я бы хотел задать вам и мистеру Сомсу еще два-три вопроса. Надеюсь, они помогут скорее раскрыть это дело.

«А может, запутают его еще больше, как знать», - не очень оптимистично закончил он мысль, но, взглянув на бледные лица супругов, не стал завершать ее вслух.


* * *
Крис смотрел прямо в журнал, но не видел ни строчки.

Минуло три часа с тех пор, как он вернулся из дома Уильямсов. И вот уже более двух часов, как наставник, прочитав принесенные им записи, а затем - коротко переговорив по кристаллу с маэстро Кантини из «Ла Фрэска», а также - со старшим инспектором Уолтерсом из Управления полиции Уэстборна, покинул дом. Ушел, оставив ученика мучиться ожиданием, - и прямо-таки изнывать от бездействия.



Почти бездействия. Несколько раз переговорный кристалл в гостиной требовал от него подойти и ответить на очередной звонок. Да только что это были за разговоры!..

«...Будьте добры, передайте мистеру Синклеру, что мы связались с отделением в Вондерер-крик и их окончательный ответ: да. Сведения полностью подтвердились. Человек, приходивший в один из ломбардов на Корнер-стрит - именно то лицо, о котором он спрашивал. Показания владельца ломбарда будут доставлены мистеру Синклеру в течение часа...»

«...Вы – Кристофер, ученик мистера Синклера, верно? Вас беспокоят из колледжа Стэнтона. Пожалуйста, передайте наставнику, что затребованные им выписки будут доставлены ему в течение получаса».

Связь разъединилась – но, впрочем, кристалл тут же зазвонил снова.

«Я говорю с Кристофером Харви, верно?..»

С Кристофером Харви, да. Но вот толку-то Крису с того, что вы с ним говорите! Что, ну что можно было понять из подобных бесед?

Не обладая известными наставнику данными - решительно ничего.

Несколько раз прихожую оглашал перезвон, сообщавший о приходе очередного курьера с конвертом «для мистера Синклера».

Для наставника. Не для ученика.

Конверты множились, подстегивая и без того сильное любопытство мальчишки. Звонки тоже не прекращались.

Эх, если б только он знал хоть немного побольше! Глядишь, в голове и возникла бы сколь-нибудь правдоподобная версия – однако нет. Арт, явно «немного побольше» знавший, с Крисом добытыми сведениями не поделился.

Такого никогда не было прежде.

- «Времени у нас в обрез, Крис. Имей терпение», - только и бросил он, выходя за порог, и оставляя ученика принимать непонятные звонки и запечатанные то просто клеем, то разной степени сложности заклинаниями конверты с письмами.

«Имей терпение».

Легко сказать! А впрочем – что еще-то ему оставалось?

А ведь мистер Синклер явно до чего-то додумался! Где-то за полчаса до ухода, во время чтения принесенных учеником записей. Крис вспомнил выражение лица наставника. Как вдруг то на миг изменилось, как промелькнуло в глазах торжество... Триумф человека, нашедшего, наконец, среди фальшивых ключей настоящий.

Крис нахмурился. Когда же это произошло...

Ах, ну конечно!

Отлично запомнив, на каком из листов чьи ответы записывал, Крис готов был поклясться: в первый раз ликование сложившего еще часть паззла любителя головоломок мелькнуло в глазах наставника в тот момент, когда он прочел рассказ мистрис Хопкинс, а во второй – когда просматривал ответы Фрэнка и Фреда.

Что за ключ отыскал в этих ответах наставник? Какие выводы смог он сделать из рассказов об утреннем споре двух Сомсов, а также – о том, сколь прохладно общались Джеймс с Мэйбл, уезжая в театр и – каким взглядом смотрела им вслед стоявшая у окна гостиной Элен Уильямс? Как ни старался, Крис не в силах был ухватить найденную наставником нить.


Он так задумался, что не заметил, как глотнул слишком много какао. Напиток был прислан мистрис Хейз минут пять назад, так что боль обожженного языка вмиг вернула ученика л’лара на землю.

Произнеся про себя пару не одобряемых в приличном обществе слов, и отложив так и не вдохновивший на чтение журнал, Крис обернулся и бросил косой взгляд на поднос с конвертами.

Искушение было большим, и совладать с ним являлось еще той задачкой.

Что ж, лишний раз потренировать силу воли тоже будет не лишним.

С силой воли у него явно складывалось куда хуже, чем с заклинаниями. Спустя всего четверть часа, он готов был признать, что в очередной раз с треском провалил тренировку, когда его спас донесшийся сверху шум спора.

Крис с удивлением навострил уши. Это было необычно! Столь же, сколь было бы, например, появление в доме «8» по Марч-стрит семьи чаньских слоников.

Письма были благополучно забыты. Донельзя заинтригованный, Крис покинул гостиную и осторожно, на цыпочках поднялся в мансарду.
Пара домовиков исправно следила за домом. Нигде не было и намека на пыль, ни одна из ступенек не скрипнула под ногами. Бесшумной тенью Крис скользнул к ведшей в мансарду двери.

Та была настежь распахнута: похоже, в пылу спора мастер и ученик попросту позабыли, что их может кто-то услышать. А то - и увидеть. Никем не замеченный, Крис спрятался за этим укрытием и осторожно заглянул внутрь.


- Но, мастер Онк’кши... - взглядом побитой собаки глядя на домовика, скулил долгоух.

- Не пори чушь, Эн, - напустился на ученика порядком, похоже, уставший уже от нытья Так’ш Онк’кши. - Чтобы взлететь, нам с тобой не нужны ни дурацкие крылья, как птицам, ни хитроумные заклинания, как людям. Вообще не нужны, тебе ясно? Пойми: не крылья и не заклинанья дают нам возможность парить, нет. Главное - чтобы полет был внутри. В твоей душе. В твоем сердце... Да как же тебе, наконец, объяснить!

Мастер взмахнул рукой.

Пара сияющих, словно сотканных из самого света веревок, слетев из-под потолка, мгновенно опутала крылья Эна. Тот жалобно взвизгнул.

- Ну-ка, дай-ка мне руку, - не обращая внимания на писк долгоуха велел домовик.

- Отлично. А теперь - вверх!

Они взмыли под потолок. Потолок в мансарде был высоким, так что падение, случись что, обещало быть крайне болезненным.

- Поверь, ты готов больше не полагаться на крылья, - лицо мастера оставалось серьезным, но в глубине больших, обрамленных частою сеткой морщинок глаз лучилась улыбка.

- Мастер Онк’кши, нет! - побледнев, отчаянно замотал головой Эн. – Простите, но... боюсь, вы ошибаетесь, мастер.

- Ой ли? – лукаво улыбнулся домовик. – Ты так в этом уверен? Взгляни: я тебя не держу - и достаточно долго. Ты бы давно уже рухнул, что куль с песком, если б зависел от крыльев. Но ты не рухнул. Так что - и теперь станешь ныть, будто ты не готов?

- Что?! – взвизгнув так, будто бы у него под ногами разверзлась сама Великая бездна, долгоух дернулся, и начал падать...

И падать...

Неверие Эна в свои силы было большим, так что падение было стремительным.
Крис так и замер от ужаса.

Больше всего на свете ему хотелось ворваться в комнату, чтобы помочь, удержать, подхватить, но он вдруг обнаружил, что ноги ему больше не подчиняются.

Это было и странно, и страшно. Все существо его рвалось в мансарду, однако на тело как будто заклятие Оледенения наложили: его сковало по рукам и ногам, которые словно бы приросли к полу.

Словно бы - или и впрямь?

Не в силах пошевелить головой, Крис поднял взгляд к потолку.
Мастер Онк’кши парил там же, где и до того, ни взглядом, ни жестом не давая понять, что как-то причастен к произошедшему, и тем не менее Крис чувствовал, что не ошибся.

«Зачем? Для чего? Он же так разобьется... Неужто какое-то – да хоть какое! - умение стоит подобных уроков?!»

Отчаяние поднялось такой волной, что он чудом не захлебнулся. Стиснув зубы так, что побелели скулы, ученик л’лара смотрел, как нелепо загребающий руками-веточками долгоух, подобно испуганному птенцу, падал – все ниже и ниже...

- Эн! – грозно окликнул ученика с высоты домовик. – А ну, брось эти глупости и возвращайся назад! Сейчас же, ты понял? С чего ты взял, что тебе не достает сил парить? Потому лишь, что вбил себе в голову, что ты еще не готов? И что - ты готов расшибиться в лепешку, лишь бы доказать это?

Уж не известно что – окрик ли мастера, или страх перед скорым и неизбежным паденьем сыграли тут большую роль, но падение малость замедлилось. Отчаянно взмахнув руками, Эн дернулся раз, другой – и. наконец, замер в воздухе. Пусть и комично, застыв вверх ногами, но все же повис в полуметре от пола, громко сопя, дрожа и роняя на устилавший пол ковер крупные, точно роса, капли пота.

Медленно, словно не до конца еще веря, что все обошлось, он перевернулся и наконец замер в куда более подходящей ученику мастера Онк’кши позе.

Под потолком старый хранитель дома «8» по Марч-стрит с облегчением выдохнул:

- Что ж, Эн - теперь, когда ты прекратил делать и говорить ерунду, давай-ка попробуем пару несложных приемов.


Разинув рот, Крис, словно завороженный смотрел, как мастер и долгоух парят меж стропил: грациозные, подобные паре больших птиц, танцующих с воздухом. Поначалу движения Эна были чуть скованными, но, постепенно приобрели легкость и плавность полета учителя. Совершив пируэт, долгоух ласточкой пролетел меж стропилами, а мгновением позже...
Глаза Криса расширились от изумления.

Мощный порыв ветра, подхватив его, оторвал от паркета.

Время застыло, но спустя миг, пусть и сильно замедленно, вновь потекло, словно несущая свои воды к морю река. Крис едва ли не кожей чувствовал, как оно струится вокруг и сквозь него, уходя в бесконечность.

Были и другие течения.

Ученик л’лара с испуганным изумлением впервые взглянувшего на мир младенца огляделся по сторонам.

Коридор и казавшаяся ему прежде пустой и унылой мансарда были полны потоков стихий.



Коричневые, с насыщенно-изумрудными, словно зелень травы и деревьев, вкраплениями, потоки Земли;

Синие и серебристые, словно бескрайнее небо или вода в горном ручье, реки Воды и Воздуха;

Подобные лаве или костру в ночи, оранжево-золотые ручьи Огня...

Потоки неспешно текли сквозь все вокруг, пронизываемые ослепительным бело-жемчужным светом.

Сиянием Эстар Люминнэ.

Крис почувствовал, как по спине у него побежали мурашки: он понял, что в первый раз видит дом и живых существ Особым зрением.

«Тем же, которым может видеть все вокруг и мистер Синклер».

И это было... чудесно.


Миг спустя он вновь коснулся ногами паркета. Сиянье померкло, стало едва различимым, а вскоре и вовсе пропало. Миг чуда кончился. Мансарду вновь заливал только солнечный свет.

Ученик л’лара чуть не застонал от досады. Вернуться к обычному зрению после того, как смотрел на мир Особым - это было, как вернуться к двумерному, черно-белому виденью после цветного, объемного!

Что-то легкое, серебристое, с тихим шуршанием спикировав сверху, парою листьев упало на пол.

Крис присмотрелся – и ахнул.

На полу, у окна, переливаясь в лучах осеннего солнца, лежали полупрозрачные крылья.
* * *
Крис и не помнил уже, когда он в последний раз так ковырялся в тарелке. Приключившееся наверху занимало все мысли, лишая не дававшего до сих пор повода жаловаться на себя аппетита.

И, тем не менее, он почти прикончил успевший уже основательно остыть ланч, когда внизу хлопнула дверь.

- Благодарю, мистрис Хейз, только кофе и булочку, - послышался знакомый голос.

Сердце Криса пустилось в галоп.

Мистер Синклер вернулся! Отлично. Теперь-то уж точно найдется какое-нибудь поручение и для него. А поручения наставника – это всегда интересно. Ну, почти всегда. По крайней мере – по большей части.4 В любом случае, уж сегодня-то все они просто обязаны быть интересными – и очень важными.

Ну, или хоть интересными, и то хлеб.


Происшедшее в мансарде вмиг вылетело у Криса из головы. В два глотка допив порядком остывший какао, он наскоро вытер губы салфеткой.

Как раз вовремя.

- Крис, - войдя в гостиную, рассеянно кивнул мистер Синклер. – Ну как, было что-нибудь в мое отсутствие?

Улыбнувшись в ответ, Крис слово в слово пересказал содержание звонков. Впрочем, как он и догадывался, смысл этих односторонних бесед ускользнул лишь от него, наставнику же, напротив, все было понятно с полслова.

- Прекрасно, прекрасно! - довольно потер он руки, и, взяв с журнального столика письма, углубился в чтение.

Приготовившийся уже вскочить из-за стола, дабы тотчас отправиться по какому-то крайне ответственному – ну, или хоть интересному - поручению, Крис несколько приуныл.

- Будет, будет и для тебя дело, - заметив разочарование ученика, рассеянно подбодрил его наставник и, глотнув прибывшего с кухни на подносе кофе, вскрыл последний конверт.

Заинтересовавшись, Крис принялся разглядывать любопытную корреспонденцию.

Та и вправду заслуживала внимания. Хотя бы – разнообразием штампов и адресов.

Первым на стол опустилось письмо из «Ла Фрэска». Даже если бы на бумаге не стояло названия театра, Крис наверняка бы узнал легкий, летящий почерк маэстро Кантини.

Затем компанию ему составила справка из Управления полиции. И тут почерк ученику был знаком. Старший инспектор Уолтерс, давний знакомый Арта, похоже, и на этот раз не отказал ему в помощи.

Далее на столе разместились: выписка из досье колледжа Стэнтона. Приятно хрустящее дорогой бумагой письмо от сэра Роберта Коулмана, проживавшего там-то и там-то. Куда менее дорогая бумага со штампом все того же управления полиции Уэстборна: стенограмма проведенных при помощи кристалла переговоров с управлением полиции Вондерер-крика. Пара выписок из документов, помеченная штампом «Регистрационная служба №15, Уэстборн, Вул-стрит, 8». И, в довершение всего - несколько листков со сделанными рукой Арта записями, подписанными кем-то, чьи имена ни о чем Крису не говорили.

Разложив бумаги перед собой в неком, ему лишь понятном порядке, Арт в задумчивости оглядел получившееся, затем – поменял мыслеприказом бумаги местами и, опустив подбородок на руки, задумался.

Крис, боясь пошевелиться, дабы не потревожить наставника, замер на стуле.

Мистер Синклер вздохнул, еще несколько раз поменял все, окинул взором получившуюся картину – и, явно не удовлетворенный результатом, поменял все еще раз.

И еще...

И еще...

- Ну, вот это уже хоть на что-то похоже, - наконец с удовлетворением хмыкнул он. – Полагаю, с одною все ясно. Только бы я не ошибся с другим... Впрочем, на этот случай легко предпринять меры. Сколько сейчас на часах? – вынырнув из размышлений, спросил он.

- Без пяти семь, сэр, - не без удивления ответил Крис: впервые на его памяти наставник так погрузился в дела, что забыл не только о времени, как таковом, но и о том, что часы - у него прямо перед глазами.

- Без пяти? Это хорошо, – довольно кивнул Арт. – Это очень даже хорошо, Крис.

Ученик только плечами пожал: чего хорошего в том, что сейчас – именно без пяти семь, а не шесть или семь тридцать, он не улавливал.

Судя по довольной улыбке и блеску в глазах, наставник явно распутал шараду со стыренными драгоценностями какой-то давно почившей в бозе старой леди. И это было хорошо. Замечательно. Здорово! Но было бы без сомнения еще лучше, если бы он пожелал поделился своими выводами с учеником!

Солнце, часа на три бросившее свои прятки, снова укрылось за тучкой; на этот раз – маленькой.

- Сэр... - он неловко заерзал на стуле.

- Да, Крис? – глотнув успевшего за это время остыть кофе, поднял на него взгляд Арт.

- Простите, сэр – но я, по правде сказать, до сих пор ничегошеньки не понимаю. Даром, что тоже был в доме Уильямсов, и видел и слышал едва ли не все, что и вы. Вы, судя по всему, вышли на некий след. Прежде вы, помнится, всегда делились своими догадками, полагая это частью моего обучения. Не желаете ли последовать данному правилу и сейчас?

Арт пристально поглядел на ученика.

Нарочито, почти что выспренне, вежливый по своей форме вопрос был задан самым невинным и даже несколько безразличным тоном, однако столь явной уловкой его было не обмануть.

- Ах вот оно что, - покачал он головой. – Ты еще не догадался, где надо копать. Хотя, это и неудивительно: ты ведь не знаешь всех фактов... Что ж - если хочешь, взгляни на бумаги – а там поглядим, будут ли еще нужны объяснения, или верный ответ сам придет тебе в голову.

Во взгляде Арта мелькнула улыбка:

– Ты посмотри - а я пока сделаю один очень срочный звонок. Нашему старому другу Уолтерсу. Надеюсь, что он еще не ушел в паб, сидеть там в обнимку со скукой. Если я не ошибся и правильно разгадал этот ребус – а ничто не свидетельствует, что я где-то «запутал клубок» - помощь лишней не будет.

И вновь вышло солнце.


* * *
Старший инспектор управления полиции Уэстборна Крейг Уолтерс поставил на стол опустевшую кофейную чашку, раскурил сигару, пустил к потолку кольцо дыма – и, откинувшись в кресле, принялся наблюдать за полетом.

По правде сказать, он мог плюнуть на все, и уйти: лишь вчера, с успехом раскрыв одно сложное и щекотливое дело, он имел право, (равно, как и недвусмысленный приказ начальства), немного расслабиться. Вот только куда ему было идти? В паб? Или – в пустую квартиру, маяться от одиночества?

Инспектор вздохнул – и пустил к потолку второе кольцо, догонять первое.

Нет, ни то, ни другое его не прельщало.


Да и зачем вообще уходить? За годы службы кабинет стал для него куда родней места, что он называл домом.

Мчавшиеся наперегонки кольца, достигли, в конце концов, потолка – аккурат там, где, устав изучать сто раз изученный уже угол, маялась от скуки муха. Раздраженно взмахнув крылышками, насекомое нехотя оторвалось от насиженного места и переместилось в другое, проверять качество побелки там.

Подавив зевок, Уолтерс бросил взгляд за окно.

Солнце с луной, словно устав играть в длящуюся уже вечность игру: «Догони меня», чуть замедлили ход.

Инспектор хмыкнул:

«Неужто пара светил решила чуток пообщаться? Посплетничать?»

Этакий дружеский обмен данными.

А что же, дельная мысль! Пожалуй, он тоже бы не отказался сейчас от компании. По-настоящему славной компании. Например, общество Арта Синклера бы ему подошло, но - увы! Тот, как назло, был по уши в очередном деле.

Без особого энтузиазма добавив к паре колец третье, он затушил сигару и только начал было с наслаждением потягиваться, когда кабинет огласил перезвон.

Уолтерс нахмурился: кто бы ни пытался связаться с ним в этот час, этот кто-то был явно не в курсе сегодняшних изменений в его расписании. Или...

- Да, Брайан? - отрывисто бросил он в трубку5.

Затем выражение его лица изменилось.

- Арт?! – определенно решив, что ослышался, переспросил он.

На другом конце трубки ответили – и по мере того, как говорил отвечающий, удивление, все верней отступая, наконец напрочь покинуло мистера Уолтерса, уступив место знакомому азарту напавшей на след лисы гончей.

* * *
Стрелка часов, неуверенно дернувшись, переместилась на четверть восьмого, когда, завершив разговор, Арт положил трубку и вновь обернулся к ученику.

- Крис?


Ученик поднял взгляд от бумаг. Это казалось невероятным, однако - все было так просто. И просто, и ясно – теперь, когда он ознакомился с корреспонденцией, только вот...

Только вот Арт нашел верную нить еще до того, как прочел письма, в то время как он-то сам!

Эх...

А впрочем, на то ведь Арт Синклер ему и наставник, а он, Кристофер – ученик.



И вообще, если сам Гений Гвидо6 – и тот иной раз ошибается, что говорить о других!

Утешившись этой мыслью, Крис несколько воспрял духом.

- Да, сэр?

- Сейчас самый неподходящий момент, чтоб парить в облаках, Крис, - заметив, как отстраненно глядит на него ученик, попенял тому Арт. - Времени у нас мало – а сделать надо порядочно. Ты, помнится, жаждал активных действий и поручений – причем, чем важнее, тем лучше? Так вот, я хочу дать тебе одно, очень ответственное. Прошу исполнить его в точности, как я скажу, ясно?

- Да, сэр!

Крис просиял. Вот оно! Ну наконец-то! Похоже, что время искать и планировать кончилось.

Пришло время действовать.
* * *

- Итак, могу я узнать, для чего же меня пригласили? – огласил прихожую бас оторванного от репетиции маэстро Кантини.

- Не имею представления, сэр, - ответствовал тенор дворецкого. – Но полагаю, что мистер Синклер, когда он появится, прояснит для вас этот вопрос.

- Ах вот оно что! Мистер Синклер, - понимающе протянул маэстро. – Да... Мне бы сразу сообразить - после того, как он заезжал к нам сегодня. Плюс еще - столь необычная просьба... Но почему женский голос? Ах, ну конечно же! - Маэстро с досадой хлопнул себя по лбу. – Мистрис Хейз, это наверняка была мистрис Хейз! Подумать только, как же порою кристаллы меняют голос!

Он с удивлением покачал головой; в глазах его искрились смешинки.

- Ну, если Арт устраивает это собрание, то оно точно необходимо. И, к тому же, имеет все шансы стать чем-то весьма... любопытным, - усмехнулся он, и, поднявшись следом за Сомсом по лестнице, вошел в гостиную.

Прихожую вновь огласил перезвон.

Оставив гостя в обществе уже собравшихся, дворецкий спустился вниз.


- Итак, может, вы все-таки объясните, к чему это собрание, сэр? – голос Джорджа Уильямса был крайне далек от довольного.

Проигнорировав тон и вопрос, Арт окинул внимательным взглядом собравшихся.

Уильямсы. Сидят рядом, в креслах, Элен Уильямс держит руку мужа в своих, словно желая поделиться спокойствием. Правда, проблема в том, что поделиться ей нечем, поскольку спокойствие ее – напускное, а на деле переживает она куда больше супруга.

Мэйбл. Сидит рядом с отцом, серьезная – и спокойная, словно вода в тихой гавани. Такая притягательно спокойная...

Как и ее отец. Но, впрочем, дворецкий – коль он настоящий дворецкий - иным быть и не может. Точней сказать – выглядеть. Вечная маска спокойствия – кто знает, какие страсти кипят под ней...

Сидящий рядом с Бартом Джеймс. А вот тут спокойствием и не пахнет. Хоть молодой человек и старается изо всех сил держаться, но – право же, толика выдержки Сомса пришлась бы ему очень кстати.

Маэстро Кантини. Сидит с сигарой в зубах, сама вальяжность. И правда, с чего б ему нервничать? В этом действе у него не та роль, чтобы переживать хоть немного.

Отсутствуют, разве что, Фред, да еще мистрис Хопкинс с супругом – но им присутствовать и ни к чему.

Ну и, еще, нету Криса – но он появится позже, как и условлено.
Воздух в гостиной сгустился, как перед грозой. Было душно - и очень тихо. Гнетуще.

- Так соблаговолите вы что-нибудь нам объяснить, или нет? – первым не выдержав, нарушил тишину мистер Уильямс. – Вы собрали нас здесь с обещанием, что не позднее, чем в девять предъявите нам гарнитур. Так и - где же он?!

Все обернулись к л’лару.

- Успокойтесь, всему свое время, - улыбнулся тот. – До девяти еще много секунд и минут. И я намерен употребить их с пользой.

Еще раз окинув пристальным взглядом комнату, он устроился в кресле у двери.

- Итак, господа, я и впрямь собрал вас всех, чтобы вернуть на законное место пропажу. Что, конечно же, сделаю. Но сперва я бы хотел прояснить вопрос с тем, как же произошло преступление. И – обозначить виновного.

- Что? – с удивлением выдохнул мистер Уильямс. – Но ведь...

- Как почти все вы, наверное, помните, - прервал его Арт. – Я покинул этот дом в полдень. С тех пор мне пришлось проделать немалую работу – как умственную, так и физическую. Благодаря чему мне открылись прелюбопытные факты.

Арт ненадолго прервался, чтобы перевести дух. Остальные неотрывно смотрели на него, ловя каждое слово.

- Во-первых, я заехал в театр, к маэстро Кантини. Где имел ряд бесед - продолжительных, и весьма занимательных – как с самим маэстро, так и еще с рядом лиц. Во-вторых, побеседовал с хозяйкой расположенной напротив театра кондитерской. Далее – заглянул в Управление полиции, где также узнал несколько крайне значимых фактов. Затем – посетил еще одно весьма любопытное место, после - один пансион, далее – Стэнтоновский колледж, а также – некое учреждение на Вул-стрит, где ознакомился с документом преинтересного содержания. Ну, и, конечно же – много думал, в результате чего пришел к выводам, полностью подтвердившимся в беседе с присутствующим здесь мистером Джеймсом Барретом. И вот какая, в итоге, у меня нарисовалась картина.

Он обвел взглядом присутствующих. Кое-кто из них уже наверняка сожалеет, что не догадался покинуть дом поутру. Самонадеянность? Глупость? Все. Поздно уже сожалеть. Теперь – поздно.

- Итак - как можно понять, исходя как из обстоятельств кражи, так и – из того, что защищавшие сейф и сам дом заклятия повреждены не были, это – дело рук кого-то из своих. Причем, имеющих свободный доступ в кабинет и точно знающих, что именно там, в сейфе, находится гарнитур. Таких людей в доме не так уж много. Точнее, кроме самой четы Уильямсов – четверо. Джеймс, Мэйбл, Джеффри Сомс и мистрис Хопкинс. Последняя, впрочем, была мной исключена почти сразу. И вот почему. Во-первых, судя по расспросам, которые провел по моей просьбе Кристофер, она – явно не из тех людей, которых занимают подобного рода вопросы. Во-вторых, судя по все тем же расспросам, мистрис Хопкинс с шести утра хлопотала на кухне, и не поднималась выше второго этажа, где расположена столовая. Да и туда поднималась явно не на такое время, которого хватило бы, чтобы дойти до кабинета, достать гарнитур и вернуться на кухню. Крис пробовал уложиться в указанный срок. Он не смог – а ведь он-то мальчишка! И, наконец, в-третьих: мистрис Хопкинс не принадлежит к числу тех, при ком сейф оставался отрытым. Разве что, иногда. Крайне редко. И – не в последние дни. То же, впрочем, относится и к вам, Сомс, - бросил он взгляд на дворецкого. – Чего нельзя, однако, сказать о вашей дочери, Мэйбл, а также – о секретаре, Джеймсе. Том, кто утром видел...

Арт выдержал паузу. Двое из присутствующих побледнели: едва заметно.

Правильная реакция.

- Кто видел, как один, очень ему дорогой человек, отпирает сейф, который на самом-то деле никто запереть не забыл, и передает гарнитур другому – тому, кого менее, чем год назад он по праву считал своим другом. Видел, но промолчал, боясь разрушить счастье того, кто ему очень дорог.

- Счастье? О Эстар, о чем вы?! – изумленно спросил мистер Уильямс, однако ответа от Арта ему не потребовалось.

- Пожалуй, и правда, довольно уже скрывать, - вздохнула Элен Уильямс, и, поднявшись с кресла, подошла к Джеймсу. – От этого только проблемы – и горести.



Достарыңызбен бөлісу:
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   10


©kzref.org 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет