Тополек мой Драма в двух действиях Рустам Ишмуратов



жүктеу 333.28 Kb.
Дата03.05.2019
өлшемі333.28 Kb.

Тополек мой...

Драма в двух действиях



Рустам Ишмуратов

Казань,


ishmuratovr@mail.ru


Действующие лица:

Рашида Зиганшина (46 лет) – актриса,


Ташходжа Ходжаев – режиссер из Ташкента,
Наиля Гаряева (Асель) -  актриса,
Шахсенем Асфандиярова (Хадича) – актриса,
Ринат Тазетдинов (Ильяс) – актер,
Шаукат Биктемиров (Байтемир) – актер,

Галима Ибрагимова - актриса,

Рафкат Бикчентаев – актер, режиссер

Азхар Абдуллин - музыкант, муж Рашиды Зиганшиной,


Мингали Исламович Надрюков (55 лет) - актер, парторг театра,
Вакиль Закиров - актер, профорг театра,
Тутаев Мунавир Закирович - секретарь обкома КПCС по идеологии,
Нагима-ханум – мать Рашиды Зиганшиной,
Наиль Аюпов – актер,
Хусаин Ибрагимович Уразиков (70 лет) – режиссер, актер,
Ширьяздан Мухаметзянович Сарымсаков – режиссер,
Сабитов И.Х. – директор театра,
Михайлов Александр Семенович – главный режиссер театра,
Салимжанов Марсель Хакимович – главный режиссер театра,
Работники цехов театра, 
Московский критик,
Зрители, поклонники, почитатели,

Пролог
Г о л о с. Рашиде Зиганшиной, Народной артистке Татарстана и России посвящается.

Звучат музыкальные вариации на тему песни «Эдрэн дингез» (Адриатическое море). Музыка Салиха Сайдашева, слова Тази Гиззата.

Г о л о с. История подобная этой, периодически случается в разных театрах.

Занавес открывается.

На сцене декорации спектакля “Тополек мой в красной косынке” постановки 1966 года. Посередине сцены дорога, уходящая вверх. Справа и слева,  периодически затемняемые, появляются фрагменты мест действия. Декорации проходят по всему спектаклю. Все переходы артистов совершаются открыто из затемненных участков сцены в освещенную часть в момент световых и музыкальных проигрышей между эпизодами. 

Играет мажорная татарская музыка, возможно – Салиха Сайдашева «Марш Красной армии». На дороге двое. Идут вверх несколько шагов. Останавливаются, поворачиваются к зрителю.



О н а. В 2016 году нашему театру исполнилось 110 лет. Театр движется от успеха к успеху. Народ любит его!

О н. Театру 110 лет! Пожелаем его коллективу полных залов восторженных зрителей, несмолкаемых аплодисментов и криков «браво»!



Звучат аплодисменты, крики «браво».

Занавес закрывается.

Перед занавесом справа налево выходят пожилой мужчина с красным буклетом в руках и девушка. 

О н а. Папа, ты слышал, как публика приветствует наш театр. Ура! Ура! (Кружится).

О н. Слышал, дочка, слышал. И рад за наш театр. Я расскажу тебе одну историю из жизни театра. История эта об актрисе Рашиде Зиганшиной! 


О н а (останавливаясь). А кто такая Рашида Зиганшина?


О н. Эх, красавица! Рашида Зиганшина - это комсомолка в красной косынке! 


О н а. Расскажи о ней. Это интересно.


О н. Тогда слушай. Я расскажу один эпизод из ее жизни.



Уходят.

Действие первое.

Пауза световая, музыкальная. 

Звучат музыкальные вариации на тему песни «Эдрэн дингез» (Адриатическое море).

Г о л о с. 2017 год, мы отмечаем 100-летие актрисы, Рашиды Зиганшиной.

Г о л о с. (Читает отрывок стиха «Алсу». Хади Такташ, 1929, перевод с татарского Леонид Мартынов).

И кажется, что без труда
Ей все на свете удается,
Как будто юности заре
Вовек померкнуть не придется.
Она, сама себе хозяйка,
Такою кажется прелестной недотрогою
И так строга,
Но присмотритесь ближе —
Окажется, что вовсе и не строгая.

Пауза.

Г о л о с. Начало 1964 года.

Звучит музыка, татарская мелодия тех лет в исполнении Зифы Басыровой (Агидел буйлары), или Фариды Кудашевой. Перебивается песней: «Опять от меня сбежала последняя электричка. И я по шпалам, опять по шпалам,  иду-у-у-у-у». 

Перед занавесом справа налево проходят мужчина и женщина средних лет.



О н а. И как тебе спектакль? Почему-то я не в восторге!

О н. Да! Уже несколько лет что-то происходит с нашим театром. Актеры те же. Вроде и директора, и главного режиссера поставили новых, а зрителя нет. Пол зала не набирается. Говорят что...


О н а. И что говорят? Это очень интересно!



Уходят.

Проходит вторая пара.



О н. Полный провал! Я слышал, что нынче летом театр едет в Москву! Что они там собираются показывать?! 

О н а. Да слышала я это, дорогой.  В театр недавно приезжали московские критики и забраковали все спектакли. Представляешь! Летние гастроли в Москву могут не состоятся! 


Он. Все-то ты знаешь, дорогая.



Уходят.

Проходит третья пара.



О н а. А говорили, что наш театр очень хорош. Мне совершенно не понравился спектакль. Нет ярких, запоминающихся образов! 

О н.  Ты давно не была в нашем городе. Еще недавно театр гремел. После декады в Москве в 1957 году его наградили орденом Ленина!

 
О н а. Что-то я не слышала криков «браво»! 

Уходят.

Занавес поднимается.



Слева направо по сцене проходят двое – Шахсенем Асфандиярова, Рашида Зиганшина

А с ф а н д и я р о в а. Рашида-апа, обратила внимание - зрителей меньше половины зала. Мы так стараемся, а они не реагируют. Нет контакта. И пьеса называется «Враги». Это что, о нас, что ли, пьеса?
  
Входит в образ.

А с ф а н д и я р о в а. (Татьяна) – Клеопатра Петровна! Довольно!

З и г а н ш и н а. (Клеопатра) - Я не говорю с вами, нет!



Выходят из образов. Смеются.

З и г а н ш и н а. Шахсенем, умница, зла на это не хватает. Не надо было вообще браться за этот спектакль. Его ставили еще до войны, в 1936 году. Я только пришла в театр. Совсем девчонкой. Мне поручили роль Нади. Пьеса тогда тоже не пошла. И дело не в том, что это  советская пьеса  или русская. В постановке нет современного прочтения,  она не привлекает нашего зрителя, не трогает сердце.

А с ф а н д и я р о в а. А последнее распоряжение директора - если продано двадцать пять билетов спектакль должен состояться? Когда-нибудь над нами смеяться будут! Эх, душа болит за наш театр!


З и г а н ш и н а. А что? Пойду к директору и все ему выскажу! (Шутливо, с татарским акцентом напевает слова из песни фильма «Девушка с характером»).  


У меня такой «карахтер», 
Ты со мною не шути!

Уходят.

Затемнение. Световой и музыкальный проигрыш. Повторяется после каждого эпизода.



Г о л о с. Кабинет директора театра.

Слева фрагмент кабинета директора театра. Окно зашторено.  
За столом директора сидит Сабитов И.Х. - директор.
За приставным столом сидят Михайлов Александр Семенович - главный  режиссер.
Напротив него: Зиганшина Рашида – актриса. 
Закиров Вакиль – актер.

З и г а н ш и н а. Уважаемые руководители. После долгих колебаний мы с Вакилем Закировичем пришли к вам поделиться своим беспокойством. Не буду говорить о причинах, остановлюсь на результатах: в зале нет зрителя, зарплата выплачивается не регулярно, у театра долги перед государством и уровень постановок не высок. Московская комиссия по отбору репертуара для летних гастролей вчера забраковала все спектакли и нам нечего показать московскому зрителю.
З а к и р о в. А ведь министерство культуры по результатам декады татарского искусства в 1957 году и по просьбе московской татарской диаспоры  разрешило нам проводить гастроли в Москве каждый год.
З и г а н ш и н а. А что мы можем предложить московскому зрителю?

С а б и т о в. Рашида ханум, послушайте меня. Мы прилагаем усилия, чтобы вывести театр из кризиса. Александр Семенович работает над новым репертуарным планом. Мы ищем новых авторов. Обращаемся к советской классике. Ставим мелодраму эстонского драматурга Эйно Альта «Слепой». И потом, есть объективные причины снижения посещаемости театров. Цветное кино, например. Фильмы  «Девчата», «Полосатый рейс»,  имеют огромный успех у зрителя. В Москве открыли круговую кинопанораму на ВДНХ! А цветное телевидение! Да что я вам рассказываю!


М и х а й л о в. Знаете, Рашида Абдуллазяновна. В Московском театре драмы и комедии, тоже пустые залы!



Зиганшина встает, отодвигает стул.

З и г а н ш и н а. Это говорите вы, руководители театра, мне актрисе? Все это отговорки! Театр как был, так и останется! Я участвую в дублировании фильмов на татарский язык и знаю специфику кино. И кино и телевизор будут развиваться, но театр останется! Потому что мы общаемся со зрителем глаза в глаза! И нет ничего дороже этого единения. Это трудно, но возможно! Полупустые залы вы называете усилиями? В жизни театра уже несколько лет идет творческий спад. Вы руководите театром третий год.

З а к и р о в. Вы поддержали Рашиду Зиганшину при выборах в партком и меня при выборах в профком.  Мы, засучив рукава, вместе с вами взялись за работу. Коллектив поверил всем нам, но мы топчемся на месте!

 
З и г а н ш и н а. Я не вижу огня в глазах артистов. Но главное - я не вижу этого огня в ваших глазах, товарищ директор, и в ваших - товарищ главный режиссер! 

Затемнение. Световой и музыкальный проигрыш.

Справа налево по сцене проходит актриса Наиля Гараева, ее догоняет Ринат Тазетдинов.

Т а з е т д и н о в. Привет, Наиля.

Г а р а е в а. Здравствуй, Ринат.


Т а з е т д и н о в. Чему это ты так улыбаешься?


Г а р а е в а. Мне вчера дали почитать стихи Беллы Ахмадуллиной. Иду под впечатлением. Послушай:


Вот девочки - им хочется любви. 
Вот мальчики - им хочется в походы. 
В апреле изменения погоды 
Объединяют всех людей с людьми.

Т а з е т д и н о в. Молодец. Мы, когда в щепкинском училище учились, ходили в Политехнический музей на поэтические вечера слушать ее стихи. Там еще Андрей Вознесенский свои стихи читал. «Нас много. Нас может быть четверо!» Сильные стихи.

 
Г а р а е в а. О, легендарный политехнический, Маяковский, Есенин…

Т а з е т д и н о в.  Да, да! Помнишь у Есенина (напевает):


Я московский, озорной гуляка.
По всему тверскому околотку…

Г а р а е в а (подхватывает).

В переулках каждая собака
Знает мою легкую походку.

Смеются.

Г а р а е в а. Стихи это хорошо, да в нашем в театре, не все ладно.

Т а з е т д и н о в. А что ты переживаешь? Ты играешь главные роли.


Г а р а е в а. Что толку-то, если в зале нет зрителей!


Т а з е т д и н о в. Серьезный довод. Чтобы вывести театр из спада, нужна сильная личность! Ты ее видишь? (Разводит руками).



Уходят.

Затемнение. Световой и музыкальный проигрыш.



Г о л о с. Кабинет секретаря обкома КПСС.

Справа - фрагмент кабинета секретаря обкома. На стене портрет Хрущева Н.С.
Сидит у стола - Тутаев Мунавир Закирович – секретарь обкома по идеологии,
Входит Зиганшина – актриса, парторг. 

Т у т а е в. Здравствуйте, Рашида Абдуллазяновна, присаживайтесь.

З и г а н ш и н а. Здравствуйте Мунавир Закирович.



Проходит к столу, садится.

Т у т а е в.  Я пригласил Вас поговорить о театре. Театр в глубоком кризисе. Партию это не устраивает. Вчера на совещании в правительстве Вы горячо отстаивали интересы коллектива, называли причины, предлагали пути выхода из тупика. Мы все болеем за театр. Но сегодня в нем пропало дыхание времени. Зритель любит наш театр и хочет находить в нем то, что трогает струны его души. Увы, зритель отвернулся от театра. Вчера после совещания мы посоветовались, сделали некоторые оргвыводы и хотим предложить вам должность директора театра. Вы, «Ровесница Октября», комсомолка, коммунист, обаятельная женщина, парторг.  В коллективе вас уважают. Должны справиться. А мы вам поможем.


З и г а н ш и н а. Спасибо за доверие, Мунавир Закирович. Я бы всей душой взялась за дело, но ведь я всего лишь актриса. Я плачу, страдаю, радуюсь, и свои чувства могу  донести до зрителя. Но руководить коллективом - это совсем другое. Финансовый план, организация процесса, костюмы, реквизит, контроль над людьми, ремонт здания, да мало ли что… Репертуарный план, художественная политика. У меня просто не хватит знаний на все это. Извините, это не мое.


Т у т а е в. Рашида-ханум, не отказывайтесь сразу. Подумайте. Мы понимаем ваши сомнения. Но и вы поймите наш выбор. У вас редкая энергия, высокая ответственность и горение души. Это сейчас главное. Всколыхнуть коллектив, дать импульс, заряд. Посоветуйтесь с родными, близкими. Считайте это партийным поручением. И еще - подумайте, кого поставить на место секретаря парткома.


З и г а н ш и н а. Но ведь вы и предыдущему руководителю ставили эти задачи, а он не справился.  А если и я не справлюсь? 


Т у т а е в. Справитесь! Если не справитесь, вернетесь в актрисы. 


З и г а н ш и н а. Мне нужно хорошо подумать! И если я соглашусь, (пауза) у меня есть одно условие. Точнее, это мнение коллектива – необходимо снять главного режиссера. Нам нужен свой, родной, молодой, татарский, главный режиссер. Он должен глубоко знать наши традиции и при этом быть современным человеком.


Т у т а е в. Подыскать главного режиссера, задача не простая. Это должен быть состоявшийся режиссер. Его кандидатуру необходимо согласовать в министерстве культуры и утвердить в Москве. 


З и г а н ш и н а. Мы будем искать, но мое условие остается неизменным. 



Затемнение. Световой и музыкальный проигрыш.

Слева - фрагмент квартиры Зиганшиной.
За столом обедают Зиганшина, ее муж Азхар Абдуллин.

З и г а н ш и н а. Азхар, милый, вот я тебе все рассказала. Что ты на это скажешь?

А б д у л л и н. Как музыкант, скажу, что инструмент постоянно расстраивается. Нужен настройщик с камертоном. 


З и г а н ш и н а. Ты хочешь сказать, что театр подобен музыкальному инструменту?


А б д у л л и н. Да, да! А как хормейстер и дирижер театра добавлю. У театра пропала цель. Когда мы готовились к декаде в Москве в 1957 году, все были в едином порыве. Театр получил орден Ленина. Порыв исчез. Стремиться некуда. Нас любят  зрители в Татарстане, и в Москве. И все понемногу начало разлаживаться. Исчез ансамбль. Чтобы удержать его в руках требуются большие усилия или новая большая цель. У нас есть все: артисты, авторы, гримеры, монтировщики, режиссеры. Ансамбля нет! А все эти театральные интриги, они были всегда.


З и г а н ш и н а. Наверное, ты прав.


А б д у л л и н. А что касается тебя, у нас в ауле говорят: грузят на лошадь, которая везет, а ленивую на казылык (конская колбаса) отправляют. Положение в театре тяжелое. Но, даже если ты все одолеешь и поднимешь театр, об этом через несколько лет все постараются забыть. У победы много отцов. (Смеется). Но, к сожалению, у тебя нет выбора! Ты сама знаешь: театр не работа, театру служат. Иди и служи!



ВходитНагимаханум – мать Зиганшиной.

Н а г и м а  - х а н у м. Я все слышала, доченька.  Жаль, твоих сыновей нет рядом, чтобы поддержать – Рустем в армии, Рафаил строит Магнитку. Поговори со старшей сестрой Суфией. Азхар правильно говорит. Иди и служи! Отец дал тебе имя Рашида – идущая по правильному пути. Когда-то ты не послушала отца и настояла на своем, выбрала театр. Теперь держись! В народе говорят: «Дерево славится плодами, а человек – делами».

Затемнение. Световой и музыкальный проигрыш.

Справа.
Выходят из-за кулис, останавливаются 


Зиганшина и Надрюков Мингали Исламович, актер.

З и г а н ш и н а. Мингали-абый, вы фронтовик, человек с жизненным опытом, хочу с вами посоветоваться. Вы знаете обстановку сложившуюся в театре. Меня сегодня вызывали в обком. Разговаривала с секретарем по идеологии Тутаевым. Он предлагает мне должность директора театра. 

Н а д р ю к о в (подумав). Рашида, дорогая. Это большая ответственность! Руководить театром в России сложно, а национальным театром – вдвойне!


З и г а н ш и н а. А почему вдвойне?

Н а д р ю к о в. Все сложно! Зрителя меньше и он рассеян по стране! Возьмем нашу Казань. Половина населения русская, а среди татар, часть молодежи не говорит на родном языке. Количество школ с татарским преподаванием уменьшается. На нашем веку алфавит татарского языка трижды поменялся: арабский, латинский, кириллический. И вывод! Люди не знают языка, а значит и количество зрителей уменьшается! Вот и весь ответ!


З и г а н ш и н а. И где решение?
Н а д р ю к о в. Работать! Поднимать татарскую культуру и в том числе и театр! И только так! Помнишь, ты читала на конкурсе стихи ХадиТакташа – «Алсу». Напомни, пожалуйста.

З и г а н ш и н а. Мингали абы, причем тут стихи?


Н а д р ю к о в. Читай, читай. Это важно!


З и г а н ш и н а (читает стихи).


Идет по снежной улице Алсу,
Такой красавицей,
Такою недотрогою,
И так строга,
Но присмотрись…

Н а д р ю к о в. Стоп. Это про тебя. Ключевые слова «И так строга»! Ты обаятельна, красива, всегда аккуратно и модно одета. Но сегодня театру нужен человек –  не столько красивый и обаятельный, сколько обязательный и строгий. Строгий, в смысле требовательный, ответственный. Это в тебе есть! Соглашайся, а мы поддержим. 


З и г а н ш и н а. Но вам, Мингали-абый, тогда придется возглавить партийную организацию. 


Н а д р ю к о в. Разве тебе можно отказать, голубоглазая! Будь, по-твоему. 



Уходят налево. Световой и музыкальный проигрыш.

Слева фрагмент кабинета директора театра.

Входит Зиганшина, останавливается. 
З и г а н ш и н а. Рашида Зиганшина - директор театра! За время моей работы в театре сменилось семь директоров. И вот теперь… Мне и в страшном сне не могло это присниться. Это я только сейчас поняла, какой груз на себя взвалила! Э-эх!


Бросает плащ на спинку стула, присаживается к столу, навзрыд плачет. Успокаивается. Приводит себя в порядок.

З и г а н ш и н а. Хватило бы сил. Шевелиться надо, шевелиться. За работу!

Подходит к окну, раздвигает шторы. В комнате светлеет! Выходит на середину комнаты.

З и г а н ш и н а. Вся надежда на коллектив. Надо встретиться с труппой, пройти по цехам, поговорить с людьми. Говорят, что я и полгода не продержусь! Посмотрим! Как там у Станиславского: «Театр начинается с вешалки!?» С нее и начнем!




Звучат музыкальные вариации на тему песни «Эдрэн дингез» (Адриатическое море).
Занавес закрывается.

Г о л о с. Апрель 1964 года.




Звучит татарская музыка из того времени, она сменяется на песню «Я верю друзья караваны ракет, помчат нас вперед...»

Перед занавесом справа налево проходят мужчина и женщина средних лет. 

О н а. Ты слышал? Зиганшину назначили директором театра! Надеюсь, это не первоапрельская шутка!

О н. Не шутка. Рискованно, но решительно. Пусть так!

 
О н а. Ну да. Она отказалась ездить на работу на служебной машине. Ходит, как и прежде пешком. Бензин экономит!

Уходят.

Перед занавесом справа налево проходит вторая пара.



О н. А я в нее верю. Она беззаветно предана театру, пропитана его воздухом. Женщина – руководитель! А что? Как Сиримаво Бандаранаике.

О н а. Сирима… Кто это?


О н. Премьер-министр Шри-Ланки. Успешная женщина! Ты цейлонский чай любишь? Так это их чай.


О н а. Подумать только! Зиганшина и цейлонский чай!



Уходят.

 Перед занавесом проходит справа налево третья пара.



О н. Наконец-то в театре будет порядок. Зиганшина - женщина хотя и обаятельная, но твердая. При этом она увлеченный романтик! Странно, но этого никто не видит.

О н а. Сказала бы - романтик! Они конечно с Ибрагимом Гафуровым на сцене здорово танцуют, но… Деньги-то она считать умеет? 


О н. Не ты первая спрашиваешь об этом. Актриса Вера Минкина по дружески сказала о ней: «Ехей, еще как умеет считать! Когда на гастролях артисты играют в карты, она быстрее всех просчитывает ходы». И еще отец у Зиганшиной был бухгалтером, а в юности она окончила курсы счетоводов. 


О н а. Романтик - счетовод! Ха-ха! Это что-то новое!


О н. Почему новое? Вспомни недавний фильм «Карьера Димы Горина»! Бухгалтер – строитель ЛЭП! А все из-за любви!



Уходят.


Действие второе.

Занавес поднимается.

Декорации те же.

Слева кабинет директора театра. Шторы раздвинуты. В комнате свет из окна. На стене портрет Галиаскара Камала.
За приставным столом друг против друга сидят Зиганшина и Сарымсаков.

З и г а н ш и н а. Ширьяздан Мухаметзянович я хотела поговорить с вами о репертуаре. 

С а р ы м с а к о в. Рашида Абдуллазяновна, вы не хуже меня знаете наш репертуар. Мы ставим пьесы татарских классиков – «Судьба татарки» Ибрагимова, «Счастливого пути» Абсалямова, «Гульжамал» Исэнбата. Пьесы  русских классиков – «Враги» Горького, «Бешеные деньги» Островского. Новые пьесы местных авторов Хай Вахита, Аяза Гилязова обсуждаем на худсовете.  Все стоящее мы включаем в репертуарный план и работаем с авторами и артистами в рабочем порядке. 


З и г а н ш и н а. Ширьяздан-абый. Я хочу услышать от вас предложения на тему – куда нам двигаться! Я скажу известные вещи, но, к сожалению, наши постановки не современны, не долговечны и стоят не дешево. Мы теряем зрителя еще при выборе репертуара! Нам нужны глубокие пьесы свободные от поверхностной шумихи и трескотни. Вспомните слова Фатыха Амирхана о том, что футуристы, имажинисты, левые фронты, уйдут - останется реализм. У нас есть свой зритель! И мы должны ставить спектакли так, чтобы вернуть его к нам! 



Затемнение. Световой и музыкальный проигрыш.

Справа. 
Рабочие сцены заносят фрагменты декорации для последующего эпизода. Устанавливают на сцене. 



1-ы й  р а б о ч и й. А где «директорская» и «гостевая» ложи? Они стояли по краям  прямо перед сценой.

2-о й  р а б о ч и й. Хо, хо! Пока ты в отпуске гулял, их во время ремонта Зиганшина распорядилась убрать. Говорит: «Сцена будет просторнее».

 
1-ы й  р а б о ч и й. А как же начальство, гости? Где они будут сидеть? 

2-о й  р а б о ч и й. А она говорит: «Пусть сидят в зале. В шестом ряду. Ближе к зрителю».


1-ы й  р а б о ч и й. Во дает! 


2-о й  р а б о ч и й. И вообще, она тут подтянула дисциплину. Опаздывать нельзя.

Пьянству - бой! Ни-ни. Чуть качнешься или запах учует, от работы отстраняет. 

1-ы й  р а б о ч и й. Зарплата-то хоть вовремя?


2-о й  р а б о ч и й. Во время. Условия труда улучшает, за квартиры в министерстве бьется. 


1-ы й  р а б о ч и й. М-да. Мы-то думали - баба, а она - кремень!



Уходят.

Затемнение. Световой и музыкальный проигрыш.

Слева кабинет директора театра.
За столом, рядом с директорским столом, за приставным столиком друг против друга сидят Зиганшина – директор, Надрюков – актер, Закиров  - актер.

З и г а н ш и н а. Товарищи, состояние наших дел вы знаете не хуже меня. Отмечу основные позиции. Во-первых - весной пять наших бригад успешно работали в районах Татарстана и за полтора месяца поставили 220 спектаклей. Спасибо городскому автохозяйству за помощь, они дали транспорт в долг. Во-вторых - летом мы рискнули и провели большие гастроли в Алма-ата, Фрунзе, Ташкенте. Спасибо нашему министерству, оплатили нам дорогу в один конец. Я им сказала: «Выпустите нас. На воле птица с голоду не умрет!» Удача была с нами. Гастроли прошли успешно, и мы поправили свои финансовые дела. В-третьих - летом мы провели ремонт помещений театра, спасибо моему заместителю Николаю Матвеевичу. Он полковник в отставке и опытный строитель. В зале установили синхронный перевод, и мы надеемся привлечь в театр русскоязычного зрителя. Это наши плюсы. 


Н а д р ю к о в. Это все хорошо, но нам нужен хороший главный режиссер. В ТЮЗ-е работает Марсель Салимжанов - окончил ГИТИС. Он у нас в 1962 году ставил дипломный спектакль «Бешеные деньги» Островского. Интересная была работа. 


З а к и р о в. Мингали-абый прав, нам нужен талантливый главный режиссер, свои режиссеры по разным причинам не подходят, а других нет. Нужна свежая струя. Марсель Салимжанов - интересный режиссер, и плоть от плоти наш. Его родители - актеры нашего театра. Он мастер спорта по фехтованию. Помните. На декаде в Москве он помогал ставить сцену фехтующих артистов, и сам участвовал. Но он очень молод. 


Н а д р ю к о в. Мы недавно с гастролями были в Средней Азии, привезли оттуда  афиши, буклеты. Встречались с актерами. Может быть, у них следует поискать что-то стоящее? Они близки нам по культуре.


З и г а н ш и н а. Вы правы.


З а к и р о в. Кстати, вы слышали? Московский театр драмы и комедии отстающий по всем параметрам вроде нас, преобразовали, и теперь он называется «Театр на Таганке». Возглавил его режиссер Юрий Любимов. Он привел в театр группу своих учеников из Щепкинского училища с готовым дипломным спектаклем. И это, сразу подействовало. Зритель пошел в театр.
З и г а н ш и н а. Это нам хороший пример! К сожалению, у нас нет ни режиссера, ни спектакля.
Н а д р ю к о в. Свои авторы нам не дают сильного материала. Ну, нет у нас своего Шекспира! А обращение к европейской классике пока не ведет к результату.
З и г а н ш и н а. Я советовалась с Ильтани Иляловой. Она искусствовед, работник министерства культуры. Вы ее знаете.

З а к и р о в. Да знаем. И что она говорит?


З и г а н ш и н а. Она тоже предлагает поискать на востоке. Когда-то они учились у нас театральному делу. Настал наш черед поучиться у них. Илялова советует обратиться в Ташкентский театр. Недавно там ставили по повести Чингиза Айтматова спектакль «Тополек мой в красной косынке». Режиссер - Ходжаев. Была очень хорошая пресса. Я прочитала повесть в библиотеке, это то, что нам сегодня нужно. История чистой любви! Нашему театру сегодня так не хватает романтизма! И у нас тоже есть молодежь из Щепкинского училища! Да и своя не слабее!


Н а д р ю к о в. Тогда незачем сомневаться! Вам Рашида-ханум надо срочно лететь в Ташкент. 


З и г а н ш и н а. Согласна с вами. Надо торопиться! К сожалению, поездку придется отложить (шутливо). Вынуждена сообщить вам господа пренеприятное известие: к нам едет ревизор! 


З а к и р о в. Как ревизор?


З и г а н ш и н а. Шучу, но от этого не легче (серьезно). К нам едет московская комиссия из Министерства культуры! 



Затемнаение. Световой и музыкальный проигрыш.

Г о л о с. Начало 1965 года.

Справа - фрагмент зрительного зала, в рядах сидят актеры, представители Минкульта, ВТО, инструктор обкома, искусствоведы. В проходе стол, за столом Зиганшина и рабочий президиум. 

В проходе стоит московский критик.

М о с к о в с к и й  к р и т и к. Товарищи, по заданию Министерства культуры мы приехали из Москвы, чтобы серьезно поговорить с вами. Вы – академический театр. У вас великолепная труппа, коллекция мастеров сцены, какой может похвастать не каждый театр нашей страны. И очень обидно, что при таких возможностях, в вашем театре нет достаточной их реализации.

В о з г л а с  с  м е с т а. И что из этого следует?


М о с к о в с к и й  к р и т и к. А то, что вы не показываете, чем живет современный татарский народ. То, что вам казалось сценически убедительным двадцать лет назад, сегодня выглядит неоправданным. У театра большие возможности, но устаревшая манера игры, однообразие и бедность репертуара ослабляют ваше творчество. Новая режиссура - вот что может сдвинуть театр вперед. К сожалению, в настоящий момент это - ваше слабое место.

В о з г л а с  с  м е с т а. Где ее, новую режиссуру, возьмешь-то? Это не болоньевый плащ по блату купить!

Шум в зале.

З и г а н ш и н а. (Стучит карандашом по столу). Товарищи, спокойнее, дайте закончить выступление.

Затемнение. Световой и музыкальный проигрыш.

Слева – входят, идут на середины сцены Хусаин Уразиков, актер, Шаукат Биктимеров, актер. Разговаривают.

Б и к т е м и р о в. Хусаин-абый. Что-то к нам критики из Москвы зачастили. Не современными мы стали! Отстаем!

У р а з и к о в. У них работа такая. Критиковать. К сожалению, мы сами виноваты. Уровень знания родного языка в Татарстане падает. Вспомни, Муса Джалиль до войны вел две редакции всесоюзных журналов на татарском языке в Москве. Таких журналов и газет в СССР было 300! Где они сейчас? Жизнь развивается и требует новых выразительных средств. Человек в космос полетел, а мы варимся в своем закопченном казане. Есть, конечно, и другие причины, идет смена поколений, театр - на перепутье. 


Б и к т е м и р о в. Новый молодой зритель требует новых молодых исполнителей, новых авторов, новой режиссуры! 


У р а з и к о в. Новая режиссура? Да. Но есть и другие проблемы. Например, перевод пьес. Если у нас нет пишущих людей с мировым именем, значит, и переводы не соответствуют этому уровню! Мы ведь не можем общаться со зрителем с помощью подстрочников! Вспомни Габдуллу Тукая (напевает):


О родной язык, красивый, отца матери язык.
Вместе мир узнать смогли мы, я навек к тебе приник.

Слышишь, родной язык! Отсюда и важность перевода.


Б и к т е м и р о в. Тут все важно! Человек в космосе – это прогресс техники, а сознание человека, его культура еще долго останутся на том же уровне. И дело здесь не только в смене поколений, а в уровне социальных обобщений, мастерстве режиссуры, мастерстве актеров и, в том числе, в качестве перевода. Мы должны приблизить человека к пониманию нового. Страна уже коммунизм строит, а мы отстаем!


У р а з и к о в. По поводу коммунизма это ты верно! Тебе бы тоже в критики пойти. П-а-н-и-маешь!


Б и к т е м и р о в. Не шути, Хусаин-абый, вот мы ставим пьесу «Голубая шаль» Карима Тинчурина. Ее и запрещали, и разрешали. Обыкновенная мелодрама, а зал всегда полон! Народ тонко чувствует!


У р а з и к о в. Потому и зал полон, что это пьеса про любовь! Но одним спектаклем театр жить не может. Нам нужна современная, близкая нашему зрителю история любви и режиссер со свежим взглядом! 



Уходят налево.

Затемнение. Световой и музыкальный проигрыш.



Справа - фрагмент  кабинета директора театра. За столом - Зиганшина. Входит Наиль Аюпов, актер.

А ю п о в. Разрешите. Здравствуйте, Рашида Абдуллазяновна. Я - Наиль Аюпов. Меня после окончания театрального техникума направили в ваш театр. Вот документы.

З и г а н ш и н а. Здравствуйте, Наиль. (встает, выходит навстречу, берет документы, смотрит их). Мы ждем Вас. Рада видеть Вас в нашем коллективе, (подумав). У Вас есть два важных качества для актера – жизненный опыт, Вы бывший нефтяник, и певческие способности! Это важно. Спойте что-нибудь. Спойте «Ай былбылым».

Аюпов (удивленно смотрит на Зиганшину, негромко поет первый куплет):   
Ай былбылым, вай былбылым, 
Агыйделнен камышы;
Ай былбылым, вай былбылым,
Агыйделнен камышы;
Тан алдыннан чут-чут килэ (Перед рассветом, чуть-чуть слышны).
Сандугачлар тавышы. (Трели соловья).
Тан алдыннан чут-чут килэ
Сандугачлар тавышы.
(Останавливается).

З и г а н ш и н а. Спасибо, Наиль Галимуллович! Жаль, времени нет. Слушала бы и слушала. (Делает отметку в документах). Идите в отдел кадров, оформляйтесь. 

Аюпов уходит. В дверях сталкивается с Сарымсаковым.
Входит режиссер Сарымсаков.

С а р ы м с а к о в. Разрешите.

З и г а н ш и н а. Заходите, Ширьяздан Мухаметзянович, присаживайтесь.



Сарымсаков и Зиганшина проходят, садится к столу.

З и г а н ш и н а. Вопрос у меня один. Вы уже месяц читаете текст пьесы «Тополек мой в красной косынке». Ваш ответ?  

С а р ы м с а к о в. Рашида-ханум, я долго раздумывал над этой пьесой. Если коротко – она нам не подходит. Нет подходящих актеров на эти роли. У молодежи нет достаточного опыта. И потом - все режиссеры заняты постановкой других спектаклей. Некому ставить.


З и г а н ш и н а. Как нет актеров?  У нас зрелые, опытные актеры. Это отметили и московские критики. У нас группа молодежи окончила Щепкинское училище. Есть молодые таланты из студии при Качаловском театре, из нашего театрального техникума. Одного из них вы только что видели. Мы все вместе ищем кандидатов на учебу по всей республике, ждем их, принимаем в театр, и теперь у нас нет подходящих актеров?

 
С а р ы м с а к о в. У этой молодежи только мини юбки на уме, да бледная помада!

З и г а н ш и н а. Не надо так о молодежи. Мы сами такими были. Ширьяздан-абый, вспомните, ведь еще недавно, перед декадой в Москве, Вы с таким подъемом восстанавливали спектакль «Голубая шаль». И он имел успех! За две недели восстановили спектакль и показали зрителю. Люди в зале плакали от радости!


С а р ы м с а к о в. Рашида, дорогая. Да восстанавливал. Все тогда работали с воодушевлением в память о реабилитированном Кариме Тинчурине. А спектакль подвергся критике за устаревшую подачу материала. 


З и г а н ш и н а. Да знаю я все. «Голубая шаль» - отличный спектакль, но он из прошлого века. Ишаны, его жены - вторая, третья. Я сама их играла (пауза). Но нам нужна романтическая история из современной жизни. Извините Ширьяздан-абый. Если у нас некому ставить, я буду искать другого режиссера на постановку этого спектакля!



Затемнение. Световой и музыкальный проигрыш.

Г о л о с. Ташкент. Узбекский национальный академический драматический театр имени Хамзы.


Ходжаев (мужчина плотного сложения) и Зиганшина входят, слева идут к середине сцены.

З и г а н ш и н а. Ташходжа Умарович, я прилетела к Вам чтобы поговорить о возможном сотрудничестве в постановке спектакля «Тополек мой в красной косынке». Вы его ставили здесь в прошлом году. Обстановку в нашем театре я Вам рассказала и прошу Вас о помощи. 

 
Х о д ж а е в. Уважаемая Рашида-ханум. Я бы очень хотел Вам помочь. К сожалению, мой график расписан далеко вперед (задумывается). Впрочем. У меня есть отпуск. Если мы за месяц уложимся, я готов помочь Вам. Но тут возникает много вопросов. Расстановка актеров, согласование декораций, костюмов, реквизита и прочее, и прочее. Знаете что? Я вас приглашаю вечером на плов. У меня жена готовит прекрасный плов. Посидим, все обсудим.

З и г а н ш и н а. Спасибо. Я закончу. Всю предварительную работу мы проделаем сами. С расстановкой актеров Вам придется довериться мне. Художник до вашего приезда будет работать с декорациями и костюмами. А то мы - как рыба без воды. Приезжайте и сразу начинайте работать. Согласны?


Х о д ж а е в. Я-то согласен. А согласны ли вы на плов?


З и г а н ш и н а. Я согласна и на плов! (Машет рукой).


Х о д ж а е в. Хоп. Договорились!



Касаются ладонями.
Уходят направо.

Затемнение. Световой и музыкальный проигрыш.

Справа - входит Надрюков и Зиганшина. Проходят на середину сцены.

Н а д р ю к о в. С приездом, Рашида-ханум. Как Ташкент? Как халва, пахлава?


З и г а н ш и н а. Здравствуйте Мингали-абый. Ташкент на месте. У них такие розы цветут на бульварах! А какой у них прекрасный плов! Где теперь моя диета? Я Вам потом расскажу. Сейчас к делу. Переговоры прошли в целом успешно. К сожалению, Ходжаев может приехать только на месяц, и нам придется напрячься. Надо подобрать актеров на роли и провести всю подготовительную работу. 


Н а д р ю к о в. Это хорошо, что он согласился. По поводу исполнителей надо посоветоваться со старшими актерами – Уразиковым, Халитовым, Гайнуллиным.


З и г а н ш и н а. Согласна. Давайте встретимся во второй половине дня. Вопросов много, все и обсудим. Есть проблемы и с текстом пьесы. Инсценировку по повести готовил Анатолий Котельников вместе с Ходжаевым для узбекского театра, нам теперь нужен перевод на татарский язык. Я связалась с Союзом писателей. Амирхан Еники взялся за эту работу. Меня одно беспокоит - Ходжаева мы пригласили на одну постановку, а своего режиссера мы так и не нашли!



Уходят налево.
Затемнение. Световой и музыкальный проигрыш.

Г о л о с. Кабинет секретаря обкома.
Слева кабинет. На стене - портрет Брежнева Л.И.

Тутаев и Зиганшина сидит за столом..
Т у т а е в. Рашида Абдуллазяновна, как себя чувствуете, как дела в театре?
З и г а н ш и н а. Спасибо. Чувствую себя хорошо. Дела в театре идут нормально. В следующем 1966 году театру исполняется 60 лет, готовимся. Вот восстанавливаем закрытый в годы репрессий театральный музей. Собираем сохранившиеся афиши, фотографии, книги, документы.
Т у т а е в. Это очень важная работа.
З и г а н ш и н а. К сожалению, у нас есть один нерешённый вопрос. До сих пор нет главного режиссера. Мы в коллективе со старшими товарищами обсудили, поспорили, и пришли к такому мнению. На пост главного режиссера театра необходимо пригласить Марселя Салимжанова. Мы просим Вас об этом. Он как режиссер, конечно, еще молод, но наш театр хорошо знает. Он вырос на наших глазах. Он мастер спорта по фехтованию, помогал нам в постановке сцен уличных боев на шпагах и сам в них участвовал во время декады. После окончания ГИТИС-а дипломную работу ставил в нашем театре. Мы в него верим.
Т у т а е в. Вы все говорите правильно. Однако, он, как режиссер, работает лишь третий год. Наш театр один из главных учреждений культуры в республике и главный режиссер в нем должен быть человек с именем. В Марселе Салимжанове пока этого не хватает.
З и г а н ш и н а. Мунавир Закирович, когда вы ставили меня директором театра, обещали мне помогать. Все, что от меня зависело, я выполнила. Сейчас театру нужен молодой перспективный, смотрящий вперед главный режиссер. Я прошу вашей помощи в утверждении на должность главного режиссера тетра Марселя Салимжанова.
Т у т а е в. Хорошо. Предположим, вы правы. А если ошибаетесь?
З и г а н ш и н а. Если ошибаюсь, вернусь в актрисы. Но сегодня я от своего мнения не отступлю.
Звучат музыкальные вариации на тему песни «Эдрэн дингез» (Адриатическое море).

Затемнение. Световой и музыкальный проигрыш.

Г о л о с. Начало 1966 года. 



Справа - фрагмент вешалки театра. Две женщины - работницы театра перед спектаклем.

1-а я  р а б о т н и ц а.  Ты слышала, Зиганшина пригласила режиссера из Ташкента. На один спектакль.


2-а я  р а б о т н и ц а. Ташкент говоришь? Все ищут нового главного режиссера! Ну да. В прошлом году ушёл из театра Михайлов. Недавно ушел Сарымсаков. Кто-то же должен ставить спектакли. Артисты у нас итак много на себя берут: переводят Шекспира, сами ставят, сами играют. Вот теперь директор - актриса. Если так дело пойдет скоро и пьесы сами начнут творить. Разве не так? Нам вот и форму новую пошили, и номерки на вешалку новые повесили, а аншлагов все нет.


1-а я  р а б о т н и ц а. Зиганшина старается. И коллектив ее поддерживает. Уже скоро два года, как она - директор. Театр, конечно, поправил дела! Но…


2-а я  р а б о т н и ц а. Нужен успех! Сногсшибательный! Чтоб все заговорили! 


1-а я  р а б о т н и ц а. Успех, успех! Заболтались мы с тобой. Давай, ты – направо, я налево. Скоро спектакль начинается, вон зритель пошел. 



Затемнение. Световой и музыкальный проигрыш.
Слева входят Зиганшина, Ходжаев.

З и г а н ш и н а. А вот и наш театр. Уважаемый Ташходжа Умарович, теперь вся надежда на Вас. 


Х о д ж а е в. Рашида Абдуллазяновна, желание у Вас огромное, я почувствовал это при встрече в Ташкенте, и если оно такое же у ваших актеров, я спокоен.



Проходят вперед на середину сцены.

З и г а н ш и н а. А это - декорации к спектаклю, предлагаемые художником Эрнстом Гельмсом. Посередине - дорога, слева и справа - место действия.

Х о д ж а е в. Замысел интересный. Давайте мы обсудим это позже, а сейчас мне не терпится встретиться с исполнителями.


З и г а н ш и н а. Хорошо. А вот и наши актеры.



Справа выходят актеры театра – Наиля Гараева, Шахсенем Асфандиярова, Ринат Тазетдинов, Шаукат Биктемиров, Галима Ибрагимова, Рафкат Бикчентаев. В руках - тексты ролей.

Х о д ж а е в. Здравствуйте, коллеги!

Взаимные приветствия. Зиганшина, извинившись, уходит
Х о д ж а е в. Рашида Абдуллазяновна рассказала мне о вас. Ближе мы познакомимся в процессе работы. Сейчас я бы хотел рассказать вам о своем понимании пьесы. Она написана по одноименной повести Чингиза Айтматова. Содержание ее вы  знаете. Это история любви. Любви чистой, с первого взгляда, с первой улыбки. Герои знакомятся на горной дороге. Здесь кругом контрасты – скалы и пропасти, зеленые луга и снежные лавины. Дорога их сближает, и она же разлучает. Дальнейшие, жизненные коллизии и обиды только усиливают эту любовь, а невозможность вернуть ее заставляет их страдать. История овеяна романтикой, поэзией. Вспомните шедевры «Тристан и Изольда», «Ромео и Джульетта», «Лейла и Меджнун». (Задумывается).
Б и к ч е н т а е в. Все помним. «Ромео и Джульетта» ставили в нашем театре еще до войны. И в нем блистала несравненная Фатыма Ильская.

Х о д ж а е в. Хочу отметить. Бытовые сцены и все действия - не цель для самовыражения героев, а средства показа этой истории любви. Все герои спектакля, декорации, реквизит, слова, музыка работают на сверхзадачу, на любовь Асель и Ильяса. Если мы сумеем это показать, мы добьемся успеха. А теперь за работу. Пройдем по тексту пьесы.



Все рассаживаются за столом. 

Затемнение. Световой и музыкальный проигрыш



.
Освещена нижняя часть сцены (дороги).
Ходжаев с актерами переходят в освещенную часть сцены. Несут два стула. На один садится Ходжаев. Другой стул ставят на дороге. За Ходжаевым актеры - участники спектакля. 

Х о д ж а е в. Здесь - дом у дороги. Он окружен невысоким забором. Перед домом Асель метет двор. Ильяс подходит со стороны дороги. Останавливается перед забором. Стул – забор (ставит стул). Ильяс обращается к Асель. Далее по тексту. Начали. 

Тазетдинов (Ильяс) и Гараева (Асель) становятся по разные стороны стула. Асель метет двор спиной к Ильясу.

Т а з е т д и н о в (Ильяс). Бабушка, можно набрать воды? 

Г а р а е в а (Асель) (поворачивается к Ильясу). Я - не бабушка, а девушка.

Х о д ж а е в. Стоп. Асель повернулась к Ильясу рано. Надо поворачиваться  к Ильясу после слов: «А ты красивая?». Я хочу, чтобы вы Асель и Ильяс, прожили мгновение встречи ваших глаз на дороге так, чтобы стало ясно, что это любовь. Как молния, вот с этого самого взгляда! Пауза длится не менее минуты! Еще раз, начали.


Т а з е т д и н о в (Ильяс). Бабушка, можно набрать воды? 


Г а р а е в а (Асель) (смущенно). Я - не бабушка, а девушка.


Т а з е т д и н о в  (Ильяс). А ты красивая?


Г а р а е в а (Асель). Не знаю (пожимает плечами, поворачивается).


Т а з е т д и н о в (Ильяс). (Смотрят друг на друга, долгая пауза). Красивая!



Гараева (Асель). Поворачивается, уходит к дому.

Х о д ж а е в. Стоп! Эпизод принят! (Актеры, стоящие за Ходжаевым негромко аплодируют). 
Т а з е т д и н о в (Ильяс). Спасибо, Наиля!
Г а р а е в а (Асель). Тебе спасибо!

Тазетдинов и Гараева подходят к режиссеру.

Т а з е т д и н о в (Ильяс). Ого! Я понял. Между шутливым «А ты красивая?» и душевным «Красивая!» проходит пауза, миг, целая жизнь!
Б и к ч е н т а е в. Можно сказать «МХАТовская пауза».
Б и к т е м и р о в (Байтемир). Это как в сцене аварии «Сначала - человек, а машина - потом!»  

Х о д ж а е в. Да. Именно этого я хочу от вас! На сегодня хватит. Встретимся завтра. До свидания.

В с е. До свидания. 

Ходжаев уходит.
Пауза.

Г а р а е в а. Как вам наш режиссер? Мне нравится!


Т а з е т д и н о в. Согласен с тобой! Он все четко расставляет по местам. Ставит понятные задачи. Никакой импровизации. Очень точно проработанные эпизоды!


А с ф а н д и я р о в а. А мне кажется, что этим он ограничивает индивидуальное творчество актера. 


Б и к ч е н т а е в. Возможно это такое творческое кредо. Он все эпизоды пропускает через себя, через мысли, через сердце и выдает каждому артисту готовое решение!

Б и к т е м и р о в. Шахсенем отчасти права , Ходжаеву, все-таки, придется учитывать индивидуальные особенности исполнителей. Все мы склонны к импровизации, но ограниченные сроки заставляют его идти по уже найденным решениям. Он ставил этот спектакль в Ташкенте и каждый элемент им  продуман. Там, конечно, были и поиски – актерские и режиссерские. Нам остается ему только верить! Поэтому сейчас нам надо сдерживать свои выдумки, внимательно слушать его и тщательно выполнять все требования! 


Т а з е т д и н о в. А вы что скажете, Галима-апа?
И б р а г и м о в а. Я соглашусь с мнением Шауката.


Затемнение. Световой и музыкальный проигрыш.

Слева кабинет директора. Ходжаев, Зиганшина.





Х о д ж а е в. Рашида ханум. Мне понравились актеры. Тогда в Ташкенте у меня были сомнения. Но сегодня никого из вашего списка я менять не стал. Есть различие в подходах. Актеры больше склоняются к бытовому  прочтению ролей, я требую романтизма! Иногда мои требования вызывают напряжение. Но это все рабочие моменты. Декорации мне тоже понравились. Есть небольшие замечания, но это тоже в рабочем порядке мы решим. А в целом, хорошо. Спасибо за хорошую подготовку.

З и г а н ш и н а. Спасибо Вам за поддержку. Мы хотели доверить молодым. Актеров на роли мы подбирали вместе со старшими коллегами. Состав утверждала я, но это и их заслуга. Кстати вы успели познакомиться с Казанью. 


Х о д ж а е в. Нет еще!


З и г а н ш и н а. Тогда я вас приглашаю в «Дом татарской кулинарии». Там очень хорошо готовят домашнюю лапшу. И Казань вам покажу.



Затемнение. Световой и музыкальный проигрыш.

Звучит песня «Эдрэн дингез» (Адриатическое море) в исполнении Ильхама Шакирова. Музыка Салиха Сайдашева, слова ТазиГиззата.
Эдрэн дингез, гүзэл дингез,

Ай, гүзэл дингез.

Куп яуларны кургэн дингез,

Кургэн ул дингез.

Тау батыры Искэндэргэ,

Искэндэргэ

Кэрэш дэртен биргэн дингез,

Биргэн ул дингез.


(Адре море, Сине море,

Море Адреа…

Так прекрасно это море

Море Адреа…

Гор герою Искандеру,

Исканде-е-ру…

Ты дало задор и силу,

Для борьбы дало!)

...


Во время звучания песни, сцена темнеет, в середине остается освещенное пятно 3-5 м в диаметре. Через это освещенное пятно с разных сторон проходят по одному, по два, по три участники этого спектакля. Они о чем-то говорят, жестикулируют. Кто-то несет стул, кто-то - стол, Кто-то идет с лестницей или с каким-то реквизитом. Проходят музыканты с инструментами. Проходит спешно Зиганшина. Эта сцена должна изображать неспокойную жизнь театра.



В конце звучания песни на светлое пятно выходит работник театра портной (мужчина). На поясе - фартук, на шее - портновский метр.
П о р т н о й. Да! Рашида на своем слове крепко стоит! Таки добилась назначения в театр Марселя Салимжанова главным режиссером!
Затемнение. Световой и музыкальный проигрыш.

Сцена полностью освещается. Выходят Зиганшина и Салимжанов.

З и г а н ш и н а. Марсель Хакимович, мы в театре и Вы - наш главный режиссер. Вас поддержали наши старшие товарищи – актеры, и я вместе с ними. Это было не просто, министерство культуры, областной комитет партии, согласование с Москвой, но мы пробили стену сомнений, настояли на своем, и вот Вы здесь. Театр уже несколько лет находится в творческом кризисе, и нам нужен главный режиссер со свежим, новым, чистым, острым  взглядом. У Вас это есть. Вы выросли в этом театре, знаете наш состав и наши проблемы, и мы вам верим!


С а л и м ж а н о в. Спасибо, Рашида Абдуллазяновна. Я…


З и г а н ш и н а. Подождите, Марсель, не перебивайте. Я третий год работаю директором, не жалею себя, укрепила финансовую и трудовую дисциплину, требую от людей отдачи, добиваюсь для театра всего необходимого. Мы вытащим театр из этой ямы! Сейчас мы заканчиваем подготовку нового спектакля по повести Чингиза Айтматова «Тополек мой в красной косынке». Его ставит режиссер из Ташкента Ходжаев. Спасибо ему. Он поддержал нас в очень трудный момент. Все работают с полной отдачей. Я это вижу. Я них верю! Вот хочу пригласить своих сыновей на премьеру. Они оба вернулись в Казань, поступили учиться на заочные факультеты. Они у меня, как и вы спортсмены. Один альпинист, другой спелеолог.


С а л и м ж а н о в. Альпинист, понятно. А спелеологи, это кто?


З и г а н ш и н а. Те, кто спускаются в подземелья, в пещеры.


С а л и м ж а н о в. Что, и такие бывают?


З и г а н ш и н а. Бывают, бывают! (машет рукой)


С а л и м ж а н о в. И вы не боитесь за них?


З и г а н ш и н а. Боюсь конечно, но виду не подаю (вздыхает). Марсель, дорогой, мы наблюдали за Вами несколько лет, и наконец, дождались. Вы должен снять с меня часть ноши – ответственность за художественную часть, за репертуар. Я буду рядом. Но мне так хочется снова стать актрисой! И снять, наконец, эту маску чиновника!



Зиганшина и Салимжанов выходят на сцену (дорогу).

С а л и м ж а н о в. Рашида-апа. Я помню вас с детства. В 1944 году вы сыграли роль Гайни в спектакле «Минникамал». Вас хвалил режиссер Валерий Бебутов. Вы настоящая «травести», сказал он! А он был знаток в этом вопросе, когда-то они с Мейерхольдом написали книгу «Ампула актера». Помню Вас после войны в роли Беатриче в спектакле «Слуга двух господ». Вы подтвердили блестящую способность играть одновременно мужскую и женскую роль. И теперь должность директора театра, это снова мужская роль, которую вам пришлось взять на себя. Женщина–директор у нас редкость. Она появляется в критические моменты, как женщины-председатели колхозов во время войны. Не тревожьтесь, Рашида-апа, я не подведу Вас. Мы с вами оба - октябрята-ноябрята! А этот театр - наш общий дом. Я осмотрюсь, познакомлюсь с коллективом и начну работать с нашими местными авторами! И еще, у меня есть мечта поставить коллекцию лучших пьес Карима Тинчурина.

З и г а н ш и н а. Для этого мы Вас Марсель Хакимович и пригласили! Успехов Вам!



Занавес закрывается.

Г о л о с. Апрель 1966 год. 

Перед занавесом справа налево проходят мужчина и женщина средних лет. 

О н а. Замечательный спектакль! Поздравляю с премьерой! Дорогой, я где-то читала, что Луи Арагон считает эту повесть лучшей историей любви!

О н. Ты что, читаешь по-французски?


О н а. Представь себе!



Уходят.
Перед занавесом справа налево проходит вторая пара. 

О н а. А ты не хотел идти в театр! Всегда у тебя какие-то отговорки.

О н. Я ошибался. Очень достойный спектакль. Автор повести - киргиз, инсценировщик – русский, переводчик-татарин. Режиссер - узбек, художник - немец, актеры - татары. Вот она - дружба народов! Обогащение культур. Наш театр жив! Не ясно только, почему Зиганшина пригласила художника из другого театра, а не доверила своему? Что это – бунт на корабле?


О н а. Она, возможно, хотела полной смены имиджа! Вспомни, в театр пришел и новый главный режиссер - Марсель Салимжанов. Надеюсь, он эту планку не опустит.



Уходят.
Перед занавесом справа налево проходит третья пара.

О н а. Прекрасная премьера. А как поэтично звучит название “Тополек мой в красной косынке”! Я в восторге! Как очаровательна Наиля Гараева! Как искренен Ринат Тазетдинов! 

О н. Мне тоже понравилось. Но я бы отметил и неотразимую Шахсенем Асфандиярову, и сдержанного Шауката Биктемирова. Это - несомненный успех!


О н а. Давно я так не переживала. Это настоящий взлет. Прекрасные актеры, прекрасная режиссура. Как, кстати, его фамилия?


О н. Ходжаев. Ташходжа Ходжаев. Режиссер из Ташкента. 



Уходят.
Звучит песня монтеров из пьесы «На Кандыре». Музыка С.Сайдашева, слова К.Тинчурина:

Свет, зажженный нами, он не погаснет,


Он не погаснет в опасных ветрах,
Свет, зажженный нами, вспыхнет ярко,
Ярко разгорится в стране труда.

Пауза (световая, музыкальная). 


Эпилог

Г о л о с . 2017 год, мы отмечаем 100-летие народной актрисы Татарстана и России Рашиды Зиганшиной.


Перед занавесом справа налево выходят пожилой мужчина с красным буклетом в руках и молодая женщина

О н. Вот ты и услышала историю о жизни Рашиды Зиганшиной. 


О н а. А что было дальше?


О н. В 1967 году театр с успехом показал этот спектакль в Москве. В том же году главные герои спектакля и режиссер стали лауреатами премии имени Габдуллы Тукая. Одиннадцать лет Рашида Зиганшина руководила театром. При ней начали строить новое здание театра. Она была Председателем Татарского отделения ВТО, депутатом Верховного Совета ТАССР. Привела театр в порядок и вернулась в актрисы. Она сыграла еще немало прекрасных ролей и написала книгу воспоминаний «Жизнь моя – театр». 


О н а. (Держит в руках смартфон). Замечательная актриса! В ее книге есть такие строки :

Эх, годы. Годы. Вместе с вами

Прошла я немало дорог.

Страданье, радость и сомненья!

Ночей бессонных размышленья!

И если вдруг случится чудо,

И юность вдруг вернется новь.

По тем путям опять пройду я

И вновь, и вновь, и вновь!


О н. И это не все. Комсомолка в красной косынке пережила СССР, страну, воспитавшую ее. В трудные 90-е годы она еще боролась! Участвовала в создании труппы народных артистов «Инсаният» («Милосердие»), взвалив на себя ношу руководителя, актрисы, а при необходимости и драматурга. Заработанные средства отдавали нуждающимся актерам. Но это уже другая история.

   
О н а. Пока ты рассказывал я заглянула в интернет. Интересные факты. Во-первых - Марсель Салимжанов на 80-тилетие РашидыЗиганшиной, поздравляя ее на сцене татарского театра, сказал: «Она привела меня на эту сцену и сказала, работай!» Так было! Во-вторых, на столетие театра в 2006 году сын Зиганшиной - альпинист, вместе с братом, организовал экспедицию в Киргизию на Тянь-Шань, где была покорена безымянная вершина и названа «Театр Камала». Каковы ребята!? В-третьих, самое удивительное - 20-й цикл солнечной активности 1964-1976 годы приходится на директорские годы Зиганшиной. Выходит ей  помогали звезды?! 


О н. Естественно! Ведь фамилия Зиганшина происходит от слова «жихан» - вселенная.


Звучат музыкальные вариации на тему песни «Эдрэн дингез» (Адриатическое море).

2017-2018 г.






Достарыңызбен бөлісу:


©kzref.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет