Торхова Наталья, +7 906 421 03 66



жүктеу 0.97 Mb.
бет4/7
Дата05.10.2018
өлшемі0.97 Mb.
1   2   3   4   5   6   7

ФРАНСУА. Король посетил мою мрачную обитель! Какая честь! Ваше величество, само небесное светило не может проникнуть ко мне в самые солнечные дни. А вы...
ЛЮДОВИК. Тише! И зажгите свечи!
ФРАНСУА. Не положено, ваше Величество! По вашему указу.

ЛЮДОВИК подходит к столу, берет свечи и подносит к огню в камине. ФРАНСУА наблюдает за ним. Король ставит на стол свечи.

ФРАНСУА. Вам не нравится, когда я вас называю вашим титулом? Или вы стесняетесь его в этих застенках, так как перед вами чудовище, у которого вы украли свободу вместе с титулом и правом жить человеческой жизнью? Что же вы не отвечаете?


Молчат.
Вы совсем не смотрите на меня. Я не достоин даже вашего взгляда или не очень приятное зрелище для глаз вашего величества?

ЛЮДОВИК. (бросает ключ от маски на стол). Сними!



ФРАНСУА смотрит на ключ, но не берет его.

ЛЮДОВИК. Ты с ней сроднился?

ФРАНСУА. Нет, ваше Величество… Не сроднился... как и со своей родней, которых она мне напоминает... Таких же холодных и бесчувственных, как она. И я так же ее ненавижу, как и вас. Мне противно до нее дотрагиваться, так же, как и до вас!



Молчат.

Вдохнуть свежего воздуха, чтобы потом опять погрузиться в этот кошмар?! Вам должно быть лучше меня известно, как после свободы быть в заточении. Я не буду сам себя обнадеживать призрачной, минутной свободой, только потому, что вы этого хотите.


ЛЮДОВИК. Я не привык считаться ни с чьими желаниями. Тем более с твоими! Будет так, как я того хочу!
Подходит к столу, хватает ключ. Толкает ФРАНСУА по плечу, так что узник невольно поворачивается к нему спиной. ЛЮДОВИК открывает замок. ФРАНСУА подхватывает падающий шлем и с силой бросает его о стену.

ЛЮДОВИК. То же самое ты хочешь сделать и со мной?

ФРАНСУА не смотрит на короля. Грудь вздымается, он трогает свое лицо. Наконец-то смотрит на ЛЮДОВИКА, встречает его взгляд.

ФРАНСУА. Зачем ты пришел сюда? Ты хочешь наконец-то избавиться от меня!?



ЛЮДОВИК кладет письмо матери на стол и выжидающе смотрит на ФРАНСУА. Тот не двигается с места, по-прежнему смотрит на короля.

ЛЮДОВИК. Моя матушка передала письмо, я хочу, чтобы вы как можно быстрее прочли его и дали ответ.
ФРАНСУА. Я не хочу иметь ничего общего ни с моим палачом, ни с его семьей.
ЛЮДОВИК. Мне надоели твои оскорбления! Ты преступаешь всякие грани дозволенного!
ФРАНСУА. Мне все равно. Убей меня.
ЛЮДОВИК. Ты так говоришь, потому что уверен, что я не стану тебя убивать. Но берегись, я могу сделать так, что ты будешь молить меня о смерти, и даже матушка не поможет тебе!
ФРАНСУА. Мать – это та женщина, которая любит и заботится о своем ребенке, независимо мал он или уже вырос!
ЛЮДОВИК. Не смей обвинять матушку в твоих несчастьях! Ей говорили, что вы умерли!
ФРАНСУА. Как хорошо все устроились! Мать думает, что я умер, брат вообще обо мне ничего не знал, хотя, как король, подписывающий приказы о заточении в Бастилию, должен был знать! Один я все делаю не так! Бунтую, бегу из тюрьмы на свободу, когда, должен был бы, беспрекословно здесь гнить!
ЛЮДОВИК. Ты упрекаешь меня и королеву-мать во лжи?!
ФРАНСУА. Мне говорили, что я здесь по твоему приказу! А мать! Будь она настоящей моей матерью, она была бы уже здесь, а не передавала никчемные письма! И ты… ты все знал! Как умер твой учитель - Мазарини, ты меня сразу засадил сюда.

ЛЮДОВИК обходит вокруг ФРАНСУА и останавливается за его спиной.

ЛЮДОВИК. (говорит вкрадчиво, в спину ФРАНСУА). Ты здесь уже семь лет. По-твоему, кардинал умер семь лет назад?



ФРАНСУА разворачивается, смотрит на короля. ЛЮДОВИК не отходит, стоят напротив друг друга, совсем близко.

ФРАНСУА.  (растерянно, уже не так уверенно). Видишь, ты сам признаешь, что прекрасно знаешь сколько я здесь.


ЛЮДОВИК. Да, я узнал это во вторую нашу с тобою встречу.
Отходит от Франсуа к камину. Смотрит на догорающий огонь. Говорит словно сам себе, взгляд отстраненный.
А в то время, семь лет назад, я был королем всего лишь на бумаге. Достигнув совершеннолетия, я словно марионетка исполнял чужую волю. Да, я подписывал бумаги, но мне не давали их даже читать. Все было в руках Мазарини, он меня просто не подпускал к государственным делам, а только делал вид, давая возможность присутствовать на Советах. И теперь, когда он умер…  теперь я действительно король! (Подходит к окну, смотрит на звезды.) Король, которому все поклоняются! Они ещё не знают на всё, что я способен! Но они уже меня боятся, поэтому они хотели избавиться от меня! Я показал им, на что способен мальчишка, когда-то беспрекословно исполняющий их волю! Я один буду править. Никакого первого министра, никаких приказов от моего имени. Теперь я сам подписываю все приказы! Теперь я действительно король!
ЛЮДОВИК мотает головой, словно отгоняет воспоминания. Оборачивается. Смотрит на ФРАНСУА, тот опускает голову.

Я - единственный король. Как ты мог заменить меня? Ты?! Ты глупый, ничтожный червяк, который выполз из этой темницы! Но видимо солнце высушило остатки твоих мозгов. Тобой воспользовались, но, увидев, насколько ты глуп и никчемен, бросили как надоедливую собаку. (Смеется.) Да ты просто смешон! Еще и года не прошло, как умер кардинал! Как, не посвящая тебя в такие важные события, твои друзья хотели, чтобы ты правил? (Резко перестаёт смеяться.)


Подскакивает к ФРАНСУА, тот закрывает руками лицо.
Значит, если бы д’АРТАНЬЯН не подоспел вовремя, меня бы уже не было? В планах твоих друзей было убить меня! (Вытирает пот со лба. Ходит по камере взад-вперёд.) Ты не мог меня заменить, чтобы никто этого не заметил на более длительный срок, ты не знаешь элементарных вещей и происшедших событий!

ФРАНСУА. (потирает пальцами виски, качает головой). Нет, нет... Они обещали....



ЛЮДОВИК подходит к ФРАНСУА вплотную, смотрит ему в глаза.

ФРАНСУА. Я проклят! Людовик, я проклят?!

ЛЮДОВИК поворачивается к узнику спиной. ФРАНСУА выхватывает кинжал, висевший у того в ножнах на поясе и отбегает в дальний угол камеры. Замахивается, целясь острием себе в сердце. ЛЮДОВИК подскакивает к нему сзади, перехватывает замахнувшуюся руку с кинжалом.

ЛЮДОВИК. Ты хочешь умереть, потому что не знаешь смерти, ты никогда не встречался с нею. Но это твое дело. Сначала, ты напишешь письмо!
Заламывает руку ФРАНСУА так, что тот роняет кинжал. ЛЮДОВИК поднимает его. ФРАНСУА вновь подскакивает к ЛЮДОВИКУ, и, сжав королевскую руку, в которой находится кинжал, падает на колени, приставляя клинок себе к горлу.

ФРАНСУА. Людовик, ты не представляешь какой это ад! Я умоляю тебя! Убей меня сейчас и тебе простятся все твои грехи, слышишь - все! Я не должен был родиться. Это просто ошибка бога. Убив меня, ты все исправишь. Я клянусь тебе, что больше ничего не знаю! Ты ведь ни раз уже хотел убить меня, так сделай же это сейчас!

ЛЮДОВИК. Я хочу, чтобы ты мучился весь остаток своей никчемной жизни!

ФРАНСУА. Но я видел, тебе не доставляют удовольствия мои мучения, мой брат не может быть столь жестоким!


ЛЮДОВИК с усилием отнимает клинок от горла ФРАНСУА, выкручивая ему руки. Отталкивает его, так, что ФРАНСУА падает на пол ничком. ЛЮДОВИК вкладывает кинжал в ножны. Стоит над пораженным врагом. ФРАНСУА с трудом встает. Он дрожит всем телом, взгляд мечется по камере.

ФРАНСУА. Людовик, не мучай меня больше!  Слышишь!
Хватает ЛЮДОВИКА за грудки. ЛЮДОВИК одергивает его руки, прохаживается по камере, затем встает у окна, всматриваясь в небо. ФРАНСУА садится за стол, смотрит на свечу.

ФРАНСУА. Я сделаю, все, что вы скажите.


ЛЮДОВИК. Читайте и пишите быстрее ответ, я итак тут слишком много времени провел!
ФРАНСУА нерешительно распечатывает письмо, читает. ЛЮДОВИК рассматривает решетку. Сжимает её, прислоняется лбом к металлу, проводит пальцем по стеклу. ФРАНСУА протягивает руку с пером к чернилам, но одергивает ее, левой рукой растирает плечо. Перо, измазанное чернилами, катится по столу. ЛЮДОВИК этого не видит, подходит к гаснущему камину, бросает последнее полено. Поворачивается к ФРАНСУА, встречается с ним взглядом.

ФРАНСУА. Вы бросили последнее полено, а до утра ещё далеко.

ЛЮДОВИК. Вам принесут ещё дров. Я распоряжусь. (Раздраженно.) Почему вы до сих пор не пишите?


ФРАНСУА. (встаёт со стула). Я не буду писать.  (Растерянно смотрит на стол, судорожно сжимает письмо матери в руке.)
ЛЮДОВИК. (с презрительной усмешкой). Вы разучились писать? Или никогда и не умели?! Может вы, и читать не умеете?

ФРАНСУА. Да! За эти годы, что я провел в этой тюрьме, я действительно разучился писать – мои пальцы меня не слушались, разучился любить и радоваться жизни. Я многого не знал и не умел. Но, выйдя на эти несколько дней на свободу, я быстро заново научился писать, я полюбил жизнь страстно и ненасытно. Я стал мечтать о свободе, вдали от этой тюрьмы и от той, в которой сидите вы на своем троне. Что же вы перестали смеяться?! Смейтесь!



ЛЮДОВИК стоит, как вкопанный. На его лице растерянность и удивление сменяются гневом. ФРАНСУА стоит по другую сторону стола и пожирает его взглядом.

ФРАНСУА. Когда я ничего не знал о жизни, я смиренно переносил свое заточение. Но, когда я узнал, что происходит за этими стенами: как жизнь бьет там ключом, как люди разговаривают друг с другом и смеются, как любят и танцуют, держат любимого человека за руку и смотрят в родные глаза… (Замолкает. Взгляд мечется по камере. Срывается на отчаянный крик.) Теперь эти стены стали мне ненавистны! Я сам себя наказал, согласившись на побег. Наказал сильнее, чем вы меня своими пытками. Так что смейтесь! Смейтесь, ваше Величество! Ведь это действительно смешно! Эта пытка будет длиться, пока я не умру!
Пауза.

ЛЮДОВИК. Я не ваш духовник, чтобы выслушивать ваши исповеди. Я хочу, чтобы вы написали ответ Её Величеству Анне Австрийской.

Молчат. ФРАНСУА отходит к окну. Смотрит на звёзды. ЛЮДОВИК всматривается в узника. Переводит взгляд на стол, на испачканное в чернила перо.

ЛЮДОВИК. (берет из вазы, стоящей на столе яблоко). Лови!

ФРАНСУА поворачивается, к нему летит яблоко. Он пытается поймать правой рукой, но корчится от боли.


ЛЮДОВИК. Что у вас с рукой?

ФРАНСУА. Ваше величество, вам ведь в действительности нет никакого дела до моей руки?!


ЛЮДОВИК. Нет! Как, впрочем, и до вашей дальнейшей судьбы.... И ваших душевных и физических страданий!
ФРАНСУА. Если хотите, чтобы я дал ответ вашей матушке, позовите своих секретарей, слуг, кого хотите! Вы ведь видите: я не могу сейчас писать! Вам доставляет удовольствие, когда я признаюсь в своей беспомощности!

ЛЮДОВИК. Вы прекрасно знаете, что это я не могу доверить никому.


ФРАНСУА. Но и заставить писать вы меня не можете! Значит, вам придется на словах передать мой ответ.

ЛЮДОВИК закусывает нижнюю губу. Смотрит на лист и перо. Садится за стол и нервно хватает перо.

ЛЮДОВИК. Я делаю это только ради матушки, в полной уверенности, что ты сгниешь здесь, и никто никогда не узнает, как я унижался!



ФРАНСУА отходит в дальний угол камеры и начинает диктовать.

ФРАНСУА. Ваше величество, я благодарен вам за внимание ко мне, которое…
Замолкает, смотрит на короля. ЛЮДОВИК смотрит на ФРАНСУА.

ЛЮДОВИК. Я успел написать только: «Дорогая, матушка!» Дальше что?
Меряют друг друга взглядами.

ФРАНСУА. (холодным, безучастным голосом). Мне не за что вас прощать, тем более сердиться. (Продолжает с волнением.) Я сам, и только я, виноват во всех своих несчастьях. И я не прошу пощады, а только прощенье за горе, которое я вам причинил своим рождением.

ЛЮДОВИК быстро пишет. ФРАНСУА подходит вплотную к столу. Облокачивается на спинку стула, стоящего напротив короля. Смотрит на склоненную над письмом голову брата. ЛЮДОВИК медленно дописывает, пока ФРАНСУА держит паузу. Дописав, не поднимает головы. ФРАНСУА продолжает диктовать, нависая над ЛЮДОВИКОМ.

ФРАНСУА. Я готов нести это наказание, зная теперь, что я и есть причина всех несчастий, свалившихся на вашу семью. Но я, нисколько, не жалею о случившемся. Если бы не эти события, я никогда не увидел бы тех, кого должен был видеть рядом с собой, с самого рождения...



ЛЮДОВИК на мгновение перестает писать, вслушивается в слова узника, взгляд отрывается от письма и на мгновение смотрит в никуда.

Не испытал бы тех чувств, которые испытывает последний подданный в Вашем королевстве. И теперь, находясь здесь, я вспоминаю каждое мгновение, проведенное у Вас. Я живу этими воспоминаниями.



ЛЮДОВИК дописывает последние строчки. Медленно поднимает голову, смотрит на ФРАНСУА.

ЛЮДОВИК. Подпишитесь. (Пододвигает к ФРАНСУА лист.)
ФРАНСУА растерянно смотрит на письмо. Кладет письмо матери на стол, выводит медленно свое имя левой рукой. ЛЮДОВИК с удовлетворением смотрит, дает просохнуть письму и складывает его.

ЛЮДОВИК. (тихо, себе под нос). Он даже не читает то, что подписывает! Хорош бы был король!

ФРАНСУА слышит это, закусывает губу, опускает голову. ЛЮДОВИК окидывает взглядом узника, переводит взгляд с его рук на стол, на письмо матери, которое так и оставил на столе ФРАНСУА. ЛЮДОВИК берет письмо матери, подходит к камину. Бросает письмо в огонь.

ФРАНСУА. Не смей!
Подбегает к Людовику. Стоят рядом и смотрят, как огонь пожирает листок. ЛЮДОВИК поворачивается к ФРАНСУА. Тот все так же стоит, смотрит на огонь.

ЛЮДОВИК. Смею! Я - смею!
Взгляд ЛЮДОВИКА скользит по камере, что-то ищет. Наклоняется, поднимает маску. ФРАНСУА наблюдает за ЛЮДОВИКОМ. Пятится от него. Натыкается спиной на стену. Замирает. Он смотрит то на маску, то на ЛЮДОВИКА.

ФРАНСУА. Пожалуйста, Людовик, не надо. Это хуже всякой пытки. Я умоляю тебя, обезобразь мое лицо, заклейми, только не это.

ЛЮДОВИК подходит совсем близко. Секунду находится в замешательстве.

ФРАНСУА. Нет! Ты этого не сделаешь!

ЛЮДОВИК медленно приближает маску к лицу ФРАНСУА. Тот хватает короля за запястье левой рукой, но король продолжает приближать маску. ФРАНСУА отворачивает голову. В тишине слышно, как его лёгкие жадно вбирают воздух. Рука ЛЮДОВИКА ложится на плечо брата и сжимает его.

ЛЮДОВИК. Перестань!

ЛЮДОВИК хватает ФРАНСУА за затылок, заставив тем самым  повернуть голову. ФРАНСУА, больше не сопротивляется.

ФРАНСУА. Я ненавижу тебя, как я тебя ненавижу. Ты не мой брат, ты - чудовище.

ЛЮДОВИК надевает на него маску. Щелкает замок. ФРАНСУА стоит прижатый к стене. ЛЮДОВИК продолжает стоять рядом. Его руки лежат на затылке брата. Слышно их дыхание. Стоят так близко, что ЛЮДОВИК, склонив голову к ФРАНСУА, касается его головы, замурованной в шлем. Рука ЛЮДОВИКА с затылка скользит вдоль левой руки ФРАНСУА. Он разжимает кулак узника и вкладывает в раскрытую ладонь ключ. Медленно обеими руками сжимает обратно в кулак.

ЛЮДОВИК. Когда никого не будет с тобою рядом, ты сможешь снять это. Кто увидит тебя без маски - умрёт.

Пауза.

Ты понял меня?
ФРАНСУА не отзывается.

ЛЮДОВИК. (гневно кричит). Слышишь, что я тебе говорю?

С силой толкает брата в грудь. ФРАНСУА ударяется спиной о стену камеры. Стон. Теряет сознание от боли, начинает сползать по стенке. ЛЮДОВИК присаживается рядом с ним на корточки. Рассматривает его. Проводит пальцами по шлему, по вздымающейся груди. Берёт в свои руки кулак ФРАНСУА, сжимающий ключ. Аккуратно кладет обратно на пол. Встаёт, открывает дверь камеры. Тут же появляется д’АРТАНЬЯН.

ЛЮДОВИК. Пригласите врача. И... Пусть принесут ещё дров... здесь всегда так холодно...

Д’АРТАНЬЯН уходит. ЛЮДОВИК садится за стол. Рассматривает камеру. Слышатся стоны. ФРАНСУА поднимает голову, встречается взглядом с ЛЮДОВИКОМ.

ФРАНСУА. Зачем же ты мне сейчас надел эту проклятую маску?

ЛЮДОВИК. Сейчас тебя придет навестить доктор.


ФРАНСУА. Но я не хочу сейчас никого видеть!

ЛЮДОВИК. Я этого хочу!


ЛЮДОВИК выходит из камеры.

17.

ЛЮДОВИК входит в салон, где собрались КОРОЛЕВЫ, ПРИНЦЕССА ОРЛЕАНСКАЯ и брат короля - ПРИНЦ ОРЛЕАНСКИЙ, ПРИБЛИЖЕННЕ. Все встают, кланяются. ЛЮДОВИК медленно всех оглядывает.
ЛЮДОВИК. Господа, прошу вас оставить меня и королеву-мать. 

Все удивлено переглядываются, поспешно выходят.
АННА АВСТРИЙСКАЯ. Сын мой, вам не кажется, что слишком часто мы остаемся наедине. 

ЛЮДОВИК. Это претит этикету? 

АННА АВСТРИЙСКАЯ. В данном случае - да! Разве вам так не кажется? 

ЛЮДОВИК. Нет, мне так не кажется. Мне кажется, что мать и сын могут оставаться наедине, когда того пожелают и сколько того пожелают! 

АННА АВСТРИЙСКАЯ. Но вы всегда остаётесь королём! 

ЛЮДОВИК. Сейчас время для семьи. Вы прекрасно знаете мой негласный распорядок дня. И вы не можете меня упрекать, что я мало посвящаю времени государственным делам!

АННА АВСТРИЙСКАЯ. Но вы немало времени посвящаете и тому, что не касается ни семьи, ни государства! 

ЛЮДОВИК. Разве здесь есть кто-то, кто без этого греха?

АННА АВСТРИЙСКАЯ. Господи, Людовик! Вы всегда находите самый неподходящий объект для своего вожделения. То дочь садовника, то принцесса Генриетта, жена вашего брата! Теперь камер-юнгерша, да ещё и хромая! 

ЛЮДОВИК. Не смейте трогать мадемуазель Лавальер! А что же вы не упомянули Марию Манчини? Чем она вам не угодила? Племянница самого Кардинала Мазарини, единственного человека, которого вы, наверное, за всю жизнь и любили! 

АННА АВСТРИЙСКАЯ. Людовик, не смей! 

ЛЮДОВИК. Так и вы, матушка, прекратите эти разговоры! Я буду любить того, кого сочту нужным любить. 

АННА АВСТРИЙСКАЯ. Принцесса Генриетта считает, что Луиза до сих пор ваше прикрытие для Марии Терезии. Но весь двор уже шепчется, вы срамите свое имя. Я запрещаю вам встречаться с этой...

ЛЮДОВИК. Не смейте так говорить со мной! Вы отняли у меня счастье, когда запретили встречаться с Марией Манчини.... 

АННА АВСТРИЙСКАЯ. А разве сейчас вы не довольны, что вы не с ней?

ЛЮДОВИК. А сейчас я король и буду делать то, что захочу!

АННА АВСТРИЙСКАЯ. Когда Генриетта узнает о вашем увлечении, она, в лучшем случае, с позором прогонит Лавальер от своего двора! Вы этого хотите? Вы же знаете, на что способна ревнивая женщина! Если, как вы говорите, любите эту девицу, то откажитесь от неё! Ради неё самой! 

ЛЮДОВИК. (притворно ласково). Матушка, когда вы стали заботиться о ком-либо, кроме себя?! 

АННА АВСТРИЙСКАЯ. Людовик, сын мой! Но что же вы делаете из меня чудовище? Когда сломались наши отношения? Вспомните, мы же так были с вами близки, когда вы были маленький! Помните ли вы это? 

ЛЮДОВИК. Помню! Конечно помню, как мы были близки с вами. 

АННА АВСТРИЙСКАЯ. Но что же случилось? 

ЛЮДОВИК. Матушка, вы прекрасно знаете, что случилось. Умер отец. И вы всю любовь, которая, по божественному волеизъявлению предназначалась нам с Филиппом... Вы почему-то одарили ею не нас, а этого итальянца. Он заставил нас нищенствовать, а вы, вместо того, чтобы воспротивиться этому произволу... Вы гордая испанка, французская королева, вы на глазах у всех стали ему чуть ли не служанкой! Вы думаете, я этого не видел? Думаете этого никто не видел?


АННА АВСТРИЙСКАЯ отворачивается к окну.
ЛЮДОВИК. А сейчас я не стану оставаться в кругу семьи. Раз вам кажется, что я много уделяю вам внимания. Я буду отдыхать. Да, я принес вам ответ.
АННА АВСТРИЙСКАЯ вздрагивает. ЛЮДОВИК кладет письмо на стол. Выходит, в передней все приближенные, которых он просил выйти.
Господа, вы можете продолжить веселье. Я иду отдыхать. Сопровождать меня не надо. До завтра.
Приближенные с удивлением на лицах входят в салон к королеве-матери. Но тут же пятятся обратно.
18.

ЛЮДОВИК проходит по коридорам, открывает дверь в спальню ЛУИЗЫ.

ЛЮДОВИК. (улыбка на лице, протягивает руки к Луизе). Душа моя! 



ЛУИЗА при виде короля вскакивает с диванчика, где читала книгу и отходит в глубь комнаты.

ЛЮДОВИК. Луиза! Вы мне не рады? 


ЛЮДОВИК делаете ещё пару шагов к девушке. Она быстро делает реверанс королю, не смотрит на него. Он подходит к ней. Пытается взять её руки в свои, но она выдергивает свои руки из его пальцев и закрывает ими лицо.

ЛЮДОВИК. (нервно, нетерпеливо). Луиза? Неужели вы не соскучились по мне?

ЛУИЗА. Ваше Величество, прошу вас не мучайте меня более! Довольно этих насмешек.

ЛЮДОВИК. О чем вы?

ЛУИЗА. О чем я? О том, что надо мной смеётся весь двор! О том, что ваше внимание ко мне было всего лишь ширмой для вас с принцессой Генриеттой. Но зачем вы приходите вновь? Всё уже кончено. Все уже знают об этом... и я тоже.

ЛЮДОВИК. Что кончено? Вы меня более не любите? 


ЛУИЗА. Ах, Ваше Величество! Вы же знаете, что я не могу не любить вас. Вы разрываете мне сердце! Когда вы не приходили, я надеялась и ждала, но когда вы дали мне эту записку, написанную даже не вашей рукой, я поняла, что между нами все кончено навсегда. Разве вы не этого хотели?

ЛЮДОВИК. (встревожено, с любопытством). Записку? И что было написано в этой записке?

ЛУИЗА. Ваше Величество, мы ведь здесь одни, зачем играть? 
ЛЮДОВИК молчит, выжидающе смотрит на девушку. Луиза вытаскивает из потайного карманчика платья записку и протягивает королю.

 
Когда мне совсем плохо, я читаю эти жестокие слова, и слезы сразу высыхают.

ЛЮДОВИК. (читает вслух). Нам невозможно больше встречаться. Простите.

ЛЮДОВИК. И вы поверили в это? Вы же знаете, как я вас люблю!

ЛУИЗА. (тихо). Вы использовали меня.
ЛЮДОВИК подходит к девушке, обнимает её. Она замирает. Обнимает в ответ.

ЛЮДОВИК. Луиза, как я устал. Эти дни были для меня адом. (Пауза.) Использовал вас? Да. В самом начале. Это был план принцессы Генриетты. 


Луиза пытается вырваться из его объятий.

Но, любовь моя, без этой игры я бы вас и не узнал никогда. Почему вы не верите, что игра могла перерасти в нечто большее? В то, что называется любовью? Разве вы не чувствуете меня? Не чувствуете, как я к вам отношусь? Или вы и себе не верите?

ЛУИЗА. Когда вы рядом, как сейчас. Когда вы так меня держите в своих объятиях, я верю... Верю всему, что вы говорите.

ЛЮДОВИК. Вот и хорошо.



Целует ЛУИЗУ. Она отвечает. Потом упирается ему в грудь руками, отодвигая его. 

ЛУИЗА. А записка? Вы так на меня смотрели, когда вручали мне её...

ЛЮДОВИК. Отпускает Луизу. Хватается за голову. (Слова со стоном вырываются из его груди.) О, Луиза! Я скажу вам. Вы просто должны мне поверить! Но после не спрашивайте меня более не о чём! Это не я вам отдавал записку!


ЛУИЗА смотрит с недоумением. ЛЮДОВИК стоит к ней спиной. Молчит. ЛУИЗА пытается что-то сказать, потом закрывает рот, опускает голову. Силится понять услышанное, отходит к окну. ЛЮДОВИК подходит к ней, стоит позади нее.

Луиза, я хочу, чтобы между нами было все по-прежнему, я потом вам все объясню.



Обнимает сзади, руки поверх её плеч, вместе смотрят за окно. Слышно, как воет метель. Шепчет ей на ухо.

Посмотри, какая вьюга за окном. Я, словно, чувствую эти колючие снежинки... Я хочу, чтобы вы мне помогли хоть на эти три часа забыться от этой действительности. 


ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ

1.

Д’АРТАНЬЯН с ФРАНСУА сидят за столом, играют в карты. Слышатся громкие шаги. Д’Артаньян вскакивает. Входит ЛЮДОВИК.



Достарыңызбен бөлісу:
1   2   3   4   5   6   7


©kzref.org 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет