Трагедия и доблесть Афгана



жүктеу 413.63 Kb.
бет1/3
Дата13.05.2019
өлшемі413.63 Kb.
  1   2   3

Трагедия и доблесть Афгана

О военно—политическоq обстановке, сложившейся в середине I960 года в Афганистане после ввода Ограниченного контингента советских войск, первых успехах в борьбе за утверждение нового режима в Афганистане и первых потерях по книге А.А. Ляховского “Трагедия доблесть Афгана” (ГПИ “Искона”, 1995 г.)

 

Из книги А.А. ЛЯХОВСКОГО "Трагедия и доблесть Афгана"



"Сразу же после ввода советских войск в Афганистан президент США Картер обратился к Брежневу и крайне негативно расценил этот факт, предупредил Советский Союз о негативных последствиях такого шага. Руководители КПСС направили ответное послание.

В письме излагалась официальная версия советского руководства о своей непричастности к свержению X. Амина и отрицалось вмешательство в дела суверенного государства. Очевидно, надеялись все сохранить в тайне, но ведь всегда тайное становится явью. Тон этого письма довольно наглядно характеризует уровень конфронтации и отношений, существовавших в то время между СССР и США. С американцами тогда старались разговаривать "на равных".

В свою очередь, на заседании Совета безопасности США в связи с вводом советских войск в Афганистан было решено принять следующие меры:

1. Выдвинуть требование осудить СССР за неспровоцированную открытую агрессию против независимой страны в Совете Безопасности ООН.

2. Отказаться от обсуждения в конгрессе Договора ОСВ-2 до тех пор, пока не прекратится эта агрессия.

3. Временно заморозить все двусторонние переговоры, визиты н высшем уровне, передачу передовой технологии и, возможно, наложить запрет на продажу зерна.

4. Ограничить кредиты для СССР со стороны США и их европейских союзников.

5. Отказать со стороны США в дипломатическом признании нового правительства Афганистана с последующим присоединением к этому решению стран НАТО.

6. Оказать срочную помощь Пакистану для укрепления его оборонительных возможностей.

7. Заключить договоренность с правительствами Сомали и Египта использовании американскими ВС баз на их территории в случае возникновения военной угрозы Среднему Востоку или району Персидского залива.

8. Принять тайную программу обеспечения мусульманских повстанцев в Афганистане противотанковыми и противосамолетными ракетами советского производства, возможно, из Египта.

9. Поощрять Китай в оказании помощи повстанцам пулеметами, минлметами, противопехотными и противотанковыми минами.

По официальным данным американцы преследовали слеующие основные цели:

продемонстрировать лидерам и населению мусульманских стран, что не США, а СССР является "смертельным врагом ислама";

оказать давление на своих союзников по НАТО и Японию с целью создания видимости международного осуждения Советского Союза; подготовить почву для вынесения "афганского вопроса" на рассмотрение Совета безопасности ООН с целью расследования" роли СССР в афганских событиях, осуждения "советского военного вторжения в независимую развивающуюся страну" и обеспечения международной изоляции Советского Союза.

Ввод советских войск в Афганистан и устранение от власти X. Амина сразу же были расценены на Западе как акты международного терроризма. Советское руководство стремилось воспрепятствовать обсуждению этих действий в ООН, однако заседание Совета Безопасности ООН по "афганскому вопросу" состоялось. Большинство стран-участниц Генеральной Ассамблеи ООН осудили действия СССР и потребовали вывода наших соединений и частей из Афганистана. За осуждение ввода войск проголосовало 104 страны, против - 18, воздержались - 18.

В течение января 1980 года части советских войск заняли ключевые районы страны, совместно с афганской армией взяли под охрану административные центры, жизненно важные объекты, аэродромы и основные магистрали. Была также установлена надежная охрана объектов советско-афганского сотрудничества, на которых работали советские гражданские специалисты и советники: газопромыслы, электростанции, заводы, тоннель Саланг.

Проводилась активная пропагандистская и агитационная работа. В кишлаках проводились митинги, вербовались солдаты в афганскую армию. В Москву шли депеши о теплой встрече жителями Афганистана советских войск.

Вместе с тем так было не везде. Некоторые афганцы отнеслись к появлению советских войск в своей стране настороженно, в контакты не вступали. Имели место и отдельные враждебные проявления. Отмечались, в частности, случаи обстрела некоторых советских одиночных машин (в основном, отставших). Кроме того, наши войска стали подвергаться огневому воздействию со стороны отдельных отрядов вооруженной оппозиции и вынуждены были отвечать. В связи с тем, что директивой Генерального штаба порядок и условия применения оружия не был определен, открытие ответного огня происходило спонтанно.

Важно добавить еще и вот что: так уж получилось, что ввод войск в Афганистан осуществлялся зимой, в тяжелых климатических условиях. Солдаты, вошедшие в Афганистан в составе первых частей, хлебнули сполна все тяжести и лишения войны. Например, военным медикам приходилось делать сложные длительные операции в палатках в лютый мороз или сорокаградусную жару, и не раз бывало, что они после этого теряли сознание. Часто на голых камнях, на снегу ставили наши солдаты свои палатки, обустраивали место для жизни, заставы и сторожевые посты. Продвигаясь на юг, вставали гарнизонами в пустынях, в оазисах, и долинах рек.

Привозили с собой горючее, боеприпасы, пресную воду. Ввиду того, что подготовка была проведена наспех, войска во многом оказались не готовы не только к войне, но и к афганской зиме Обустройство войск и быт не отвечали самым элементарным требованиям. Отсутствовали учебные поля, тренажеры и пособия для подготовки людей к боевым действиям. Хотя военно- теоретическая подготовка офицеров в целом была высокой но она была ориентирована в основном на традиционные (академические) формы ведения боя, без учета специфики местных условий и методов партизанской и войны, изучению которых раннее уделялось недостаточно. К тому же отсутствие боевого опыта и практики не позволяло советским военным первое время реализован" имеющийся потенциал.

Новое афганское правительство во главе с Бабраком кармалем, ставшим Генеральным сектерарем ЦК НДПА и Председателем Революционного совета, осуществило ряд прогрессивных реформ, однако по большому счету не пошло дальше того, что уже начиналось делаться раньше. Существовали значительные, зачастую непримиримые внутрипартийные разногласия. По существу, власть в стране и партии от одного крыла НДПА ("Хальк") перешла к другому ("Парчам"). Все партийцы и служащие госаппарата подвергались проверке по принципу, что каждый из них делал на первом этапе революции (до декабря 1979 года). При малейшем подозрении в пособничестве Амину и нелояльности к новому режиму проводились чистки. Некоторые сторонники X. Амина были казнены, другие содержались под домашним арестом. Часть халькистов, которые фактически делали революцию, эмигрировали из страны или перешли в лагерь оппозиции.

Военно-политическая обстановка, вопреки надеждам, не улучшалась, а наоборот, налицо была твердая тенденция к ее ухудшению. Ввод советских войск в Афганистан, как быстро выяснилось не привел к спаду вооруженного сопротивления оппозиции, на что надеялось советское руководство. Это объяснялось тем, что в оценках ситуации в ДРА преобладали европейские и субъективные подходы, а Афганистан - Азия с массой тонкостей и тысячелетних традиций

Оказывая военную помощь афганским демократическим силам, советские руководители вопреки мнению военных экспертов переоценили возможное влияние самого фактора ввода в ДРА Ограниченного контингента советских войск (ОКСВ). Они недостаточно учли и тот фактор, что в результате многовековой борьбы с различными завоевателями в сознании каждого афганца прочно утвердилось представление, что иностранные войска, вошедшие в страну, пускай даже с "благими намерениями", - это иноземные оккупанты, с которыми надо сражаться Поэтому главным объединяющим идеологическим и политическим лозунгом антиправительственных сил стал призыв к священной войне "джихад" с неверными.

Практически с самого начала 1980 года обстановка в Афганистане вынудила советские войска вести бои с отдельными отрядами вооруженной оппозиции, хотя это и не входило в их планы. Но, видимо, другие планы были у афганцев. Руководство ДРА хотело втянуть ОКСВ в гражданскую войну основательно. Одновременно и противники режима развернули пропагандистскую кампанию по охаиванию советских войск и их миссий, призывая население Афганистана на борьбу против оккупантов. Афганские руководители рассчитывали, что советские войска теперь и впредь будут выполнять карательные функции для подавления мятежного движения и защищать режим НДПА. Следует подчеркнуть, что до определенного момента руководство СССР и наше военное командование уклонялось от удовлетворения просьб Бабрака Кармаля по оказанию помощи в борьбе с вооруженными формированиями оппозиции. Участие введенных в Афганистан соединений и частей в боевых действиях на территории ДРА не предусматривалось. Однако после массовых антиправительственных выступлений в Кабуле в феврале 1980 года (было обстреляно наше посольство, убито несколько советских граждан) из Москвы командованию советских войск к в Афганистане поступило категорическое указание: " Начать совместно с армией ДРА обширные действия по разгрому отрядов вооруженной оппозиции".

Что же представляла собой армия ДРА?

К моменту смещения Х Амина и перехода власти в стране и партии к Б. Кармалю более 90% офицеров-партийцев составляли "халькисты". После декабря 1979 года и назначения на пост министра обороны ДРА "парчамиста" М. Рафи многие офицеры-халькисты, ожидая неминуемых расправ и не будучи уверенными в своем будущем, самоустранились от руководства подчиненными частями и подразделениями. Их опасения вскоре оправдались. Новая волна внутрипартийной борьбы захлестнула армию. Кроме того, наблюдалось смыкание некоторых офицеров с мятежниками. О порядках, царивших в ВС ДРА, можно судить по выдержке из выступления одного военного советника (Джелалабад) на конференции, проводимой в Кабуле в апреле 1980 года: "Большие трудности в настоящее время создают нам существующие разногласия между двумя течениями в партии. В связи с этим результаты боевых действий по освобождению уездов сводятся к минимуму. Например, в период Камской операции было взято в плен 96 душманов, а сейчас осталось в тюрьме только 13. Провинциальный комитет НДПА и начальник Царандоя (милиции) выпустили около 50 бандитов, которые были взяты на позициях и многие из них тогда отстреливались до последнего патрона..."

Отрицательное влияние на состояние армии оказывала ее раздробленность. Аминовская администрация, пытаясь установить контроль над возможно большей частью территории страны, рассредоточила значительное количество войск по мелким гарнизонам для охраны представителей новой власти в провинциальных и уездных центрах. В руках правительства не осталось достаточных сил для ведения активных боевых действий с формированиями оппозиции. В то же время мелкие гарнизоны плохо снабжались положенными видами довольствия и боеприпасами, не имели поддержки со стороны своих частей, не получали информацию о происходящих в стране событиях. Находясь в отрыве от своего командования, эти гарнизоны становились объектами нападения мятежников, подвергались массированной исламской пропаганде, теряли боеспособность, сдавались или сами переходили на сторону оппозиции, пополняя ее ряды. Личный состав армии имел низкие (вернее, не хотел проявлять) морально-боевые качества, хотя те же афганцы, воюя в рядах повстанцев, действовали самоотверженно и результативно, как будто это были совсем другие люди. Характеризуя состояние афганской армии в то время, командующий 40-й армией отмечал в своем докладе: "Много нерешенных проблем остается в вопросе укрепления вооруженных сил Афганистана. Значительные трудности отмечаются при комплектовании войск. Сейчас укомплектованность ВС ДРА составляет 65% от штатной численности. Боеспособность войск, их политико-моральное состояние и боевой дух в целом не отвечают предъявляемым требованиям и остаются на низком уровне. Отдельные части не в состоянии выполнять боевые задачи. Многие командиры частей и подразделений безразлично относятся к исполнению служебных обязанностей. Военнослужащие в бою часто проявляют трусость, подвержены панике, уклоняются от выполнения воинского долга. Отмечаются факты массового дезертирства. В войсках слабо проводится политическая работа, несвоевременно выдаются денежное и вещевое довольствие. Имеют место случаи негативного отношения офицеров к солдатам (издевательство, мужеложство и т.д.)..." Когда советские войска стали участвовать в боевых действиях, осуществлялось практическое обучение афганских военнослужащих своим примером. И все-таки нельзя не признать: боеспособность афганских вооруженных сил оставалась сравнительно низкой, так как само правительство практически ничего не делало для их укрепления. Рекомендации наших военных советников и советского военного командования в ДРА, как правило, на словах принимались, а на практике игнорировались. Да и армия еще оставалась в большинстве своем даудовско-королевской. Она была деморализована и не способна воевать с мятежниками.

Более того, огромный ущерб нанесла военному строительству позиция самого Б. Кармаля в отношении афганской армии, которой он не доверял, так как в ней все еще были сильны позиции "халькистов". Б.Кармаль неоднократно выдвигал идею слома существовавшей тогда армии и создания "армии нового типа", преданной лично ему. Его подходы к решению военных вопросов базировались на фракционных, парчамистских интересах. В качестве альтернативы армии Бабрак Кармаль ускоренными темпами развивал войска МГБ и МВД, выдвигая в них на командные должности парчамистов.

В связи с серьезной дезорганизацией и слабой боеспособностью афганской армии основную тяжесть вооруженной борьбы с вооруженными отрядами мятежников в начале 80-х годов вынуждены были нести наши войска. Боевые действия войск армии по борьбе с мятежниками в основном начались и проводились с января 1980 года. Однако если в начальный период нашим войскам приходилось сталкиваться с мелкими, разрозненными группами бандитов, то в конце апреля и в начале мая группировки противника и его боевой состав претерпели существенные изменения - они действовали более крупными силами и оказывали организованное сопротивление.

В результате крупных поражений противника весной 1980 года активность моджахедов по ведению открытых боевых действий значительно снизилась. Мятежники стали уходить от прямого столкновения с войсками и перешли к тактике засад, террора и диверсионным действиям, особенно на труднопроходимых участках дорог, долин, а также в населенных пунктах, широко применяя минирование".

Из воспоминаний помошника командира "Каскада" по информационной работе ГРИШИНА

"К лету 1980 года, потерпев ряд крупных поражений, противники нового режима в ДРА перешли к тактике партизанской войны. Акцент был сделан на действие небольших, мобильных (до 20-30 человек) бандформирований, основной задачей которых стало активное противодействие созданию и укреплению народной власти на местах, проведение диверсионно-террористических акций против проправительственных войск и подразделений Советской Армии, создание альтернативных органов власти и управления на контролируемой противником территории. Стало очевидным, что в условиях слабости нового режима нормализация обстановки в Афганистане, раздираемом межэтническими и межрелигиозными противоречиями при поддержке извне, будет носить затяжной характер. Противостоять подобным устремлениям противника, а вернее, научить самих афганцев действовать в изменившихся условиях и был призван отряд "Каскад".

Команды "Каскада" дислоцировались в восьми крупнейших территориально-административных центрах Афганистана, удаленных от Кабула от 200 км (Кандагар, Газни, Джелалабад) до 500-700-1000 км (Герат, Файзабад). В отдельные периоды до 70% территорий, находящихся в зоне ответственности конкретных команд "Каскада", были под контролем противника. Таким образом, только высокая дисциплина, строгое выполнение указаний руководства отряда, поддержание постоянной надежной связи с главным штабом в Кабуле являлись непременными составляющими успеха деятельности "Каскада".

Каждая из команд имела свою зону ответственности, включающую несколько провинций. Ряд территорий, не совпадающих с административным делением, был компактно заселен представителями того или иного национального меньшинства, которые находились в оппозиции к центральной власти в Кабуле и до Саурской революции.

По религиозному составу население Афганистана было также неоднородно: свыше 98% исповедовали ислам (из них 80% - сунниты, 18% - шииты), остальные придерживались сикхизма, иудаизма и других религий. Противоречия между мусульманами суннитского и шиитского толка привели к тому, что различные по религиозному "окрасу" бандформирования стали ориентироваться на конкретную помощь извне. Уже к лету 1980 года на территории Ирана были созданы лагеря подготовки бандформирований, состоящих из мусульман-шиитов. Для противников народной власти из числа исламистов суннитского толка были сформированы несколько десятков военных лагерей в Пакистане, в основном в районе городов Кветта и Пешевар.

В первые дни "каскадеры" столкнулись в Афганистане со многими трудностями. В отряде было мало сотрудников, знающих местные языки, быт и обычаи народов этой страны. А ведь население Афганистана говорило более чем на 30 языках и диалектах, относящихся к самым различным языковым группам. И хотя основные рабочие языки - это пушту и дари, а также белуджский (распространен в районах, граничащих с пакистанским Белуджистаном), лишь только востоковеды да "каскадеры" знали, что диалекты дари населения горных провинций Бадахша-на, Пандшира, Кохистана по своим языковым особенностям лишь отдаленно напоминают таджикские говоры Советской Средней Азии, а население почти целых провинций говорит на других редких языках, к примеру, на языке ормури (распространен в Логаре).

Каждый сотрудник разведки знает, насколько важно учитывать в оперативной работе знание местных нравов и обычаев населения. И "каскадерам" пришлось учиться этому на "марше", кстати, с пользой для дела. Нередки бывали случаи, когда перед выходом на операции войсковые командиры советских подразделений ориентировали "Каскад" не только по вопросам военно-политической и оперативной обстановки, но и даже по таким вопросам, как особенности застройки в тех или иных районах предполагаемых действий.

Казалось бы, ничего не значащая информация, что окруженные глухими глинобитными стенами (дувалами) дворы-кварталы имеют по афганской традиции один извилистый крытый проход на улицу, способствовала успеху многих операций по блокированию и обезвреживанию бандформирований, их активных пособников и агентуры, сохранению жизни многим советским солдатам и офицерам.

Учились "каскадеры" и передавали советским офицерам собственный опыт об "архитектурных тонкостях" афганского стиля. Например, если в равнинном селении обычно четыре улицы сходились к небольшой площади, это означало, что в нем проживает пуштунское племя.

"Каскадеры" действовали в крайне непривычной для себя обстановке, среди населения, психология которого веками формировалась под влиянием принципов адата (норм неписаного > права), в основе которого - гостеприимство, кровная месть (или компенсация вместо кровной мести) и "вхождение" с просьбой о помощи.

С учетом местных условий, складывающейся обстановки и ограниченностью во времени отряду "Каскад" часто приходилось отказываться от традиционных норм и способов разведывательной работы. Тем не менее, как показали последующие события, "Каскад" в основном справился с поставленными задачами". 

Из книги В.И.Ютова "Спецподразделение "Каскад"

"На одном из совещаний, которое А.И. Лазаренко проводил с начальниками штабов и разведки команд отряда, с разрешения руководителя представительства КГБ присутствовал заместитель министра внутренних дел, приехавший в командировку по делам отряда "Кобальт" МВД СССР. Около двух часов Александр Иванович говорил и о недостатках в работе, и о методах сбора информации, и о способах проникновения в бандформирования.

После совещания А.И. Лазаренко и заместитель министра зашли в рабочую комнату командира "Каскада" (стол, пара стульев, кровать). Заместитель министра напрямую предложил:

- Александр Иванович! Принимай "Кобальт" под свою команду!.. - Нет. Не могу. У меня другие задачи. Заместитель министра уехал в Центр, а через несколько дней А.И. Лазаренко получил телеграмму за подписями председателя КГБ и министра внутренних дел: "Кроме решаемых вопросов по борьбе с вооруженными формированиями противника, перед Вами ставится дополнительная задача - создание Царандоя (народной милиции, аналога нашего МВД) и установление народной власти на местах. С этой целью в подчинение Вам передается отряд спецназначения МВД "Кобальт". С представительством КГБ вопрос согласован".

В отряде "Кобальт" было 600 сотрудников. Вместе с "Каскадом" это составило 1600 человек.

А.И. Лазаренко вспомнил резолюцию одного грозного высокого начальника послевоенных лет, которую он однажды прочитал на документе оперативного дела:

"Исполнить! За счет дальнейшего напряжения сил и повышения организованности в работе!" "

Все правильно! Приказы надо выполнять. Александр Иванович знал, что они не обсуждаются или, вернее, обсуждаются только в том смысле, как их успешнее выполнить. - Значит, вперед! Вперед,"Каскад"!

Мощная, хорошо оснащенная и вооруженная 40-я армия, численность которой в различное время колебалась от 100 до 120 тысяч военнослужащих, искусством ведения войны в горно-пустынной местности, к сожалению, не владела или, точнее, овладевала этим искусством в процессе борьбы. Сильной стороной армии были точечные бомбоштурмовые удары (БШУ) или авиаудары, артиллерийские обстрелы и прямые боестолкновения, которых противник боялся и избегал.

Армии противостояли мятежные силы, по различным оценкам они насчитывали от 150 тысяч до 200 тысяч. Активная часть бандформирований составляла около 70 тысяч, объединенных приблизительно в 1500 бандгрупп.

Советские и афганские вооруженные силы (с учетом войсковых подразделений всех силовых структур) не превышали 300 тысяч человек, численность вооруженных формирований противника составляла до 100 тысяч человек. Соотношение было три к одному.

А вот американские специалисты из научно-исследовательских институтов, проанализировав прошлые войны, которые велись в горно-пустынной местности, пришли к выводу, что для их успешного ведения и ликвидации партизан способом, например, окружения необходимо соотношение десять к одному. Или один летчик на 15-20 партизан. Так сказать, информация к размышлению!

Цифры вообще красноречивы! Например, 60% грузов, предназначенных в основном для военных целей, переправлялось в Афганистан из Советского Союза по воздуху (даже портянки для солдат везли из Ташкента). Стратегически 40-я армия была оторвана от своих основных тылов.

А противнику помощь шла по караванным тропам из соседних Пакистана и Ирана (500-600 караванов в год). Эта помощь наращивалась за счет США, арабских и западных стран.

Увеличивалась из года в год и помощь душманам в обучении их кадров. Если СССР готовил на своей территории в различных училищах и школах до 50 тысяч афганских специалистов ежегодно, то у противника эта цифра была в 3-4 раза выше.

А.И. Лазаренко, например, докладывал в Москву, что в бандформированиях имеются обученные специалисты - снайперы, минеры, гранатометчики, водители бронетанковой техники, связисты и т.д. В рядах душманов нередко встречались также офицеры, окончившие ранее различные военные училища и академии в Советском Союзе. С учетом возросшего уровня подготовки противник даже переходил от масштабных операций до использования специализированных подразделений. Цифры можно сравнивать, доверять им или не доверять; факты тоже можно оценивать по-разному, но если они доказаны, то не признавать их нельзя. Остается фактом и то, что армия воюет своими методами, а перестроиться на партизанские (или лучше сказать - на контрпартизанские) методы просто не может. И это не ее вина, армия предназначена для других целей. Многоцелевыми могут быть только силы специальных операций, да и у них диапазон действий имеет свои пределы. К тому же никакое государство не может допустить их приоритета перед армией. Отряд "Каскад", которым командовал А.И. Лазаренко, в этом отношении был уникальным, так как наиболее соответствовал характеру войны в Афганистане. Офицеры "Каскада" были в основном готовы к тактике партизанской войны противника и в целом знали, что ей противопоставить.




Достарыңызбен бөлісу:
  1   2   3


©kzref.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет