Турция история и современность (сборник статей)



жүктеу 4.09 Mb.
бет1/25
Дата14.02.2018
өлшемі4.09 Mb.
түріСборник статей
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   25


ТУРЦИЯ


история и современность

(сборник статей)



ВВЕДЕНИЕ

Предлагаемый читателю сборник статей преследует цель рассмотреть ряд важных проблем экономического, социально-политического, идеологического и культурного развития турец­кого общества, соотношение этих проблем с эволюционирую­щими функциями политических и административных институ­тов, органов власти.

Материалы сборника в основном подготовлены на базе Ра­бочего совещания, посвященного анализу новой конституции Турецкой Республики 1982 г. и проведенного сектором Турции Института востоковедения АН СССР в марте 1983 г., а также состоявшейся в ИВ АН СССР в конце 1983 г. Всесоюзной кон­ференции туркологов, проведенной в связи с 60-летием Турец­кой Республики по теме «Социально-экономическое, политиче­ское и культурное развитие Турецкой Республики: итоги и пер­спективы». В ходе Рабочего совещания и конференции, в кото­рых приняли участие специалисты — востоковеды Института востоковедения АН СССР, ряда других востоковедных учреж­дений, высших учебных заведений, практических организаций, состоялся широкий и полезный обмен мнениями по некоторым итогам и перспективам развития Турции, проблемам эволюции общества и власти.

За 60 с лишним лет своего существования Турецкая Респуб­лика прошла в своем развитии значительный путь. Отстояв в национально-освободительной борьбе 1918—1923 гг. политиче­скую независимость, националистическая Турция под руковод­ством кемалистов приступила к ускоренной модернизации — капиталистическому развитию, что, безусловно, отразилось на ее экономике, социальной структуре, политической надстройке.

По сравнению с многими другими колониальными и зависи­мыми странами и народами Турция имеет исторически гораздо более продолжительный опыт решения экономических проблем на пути капиталистического развития. За это время капитализм как общественная формация занял господствующие позиции во всех отраслях и сферах экономики, стал приобретать или уже приобрел системообразующие функции'. Это выразилось, в частности, в значительном росте общего объема национального производства, опережающем росте продукции промышленно­сти по сравнению с сельским хозяйством, концентрации и цент­рализации производства, значительном росте влияния крупного капитала, интенсификации сельского хозяйства и др.2.

Такого рода развитие экономического базиса, безусловно, ^проецировалось на эволюцию социальной структуры турецкого общества. Выросла и консолидировалась промышленная и сель­скохозяйственная буржуазия, составив правящий класс турец­кого общества. Одновременно возросла численность армии на­емного труда, в которой авангардная роль по праву принадле­жит рабочему классу. Последний достиг по сравнению с дру­гими странами Востока довольно высокой степени концентрации: и организованности. Однако наличие наряду с современным (капиталистическим) сектором и традиционного, сохранение по­луфеодальных отношений обусловило сохранение и соответст­вующих традиционных (докапиталистических) социальных сло­ев и групп. Для Турции сегодняшнего дня характерны, в част­ности, многочисленные группы городских и сельских мелких предпринимателей, маргиналов и других промежуточных слоев 3.

Существующая наряду со сформировавшимся господствую­щим капиталистическим укладом многоукладность турецкого общества обусловила сложность и многоплановость переплете­ния классовых противоречий и отсюда особую остроту классо­вой и политической борьбы. Наряду с обострением основного противоречия капиталистического общества и соответственно-обострением борьбы между турецкой буржуазией и пролетариа­том выступает за свои права и мелкая буржузия, а с нею и все те, кто страдает от двойного угнетения современных и традици­онных эксплуататоров.

В соответствии с социально-экономическим развитием рес­публики претерпела изменения и ее политическая надстройка. Однопартийная система со спорадически возникавшими и быст­ро исчезавшими слабыми оппозиционными партиями трансфор­мировалась в многопартийную. Модифицировались структура и функции парламента, системы исполнительных и судебных ор­ганов и т. д. Изменялась и совокупность общественных органи­заций и их место в общественно-политической жизни общества.

В политическом аспекте наиболее характерным для 50— 80-х годов истории республики стало то, что политическая над­стройка, совокупность институтов, составляющих политическую машину правящего класса, оказывалась не в состоянии проти­востоять периодически накатывавшимся социально-экономиче­ским кризисам, бесперебойно и последовательно проводить в жизнь интересы этого класса. Основные буржуазные партии — Народно-республиканская партия (НРП), Партия справедливо­сти (ПС), Партия национального спасения (ПНС), Партия на­ционалистического движения (ПНД), каждая из которых име­ла поддержку определенных групп правящего класса, выдвину­ли несколько альтернатив развития страны — социал-демокра­тическую, консервативную, клерикальную, националистическую (профашистскую). Однако ни одна из них не смогла завоевать себе настолько прочные позиции, чтобы обеспечить «порядок и

политическую стабильность» в своем собственном понимании. Формировавшиеся на базе этих партий правительства, парла­мент не справлялись с экономическими и социальными пробле­мами страны.

В таких условиях начиная с 50-х годов на политической аре­не появляется армия, становящаяся влиятельной, а временами, и решающей политической силой. В периоды гражданского ру­ководства страной, функционирования многопартийной системы: армия пристально наблюдала за деятельностью политических пар­тий и обстановкой в стране. В периоды же после трех политиче­ских акций армии в 1960, 1971 и 1980 гг., когда военные прямо или опосредствованно находились у власти и осуществляли пол­ный контроль за положением в стране, они определяли харак­тер проводившихся социально-экономических мероприятий и. законодательных актов.

Анализ основного закона Турецкой Республики не случайно привлек внимание советских туркологов, стал темой Рабочего совещания и соответственно серии статей, включенных в насто­ящий сборник. История Турецкой Республики знает три консти­туции. Первая из них была принята в 1924 г. В ней были отра­жены и закреплены завоевания национально-освободительного движения, создание республики, определены законодательные основы последней, организация и функция законодательных, исполнительных и судебных органов, права граждан.

После государственного переворота 27 мая 1960 г. судьба турецкого основного закона стала определяться армией. Взяв­ший власть после переворота Комитет национального единства (а точнее, занявшая господствующие позиции в нем консерва­тивная генеральская группировка) совместно с руководством Народно-республиканской партии пришел к выводу о необхо­димости подготовки новой конституции. Она была разработана под наблюдением КНЕ и принята в результате референдума 9 июля 1961 4.

Необходимость новой конституции была обусловлена тем, что практика начавшей функционировать в 50-е годы многопартий­ной системы, развитие политической надстройки буржуазного государства показали недостаточную обеспеченность ее консти­туционными, правовыми нормами, что обусловило грубые нару­шения со стороны находившейся в 50-е годы у власти Демо­кратической партии допущенных в стране буржуазных свобод, зажим ею буржуазной оппозиции. Так же как и НРП, военное руководство полагало, что существенное расширение буржуаз­ных свобод, некоторая демократизация общественно-политиче­ской жизни обеспечат более устойчивое функционирование мно­гопартийной системы, всех политических и государственных ин­ститутов.

Это определило главное, принципиальное отличие конститу­ции 1961 г. от предшествующей конституции, которое заключа­лось в более существенной и глубокой проработке принципов

«буржуазного государства, значительном расширении буржуаз­ных свобод. Это нашло отражение, в частности, в том, что был введен новый раздел о правах и обязанностях граждан и допу­скаемых в стране свободах, значительно расширены положения об экономических, социальных и политических правах и обя­занностях государства и граждан, гораздо более основательно определен статус законодательных, исполнительных и судебных органов, административной системы.

Эти конституционные изменения оказали большое положи­тельное влияние на общественно-политическую жизнь, способст­вовали активизации рабочего движения, прогрессивных рабочих профсоюзов, борьбы трудящихся за свои права и демократию.

После меморандума 12 марта 1971 г., в результате которого военная верхушка через «надпартийные» правительства взяла руководство страной в свои руки, ее отношение к буржуазной демократии стало диаметрально противоположным. Генералы [Полностью солидаризировались с руководством Партии справед­ливости в том, что необходимо в кратчайшие сроки изменить конституцию, чтобы «стабилизировать демократическую систе­му», обеспечить «согласованное функционирование конституци­онных институтов». Направление изменений было указано воен­ным руководством весьма четко — ограничение демократических лрав и свобод в целях сокращения возможностей для рабочего движения, деятельности прогрессивных профессиональных ор­ганизаций, массового движения трудящихся.

Под давлением военных и под их наблюдением в 1971— 1973 гг. в указанных целях подверглись изменению 58 из 157 статей конституции 1961 г. Поскольку самая большая серия изменений была осуществлена в 1971 г., некоторые турецкие авторы не без оснований стали называть модифицированный основной закон конституцией 1971 г. Подверглись ограничению все права и свободы граждан, возможности деятельности проф­союзов, самоуправление университетов. Расширены прерогати­вы исполнительной власти, предусмотрено создание судов госу­дарственной безопасности.

Прошло без малого 10 лет после меморандума 12 марта 1971 г., и страну потряс новый военный переворот, случившийся 12 сентября 1980 г. Совершившее его военное командование вскоре объявило, что оно намерено ввести новую конституцию республики. В опубликованном в день переворота сообщении Совета национальной безопасности (СНБ), сформированного из высших генералов и взявшего власть в свои руки, выступление .армии мотивировалось тем, что «подрывные и анархистские круги резко активизировали свою деятельность», «вредные идео­логии проникли в систему образования... рабочие организации, политические партии, во все уголки страны и поставили ее на грань гражданской войны». В то же время, отмечалось в этом сообщении, государственные и конституционные органы, а так­же политические партии, разрываемые противоречиями и при-

6

шедшие в нерабочее состояние, не приняли необходимых мер псу спасению государства 5. Такая интерпретация причин переворо­та военным командованием логически определяла и его цели, в том числе необходимость введения новой конституции — поста­вить барьер на пути «подрывной деятельности и вредных идео­логий», «ликвидировать причины, мешающие функционированию демократического строя» 6.



Иными словами, речь шла прежде всего о том, чтобы вое'-препятствовать развитию рабочего движения, деятельности про­грессивных рабочих профсоюзов, левых политических организа­ций, обеспечить монополию идеологии буржуазного национализ­ма. Основным способом достижения этого должно было стать дальнейшее ограничение буржуазно-демократических свобод, ибо тех ограничений, которые обеспечивались конституцией 1971 г., для правящей верхушки оказалось недостаточно. Новая: конституция, по мнению ее авторов, должна была создать ба-лее прочную основу сохранения и развития существующего строя, проведения правящей элитой страны нужного ей эконо­мического курса и социальной политики.

Проект новой конституции был разработан под непосредст­венным наблюдением и при активном участии военного коман­дования. Он был обсужден совещательным органом — Консуль­тативным меджлисом, после чего рассмотрен Советом нацио­нальной безопасности, который 18 октября 1982 г. Законом № 2709 утвердил его. Новая конституция была принята в ре­зультате референдума, состоявшегося в ноябре 1982 г. под жест­ким контролем военного командования.

Ряд статей настоящего сборника и посвящен рассмотрению» характерных черт и особенностей новой конституции. Авторы статей, как правило, анализируют те или иные аспекты основно­го закона в сравнении с предшествовавшими конституциями республики.

Статья В. И. Данилова посвящена рассмотрению основных особенностей новой конституции в сравнении с конституцией 1961 г. с учетом ее изменений после 12 марта 1971 г. Выявление основных отличий новой конституции от предшествовавшей и их оценка, очевидно, нужны для того, чтобы осознать общий характер новой конституции, общее направление реорганизации основного закона, предпринятой правящими кругами страны, а следовательно, и главные цели их политики.

Некоторые материалы сборника освещают преломление в; конституции важнейших экономических проблем Турции. Пред­принятый П. П. Моисеевым анализ отражения проблем сель­ского хозяйства в конституции 1982 г. привел автора к выводу,, что содержащиеся там соответствующие положения в целом являются более консервативными, чем это наблюдалось в пред­шествующей конституции, свидетельствуют о стремлении режи­ма выразить в основном законе интересы крупных предприни­мателей.

Н. Г. Киреев предпринял исследование эволюции отражения iBonpocoB государственной и частной собственности в турецких конституциях. В конституции 1982 г. получили принципиальное подтверждение и дальнейшее развитие положения предшеству­ющих конституций о собственности, государственном и частном предпринимательстве, функциях государства в экономической жизни. При этом понятие частной собственности изменилось, оно должно было отразить оформление монополистического ка­питала.

В статье Е. И. Уразовой прослеживается эволюция консти­туционных положений по финансово-экономическим вопросам. Рассматривая отражение в конституции 1982 г. трех финансо­во-экономических вопросов — накопления и капиталовложений, налогов и налоговой политики, бюджетного процесса, автор кон­статирует, что в целом конституция уделяет им больше внима­ния, чем предшествовавшие основные законы. Это отразило не­обходимость для правящего класса укрепления финансовой ба­зы буржуазного государства, дальнейшего развития всех его функций.

Г. И. Старченков, рассматривая конституционную трактовку социальных, демографических и экологических проблем страны, отмечает, что в новой конституции зафиксированы установки, которые должны регламентировать общественную жизнь и пре­допределить содержание трудового законодательства. В целом положения конституции по социальным и демографическим проблемам свидетельствуют о новом этапе наступления эксплу­ататорской верхушки на права трудящихся.

В статье Ю. А. Ли рассматривается интерпретация основных законов такой серьезной проблемы социальной инфраструктуры,, как подготовка национальных кадров. Новая конституция уде­ляет вопросам образования больше внимания, чем конституции 1924 и 1961 гг., однако это внимание в основном выражается в том, что она определяет возможность обучения только на турец­ком языке в качестве родного языка, практически сводит на нет самоуправление высших учебных заведений, резко усиливает контроль государства за системой подготовки кадров. Иными словами, здесь явственно проступают реакционные тенденции правящей верхушки.

Концепции и практика турецкого национализма, отношение основного закона к национальному вопросу — тема статьи М. А. Гасратяна. Основная составная часть национального во­проса —• курдский вопрос. Автор делает вывод, что конституция 1982 г., как и предыдущие, игнорирует стремления курдского народа, не признает за ним национальных прав. Более того, эта политика выражена в новой конституции более ярко, чем в пре­дыдущих законодательных актах.

Итак, представленные в сборнике материалы показывают, как отражены в конституции экономические, социальные, обще­ственно-политические и некоторые другие проблемы страны. А

поскольку основной закон не просто отражение проблем обще­ства, а интерпретация их, реакция на них правящих кругов, определяющих законодательство, читатель получает представ­ление об основных направлениях политики этих кругов на со­временном этапе. Предпринятый в сборнике сравнительный ана­лиз отражения ряда вопросов в трех конституциях республшш позволяет проследить политику правящих кругов в развитии,, выделить тенденции этого развития. Создается, таким образом, представление о соотношении между проблемами общества и власти, путях трансформации органов власти в целях решения: этих проблем в интересах правящей элиты.

В данном случае речь может идти о явном усилении реакци­онных, антидемократических тенденций, четком проявлении ав­торитаризма в управлении государством и формировании поли­тической структуры. Указанная тенденция, находящая выраже­ние также в ущемлении прав трудящихся, сокращении свобод, увеличении разрыва между конституционными декларациями и их фактическим обеспечением, неизбежно, мы полагаем, усилит явление противоположного свойства, а именно рост широкой социально-политической оппозиции реакционным положениям, новой конституции.

Среди включенных в сборник статей присутствуют работы? обобщающего характера, подводящие определенные итоги раз­вития страны. К таким работам можно отнести статью-П. П. Моисеева, анализирующую «программу экономической стабилизации» 1980 г. как этап в стратегии экономического раз­вития страны; статью В. И. Данилова, в которой рассматривает­ся эволюция политической структуры республики, в том числе после военного переворота 1980 г., а также такая важная осо­бенность политической борьбы в Турции, как высокая политиче­ская активность армии; статью Э. Ю. Гасановой, посвящен­ную характеристике основных этапов становления и развития идеологии национально-освободительного движения в Турции; статью К. А. Беловой, где рассматривается эволюция общест­венного идеала в сознании турецкой интеллигенции в связи с социально-экономическими процессами, происходившими в ту­рецком обществе в XX в.

Ряд включенных в сборник материалов рассматривает те или иные аспекты политики и истории. В статье В. В. Емельяно­ва анализируются некоторые стороны новой, созданной после военного переворота 1980 г. законодательной основы функцио­нирования многопартийной системы. Статья Р. И. Керим-Заде посвящена рассмотрению основ турецкого буржуазного парла­ментаризма, содержания принципа народного суверенитета.

Внешнеполитический аспект истории республики представ­лен, в частности, статьей А. Ш. Расизаде, в которой уделяется особое внимание усилиям правительства НРП в 1948—I95Q гг. добиться принятия Турции в НАТО. Р. С. Корхмазян в своей статье впервые вводит в научный оборот документы Централь-

шого архива ГДР в Потсдаме, рассматривая на их основе неко­торые стороны турецкой внешней политики в период второй ми­ровой войны.

Рассмотрению некоторых проблем идеологии посвящены ста­тьи Н. Фарфутдинова — об отражении ряда аспектов идейно-по-.литической борьбы, различного толкования кемализма в турец­ком журнале «Кадро» (30-е годы XX в.); Э. Э. Замановой — о влиянии идеологической борьбы на интерпретацию в среде ту­рецкой интеллигенции традиций национальной культуры и куль­турных ценностей Запада; написанная на архивных материалах •статья Р. А. Сафрастяна о процессе внедрения в законодатель-лые акты в 50—60-е годы XIX в. концепции «османизма». Сюда же можно отнести статью М. М. Ахмедова, где на основе анали­за концепций турецкого историка Танера Тимура поднимается Бопрос о .проблемах научной методологии в турецкой историче­ской науке.

Ряд материалов сборника посвящен вопросам социально-эко-жэмического развития республиканской Турции. Статья Д. А. Ве-.лиева рассматривает налоговый механизм как одни из аспектов государственного регулирования экономики, получивший разви­тие в республиканской Турции. В статье Е. И. Уразовой просле­живаются основные этапы формирования и развития банковской системы, дается оценка пути развития банковской системы по-<сле военного переворота 1980 г. Статья Н. В. Комахидзе посвя­щена актуальной для Турции проблеме преодоления социально-.экономической отсталости восточных районов. В связи с этим .автор анализирует программные установки и практическую дея­тельность основных буржуазных партий страны. Статья .А. А. Алиевой посвящена особенностям и этапам развития ко­оперативного движения в республиканской Турции. С. В. Гега-мян в своей статье рассматривает характерные черты взаимо­действия турецкой буржуазии с государственным сектором и иностранным капиталом в период 1945—1959 гг.

В целом представленные в сборнике материалы помогут чи­тателю лучше узнать как историю, так и современные пробле­мы соседней Турции.



1 Турецкая Республика (справочник). М., 1975, с. 56; Иванов С. М. 'К вопросу о типологической характеристике современной Турции.— Экономи­ческое развитие современной Турции. М., 1983, с. 28, 30.

2 См.: Турецкая Республика в 60—70-е годы. Вопросы общественно-поли­тического развития. М., 1984, с. 5—23.

3 См.: Моисеев П. П. Социальная структура общества (Турция).— Пробле­мы развития стран современного Ближнего и Среднего Востока. М., 1981, с. 126—140; Турецкая Республика в 60—70-е годы, с. 23—49.

4 В январе 1945 г. была введена в действие новая конституция, однако она была упразднена в декабре 1952 г., и одновременно принят закон о по­вторном введении конституции 1924 г. (Закон № 5997 от 24 декабря 1952 г.) .(см. Современная Турция. М., 1958, с. 269).

s Hurriyet. 12.09.1980. '•6 Там же.

В. И. Данилов

ОСНОВНЫЕ ОСОБЕННОСТИ

НОВОЙ КОНСТИТУЦИИ ТУРЕЦКОЙ РЕСПУБЛИКИ

(в сравнении с конституцией 1961 г.) '

7 ноября 1982 г. в Турции состоялся референдум, в резуль­тате которого была принята новая конституция. Проект консти­туции, подготовленный специальной комиссией, был рассмотрен и утвержден сначала Консультативным меджлисом, а затем Со­ветом национальной безопасности.

Ниже рассмотрены основные особенности конституции' 1982 г. в сравнении с конституцией 1961 г. (с учетом внесенных: в нее после 12 марта 1971 г. изменений и дополнений). Новая* конституция состоит из преамбулы и семи частей, включающих 177 статей, а также 16 временных статей. Конституция 1961 г. кроме преамбулы имела шесть частей, состоявших из 157 ста­тей, а также 22 временные статьи.

Если преамбула старой конституции обосновывала необходи­мость и законность государственного переворота 27 мая 1961 г., то соответствующая часть конституции 1982 г. подчеркивает не­обходимость «операции 12 сентября 1980 г.», осуществленной армией «по призыву нации». Это «движение», подчеркивается в преамбуле новой конституции, было предпринято в условиях,. когда «сепаратистские и подрывные» действия поставили стра­ну на грань гражданской войны.

Преамбула обосновывает основные принципы и цели консти­туции. Новым по сравнению с предшествовавшей конституцией здесь является выделение таких принципов, как целостность ту­рецкого государства и нации, сохранение турецких исторических и духовных ценностей, национализм, лаицизм, недопустимость вмешательства «священных религиозных чувств» в государст­венные дела и политику, достижение «любви и братства» внутри нации.

Часть первая конституции 1982 г.общие принципы (ст. 1—-//) — практически повторяет соответствующую часть бывшей конституции. Новое здесь — среди основ и целей государства делается акцент на «общественный порядок, национализм Ата-тюрка, целостность и неделимость нации и государства» (ст. 2—8).

Часть вторая основные права и обязанности (ст. 12— 74) — состоит из четырех разделов: 1) основные положения;

11

2) права и обязанности граждан; 3) социальные и экономиче­ские права и обязанности; 4) политические права и обязанно­сти. (В бывшей конституции положения, включенные теперь в третий раздел, были менее разработаны и распределялись по .другим частям.)



В первом разделе, в котором представлены основные положения, можно выделить следующие новые моменты. Под­черкивается необходимость обеспечения «общего спокойствия». .Введено положение о том, что права и свободы не могут ис-лользоваться так, чтобы они создавали угрозу государству и основным правам и свободам или были направлены на установ­ление диктатуры одного лица или какой-либо группы, господ­ства одного социального класса над другими или на создание государства на религиозных принципах. Подобные действия или .подстрекательство к ним караются законом (ст. 14).

Новым является положение, что основные права и свободы гфи особых обстоятельствах (мобилизация, военное положение и т. п.) могут быть ограничены «в требуемой мере» либо отме­нены совсем (ст. 15).

Таким образом, уже в первом разделе обозначается тенден­ция к общему ограничению буржуазных свобод. Подчеркивание ютрицательного отношения к попыткам «установления диктату­ры одного лица» и «создания государства на религиозных прин-щипах» означает не что иное, как стремление не допустить во­зобновления политической деятельности, проводившейся до во-(внного переворота 12 сентября 1980 г. Партией националистиче­ского движения (ПНД) и Партией национального спасения '(ПНС). Здесь также проявляется особо отрицательное отноше­ние к коммунистической идеологии (в турецкой официальной пропаганде ее обычно характеризуют как «призыв к установле­нию господства одного класса»).

Во втором разделе гораздо более подробно по срав-онению с конституцией 1961 г. разработаны положения о непри­косновенности личности, праве граждан на свободу и безопас­ность. Однако эта разработка сведена в основном к перечисле­нию многочисленных оговорок, когда такое право ограничива­ется либо вовсе ликвидируется «в случае бегства арестованных, 'подавления восстаний или беспорядков, применения оружия в условиях военного положения, в случае арестов и задержаний» ти т. п. Ст. 19 перечисляет возможности применения государст­вом насильственных мер к гражданам, определяет сроки предва­рительного заключения; при этом делается оговорка, что они продляются на неопределенный период в случае военного поло­жения 2.

В ст. 24 о свободе вероисповедания и совести введено новое положение о том, что «обучение и преподавание религии и мо­рали осуществляется под надзором и контролем государства». В начальной и средней школе преподавание религии и морали вводится в число обязательных дисциплин.

12

Значительно более разработанными и подробными являются статьи о свободе слова и убеждений и пользования средствами массовой информации, однако это также достигается за счет перечисления ограничений, как-то: сохранение государственных и профессиональных тайн и т. п. Симптоматично положение о том, что средства массовой информации не могут применять «никакой запрещенный законом язык». Предусматривается «регулирование законом» ввоза в страну зарубежных публика­ций по науке и искусству.

В статьях о свободе печати сохранены все ограничения, перечисленные в старой конституции. Кроме того, более под­робно разработаны случаи и порядок конфискации периодиче­ских изданий. Указывается, что порядок получения разрешения на издание устанавливается законом 3.

Так же более детально перечисляются ограничения на сво­боду собраний и создания обществ. Новое здесь: общества и кружки лишены права ставить политические цели и заниматься политической деятельностью, получать поддержку от политиче­ских партий либо поддерживать последние, а также действовать в политических целях совместно с профсоюзами и обществен­ными организациями профессионального характера. Указывает­ся также, что свобода создания обществ и кружков может быть ограничена либо вовсе ликвидирована для вооруженных сил и служащих государственного сектора.

В отношении свободы собраний и манифестаций городским властям предоставляется право определять место и путь следо­вания «в целях предотвращения нарушения порядка», а также запрещать собрания и манифестации, в ходе которых возмож­но «нарушение требований национальной безопасности». Новое положение здесь: общественные организации, кружки и проф­союзы могут проводить собрания и манифестации только в рам­ках своей деятельности и целей 4. Как видим, конституция тща­тельно перекрывает все возможные пути проявления политиче­ских мотивов в деятельности указанных организаций. Интерес­ное новое положение содержится в ст. 38 (о вине и ответствен­ности): «Гражданин не может быть возвращен в другую страну по причине преступления».

Третий раздел касается социальных и экономических прав и обязанностей. Конституция усиливает роль государства в организации системы образования и в контроле за ней. Под­черкивается, что деятельность всех учебных заведений ограни­чена только учебными и исследовательскими целями и что в качестве родного языка может употребляться и преподаваться только турецкий язык (ст. 42).

Введено положение о государственном контроле за берего­вой полосой всех рек, озер и морей. Конституция запрещает раздел земель, выделяемых государством малоземельным или безземельным крестьянам, подчеркивает роль государства в контроле за правильным использованием земель, снабжении

13

производителей необходимыми орудиями и средствами, установ­лении «правильных» закупочных цен (ст. 43, 45).



Подчеркивается роль государства в достижении и поддер­жании мирных отношений между рабочими и предпринимателя­ми. Главное нововведение в отношении профсоюзов — запреще­ние для них заниматься политической деятельностью и высту­пать совместно с политическими партиями и общественными ор­ганизациями. Эта же статья предусматривает административ­ный и финансовый контроль государства над профсоюзами, их доходами и расходами. Профсоюзы могут расходовать средства только в рамках установленных для них целей и обязаны дер­жать свои деньги только в государственных банках.

Введена новая статья (54), в подробностях определяющая право на забастовку и локаут (в конституции 1961 г. право на локаут не устанавливалось). Статья перечисляет новые много­численные ограничения и случаи отмены права на забастовку, в том числе запрещает забастовки «в политических целях», за­бастовки солидарности, всеобщие забастовки, захват и заня­тие рабочих помещений, запрещает «создавать помехи» штрейк­брехерам и т. д.5. Как видим, с одной стороны, введено право на локаут, а с другой — весьма существенно ограничено право на забастовку.

Стремясь как-то компенсировать эти ограничения, конститу­ция подчеркивает роль государства в обеспечении для трудя­щихся социальной помощи, организации системы здравоохране­ния, строительства доступных жилищ. Впервые упоминается право на жилище. Введены положения об охране окружающей среды (ст. 55—61, 63).

Особый упор делается на роль государства в воспитании молодежи в духе принципов Ататюрка, непримиримости к те-' чениям, «направленным на разрушение нерасторжимой целост­ности государства, страны и нации» (ст. 58). Иными словами, конституционно закрепляется необходимость воспитания турец­кой молодежи исключительно в духе буржуазного национа­лизма.

Введена ст. 62, определяющая роль государства в обеспече­нии социальных прав турецких рабочих за рубежом — это дань назревшей серьезной проблеме.

Четвертый раздел, рассматривающий политические права и обязанности, декларирует право участия в политиче­ской деятельности и устанавливает возрастной ценз избирате­лей— 21 год (он остается прежним, но не был упомянут в кон­ституции 1961 г.).

Статьи о политических партиях содержат принципиальные положения, которые определили и характер нового закона о партиях 6. Программы и уставы партий, говорится в новой кон­ституции, не могут противоречить принципам неделимости и единства нации и государства, демократической и светской рес­публики. Не могут быть созданы партии, ставящие целью уста-

14

иовление господства какого-либо класса или социальной груп­пы, а также любой диктатуры. Запрещено создание и деятель­ность партий за рубежом, а также создание в партиях жен­ских, молодежных и других отделений и фондов. Запрещены по­литические связи и сотрудничество партий с общественными организациями, профсоюзами, фондами, кооперативами и полу­чение материальной помощи от перечисленных организаций. Прокуратура контролирует уставы и программы партий и их деятельность. В случае запрета партии ее основатели и руково­дители не имеют права создания новой партии; не может быть разрешена деятельность партии, большинство членов которой составляют члены запрещенной партии. Партии не могут полу­чать какую-либо помощь или указания от других государств, международных организаций, зарубежных обществ и групп, а также участвовать в деятельности указанных государств и ор­ганизаций, направленной против независимости и целостности Турции. Запрет членства в партиях распространен на профес­соров и преподавателей высших учебных заведений и учащихся. Ликвидировано положение о финансовой помощи государства лартиям (ст. 68—69).



Часть третья основные органы республики (ст. 75160).

Новая конституция вводит однопалатную систему. К старым ограничениям на право избрания в меджлис добавлены новые: злоупотребление служебным положением, участие «в идеологи­ческих или анархистских действиях» либо подстрекательство к ним; не могут быть избраны преподаватели высших учебных заведений и служащие государственного сектора. Меджлис те­перь избирается на пять лет (в прежней конституции — на четы­ре года). Президент наделяется правом назначать новые всеоб­щие выборы 7.

В присягу депутатов введены новые моменты — обязатель­ство охранять целостность страны и нации, соблюдать верность принципам и реформам Ататюрка, конституции, стремиться к обеспечению «порядка и спокойствия общества и национальной сплоченности». Заметно ограничена парламентская неприкос­новенность депутатов. Интересное новое положение содержится в ст. 84: депутат, вышедший из своей партии и вступивший в другую, лишается депутатского мандата. Решение об этом при­нимается простым большинством голосов. Более того, кандида­тура депутата, вышедшего из партии, не может быть выставле­на на следующих выборах ни одной из партий, действовавших в момент его выхода. Депутатских мандатов лишаются также члены партий, запрещаемых Конституционным судом8. Ясно, что подобными мерами военное руководство желало укрепить партийную дисциплину и многопартийную систему в целом в интересах буржуазного государства.

Ст. 87 ограничивает право меджлиса на политическую ам­нистию— таковой не подлежат случаи, указанные в ст. 14 (см. ,выше). Это существенное нововведение, острие которого, очевид-




Достарыңызбен бөлісу:
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   25


©kzref.org 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет