Учебно-методический комплекс дисциплины «местное самоуправление» для студентов направления подготовки 101100. 62 Гостиничное дело Лекции 12 часов



жүктеу 2.65 Mb.
бет4/9
Дата21.04.2019
өлшемі2.65 Mb.
түріУчебно-методический комплекс
1   2   3   4   5   6   7   8   9
Тема 4. Муниципальная политика на уровне регионов и городов России

Регионы России в переходный период

В ходе реформ 90-х спектр вариантов наличия или отсутствия местной автономии в регионах был чрезвычайно широк. В Татарстане муниципальная автономия почти отсутствовала, т.к. МСУ оказалось ограниченным уровнем сел и малых городов. В Приморском крае конфликт вокруг МСУ во Владивостоке перерос в затяжной политический кризис. В Свердловской области неустранимое противостояние региональных властей и администрации Екатеринбурга стало основой для формирования относительно развитой региональной партийной системы. Хотя политические реформы 2000-х годов существенно изменили положение дел, различия в региональных вариантах развития МСУ по-прежнему оставались очень заметными вплоть до 2003г. (до принятия ФЗ - №131), существуют они, хотя и в значительно ослабленном виде, и сегодня:

- в 90-е годы в региональных столицах практиковались или всеобщие выборы мэров, или их назначение советом. Такая модель была специально навязана региональными властями для ослабления МСУ (Сыктывкар), сегодня выборные мэры заменяются назначаемыми сити-менеджерами,

- система со слабым советом, обладающим подчиненным статусом по отношению к всенародно избранному мэру (как вариант, мэр возглавлял совет) была широко распространена в регионах: по состоянию на 1999г. такая ситуация имела место более чем в 3600 МО 37 регионов,

- система с сильным советом, полномочия которого не уступали полномочиям мэра, имела место до начала 2000-х годов в Пскове,

- наличие или отсутствие МСУ на уровне районов и мелких населенных пунктов. Поселенческий уровень МСУ подрывал позиции городов по отношению к регионам. На фоне сотен мелких дотационных МО в регионе (Оренбургская область – 578 МО, Курская – 511 и др.) городские власти имели слабые позиции в отстаивании именно своей автономии (Алтайский край, Тамбовская область),

- создание региональными органами власти местного государственного управления на субрегиональном уровне (Свердловская область). Государственные полномочия исполняли именно эти органы, а не МСУ,

- депутаты муниципального совета выбирались по смешанной или пропорциональной системе (Красноярск), что усиливало муниципальную автономию.


Рассмотрим реформу МСУ в регионах до 2003г. и попробуем выяснить причины такого разнообразия.

В 1998-2000гг. политика в сфере МСУ все в большей степени определялась регионами. Федеральные акторы уступали место главных агентов «регионалам» и «муниципалам». В силу этого характеристики региональных политических процессов, а не федеральная политика предопределяли развитие местной автономии или ее отсутствие. Это вело к диверсификации вариантов развития МСУ и к нарастанию конфликтов между региональными и местными властями (между региональными столицами и регионом).

В российских регионах (и это главная особенность) в переходный период гораздо более остро, чем на федеральном уровне стоял вопрос о противостоянии сторонников муниципальной автономии и противников ее (сторонников регионального контроля).

Муниципальная автономия на любом уровне определяется:

- политическими возможностями и динамикой их изменений,

- акторами, выступающими агентами (сторонниками) самостоятельности МСУ,

- стратегиями агентов и их политическими последствиями,

- влиянием институционального регулирования МСУ.

Особенностями, влияющими на региональный уровень муниципальной политики России являются также:

- ограничения центра на действия региональных и местных акторов, его политика рассматривается как экзогенный фактор, который, в т.ч., наряду с другими факторами определял структуру политических возможностей,

- политика в сфере МСУ для центра не была первоочередной задачей, в то время как для региональных и для местных акторов институциональной строительство в этой сфере было жизненно важным. Поэтому на федеральном уровне в действиях акторов преобладало влияние идеологий, на региональном – явно преобладали интересы,

- на федеральном уровне стратегии, избранные агентами МСУ, влияли на процесс институционального строительства гораздо меньше, чем на региональном, потому что уровень неопределенности и вызванный им дефицит информации у региональных акторов был гораздо выше, чем у федеральных.


Политические возможности, агенты и стратегии муниципальной автономии

Политические возможности реформы МСУ на уровне МСУ складывались из:

- политических возможностей на начало реформы (стартовые возможности),

- их изменений в процессе реформы, которые можно представить как результат воздействия двух групп факторов: ресурсных сдвигов (изменение ценности ресурсов с точки зрения их воздействия на институциональные изменения) в постсоветский период и институциональных изменений, вызванных политикой Центра.

Стартовые возможности определялись рядом обстоятельств, имевших место в СССР: каким был регион (аграрным или промышленным), какими ресурсами он располагал, как он управлялся (доминировал ли ведомственный или местнический подход) и др. Доминирование местничества, типичное для аграрных регионов, вело к развитию патрон-клиентских отношений и ослаблению автономии во всех сферах. В индустриальных районах с диверсифицированной экономикой преобладала ведомственность. В этих условиях автономия городских управленцев была высокой.

Можно выделить 3 вида ресурсных сдвигов, произошедших в регионах России в 90-е годы: отраслевые ресурсы, ресурсы местоположения и концентрация ресурсов. Изменение роли отраслевых ресурсов было вызвано сдвигом территориально-отраслевой базы экономики, когда одни отрасли и связанные с ними территории приходили в упадок (там, где были развиты предприятия ВПК), а другие обнаруживали экономический рост (там, где были развиты отрасли по добыче и переработке природных ресурсов).

Изменение роли ресурсов местоположения вызвано экзогенными факторами: трансграничными связями, массовой миграцией, этническими конфликтами и др. По отношению к МСУ можно говорить о непреднамеренных последствиях этих сдвигов.

Сдвиги концентрации ресурсов носили внутрирегиональный характер и происходили в результате перераспределения ресурсов между центрами и периферией в рамках региона.

Воздействие ресурсных сдвигов на автономию МСУ носило противоречивый характер. Они сузили политические возможности городской автономии в тех регионах, где предприятия, приносящие доходы, находились за пределами региональных столиц (металлургические предприятия Белгородской области), а также там, где такие предприятия контролировались региональными акторами (Татарстан) либо внешними акторами (межрегиональные корпорации в Омске). Сильная зависимость региональных бюджетов от этих предприятий вела к подавлению проявлений самостоятельности МСУ. Этнические конфликты также резко сужали возможности муниципальной автономии (не до самостоятельности).

Ресурсные сдвиги могут, однако, и расширять политические возможности МСУ (сдвиги местоположения и концентрации). Включение части российских городов и регионов во внешнеполитические и внешнеэкономические связи могли расширить возможности муниципальной автономии. Сдвиги, обусловленные концентрацией ресурсов, повышали значимость и влияние крупных городов и побуждали Центр к определенной деятельности для них в сфере МСУ.

Отметим, что стартовые условия влияли политические возможности на всех этапах реформы, а ресурсные сдвиги в ряде регионов сказывались лишь на поздних стадиях.

Институциональные изменения, вызванные федеральной политикой в сфере МСУ имели различные проявления в регионах. Тем не менее, они задавали определенные рамки муниципальной политики, выход за которые на уровне регионов грозил санкциями (случай Удмуртии в 1997г.). Изменения федеральной политики в сфере МСУ в «критические моменты 90-х и 2000-х годов задавали изменения политических возможностей и на региональном уровне. Из этого следует, что после 2003г. политические возможности муниципальной автономии в российских регионах резко сузились.

«Критические моменты», применительно к региональному уровню муниципальной политики можно переписать следующим образом:

- первые конкурентные выборы местных и региональных советов, вызвавших в ряде городов и регионов появление публичной муниципальной политики (весна 1990г.),

- крушение КПСС (август 1991г.), в результате чего в городах и регионах произошла смена акторов (назначенные мэры и губернаторы),

- роспуск советов (октябрь 1993г.) и переход к «исполнительной вертикали», принятие Конституции (декабрь 1993г.), дающее новые возможности для агентов МСУ в регионах,

- вступление в силу ФЗ - №154 (сентябрь 1995г.),

- региональные и местные выборы (1995-1996гг), в результате которых в регионах закрепились различные сложившиеся системы МСУ,

- федеральная реформа 2000-х, продемонстрировавшая отказ Центра от самостоятельности МСУ и поворот к контролю над муниципалитетами.
Агенты автономии

Роль агента №1 в российских городах принадлежала главам исполнительных органов МСУ (мэрам). В 1991-1993гг региональный совет являлся основным противовесом назначенному Центром главе региональной администрации. Однако, политическое значение легислатур упало в 1996-1997гг после начала всеобщих выборов губернаторов и еще сильнее снизилось после утраты статуса членов Совета Федерации председателями региональных собраний. Т.о., губернаторы практически не встречали сопротивления своим действиям на региональном уровне, и только мэры городов могли стать противовесом монопольному господству губернаторов. Если в первом цикле губернаторских выборов (1995-1997гг) основными конкурентами действующих губернаторов были председатели региональных собраний, то во втором цикле им противостояли уже мэры региональных столиц. В одних случаях мэры побеждали (Смоленская и Новосибирска области), в других – проигрывали (Свердловская и Волгоградская области).

Именно электоральная политика стала фактором становления (или исчезновения) агентов муниципальной автономии в регионах:

- достижение политической автономии МСУ невозможно без выборов его органов,

- полученная на выборах легитимация была важнейшим ресурсом и муниципальных советов, и тем более мэров в борьбе за расширение автономии.

Всеобщие выборы мэров делали их публичными акторами, сравнимыми по значимости с губернаторами.

Еще одним фактором становления агентов была скорость и очередность проведения муниципальных выборов. Если удавалось провести выборы органов МСУ быстро и до выборов губернаторов, то агенты получали возможность воздействовать на институциональное строительство МСУ в регионах и ограничивали возможности региональных акторов использовать МСУ для своего переизбрания (Волгоградская область). Затягивание муниципальных выборов позволяло исключать агентов из институционального строительства МСУ, подрывая тем самым муниципальную автономию.

Среди других (менее влиятельных) агентов автономии МСУ в регионах играли отделения политических партий (региональное отделение «Яблока» в Санкт-Петербурге), представитель президента в регионе (Волгоградская область). Они, как могли, препятствовали возможному разрешению конфликта «мэр – губернатор» по принципу «игры с нулевой суммой». Противостояние агентов муниципальной автономии и их противников «один на один» способствовало полному поражению мэров (примеры Омска и Владивостока), либо тому, что мэры, захватив пост губернатора, начинали уничтожать прежде желаемую автономию (Саратовская область).

Политическим фактором, способствовавшим появлению устойчивых агентов автономии МСУ являлся раскол региональных элит (Свердловская область), наоборот – их консолидация препятствовала появлению таких агентов (Татарстан).

В 2000-е годы, особенно после 2003г., изменение политической ситуации в регионах в условиях централизаторской политики Центра существенно затруднило существование прежних агентов и сделало практически невозможным появление новых. Это было связано с отменой губернаторских выборов и реформой региональных избирательных систем: введение выборов по партийным спискам в регионах заметно укрепили влияние партии власти «Единая Россия», не заинтересованной в автономии МСУ, в региональных легислатурах.

В мае 2006г. под патронажем «Единой России» во исполнение ФЗ - №131 был создан Всероссийский совет МСУ. Однако, его формирование было призвано не допустить активизации КМО и создания иных объединений МСУ и установить над ними контроль.
Стратегии

Потенциал агентов реализуется в зависимости от избранных ими стратегий. Как указывалось выше, существует три основных стратеги:.

1. «Лояльность». Она имеет место в состоянии равновесия региональных и муниципальных властей, когда акторы не конфликтуют друг с другом. Состояние полностью подчиненного МСУ (отрицательный эквилибриум) сегодня характерно для большинства российских МО. Этот вариант возникает в случае отсутствия агентов либо в силу крайне ограниченных политических возможностей. Наиболее ярко это проявилось в городах федерального значения Петербурге и Москве, где в силу мощного регионального лобби и политические возможности крайне ограничены, и агенты самостоятельности МСУ отсутствуют. Состояние развитой муниципальной автономии (положительный эквилибриум) сегодня не наблюдается нигде в России, но в недавнем прошлом эта ситуация была характерна для Пскова, где стратегия «лояльность» успешно сочеталась со стратегией «оборонительного протеста».

2. «Уход». Здесь агенты отказываются от действий в обмен на ресурсы. Результатом мог стать буквальный уход с занимаемых постов в губернаторы или на другие должности регионального или федерального уровня. При этом агенты могли «унести» с собой на более высокий уровень имеющийся у них ресурс, тем самым ослабляя местную автономию (случаи Перми, Саратова и Петрозаводска). Другим результатом могло быть сохранение агентами своих постов на новых условиях, не предполагавших усиление автономии. Агенты, не обладавшие достаточными ресурсами для расширения автономии, добровольно или вынужденно шли на заключение неформального «пакта» со своими противниками. Его суть состояла в отказе от дальнейшей борьбы за автономию в обмен на иные ресурсы. Такой пакт мог быть частью более широкого «сообщества элит» на региональном уровне, именно такая ситуация реализовалась в Томске. Там мэр А.Макаров, заявлявший о намерении бороться за пост губернатора с программой автономии МСУ, в преддверии выборов пошел на соглашение с губернатором В.Крессом, отказался от конкуренции на региональном уровне, зато сохранил пост мэра, но автономия в Томске была ограничена рамками «пакта». Однако, «пакт» оказался неустойчивым, и в 2006г. мэр был отстранен от должности.



3. «Протест». Стратегия предполагает действия агентов по расширению муниципальной автономии. Наступательный вариант «протеста» (завоевание власти на уровне региона), как правило, был неблагоприятен для автономии в случае успеха, поскольку он заканчивался «уходом» агентов на региональный уровень. Оборонительный вариант, когда агенты не претендовали на завоевание региональной власти, был, как правило, более благоприятен для муниципальной автономии. Неуспех как наступательной, так и оборонительной стратегии мог иметь различные последствия и для самих агентов, и для автономии. В одних случаях агенты могли оказаться достаточно сильными для сохранения автономии (Волгоград, Екатеринбург), в других случаях их поражение могло привести к снижению самостоятельности МСУ (Краснодар, Владивосток). К середине 2000-х стратегия «протеста» все чаще уступает место «уходу» из-за меньших рисков последней.
Роль городов в МСУ

Большими политическими свободами пользуются наиболее компактные и притом крупные локальные сообщества – города. В городах, учитывая более высокий образовательный ценз их населения, быстрее формируются локальные интересы, с чем не может не считаться центральная власть. На фоне подчиненного положения большинства российских муниципалитетов в течение 90-х годов крупные города оставались практически единственными очагами местной автономии. 

Для России характерно противостояние модернизационных центров, в роли которых выступают крупные города, и отсталых периферий, куда входит большая часть территории страны. В большинстве регионов данное противостояние сводится к противоречию региональная столица – регион. Роль региональных столиц в политической структуре регионов России обусловлена их преобладанием над всеми остальными поселениями по уровню развитии и концентрации ресурсов. Речь идет как о численности населения (разрыв между первыми и вторыми городами составляет в среднем 6 раз), так и об экономическом потенциале. К началу XXIв. в региональных столицах проживал 31% населения регионов, в то же время в них концентрировалось 43% расходов муниципальных бюджетов. 

Проблемы развития самостоятельности МСУ в крупных городах могут сильно повлиять на долгосрочные перспективы развития России вообще. Крупные города выполняют функцию адаптации страны к воздействию глобализации. Они выполняют цивилизаторскую миссию, подтягивая отсталую периферию к более или менее современному уровню развития. Города служат для России трансляторами инновационных процессов, в то время как остальная страна лишь адаптируется (и то не везде, и не всегда) к переменам. Однако, выполнение этой функции городами становится затруднительным в нынешних условиях, когда экономические ресурсы принудительно перераспределяются в пользу периферий (механизм отрицательных трансфертов в ФЗ - №131). Выбранный курс на перераспределение ресурсов за счет городов, ограничивающий их самостоятельность, ведет к развитию страны по уровню ее отсталых территорий. Пытаясь поставить МСУ под свой контроль, Центр стремится обеспечить равенство в ущерб свободе, что уже бывало и не раз в нашей истории. 
Муниципальная политика в городах

Критические моменты институционального строительства МСУ в городах России.

Выборы 1990г. в региональные и местные советы были важнейшим шагом по децентрализации и демократизации власти. Там, где в ходе выборов проявились конфликты «область – город», имели место «бунты» городских акторов против областных (в Саратове такой «бунт» оказался неудачным, в Волгограде привел к затяжному противостоянию города и области). Если же конфликты не проявлялись, последствия выборов для автономии в городах были различны: не имели существенного значения (Псков); стали первым шагом на пути становления автономии (Петрозаводск); приводили к ситуации, впоследствии приведшей к квази-автономии (Пермь). В целом, проведение выборов городских советов и придание им хотя бы на бумаге статуса автономии было хотя и недостаточным, но необходимым условием становления муниципальной автономии в городах.

Последствия крушения КПСС в августе 1991г. были достаточно противоречивы для процесса становления муниципальной автономии в городах. Назначенные Центром главы местных и региональных администраций могли оставаться прежними (Ульяновская область), полностью измениться (Пензенская область), частично измениться (большинство регионов). Важнее другое: персональные изменения не сопровождались институциональными. Закон об МСУ 1991г., по сути, в силу так и не вступил: ни выборы мэров городов, ни перевыборы советов не проходили. «Исполнительская вертикаль» в краях и областях в полном объеме на региональные столицы не распространялась до октября 1993г.

Шаги Центра по назначению глав администраций городов и регионов в 1991-1993гг могли влиять на муниципальную автономию либо позитивно (Псков), либо негативно (Саратов), либо никак не влиять (Пермь).

Роспуск советов в октябре 1993г. в целом негативно сказался на политических возможностях самостоятельности МСУ в городах. Городские советы, самые преданные агенты автономии МСУ, были распущены, мэры городов – подчинены губернаторам. Центр отдал МСУ на откуп региональным властям. Роспуск советов оказал куда большее влияние на городское МСУ, чем принятие в декабре 1993г. новой Конституции, продекларировавшей местную автономию. Т.е., Конституция сыграла свою роль в отношении МСУ на общенациональном уровне, а на региональном и особенно городском главными были события октября 1993г.

Принятие и введение в действие первого Закона «Об общих принципах» (ФЗ - №154) в сентябре 1995г. по-разному повлияло на развитие городского МСУ. В Пскове участие городских и областных акторов в подготовке закона существенно повлияло на расширение политических возможностей муниципальной автономии, которые успешно реализовались впоследствии. В Перми ФЗ - №154 также послужил расширению возможностей автономии МСУ, хотя не так быстро и не в таком объеме, как в Пскове. В Саратове противодействие городских и областных акторов привело к срыву реализации норм нового закона. В Петрозаводске уже действовал принятый в 1994г. закон Республики Карелия о МСУ, причем его нормы были даже более благоприятными для развития муниципальной автономии, чем нормы ФЗ - №154, т.е. новый закон оказался шагом назад для самостоятельности МСУ в республике.

Волна выборов глав исполнительной власти регионов и органов МСУ 1995-1996гг также достаточно противоречиво повлияла на политические возможности муниципальной автономии в городах. В Пскове и Перми выборы мэров и городских дум стало важным моментом институализации МСУ и расширения политических возможностей местной автономии. В Саратове выборы муниципальных советов подтвердили высокий уровень контроля региональных властей над МСУ и низкий уровень автономии.

Муниципальная реформа 2000-х, особенно принятие второго Закона «Об общих принципах» (ФЗ - №131) в 2003г. подорвала равновесие между региональными и муниципальными властями в пользу «регионалов». ФЗ - №131 резко изменил структуру политических возможностей в регионах и городах. Он предоставил противникам муниципальной автономии широкие возможности по изменению правил игры в свою пользу. Этот закон законсервировал ситуацию там, где к началу 2000-х годов не сложились основы местной автономии и местной демократии (Саратов), изменил ее в пользу отказа от демократии и автономии в промежуточных ситуациях (Петрозаводск, Пермь), существенно ухудшил ее там, где в начале 2000-х можно было говорить о становлении местной автономии и местной демократии (Псков).

Кроме негативных институциональных изменений, муниципальная реформа 2000-х имела и другие негативные последствия для МСУ:

«Муниципалы» фактически лишились союзников на федеральном уровне: решения в сфере МСУ обуславливались тактическим союзом «управленцев» и «утилитаристов», не заинтересованных ни в местной автономии, ни в местной демократии,

Укрепление партии власти «Единая Россия» изменило соотношение сил агентов и оппонентов автономии в регионах и городах России: оно все более зависело от эндогенных (внутренних) факторов. Региональные отделения «Единой России» также как и назначаемые с 2004г. Центром губернаторы, выступали проводниками политики Центра по внедрению муниципальных реформ в городах и регионах страны, что означало сворачивание муниципальной автономии. Показательна в этом смысле замена выборов мэров сити-менеджерами,

Упадок других институтов, важных для муниципальной автономии (выборов, независимых СМИ, судебной системы) существенно сказался на политике в сфере МСУ.

Подытоживая, можно сделать вывод о том, что после 2003г. в российских городах не сталось шансов на сохранение (не говоря уже о расширении) политических возможностей на муниципальную автономию.



Тема 5. Возможные варианты и перспективы муниципальной политики в Российской Федерации

Возможность корректировки реализуемой в настоящее время муниципальной политики

Сегодня государственная власть и центра, и регионов влияет на МСУ, причем влияет самым драматическим образом, превращая его в свой придаток. Видны явная непоследовательность при проведении реформ МСУ, шарахания из одной крайности в другую. В этих условиях, в некоторых вариантах теории, МСУ призвано было сыграть ключевую роль, роль системы сдержек и противовесов, стабилизирующего фактора в борьбе центра и регионов, не допустить как развала России на отдельные субъекты федерации, так и сверхцентрализации государства. Развала государства нет, и не предвидится, сверхцентралиация – это наша сегодняшняя действительность, однако все это происходит практически без влияния и без участия МСУ.

Реалии сегодняшней России – это баланс отношений сильно смещенный в сторону Центра, полное преобладание контроля над муниципальной автономией, доминирование «управленческой» идеологии, превращение МСУ из политического в административный институт, выполняющий указание «центра». Однако, муниципальные советы до сих пор избираются всем населением МО, а главы администраций могут избираться, а могут назначаться советом по контракту, во всяком случае, они не назначаются «центром».

Инерционный сценарий, заключающийся в корректировке проводимой сегодня муниципальной политики может включать в себя обеспечение гибкости нынешней модели в случае с дальнейшим не радикальным урезанием муниципальной автономии. Эту гибкость можно будет обеспечить за счет преимущественного развития МСУ в крупных и средних городах и использования «мягких» форм назначения глав МО и глав администраций: использование разных форм согласования с муниципальными советами.

В современной России все чаще начинают звучать речи губернаторов (губернатор Красноярского края г-н Хлопонин и др.) о «финансовых нарушениях», и «непрофессионализме» выбранных мэров и о полезности системы назначений, при которой мэры тем или иным способом будут назначаться губернаторами. Впрочем, голосам сверху поддакивают снизу: стоило выступить Хлопонину, как председатель красноярского отделения Всероссийского совета местного самоуправления заявил, что надо назначать глав местного самоуправления, чтобы «отвечать политической задаче усиления вертикали власти».

Возможно также полное сохранение существующей ситуации (муниципальные советы формируются в результате всеобщих выборов, мэры выбираются либо назначаются по конкурсу) или даже легкое усиление автономии, прежде всего в крупных городах, связанное, в первую очередь, с передачей дополнительных полномочий органам МСУ городов (особенно городов федерального значения - Москвы и Санкт-Петербурга).

Данный вариант развития представляется наиболее вероятным в краткосрочной перспективе. Главное условие его реализации – это сохранение или инерционное развитие ныне существующих эндогенных и экзогенных факторов: относительной пассивности политической культуры, стабильное социально-экономическое развитие, отсутствие жестких конфликтов как с участием России, так и внутри страны.
Перспективы дальнейшей централизации

Дальнейшее движение России по пути централизации в принципе возможно. Решающую роль здесь могут сыграть перераспределение экономической власти в пользу Центра и продление исполнительской вертикали на местный уровень.

В данном варианте МСУ будет развиваться только через выборы представительных органов. Смягчение баланса может происходить путем назначения губернаторами регионов и мэрами городов представителей региональных и местных элит, При этом возможна передача прав назначения мэров назначенным губернаторам.

Важнейшим условием этого варианта является изменение политической культуры: превращение ее в устойчивую пассивную, лучше всего в подданническую культуру с высокой поддержкой власти и слабым собственным политическим интересом граждан. Ключевое значение имеет полная концентрация идеологической власти в Центре с созданием доминантной партии, опирающейся на популярную идеологию.

Эта модель представляется наименее вероятной в долгосрочной перспективе, поскольку необходимое сочетание условий выглядит сложным и трудно реализуемым.
Перспективы муниципальной автономии

В данном варианте развитое самоуправление перебрасывается на локальный уровень за счет регионов: муниципальная автономия реально развивается, но федерализм ослабевает, и Россия становится подобной европейским унитарным демократиям, оставаясь при этом президентской республикой.

Главы регионов в этом варианте будут назначаться Центром, который будет теперь более жестко контролировать их деятельность. Региональная власть приобретет промежуточный, координирующий характер в связи с укреплением МСУ, предоставлением ему большей самостоятельности.

Развитие данной модели больше соответствует сложившейся в России ситуации с региональной и локальной идентичностью: в стране доминирует локальная идентичность (люди осознают себя жителями населенных пунктов, а не субъектов федерации). Другой предпосылкой развития МСУ является активная политическая культура населения. Третье условие – эффективность и ресурсная обеспеченность МСУ, необходимо, т.о., существенное перераспределение экономической власти от регионов к муниципалитетам.





Достарыңызбен бөлісу:
1   2   3   4   5   6   7   8   9


©kzref.org 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет