Уитли Стрибер


Глава 15 Потеря невинности



жүктеу 3.54 Mb.
бет14/16
Дата02.04.2019
өлшемі3.54 Mb.
1   ...   8   9   10   11   12   13   14   15   16
Глава 15

Потеря невинности

Пока принтер медленно распечатывал полученное со спутника изображение, Пол про себя считал секунды. С нетерпением ожидая результата, они вчетвером столпились у стола.

— ...Скорее всего, это вот здесь, — продолжал Карас, — точно на юг от Аль-Васта, — он набрал какой-то номер по телефону, что-то быстро произнес по-арабски, выслушал ответ и повесил трубку. — По данным полиции, там три человека, — он сделал паузу, потом добавил: — Или четыре.

Бекки повернулась к нему. Жан Бокаж оторвал взгляд от переданного спутником изображения.

— Что это значит? — уточнил Пол.

— Возможно, что это не тот автомобиль.

Пол взглянул на "рейнджровер", который с такой высоты был еле различим. Но компьютер обозначил его кружочком. Это был тот же самый автомобиль, за которым они следили от монастыря Святого Антония в Аравийской пустыне. Однако теперь джип повернул на юг. Зачем?

— Бени-Сеф, — прошептала Бекки. — О Господи, они уезжают.

— Пытаются, — заметил Жан Бокаж. — Не забывайте — их пилоты все еще в Каире.

— До тех пор пока им не позвонят. А что, если они уже в пути?

— В данный момент они находятся в отеле, — возразил Карас. — Им никто не звонил, и они никуда не едут.

Лоб Бекки блестел от пота. Пол положил ладонь на ее руку, но она быстрым движением высвободилась. Интересно, насколько виноватым в случившемся она его считает?

— Давайте запустим беспилотный самолет, — предложил Пол.

Он вышел из микроавтобуса и направился к багажнику, откуда достал длинный ящик. Жан помог оттащить этот груз в пустыню; через некоторое время к ним присоединились Бекки и Карас, которые с интересом наблюдали за их действиями.

— Серьезная штука, — заметил Жан.

— Будем надеяться.

Они были недалеко от Сахара-сити, в древней пустыне, и собирались перехватить "рейнджровер", когда автомобиль появится в этом районе. Египетская полиция предположительно подтвердила, что в нем находятся три пассажира. Они знали, что Лео взяла напрокат джип в Бени-Сефе, где они приземлились. Это было сделано очень аккуратно и профессионально: аренда оформлялась в маленькой местной фирме, а не в интернациональной компании, и с большой переплатой в долларах. Но владелец фирмы очень хорошо запомнил американцев, которые оформляли автомобиль, и все время удивлялся, что те отказались от шофера. Что касается документов, то он их не проверил — благодаря все тем же долларам Лео.

Всем полицейским постам дали указание сообщать, как только они заметят этот автомобиль. Никакого приказа о задержании — он был бы равносилен распоряжению поймать кобру и доставить ее в участок. Откуда у обычных полицейских опыт общения с вампирами?

Принтер снова начал печатать, его стрекотание было достаточно громким и пробивалось сквозь рев автомобильного кондиционера. Бекки пошла к машине, а Пол продолжал возиться с крыльями сборного летательного аппарата.

— Помоги мне с этой штуковиной, — попросил он Жана.

Совместными усилиями они собрали устройство. Размах крыльев у самолета-разведчика достигал восьми футов и позволял аппарату парить в воздухе. Крейсерская скорость составляла тридцать две мили в час. Они отнесли аппарат подальше в пустыню. Пол развернул камеры, убедился, что приборы работают, после чего взял пульт дистанционного управления и запустил двигатель. Раздался высокий свист — такой обычно сопровождает работу воздушного компрессора.

Самолет небесно-голубого цвета пробежал по пустыне и, подпрыгнув, поднялся в воздух. Осваивая пульт дистанционного управления, Пол положил машину на одно крыло, потом на другое, почти остановил аппарат, а затем пустил его в нормальный полет. Он запрограммировал автопилот на высоту в полторы тысячи футов. Самолет начал по широкой спирали набирать высоту, но еще прежде, чем достиг заданных параметров полета, благодаря окраске стал совершенно невидимым на фоне неба пустыни.

— Дай мне координаты, — крикнул Пол в полуоткрытую дверцу микроавтобуса.

Бекки вышла из кабины.

— Вот, только что с принтера, — ответила она. Пол взял у нее листок с координатами и ввел местоположение, скорость и направление движения "рейнджровера" в систему автопилота. Высоко у них над головой аппарат прекратил кружить по спирали и начал преследование. На экране пульта управления появилось изображение земли, передаваемое аппаратом.

— Боже ты мой! — выдохнул Карас.

— Ты не должен был видеть эту чертову штуковину, — заметил Пол.

— У Израиля тоже такая есть?

— Бросьте, генерал, не будем выуживать друг у друга секреты.

— Я шучу, Пол. Конечно есть. У них есть все ваши игрушки независимо от того, предлагали вы их им или нет.

— Это не ко мне.

Карас неожиданно захихикал.

— У нас такая тоже есть, — признался он.

— Меня это должно удивить? — усмехнулся Пол.

— У Египта такая есть? — переспросил Жан. — А у нас нет.

— Меня это должно удивить? — парировал Карас.

Глядя на экран, они наблюдали, как под воздушным разведчиком разворачивается земля. Вскоре появились окраины Бени-Сефа, с большой высоты они выглядели так, словно аппарат собирался их бомбить. Шоссе было легко обнаружить, но следить за движением по нему оказалось непросто, так как оно проходило вдоль Нила, скрываясь за кронами пальм.

— У Эль-Махарака шоссе превратится в автотрассу. Там оно намного шире, и все будет гораздо проще.

— Это в направлении Каира.

— К сожалению, да.

Пол спускал самолет все ниже и ниже, пока камеры бокового обзора не оказались на уровне шоссе. Подобрав увеличение, они наконец получили приемлемую картинку дорожного движения.

— Вот он! — воскликнула Бекки.

Это был "рейнджровер", но он следовал на север. Пол подкрутил регулятор увеличения, однако автомобиль в одно мгновение промчался мимо несущегося на юг аппарата.

— Черт бы его побрал, придется разворачиваться.

Пока Пол возился с пультом дистанционного управления, картинка на экране начала бешено крутиться. В пульте загудел какой-то зуммер. Воспользовавшись своим летным опытом, Пол выровнял машину, шумно выдохнул и сосредоточился на приборной панели.

— Ну ладно, чертова штуковина, — сказал он. — Попробуем рассмотреть получше.

Теперь самолет направлялся на север, двигаясь строго вдоль шоссе. Спустя некоторое время они снова увидели "рейнджровер".

— Египтяне и их извечная борьба с солнцем, — заметил Карас. — Вот почему полицейские не могли точно назвать количество пассажиров.

Его замечание относилось к сильно тонированным стеклам автомобиля. Еще один "рейнджровер" обогнал первый. И у этого все стекла были тонированы.

Сердце Пола сжалось. Он не мог разглядеть номера, а значит, узнать что-либо определенное о каком-то из этих автомобилей.

— Непредвиденные трудности, — встревоженно объявил Жан.

Он горел желанием воспользоваться привезенным с собой необычным оружием, французы единственные в мире разработали его специально для охоты на вампиров. Оно стреляло пулями, которые по определенной системе разделялись на пять взрывающихся головок. Прямое попадание даже одной из таких головок означало мгновенное поражение вампира, каким бы быстрым или сильным он ни был. Но, для того чтобы воспользоваться этим пистолетом, надо было сначала найти вампира...

Где же Ян? Он умный парень, убеждал себя Пол, осторожный и сообразительный. Хотя... ему только семнадцать лет, и он возбужден, Пол видел эту чертову красотку.

— Мы должны посадить хвост на обе машины, — заявила Бекки.

— Об этом не может быть и речи.

Они никогда не использовали в своей работе непосвященных, ни в коем случае.

— Нет, Пол, об этом должна быть речь, на карту поставлена жизнь Яна!

— Бекки...

— Замолчи, Пол, Генерал...

Карас уже вернулся в микроавтобус и разговаривал по телефону. Пол ввел код, который приказывал самолету-разведчику вернуться на базу, затем пошел за Бекки к микроавтобусу.

— Тебе не надо больше им управлять? — поинтересовался Жан.

— Мне сказали, что нет. Вот мы и посмотрим:

приземлится он или разобьется.

По сравнению с залитым солнцем пустынным пейзажем внутри микроавтобуса была почти темнота. Карас протянул Полу бутылку колы, которую тот осушил одним глотком.

— Мы следим за каждым "рейнджровером" в этом районе, — заверил Кари. — По старинке, — он улыбнулся. — На самом деле у нас нет таких самолетов.

— И почему меня это не удивляет?

— Надо что-то делать, — нервным тоном заметила Бекки. — Может быть, нам самим взять машину и сесть на хвост этим людям?

— Бекки...

— Пол, это же твой сын!

— Да, черт бы тебя побрал, Бекки! И я мучаюсь не меньше твоего.

Она сверкнула глазами.

— Пол, ты уж меня извини, но ты тут играешь с моделями самолетиков, а он там наедине с этой чертовой вампиршей.

— Самолет возвращается.

— Ты не дал ему никаких знаний в этой области, а значит, он беззащитен. Ян не подопытный кролик!

Истеричные нотки в ее голосе испугали его, потому что как только он начинал говорить, то слышал точно такие же и у себя. Это скверно — у обоих в рассуждения вмешивалась паника.

— Я хочу вернуть его не меньше, чем ты, — упрекнул ее Пол.

— Тогда и действуй соответственно!

— Бекки, — мягко заметил Карас, — допустим, мы сами сядем на хвост этой машины до того, как получим подтверждение, что это именно тот джип, который нам нужен. А если нет?

— Но нам же известен номер машины, которую они арендовали, значит, мы можем ее определить и последовать за ней. Все очень просто.

— Если только эти твари не заметят, что их преследуют, — вздохнул Пол. — А это маловероятно.

Все замолчали. Они знали, как это тяжело — следить за вампиром, оставаясь незамеченным.

— Надо что-то сделать с ее самолетом, — сказала Бекки, — на тот случай, если она найдет других пилотов.

— Я приказал слить из него топливо, — ответил Карас — Если кто-нибудь захочет им воспользоваться, ему придется купить топливо. Нас об этом тут же предупредят... — Загудел зуммер на его сотовом телефоне, и он достал аппарат из внутреннего кармана. Генерал разговаривал на арабском целую минуту, потом убрал телефон. — Автомобиль, который мы видели, остановился у заправочной станции, и полиция сумела хорошо рассмотреть пассажиров. Там всего один пассажир: водитель Аль Ирея. Они бросили автомобиль в Бени-Сефе. Он им больше не нужен.

Лицо Бекки порозовело, она стиснула руки. Пол заметно побледнел.

— Что еще? — поинтересовался Жан.

— Подтверждено только следующее: их трое, по виду американцы. Две молодые женщины и юноша.

— За ними следят? — голос Бекки напоминал звук хлыста.

Она вот-вот сорвется, Пол чувствовал это.

Карас посмотрел в сторону Пола и нерешительно произнес:

— Мы можем попробовать...

— Нет, — отрезал Пол.

— Сделайте это, генерал.

— Я...

— Сделайте!



— Бекки, это не пройдет!

Голос Бокажа заставил ее обернуться. Необычайные способности вампиров позволяют застать их врасплох только в логове, и здесь можно рассчитывать на две их слабости: инстинкт хищника, заставляющий их жить в изоляции, и уверенность, что они в любом случае могут перехитрить человеческое создание.

— Тогда каков наш следующий шаг? — поинтересовалась Бекки.

Пол попробовал взять ее за руку, но она отдернула ее.

День уже клонился к вечеру, и удлинявшиеся тени не способствовали улучшению настроения. Бекки почти беспрерывно курила, расхаживая взад-вперед. Пол знал, какой неистовой она может быть в схватке. Эту женщину не остановишь ни за что на свете, но надо еще найти, с кем ей сражаться.

— Скажу одно: нам надо ехать в Каир, — объявила она.

— И отказаться от доступа к информации со спутника, бросить самолет-разведчик, вообще всю электронику? — Жан любил технические достижения.

— Если они поедут в Каир, то с одной целью, — ответила Бекки. — Мы найдем улики... убийство.

— Может, да, а может, и нет, — заметил Карас.

— Вы в Египте не расследуете убийства?

— Брось, Бекки, конечно, расследуем. Но это огромный город. Чрезвычайно запутанный. Останки... ты же знаешь, как они умеют их прятать или уничтожать.

— Ненавижу этот бардак! Если кто-то пропадает, то обязательно должен быть полицейский рапорт.

— У нас точно такая же проблема, — заметил Жан. — Даже во Франции дела на пропавших без вести расследуют спустя рукава.

— Даже во Франции, — с горечью повторила Бекки.

Тот факт, что отдел Жана Бокажа не расформировали за эти годы, вызывал горькую зависть.

— Знаете... — задумчиво произнес Карас, — в последний раз этот вампир убил ребенка. Может быть, они для него предпочтительнее. Если это так, то определенно будет заведено дело. Это вам не какой-нибудь старик, продававший сигареты и газеты, который исчез со своего любимого угла. Исчезновение ребенка — совсем другое дело.

— Ага, в Нью-Йорке этот же вампир кроме всего прочего убил рыбака. Вы заводите дела на исчезнувших рыбаков?

— Сэр, полиция на связи.

Карас схватил телефон. На этот раз разговор был очень кратким.

— Офицер полиции докладывает, что три американца, две женщины и юноша, совсем недавно сошли с автобуса, прибывшего с юга. Блондинка, темноволосая женщина, в которой он узнал Лео Паттен, и молодой человек.

Бекки схватила Пола за руку.

— Они сели в такси. У нас есть его номер. Мы следим за их передвижением.

— Что-то они не слишком осторожны, — заметил Пол.

— Как много подземных коммуникаций в Каире, генерал?

— Они огромны, — покачал головой Карас, — проходят даже под Нилом. Чудовищный лабиринт.

— Едем! — решительно сказала Бекки.

На этот раз никто не стал спорить.

План Лилит был прост: она научит юношу пить кровь, затем убьет его отца, который, вне всяких сомнений, находится где-нибудь поблизости, пытаясь заполучить сына обратно. Наверняка тщедушные создания в маленькой машине, что преследуют их, — его подручные. Она не стала об этом говорить ни Лео, ни Яну. Зачем? От людишек можно избавиться в любой момент.

Насколько она изменилась с тех пор, как последний раз была в этом городе, любимица мира, об исчезновении которого она и не подозревала. За последние недели она узнала много нового, а заодно выучила языки. Человеческая жизнь заметно усложнилась. Появилось множество новых ритуалов, в дополнение к религиозным теперь имелись еще и экономические. Так, в нью-йоркском отеле она вовсе не присутствовала на религиозной церемонии, а всего лишь покупала свободное место в отеле по кредитной карточке, при помощи которой деньги снимались со счета той женщины, которую она съела в отеле "Роялтон". Карточка Женевьевы Верду потеряет всякую ценность, едва будет обнаружено отсутствие ее владелицы.

Лео объяснила ей все о паспортах и визах, но пока они решали все эти проблемы при помощи денег. Сейчас Лео сидела рядом с шофером, на коленях у нее лежала открытой маленькая книжка.

— Старый Каир, — приказала она.

Шофер увеличил скорость. Лилит заметила, что его тело совершенно расслаблено, и из этого сделала вывод, что он не подозревает о преследовании.

— Ты никогда раньше не видел Каир? — спросила Лилит у Яна.

Он молча сидел, уставившись в окно. Лилит похлопала его по плечу. Как ей нравилось поддразнивать его, изображая покорность, старательно опуская глаза при его приближении.

— Нам надо раздобыть нормальную одежду, — наконец отозвался Ян. — Мы выглядим как цирковые клоуны.

— Клоуны?

— Ты прекрасно знаешь, кто это такие, — проворчала Лео.

Лилит ничего не ответила. Когда она впервые увидела Лео, то, распознав в ней обладательницу особой крови, сразу же полюбила ее. Но эта женщина не оправдала ее надежд — разве она ведет себя как преданный слуга, которого надеются создать Властители, когда наполняют человеческие вены своей кровью? Однако Лилит вовсе не хотелось убивать Лео, иначе она не сможет выбраться из Египта, если того вдруг потребуют обстоятельства. После путешествия на самолете больше не будет никаких морских поездок. Лилит уже видела и большие самолеты — своим внутренним убранством они, наверное, не уступают дворцам. "Египет Эйр" — само словосочетание уже звучало магически.

— Вон мечеть! — оживился Ян. — Великолепная, правда?

— Это мечеть Аль-Муайяд, — пояснила Лео. — Я так думаю, — она посмотрела в иллюстрированный путеводитель, который купила на автобусной станции, — мы едем в район базара. Вы везете нас в район базара?

— Базар? Хорошо, как скажете.

Ян наклонился вперед и притронулся к плечу Лео.

— С тобой все в порядке?

— Прекрати постоянно задавать мне этот дурацкий вопрос.

— Ты как-то странно ведешь себя. И это меня беспокоит.

Лео повернулась, и Лилит увидела в ее глазах твердый как алмаз блеск ненависти.

— Я немного замерзла.

— Ну и хорошо, просто я думаю, что тебе не стоит плакать.

— Она не плачет! Она очень счастлива! Мы все счастливы, потому что все так удачно складывается!

— Я счастлива, Ян. Я так счастлива, что мы приехали сюда. Каир такой замечательный город, и вы с Лилит оба такие замечательные... и вообще... все просто прекрасно.

Но ее кислый тон свидетельствовал об обратном — значит, Лео стала ненадежна. Но рискнет ли она предать свою хозяйку, зная, какое наказание ее ожидает? Или она тешит себя глупой надеждой на побег?
Такси остановилось. Район, куда они приехали, был похож на Рим, хотя Лео сказала, что вечный город, каким его помнила Лилит — с бесконечными колоннадами, солдатами и ревущими амфитеатрами, — теперь превратился в руины.

Все трое вышли из автомобиля и оказались в лабиринте многочисленных лавочек — настоящем раю для любителей безделушек.

— Мы сейчас избавим тебя от этого барахла, — сказала Лео Яну.

"Барахло" — это она о плаще, который так царственно ниспадал с широких плеч юноши.

— Он выглядит просто великолепно, — возразила Лилит.

Плащ был сделан из кожи философа по имени Мозес Маймонид,* она его выиграла в тарочи у египетского визиря Аль Малика Аль Афдала Салах-аддина. Лилит хотела именно Маймонида, потому что он так упорно пытался распространить слух, что она разведена.

* Еврейский философ-талмудист (1135 — 1204), систематизатор еврейского Закона, придворный врач Салах-ад-дина. Маймонид считался главой еврейской общины в Египте.

— Брось, Лилит, он в нем выглядит как внук Дракулы.

— Дракулы? Да что ты знаешь о Дракуле?

Дракула был Властителем в Северных горах — откуда он известен девчонке?

Лео закатила глаза, давая понять, что ее, наверное, принимают за дурочку. Лилит еще раз мысленно укрепилась в своем решении, что с угрозой, исходящей от Лео, надо кончать.

— Смотрите! Ян, ты только посмотри! — Лео держала в руках белую рубашку. — Ну просто великолепно, ты в ней будешь прямо красавцем. И выглядит очень по-египетски.

Когда они остановились, трое прислужников отца юноши тоже последовали их примеру. В то время как Лео и Ян ощупывали материал рубашки, Лилит удалось рассмотреть преследователей.

— Вещь действительно великолепная, — сказала она Яну. — Покупай.

За него это сделала Лео, и юноша пошел дальше уже в новой рубашке, перекинув плащ через плечо.

Они углубились в лабиринт маленьких лавочек, слуги Пола Уорда не отставали. Лилит не стала говорить о них Лео.

Здесь были магазины, в витринах которых сверкали золотые и серебряные украшения, а также лавочки, где грудами лежали дымчатые очки, трости, ремни. Торговцы наперебой предлагали всевозможную обувь — из черной кожи, ткани, разукрашенные "кроссовки". На Лилит были надеты сандалии, и они ее вполне устраивали. Здесь же продавалось множество разных устройств, издававших искусственную музыку; рядом с ними валялись мелодии, упакованные в пестрые, кричащие обертки.

Преследователи были совсем близко; чтобы скрыть свои истинные пели, они притворились, что заинтересованы яркими игрушками. Сердце Лилит начало биться сильнее, теперь она уже не сомневалась в той опасности, которую представляют собой эти люди.

Властительница взглянула наверх. Солнца не было видно, и по перламутровому цвету неба она догадалась, что приближается ночь.

Как она попала сюда? Мозес Маймонид рассказывал глупую историю о том, что она была первой женой первого человека, но затем он развелся с ней и женился на Еве, — кстати, если верить Библии, то это был такой же неудачный брак. Но что-то действительно произошло в том месте, где она предположительно родила легион демонов, в ее старом жилище на берегу Кровавого моря. "Я похожа на ученого", — пришла ей в голову неожиданная мысль... И так же неожиданно ей захотелось заплакать.

— Посмотри-ка вон туда — славное местечко, — сказала Лео. — Женщин внутрь не пускают, — она засмеялась. — Можешь зайти и выпить чашечку кофе, а мы посидим на скамейке и подождем тебя.

Ему незачем это делать — они же спешат!

— Лео, давай лучше найдем Яну что-нибудь поесть. Мальчику нужен не кофе, а что-то более существенное.

Лилит погладила Яна по щеке. Она так страстно хотела юношу и испытывала настоящее торжество по этому поводу. Мужчина, предмет ее желания, рядом — осталось только изменить его образ жизни, и тогда он всей душой будет принадлежать ей.

— Пожалуй, я зайду, выпью кофе, — решил Ян.

Пока они жили в пещере посреди пустыни, он даже не задумывался о том, чтобы позвонить домой. Телефона там не было, а его сотовый не проявлял никаких признаков жизни. Но теперь... мысль о звонке родителям полностью занимала его мысли. Он неправильно поступил — вот так просто отправился сюда. Но эти женщины... Боже, они 6ыли воплощением самой чудесной мечты! И все-таки Ян слишком много времени отдал мечтам, сейчас ему надо зайти в кофейню и попробовать позвонить. То, что туда не пускали женщин, делало это место вполне подходящим для осуществления задуманного. Ян не сомневался в том, какой будет реакция его спутниц, если он у них на глазах попробует позвонить родителям. В лучшем случае они это не одобрят.

Ян вошел в маленькую дымную кофейню и сел за столик. Мальчик в кафтане — или как там это у них называется? — принес ему кофейную чашечку и большой кальян. У Яна уже был опыт с отцовской сигарой, и повторить подобный эксперимент он не захочет до второго пришествия.

Он все-таки сделал затяжку из кальяна и погрузился в размышления: "Мама и папа, меня увезли в этом невероятном самолете в чертов Египет сама Лео и ее замечательная подружка, и тут мы жили в пещере, где мой мобильник не работал. В такое можно поверить? Нет, потому что это правда. Но, мама и папа, это было так чудесно и невероятно, вы просто не представляете..." Не представляют. О таком мечтают всю жизнь и... Черт! Черт, вся правда заключается в том, что когда он окажется дома, то будет сидеть под домашним арестом, пока... пока смерть не разлучит их.

Если он сейчас достанет свой сотовый телефон и позвонит, что произойдет? Ян взглянул в окно. Лео и Лилит сидели на скамейке, лицом к улице. Он достал свой телефон — возможно, мобильник здесь и не работает.

"Дело в том, пап, что я не знал, что мой телефон не будет там работать..."

Кофе был слишком сладким, но действительно хорошим. Вся эта ситуация вызвала даже что-то вроде восторга. Ян раньше никогда об этом не задумывался, но на самом деле это было очень здорово: зайти сюда и оставить за порогом всю скованность и условности, о которых ты даже не подозревал. Иметь связь с женщиной — это великолепно, тут ничего не скажешь, но обладать небольшим пространством и коротким промежутком времени, которые принадлежат только тебе, тоже замечательно. Поэтому он разрешил мальчику налить себе еще одну чашечку. К тому же кофе немного ослабил голод.

Ян еще раз взглянул на таксофон. Как позвонить из Египта? Об этом он не имел и понятия. Но можно попробовать. По крайней мере, он потом может сказать, что пытался это сделать. Ян встал и направился к аппарату.

В это мгновение в дверях появилась Лилит. Ее лицо было бесстрастным, как у статуи. На какое-то мгновение Яну даже показалось, что она не живая, и это было немного странно... даже больше чем немного. Казалось, она вот-вот вцепится ему в глотку.

Очень медленно Ян повесил трубку на место. Он поспешно обдумывал в голове ситуацию. Они готовы помешать ему позвонить домой? Он действительно похищен?

Ян оставил несколько египетских фунтов и вышел их кофейни.

— Идем, — велела Лилит.

Он двинулись вперед, но далеко не прогулочным шагом.

— К чему такая спешка?

— Ты голоден.

— Слушай, я просто хотел позвонить родителям. Я хочу сказать... Господи, они же не имеют даже представления, где я!

— Мы поедим, потом позвонишь.

Теперь они шли по темным, заполненным людьми улицам. Его спутницы переговаривались между собой тихими голосами. Они что-то задумали. Если это связано с наркотиками, то Ян в этом участвовать не собирается. Ни в коем случае, особенно за границей. Здесь за это можно попасть в тюрьму, как в "Полуночном экспрессе", или что-нибудь в этом роде. Отец с матерью заставили его посмотреть этот фильм — весьма впечатляюще! Нет, Яну вовсе не хотелось гнить в египетской тюрьме.

— Что вы задумали?

— Мы просто смотрим, что тут можно найти, — ответила Лилит.

— Вы ищите что-то определенное? Смотрите, если это будет какой-нибудь притон с гашишем или что-то подобное, то на меня не рассчитывайте.

Лео засмеялась, ее смех тихо прозвенел в темноте.

— Наркотики здесь ни при чем.

— Хорошо, отлично. Но если наркотики здесь ни при чем, то что же вы ищете? В этих трущобах не видно ни одного туриста.

Лилит подошла к нему поближе и сжала его руку.

— Это будет чудесный сюрприз, — пообещала она.

Он выдернул руку.

— Мне надо позвонить отцу с матерью.

— Ты готова? — тихо спросила Лилит у Лео.

Почему они так разговаривают? Они что-то задумали? Что, черт подери, здесь происходит?

Лео стояла возле стены одного из старинных строений, в которой было небольшое отверстие. На самом деле не больше трещины. В такую щель никто не пролезет.

— Готова, — ответила Лео.

В тот же момент она нырнула в трещину и исчезла.

Лилит подтолкнула его. Ян почувствовал, как его плечи куда-то протиснулись, затем он довольно сильно ударился головой и оказался в полной темноте. Следом за ним двигалась Лилит, он слышал ее шипящее дыхание.

— Что это за место?

— Проход на другую улицу.

— Тайный проход.

Лилит потащила его за собой, и совершенно внезапно они оказались на улице, являвшей собою полную противоположность первой. Ян был почти готов поверить, что они переместились в параллельную вселенную или просто в какой-то другой мир. Хорошо одетые прохожие, кругом — настоящие магазины с освещенными витринами.

Ян оглянулся, чтобы посмотреть, откуда они вышли, но взгляд уперся в стену.

— Как это ты такое проделываешь?

— В Каире полно таких проходов.

Учитывая, что это ее родной город, она, конечно, должна была о них знать.

— Вон, — кивком указала Лео.

— Вижу.


Это был парнишка лет двенадцати, который собирал валявшиеся окурки и выдавливал из них табак в бумажный пакет. Табак, очевидно, предназначен для дурацких кальянов.

— Я возьму его, — сказала Лилит.

Она стала пересекать улицу, уворачиваясь от проходящего транспорта с такой легкостью, которая поразила бы любого, кто не видел ее в постели.

Ян почувствовал, как Лео обняла его одной рукой.

— Беги, — сказала она одним дыханием, даже не шевеля губами.

Ян повернулся и взглянул на нее. Он правильно ее понял?

— Беги, — снова прошептала она.

Лео так трясло, что она вынуждена была опереться на юношу.

— Что?

— У тебя нет времени. Беги.



— Куда?

Теперь Ян не на шутку испугался. Что-то здесь не так, в этом уже не было никаких сомнений. И тут он увидел, как произошло нечто совершенно странное. Лилит склонилась над мальчиком, и тот взглянул на нее. Затем она прикрыла его своим плащом, а когда выпрямилась, у нее в руках было нечто похожее на сверток с одеждой, но самого парнишки нигде не было видно.

— Эй!

Она то ли не услышала окрик Яна, то ли не обратила на него никакого внимания. Мимо с ревом продолжали нестись машины. Лилит поспешно скрылось в одной из маленьких боковых улочек и вскоре появилась вновь, но уже без свертка.



Лавируя между автомобилями, Лилит перебежала улицу.

— Ну, кто следующий? — спросила она.

— Что случилось с этим мальчиком?

— Он остался в переулке. Я думала, что он может показать хорошую табачную лавку, но ошиблась.

Лео все еще обнимала его одной рукой, и Ян чувствовал ее холод через одежду. В противоположность ей Лилит раскраснелась, можно было даже подумать, что у нее подскочило давление или случилось что-то еще. Глаза женщины странно блестели, и в них таилось что-то животное.

— Хочешь другого? — спросила, задыхаясь, Лилит.

— Что?

Она откинула голову и беззвучно рассмеялась: глаза закрыты, зубы оскалены, ноздри раздуваются. Ян внутренне вздрогнул: Лилит внушала ему страх.



Мимо них, словно река, непрерывным потоком шли люди. В воздухе витал легкий запах специй. В конце улицы над горизонтом появилась луна, она висела так низко, что, казалось, к ней можно приставить лестницу.

Лео достала из своей сумочки изящный ножик с кривым лезвием.

— Что это такое?

Лилит повернулась к нему с поразительным проворством насекомого.

— Она пользуется этим, когда ест.

Лео улыбнулась ему, но Ян подумал, что это самая печальная улыбка, которую он когда-либо видел.

— Видишь ли, есть проблема... так, небольшое затруднение.

— Затруднение?

— Я не могу на такой многолюдной улице... Нам надо найти какой-нибудь более тихий уголок.

Лилит пошла вперед. Ян не последовал за ней, но чувствовал, что не в силах отвести от нее взгляд: эта женщина даже двигалась теперь иначе.

— Идем, — сказала она, обернувшись.

В ее голосе отсутствовали какие-либо эмоции, он звучал чисто механически.

Они быстро пошли вперед, проходя одну людную улицу за другой, — казалось, они движутся, повинуясь какому-то инстинкту.

На этот раз к какому-то прохожему приблизилась Лео. Ян заметил, что у нее на глазах были слезы. Он крикнул ей вслед:

— Что случилось?

— Ничего особенного, милый, — ответила она, не оборачиваясь. — Мы просто делаем то, за чем сюда приехали.

— Мы приехали сюда, чтобы поесть, купить одежды и кое-что еще. Я хочу посмотреть пирамиды.

Лео разговаривала с пожилым мужчиной, который не переставал улыбаться и делал какие-то жесты. И тут до Яна дошло: эти люди, к которым они подходили, — торговцы наркотиками, а его спутницы просто покупают у них товар.

— Я с наркотиками не связываюсь, — твердо сказал он, — особенно за границей.

Лео бросила какую-то мелочь, которая со звоном упала на землю. Старик присел и начал собирать монеты.

Они с Лилит ждали ее, стоя внутри некоего подобия колоннады. Чуть подальше расположился торговец цветами, даже здесь чувствовался запах его крепких сигарет и легкий аромат цветов.

Лео и старик все еще подбирали мелочь, когда Ян увидел в руке женщины тот самый изогнутый предмет. В следующий момент мужчина пронзительно вскрикнул и отшатнулся от Лео, но она схватила его и приложила свой рот к его горлу. Лицо старика исказила гримаса, Ян видел, как он пытается вырваться из сильных рук. Затем послышался хлюпающий звук... и кожа мужчины внезапно натянулась так, что раскрылся рот и обнажились зубы. Еще один такой же звук — и его глаза вылезли из орбит. Голова старика стала похожей на череп.

— Пошли, попробуешь, — сказала Лилит.

Ян замер на месте, не в силах пошевелиться. Он не понимал, что произошло, кроме одного: Лео Паттен убила старого египтянина, каким-то образом присосавшись к нему.

О Господи, так делают вампиры из комиксов... Но это же чепуха — вампиров не бывает!

Внезапно его схватили сзади. Это была Лилит. Она поволокла Яна к мужчине, прижала его к все еще истекавшей кровью шее. Он дернулся назад, пытаясь высвободиться, но Лилит оказалась чертовски сильной. Она ткнула его ртом прямо в рану, заставила окунуть губы в кровь. Ян невольно сделал глоток и почувствовал, как что-то потекло ему в горло; вкус был одновременно и приятным, и отталкивающим.

Нет, это был отвратительный вкус! Когда она наконец отпустила его и Ян смог отвернуться, Лилит зарычала. В этом необычном звуке слышались разочарование и ярость.

Старик был мертв, это дураку ясно. Ян с трудом поднялся на ноги.

— Что... что вы наделали?

Лео улыбнулась, словно приглашая развлечься. У нее теперь тоже появился румянец на щеках.

— Вы убиваете людей! Вы бродите здесь и убиваете людей! Это же безумие!

Лилит рванулась к нему, но он успел отскочить. Вкус крови был отвратительным, ему казалось, что у него во рту шевелится что-то живое.

Да это же пара настоящих психов, они были ужасны, и он оказался в их компании — черт знает где, без всяких документов.

— Это же прекрасно. Ты еще поймешь, как это прекрасно, — бормотала Лилит, устремляясь за ним.

— Это другой мир, — вторила ей Лео.

Но Ян даже не пытался вдуматься в смысл этих слов, сейчас у него в голове было только одно: как можно дальше и как можно быстрее убраться от этих двух ненормальных. Он развернулся и побежал. Ян несся сломя голову, не разбирая дороги, а за спиной — он мог бы в этом поклясться — раздавался львиный рев. Да, предупреждение Лео было вполне серьезным.

Они обе — чудовища, монстры. И хотя Лео пыталась ему помочь, она смертельно боится Лилит. Господи, что же представляет собой настоящий мир взрослых, если в нем водятся такие существа?

Ян повернул за угол, остановившись на одно мгновение только для того, чтобы достать из кармана сотовый телефон, и продолжил свой бег, набирая на ходу 911. В ответ он услышал три разных по тональности гудка, чего никогда раньше не случалось.

Увидев магазин с яркой вывеской, Ян бросился туда, отпихнув в сторону мужчину с лазерными дисками, который выскочил ему навстречу. Он набрал 01, решив, что это код Соединенных Штатов, затем свой домашний номер. На этот раз телефон издал какой-то безумный набор сигналов.

— Вы только посмотрите на это! — воскликнул хозяин магазина по-английски.

В дверях магазина появилась Лилит. Ее розовая кожа покрылась красными пятнами, глаза горели откровенной яростью. Сейчас в ней не осталось и следа от той женщины, которую когда-то обнимал Ян.

— Уберите ее от меня!

Он устремился в глубь помещения, за спиной раздалось рычание, а затем пронзительный высокий крик владельца магазина. Откинув какие-то занавески, Ян вместо комнаты неожиданно попал в узкий переулок, который, казалось, вел в никуда. Со всех сторон его обступили дома, тихая музыка доносилась из-за закрытых дверей. Он рванул на себя ручку одной из них и оказался в темном холле жилого здания. Здесь сильно пахло съестным, звучала арабская музыка — грустный, протяжный женский голос томно стонал, вспоминая о мужчине, которого потеряла или страстно желала женщина. Пробираясь вперед на ощупь, Ян обнаружил лестницу, которая была слабо освещена пробивающимся из-под двери светом. Он начал подниматься по ступенькам, миновал один пролет, другой и заколотил в дверь, за которой виднелась полоска света.

Ему открыла девочка лет двенадцати в черной одежде. В квартире за низким столиком ужинали трое мужчин, им прислуживала женщина. Разговоры и смех смолкли, все удивленно смотрели на Яна. Казалось, время остановилось: девочка молча смотрела на него печальными темными глазами, руки мужчин застыли в воздухе на полпути ко рту или тарелке, женщина замерла, приоткрыв рот.

— Извините, пожалуйста, можно мне воспользоваться вашим телефоном? — спросил Ян.

Ответом ему была напряженная тишина.

— Он здесь почему-то не работает, — попытался объяснить им Ян, доставая из кармана свой сотовый телефон и тыча в него пальцем.

Он попробовал улыбнуться, но это заставило девочку отпрянуть назад, а мужчин встать из-за стола. Женщина ускользнула на кухню.

Один из мужчин вышел вперед и, улыбаясь, заговорил, при этом жестами предлагая Яну присоединиться к ужину.

— Нет, нет, спасибо, — покачал головой Ян. — Мне нужен телефон, — он приложил к уху кулак и сказал: — Алло! Алло! Телефон!

— Нет. У нас нет, — сказал один из мужчин, который был помоложе.

Господи, у них нет телефона! Улыбаясь, Ян попятился к выходу.

Каир большой город, так что надо просто найти полицейского. В конце концов, он был похищен психически ненормальными людьми. Кто, кроме сумасшедших, может считать, что пить человеческую кровь полезно, в то время как от этого можно только заболеть СПИДом или гепатитом или подхватить еще какую-нибудь заразу. Наверняка его спутницы закончат свои бессмысленные жизни в вонючей египетской тюрьме. Хотя жаль, такие красавицы.

Ян спустился вниз и вышел в переулок, который в конце концов вывел его на небольшую площадь с высохшим фонтаном в центре. Казалось, он попал в какой-то древний затерянный город, где все жители вымерли или сбежали. Сердце бешено стучало. Интересно, в семнадцать лет бывают сердечные приступы?

Из-под ног в разные стороны разбегались кошки. Когда-нибудь он обязательно должен выйти на большую улицу. Это неизбежно — не из одних же переулков состоит город!

Что-то сжало его руку... стальной наручник? Ян рванулся в сторону, его крик эхом прокатился по площади, заставив кошек побыстрее скрыться в тени, а голубей завозиться на своих насестах.

Они все время следовали за ним попятам. Зря Ян думал, что они его потеряли. Лилит схватила его за другую руку и развернула лицом к себе. Ян ничего не мог поделать, она оказалась намного сильнее, чем можно было предположить.

Женщина тряхнула головой, и шарф, закрывавший ее лицо, упал на плечи. Он увидел две темные дырочки на том месте, где должны быть глаза, рот казался неровным черным кругом. Кожа — такая же белая, как лепестки лилий, укрывавших вход в ее пещеру.

Яна охватила волна настоящего ужаса, какого он не испытывал ни разу в жизни. Он ощутил холод — словно его закатали в снег и оставили там не меньше чем на час. Чувства притупились, отчего окружавший его мир, казалось, отдалился, превратившись в призрачный и нереальный... опасно нереальный. И только лицо перед его глазами было абсолютно реальным, действительно ужасное лицо — не мужчина и не женщина, а какое-то существо, которое лишь издали напоминает человека, но определенно не является таковым.

Ее рот прижался к его губам, и Ян почувствовал, сырой, совершенно мерзкий вкус. Он попробовал сжать челюсти, но ее язык, напоминавший металлический прут, проник в его глотку, заставив кашлять и давиться. Что-то горячее вливалось в него, обжигая внутренности; и тем небольшим участком сознания, который продолжал еще работать в его голове, Ян решил, что ее вырвало прямо ему в рот.

Лилит с такой силой оттолкнула его от себя, что он описал дугу в воздухе и ударился об основание фонтана. Рвотный позыв заставил Яна согнуться, огонь полыхал у него внутри, и там, в пламени, кричал и плакал, расставаясь с жизнью, ребенок.

В это самое мгновение испепеляющая агония сменилась равным ей по силе блаженством — это ощущение было настолько прекрасным, что Ян завопил в экстазе, закручивая вокруг себя вселенную, как какую-то гигантскую карусель.

Существо, которое он раньше называл Лилит и принимал за женщину, сделало шаг назад, прикрывая лицо шарфом, потом другой — и исчезло в ночи. Ян лежал на земле, покинутый всеми, прислушиваясь к тому, что происходило внутри. Ему казалось, что он миновал какую-то кульминационную точку, и теперь зародившийся в нем восторг никогда не покинет его.

Ян сел на край фонтана — ничего не изменилось. Поднялся на ноги — то же самое. Что, если сделать несколько шагов?

Какие необычные ощущения... Он чего-то хотел. Но чего? Ян начал озираться... и почувствовал запах, который был настолько ему приятен, что он вздохнул поглубже, стараясь набрать его в легкие.

Соль, сладость, что-то пропитанное солнцем, что-то сырое...

Ему надо найти источник запаха, причем немедленно. Наверняка так пахнет какая-нибудь еда — они ведь его толком не кормили все эти дни; просто надо пойти и купить ее. Ян похлопал по карманам: бумажник был на месте. Господи! Этот запах, этот аромат, откуда он исходит? Ян пересек площадь и побрел по переулку мимо ресторана с ярко освещенной неоновыми лампами кухней. Здесь пахло горячим жиром — нет, это совсем другое. Но на него снова повеяло этим запахом, теперь аромат был более отчетливым, более сильным.

Ян вышел на оживленную улицу, Здесь ослепительно сияли фонари, мчались машины; люди сидели за столиками рядом с кафе и ресторанами. Мужчины и женщины делали покупки, просто прогуливались по улице, слышался детский смех.

Он завизжал, и продавцы газет неподалеку, оборвав свой оживленный разговор, посмотрели в его сторону. Ян был поражен до глубины души, не в силах в это поверить... этот запах исходил от людей! Мужчины и женщины, веселью ребятишки... они пахли так великолепно, что Ян не мог это вынести; он завертелся, как обожженный, сжимая руками голову, охваченный страстью, неожиданным влечением... Но что это? Разрывавшие его желания не имели никакого отношения к сексу, нет, это было что-то другое... Ян закашлялся, согнулся пополам, ощущая ужасное бульканье в груди, животе — это кровь, находившаяся в желудке, закрутилась словно живая. Казалось, глубоко внутри его плавает дракон. И этому чудовищу нужна была еще кровь, ибо он хотел стать сильнее и больше. Сделав неуверенный шаг, Ян оказался перед женщиной. На ней были вполне западные одежды, если не считать легкого покрывала на темных блестящих волосах.

Запах был невыносим. Он разрывал его на части, сводил с ума. Женщина подняла голову и с любопытством уставилась на него темными глазами. В их глубине Ян увидел мерцание, отблеск вечности... душу. Как мы прекрасны, подумал он. Но залах... нет! Ян сделал еще один шаг, его руки начали подниматься, люди бросились врассыпную. Боятся. Это хорошо, они должны его бояться.

Это можно сравнить с яблоком: ему надо надкусить кожу, добраться до плоти, заставить ее кровоточить, и тогда он может лизать кровь, сосать ее, глотать... Его руки крепко схватили женщину за плечо, она что-то лепетала, нежный голос звучал все громче.

А его тело требовало: крови, крови, крови... Сумасшествие! Какая-то ошибка! Господи, помоги!..

Ян почувствовал вкус ее кожи, он ощутил во рту соль, и солнечное тепло, и легкую сладость... и под всем этим поток крови. Его челюсти сжались, он сделал несколько глотательных движений. Из какого-то далека до него донесся испуганный визг, женщина извивалась и брыкалась. Но он стал сильным, как Лилит. И никто теперь не сможет вырваться из его рук.

Звучный арабский голос наполнил воздух у него над головой, проникая в сердце, и оно застучало в унисон с этим голосом. Ян не понимал смысла обрушившихся на него сверху слов, но они проникали в его душу, туда, где еще осталось что-то человеческое.

Голос старика... Проникновенная древняя молитва заполнила тело Яна, омывая его изнутри, словно чистая вода, гася пылавшее в нем пламя.

Ян поднял голову. Высоко в темноте над улицей он увидел силуэт минарета. Наверху не было муэдзина — его заменял громкоговоритель. Но в смысле этого призыва нельзя было ошибиться: молитва обращалась к доброму началу, к той обычной человечности, свойственной Яну Уорду, поверить в которую у Пола Уорда не хватило смелости.

С криком Ян отпрянул назад. Женщина превратилась в огненный столп; величественное пламя, окружившее ее силуэт, заставило его закричать от восторга. Он увидел человеческую душу во всей ее сущности и понял ценность жизни, к которой была привязана эта душа. Это было выше всяких слов, любых идей — осознание того, кто она такая и зачем находится на земле. Как Ян посмел на это замахнуться?

Кровь рождает жизнь, а он не может украсть жизнь, нет, не может!

Однако Ян хотел крови, каждая его клеточка кричала об этом. Он двинулся за женщиной, затем нашел в себе силы остановиться, его тело сотрясала дрожь — а величественное видение удалялось от него. Ян упал, с трудом поднялся, затем начал проталкиваться сквозь толпу, пытаясь добраться до мечети, чтобы насытиться ее святостью, потому что молитва казалась ему подобием целительного дыма. А еще ему нужна была человеческая доброта — лишь она могла победить охватывавшую его вечную тьму, которая стремилась погубить и разрушить мир.

От толпы отделился мальчик с мягкими, добрыми глазами и взял его за руку; опираясь на него, Ян добрался до мечети. Двери были закрыты, но мальчик что-то крикнул, и они распахнулись.

Ян лежал на полу в просторном помещении, а рядом с ним ребенок и два старика читали свои непонятные молитвы. И постепенно бушевавший внутри дракон успокоился и теперь больше походил на ящерицу в прохладное раннее утро.

Мальчик улыбнулся. Один из стариков, склонившись в молитве, продолжал тихо бормотать. Другой тоже подарил Яну морщинистую старческую улыбку.

— Помогите мне, — попросил Ян.




Достарыңызбен бөлісу:
1   ...   8   9   10   11   12   13   14   15   16


©kzref.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет