В. Н. Кузнецов Немецкая классическая философия второй половины XVIII начала XIX века



жүктеу 5.91 Mb.
бет1/27
Дата11.10.2018
өлшемі5.91 Mb.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   27




В.Н. Кузнецов

Немецкая классическая философия второй половины XVIII - начала XIX века
Допущено Государственным комитетом СССР по народному образованию в качестве учебного пособия для студентов философских факультетов университетов

Москва «Высшая школа» 1989




ПРЕДИСЛОВИЕ


Понятие «немецкая классическая философия», введенное Ф. Энгельсом и утвердившееся в марксистских работах, обозначает ту линию в развитии новоевропейской мысли второй половины XVIII в. - первой половины XIX в., которая была представлена учениями Канта, Фихте, Шеллинга, Гегеля, Фейербаха. При всем различии эти учения тесно связаны между собой узами преемственности: после Канта каждый из мыслителей этого направления опирался на воззрения своего предшественника и вдохновлялся творческими импульсами его наследия. Следует отметить, что в учениях Канта, Фихте, Шеллинга, Гегеля, Фейербаха нашли выражение наиболее значительные идеи немецкой философской мысли рассматриваемого периода. К концу XVIII в. учения Канта, Фихте, Шеллинга заняли ведущее место в западноевропейской философии, а затем в полном своем развитии, завершаемом учениями Гегеля и Фейербаха, немецкая классическая философия приобрела всемирно-историческое значение, состоящее прежде всего в том, что благодаря своим достижениям она явилась непосредственным теоретическим источником марксизма в области философии. Связывая создание диалектико-материалистической философии с процессом обогащения К. Марксом материалистической мысли «приобретениями немецкой классической философии, особенно системы Гегеля, которая в свою очередь привела к материализму Фейербаха», В. И. Ленин указывал, что «главное из этих приобретений - диалектика...» (2. 23. 43)1.

Не свободные от существенных ограниченностей диалектические новации немецкой классической философии оказались включенными в острейшую конфронтацию идеализма, прошедшего путь от кантовского «трансцендентального идеализма» до гегелевского «абсолютного идеализма», с материализмом. В ходе этой конфронтации, которая длительное время выглядела как победоносная для идеализма, последний существенно обновился и сделался значительно более содержательным, чем прежде. Это явилось мощным стимулом для соответствующего обновления и дальнейшего развития материализма. Фейербах, вступая на такой путь, усмотрел возможность материалистического «перевертывания» содержания идеалистических учений от Канта до Гегеля на основе выявления его имплицитной и вместе с тем существенной материалистичности. Это был принципиально важный шаг в деле понимания новейших сложных форм взаимодействия материализма и идеализма, сопровождавшийся использованием данного понимания в интересах развития материалистической философии.

К числу крупнейших достижений немецких мыслителей от Канта до Фейербаха относится уяснение того отнюдь не очевидного факта, что при всем многообразии проблем у философии имеется основной вопрос и он состоит в определении отношения между мышлением и бытием.

В отличие от английских, а особенно французских философов XVIII в., стремившихся популяризировать свои учения среди возможно более широких слоев читателей и находивших подходящий для этого способ изложения, немецкие мыслители от Канта до Гегеля предназначали свои сочинения большей частью для весьма ограниченного круга читателей, состоящего из тех, кто профессионально занимается философией в качестве компетентных специалистов или в качестве готовящихся стать таковыми студентов. В традициях немецкой университетско-академической философии было создание трудных для восприятия сочинений, изобилующих абстрактными дедукциями и написанных сухим языком с массой понятных лишь посвященным специальных терминов, в том числе вновь изобретаемых. Эта форма распространенных в Германии философских произведений соответствовала и содержанию, и способу построения спекулятивно-идеалистических систем. Имея в виду немецких философов, Гегель с известной долей самокритичности отмечал: «О нас идет слава как о глубоких, но часто неясных мыслителях» (96. 3. 72).

Основы научного понимания немецкой классической философии обстоятельно разработаны в трудах К. Маркса, Ф. Энгельса, В.И. Ленина, давших вместе с тем многочисленные образцы проникновения в суть самых «темных» произведений этой философии, в частности гегелевских «Феноменологии духа» и «Науки логики». Опираясь на это марксистско-ленинское наследие и применяя лежащую в его основании диалектико-материалистическую методологию, советские и зарубежные ученые уделяли много внимания исследованию многообразия тем и аспектов немецкой классической философии, а также целостной характеристике творчества каждого из ее создателей. В нашей стране было опубликовано также несколько солидных обобщающих работ обо всей немецкой классической философии в целом2.

Предлагаемая книга1 - итог исследовательской и преподавательской работы, которую автор вел на философском факультете МГУ с 1960 г. Свою задачу автор видел в том, чтобы в максимально доступной форме, но без упрощения сути дела осветить для студентов философских факультетов (а также, разумеется, для всех читателей, приступающих к изучению истории философии) сложный путь развития немецкой философской мысли от Канта до Гегеля и Фейербаха, обращая вместе с тем внимание на эволюцию воззрений ее ведущих представителей. Названная задача включает в себя характеристику всех основных положений и сторон учения Канта, Фихте, Шеллинга, Гегеля, Фейербаха с учетом реальной неоднозначности и даже противоречивости этих учений. С целью способствовать творческому освоению читателями немецкой классической философии автор стремился к тому, чтобы наряду с его обобщающими характеристиками рассматриваемых воззрений последние были бы по мере возможности представлены в книге так, как они формулировались самими их творцами.

Опираясь в процессе работы над книгой на многочисленные труды советских и зарубежных исследователей-марксистов по немецкой классической философии, автор не счел, однако, целесообразным цитировать кого-либо из них (за одним-двумя исключениями). Подобное цитирование заняло бы десятки или даже сотни страниц, так как после едва ли не каждого своего суждения автор должен был назвать многих исследователей, с которыми он при этом оказался согласен, и, возможно, еще нескольких исследователей, с которыми обнаружилось разногласие. Вдобавок пришлось бы еще отмечать, какие суждения автора ранее никем не высказывались. Специалисты легко определят, на чьи выводы опирается автор и в чем он расходится с другими исследователями, в чем проявляется новизна его трактовки немецкой классической философии2. Для широких кругов читателей, к которым в первую очередь обращена эта книга, главный интерес представляет уяснение сути этой философии в целом и в многообразии ее основных идей. Принимая на себя всю ответственность за содержащиеся в данной книге выводы, обобщения и оценки, автор считал целесообразным подкреплять их не ссылкой на работы других историков философии, а аргументацией по существу рассматриваемых вопросов.

Что касается многочисленных немарксистских и антимарксистских трактовок немецкой классической философии, то автор, не входя в их конкретное рассмотрение (для чего потребовалась бы специальная большая книга), но учитывая их наличие, выразил критическое отношение к ним посредством обоснования позитивных альтернатив по всем главным вопросам, трактуемым в соответствующей литературе.

Поскольку на философских факультетах университетов история эстетических учений является предметом особого обширного курса, трактовки искусства в немецкой классической философии (они занимают большое место в системах взглядов Канта, Шеллинга, Гегеля) освещаются в данной книге лишь в их основных чертах и в их общефилософской значимости.



Достарыңызбен бөлісу:
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   27


©kzref.org 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет