В пермской власти нет ни одного



жүктеу 71.13 Kb.
Дата22.05.2018
өлшемі71.13 Kb.

В ПЕРМСКОЙ ВЛАСТИ НЕТ НИ ОДНОГО

СПЕЦИАЛИСТА ЖКХ

В Перми рухнул угол дома №103 по улице Куйбышева, погибли люди. МЧС эвакуировало жителей аварийного дома №43 по улице Беляева. На «горячую линию» прокурора Перми за день поступило 50 заявлений жителей: в их домах — трещины! И, как в насмешку, треснула стена администрации Перми. При этом в пермской региональной программе капремонта конь не валялся: за полтора года не сделано ничего. О причинах всеобщей грозящей катастрофы в Прикамском ЖКХ газете «Пермская трибуна» рассказал эксперт этой отрасли Александр Фенёв.



Александр Юрьевич, есть общее мнение, что закон о капремонте — «грабительский и неисполнимый», «система не выстроена», и от этого бедлам в ЖКХ.

— Это неправда. Это — миф, придуманный пермскими чиновниками в оправдание своего ничегонеделания. Государство, оценив свои возможности, взяло на себя переселение людей из аварийного жилья в нормальные квартиры. А на казённый счёт взять капремонт жилого фонда страны нереально, и собственники жилья должны принять участие в ремонте своих домов. Законодательная база для этого очень чёткая. А цена ремонта на самом деле подъёмная.



Не скажите — «подъёмная»! У нас есть дома, где ремонт одного квадратного метра, если суммировать всё, что надо ремонтировать, выйдет дороже, чем в только что построенном!

— А закон запрещает брать деньги на капремонт в таких домах. И люди по закону имеют право на переселение из такого жилья.



И сколько таких домов, к примеру, в Перми?

— Хороший вопрос! Ответа на него в Перми никто не знает… А знать это необходимо, потому что это — жёсткое требование закона. Давайте по порядку разберёмся с этим и другими проблемами пермского городского и краевого ЖКХ.

Первое. Региональная программа капремонта — это стратегический план по капитальному ремонту на ближайшие 30 лет. В законе, принятом в марте 2014 года, чётко сказано: в течение двух месяцев с момента принятия закона должен быть проведён полный технический осмотр жилых домов. То есть должна быть проведена техническая диагностика всех конструктивных элементов каждого дома: что нужно ремонтировать в первую очередь, что во вторую, что в третью. На основании собранной информации органы местного самоуправления формируют проект муниципального плана капитального ремонта и электронную базу данных по каждому дому. Региональная программа формируется на основании этой информации. Это даёт возможность не просто предотвратить аварии, но позволяет рационально использовать собранные с жильцов деньги на капитальный ремонт. И ремонтировать то, что нужно. А в первую очередь подлежит ремонту то, что касается безопасности граждан.

Второе. В апреле 2014 года принято постановление правительства нашего края, согласно которому муниципальные власти обязаны ежегодно проводить технический мониторинг состояния жилых домов. Чётко обозначен перечень того, что нужно осмотреть. По закону это должна сделать городская администрация — орган местного самоуправления совместно с управляющими компаниями или ТСЖ, причём не позднее 1 февраля каждого года, начиная с 2015 года. После того как они проверили каждый дом, при этом собрав информацию об обращениях граждан, касающихся состояния дома и проанализировав их, они обязаны сформировать ежегодный муниципальный план капремонта. Он направляется в правительство края. И анализ мониторинга, и сам мониторинг не позднее 20 апреля ежегодно должен быть опубликован на сайте правительства.

Третье. На базе этих данных и формируется региональная программа капремонта на каждый год.

И что дальше?

— А дальше должна начаться конкретная работа по ремонту жилого фонда. Но в нашем конкретном краевом случае в этом вопросе с самого начала начинается враньё. Потому что по уму львиную часть наших домов никто не осматривал, поэтому региональная программа по капремонту — фикция. Хрестоматийный пример — дом №103 по улице Куйбышева. В паспорте этого дома указано, что срок ремонта этого дома «2014–2017 гг.». При этом последняя дата оценки изношенности — 22 января 2002 года, 33% изношенности. Очевидно, что ни в прошлом году, ни в нынешнем никакие «контролёры-оценщики» близко к этому дому не подходили. Время ремонта взято с потолка. И что когда — конкретно! — будет отремонтировано, неведомо.



Откуда это известно?

— Исключительно из информации сайта правительства Пермского края, сайта Минстроя, где есть раздел «Электронное ЖКХ». Там более семисот страниц. «Вбейте» в поисковик свой дом, посмотрите, обследован ли он в соответствии с законом и сравните эти данные с реалиями. Посмотрели?..



Да уж… А есть ли в этой «программе» дома с нормальным планом ремонта — не только когда, но и что конкретно будет отремонтировано?

— Практически нет. И возникает дополнительный серьёзнейший вопрос: почём? Сколько стоит ремонт некоего конкретного дома? По закону в региональной программе должно быть просчитано всё. Ведь и размер взноса на капремонт, устанавливаемый правительством, исчисляется из потребности в средствах на ремонт. К примеру, в доме необходимо поменять канализационные стояки, стояки холодной и горячей воды, лифт, кровлю, окна в подъездах, перекрытия. Каждая позиция укрупнённо рассчитывается, затем суммируется, и полученная сумма делится на площадь дома.



И что будет, если цена такого ремонта на квадратный метр превысит предельную цену, которая определена краевой властью?

— Этот дом не может быть включён в региональную программу, финансируемую за счёт средств фонда капитального ремонта, сформированного исходя из минимального размера взноса. Собственники этого дома освобождены от уплаты взносов на капремонт.



И что делать людям?

— В каждом конкретном случае собственники совместно с муниципалитетом прорабатывают возможные решения по дальнейшей судьбе дома. Возможно, дом надо сносить или реконструировать с привлечением средств инвесторов или государственной поддержки.



А сколько у нас таких домов?

— По документам или фактически? Дело в том, что за непереселение людей из аварийных домов прокуратура сильно наказывает: это — грубое нарушение закона. А аварийный дом — это такой, в котором изношенность 75%. И при актировании домов, которые просятся в графу «аварийное жильё», какие только не случаются чудеса, чтобы дом избежал этой графы.



Я вас поняла. Нам бы спецрейд прокуратуры по домам с изношенностью, к примеру, 60%. Не удивлюсь, что аварийных домов окажется на порядок больше.

— Ну, в пермской региональной программе капремонта запросто можно найти жилые дома дореволюционной застройки с изношенностью ниже 70%!



Если сформировать региональную программу капремонта строго по закону… Посчитать хотя бы ремонт всех труб в каждом доме, требующем такой работы по всему краю... Разве возможно проделать такую египетскую работу?

— Конечно. Никаких проблем в этом нет. Обычная ежедневная чиновничья работа. В Татарстане на сегодня вообще нет аварийного жилья, капремонт — в нормативном режиме. Очень активно в Самарской области, опыт этой работы в этом регионе я знаю хорошо.



Ну, Татарстан и Самара гораздо богаче нас!

— А Ульяновская область? Там собираемость платы за капремонт даже выше, чем в Самарской области — 90%, в десять раз выше, чем у нас. И капремонт везде набирает обороты. Зайдите на сайты с результатами капремонта в регионах страны: в подавляющем их числе счёт ремонтируемых домов исчисляется тысячами. Пермский край — в хвосте. У нас за полтора года действия закона о капремонте результат нулевой! Люди, работающие в пермском фонде капитального ремонта, своей «деятельностью» дискредитируют государственную политику в сфере ЖКХ.



Может, у нас в регионе население такое — протестное, «упёртое»: не хотят платить за капремонт, и всё тут.

— Правильное у нас население, очень мудрое. Мы хотим понимать, за что конкретно мы платим и когда получим необходимый товар. А что сегодня? Мы открываем официальный сайт Пермского правительства, на нём — региональная программа капремонта в 700 с лишком страниц, подписанная председателем правительства господином Г. П. Тушнолобовым, а в этой программе про наши дома какие-то сказки, мифы. И мы за эти сказки должны платить свои реальные, кровные деньги? При этом в законе всё предельно понятно: какие дома подлежат ремонту и в каком порядке, кто и что обязан сделать для этого процесса, кто за всю эту работу несёт ответственность. А у нас эта работа сделана с большим браком, поэтому люди краевой и городской властям не верят и за капремонт не платят.

Региональная программа — основополагающий документ, она формируется на 30 лет. В этой программе априори не должно быть аварийных домов и домов ветхих, так как в ближайшее время они станут аварийными. Основная задача программы — предотвратить массовый переход жилых домов в статус аварийных.

А если выяснится, что люди в таких домах всё-таки заплатили свои деньги за ремонт, которого никогда не будет? Что тогда?

— Деньги должны быть возвращены. Полагаю, что это непростое дело, но закон на стороне жильцов таких домов. Я могу предположить, что господа чиновники без особого разбора жилищный фонд одним чохом засунули в региональную программу. А потом взяли из регпалаты адреса собственников жилья в многоквартирных домах и стали отправлять им квитанции на оплату капремонта. И в итоге мы имеем то, что имеем: тихий саботаж населения, которое считает, что его грабят, «никакого ремонта не будет, а деньги украдут».

Более того, внезапно начинают рушиться дома, потому что царит незаконная перепланировка, в результате которой убраны несущие стены и в подвалах, и в цоколях, и в других помещениях. В результате страдают несущие конструкции домов. Никто это не обследовал, реальной картины масштаба этого безобразия нет. О каком капремонте и о каких платах за него может идти речь?!

Александр Юрьевич, так и просится на язык слово «вредительство»!

— Ну разве что не злонамеренное… А по большому счёту, в отрасли ЖКХ в крае царит непрофессионализм. Представьте, что вы приходите в больницу, а там в каждом кабинете приём пациентов ведёт кто угодно: строители, фрезеровщики, балерины, металлурги, агрономы, но только не врачи. Они, наверное, хорошие люди, и своё дело знают, но причём тут медицинская помощь?! Жилищно-коммунальное хозяйство — такая же отрасль, как любая другая, будь то сельское хозяйство или медицина, оборонка или образование. ЖКХ требует специалистов, и они в крае есть, причём очень высокой квалификации. А во власти их почему-то нет.



Да, у нас в краевом министерстве строительства и ЖКХ нет ни одного «коммунальщика», и среди заместителей сити-менеджера Перми таких специалистов тоже нет. Однако губернатор Пермского края был министром регионального развития, и в этом министерстве был целый блок по ЖКХ. И у председателя краевого правительства есть опыт такой работы. Говорят, что войны выигрывают не полководцы, а солдаты. Но они же должны получать приказы, куда идти и когда стрелять…

— У нас есть то, что есть: невыполнение чиновниками федерального закона о капремонте, развал работы регионального оператора, аварии в жилом фонде и тенденция разрастания этой беды.



Ссылка:http://v-kurse.ru/news/politics/ekspert_rasskazal_pochemu_v_permi_rushatsya_doma_1144901/

Достарыңызбен бөлісу:


©kzref.org 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет