Вадим Шахов



жүктеу 0.72 Mb.
бет1/6
Дата13.09.2018
өлшемі0.72 Mb.
түріЗакон
  1   2   3   4   5   6

Вадим Шахов




"ЛЕДИ МАКБЕТ МЦЕНСКОГО УЕЗДА"


ЛЕСКОВА И ШОСТАКОВИЧА1

Мысль о несхожести "Леди Макбет Мценского уезда" Н.С.Лескова и Д.Д.Шостаковича2 уже давно стала общим местом работ, посвященных шедевру оперы XX века, – как подтверждение общей закономерности отличия любого литературного первоисточника от его оперной, театральной трактовки3. Сам композитор в первых печатных высказываниях о сочинении4, за ним – советские критики 30-х годов5 и более поздние исследователи указывали на различия двух "Леди Макбет". Но оценка степени самостоятельности произведений варьировалась – от нейтрального шостаковичского: "Оно [либретто] почти полностью построено по Лескову, за исключением 3-го акта..." 6 и умеренного: "Композитор и его соавтор по либретто Александр Прейс внесли небольшие, но существенные изменения в рассказ Лескова..." 7 до категоричного: "Шостакович представлял читателю также свою интерпретацию очерка Лескова – спорную и противоречащую духу литературного оригинала..." 8. Несмотря на неоднократные возвращения к теме, и по сей день существуют разные мнения о направленности изменений, сделанных Шостаковичем, о расставленных им акцентах.


________________________

1 В основе данной статьи – доклад автора на V Петербургских чтениях в Санкт-Петербургской государственной консерватории (1997), значительно расширенный и полностью переработанный. Автор выражает глубокую благодарность Л.Фэй за содействие в ознакомлении с материалами, недоступными в России, и искреннюю признательность Л. Г. Ковнацкой.

2 В тексте для краткости употребляются формулировки ""Леди Макбет Мценского уезда" Шостаковича", "концепция Шостаковича" и даже "либретто Шостаковича", хотя при этом обычно подразумевается совместная работа Шостаковича и А.Прейса, Шостаковича и А.Прейса в редакции И.Гликмана.

3 Несходство возникает даже в тех предельных случаях, когда музыка пишется на полный текст драматического произведения с целью абсолютно точного и "достоверного" воплощения первоисточника: музыка все равно вносит свои коррективы. Что касается "Леди Макбет Мценского уезда", то у Шостаковича и Прейса, собственно, такого стремления и не было.

4 Д. Д. Шостакович часто высказывался о своей опере в период ее создания и постановки. Список источников, содержащих авторские комментарии, включает не менее десяти наименований с 1931-го по 1936 год, различного объема и различной степени концентрации на произведении – от кратких заявлений о задачах советского композитора до программных выступлений, в том числе в "буклетных разъяснительных сборниках" двух театров (МАЛЕГОТа и Театра имени Немировича-Данченко). Объем высказанного таков, что во всем его корпусе не может не быть внутренних несоответствий. Поэтому некоторые высказывания Шостаковича требуют комментариев.

5 Видимо, самой первой, по крайней мере самой первой масштабной, является большая аналитическая статья А. Острецова (Острецов А. "Леди Макбет Мценского уезда": Опера Дмитрия Шостаковича // Советская музыка. 1933. № 6). Разбор оперы появился в печати еще до премьеры произведения и, соответственно, носил "упреждающий" музыкально-идеологический характер.

6 Шостакович Д. Трагедия-сатира // Советское искусство. 1932. 16 октября.

7 Fay L. E. Lady Macbeth of Mtsensk District // The New Grove Dictionary of Opera. London, 1994. Vol. 2. P. 1076.

8 Мейер К. Шостакович: Жизнь. Творчество. Время. СПб., 1998. С. 149.
© Вадим Шахов, 2000

В советском музыковедении среди высказываний по этому поводу долгое время преобладала ортодоксальная точка зрения, основывавшаяся, судя по всему, на первоначальных общих впечатлениях от сопоставления двух произведений. Все самое существенное в этой позиции было высказано еще в годы написания и постановки оперы – в программных выступлениях А.Острецова9 и Адр. Пиотровского10, близких по смыслу заявлениям самого Шостаковича, – и подкреплено вердиктом "Сумбура вместо музыки". Вплоть до не столь давнего времени эта точка зрения практически не пересматривалась11. Ее основные положения: композитор трактовал лесковский сюжет с позиций советского художника – "заклеймил" купеческое окружение и попытался оправдать Катерину, придав ей черты положительной героини, страдающей от невыносимых социальных условий. Концепцию "луча света в темном царстве", впервые ассоциированную с оперой опять же в разъяснениях Шостаковича12, в дальнейшем смягчали, снимая с нее налет яростного идеологизма, развивали, дополняли – но так или иначе почти все писавшееся по поводу соотношения двух произведений укладывалось в стандартные представления, в конечном счете восходящие к множественным высказываниям композитора времени сочинения и двух лет триумфа оперы13.

Казалось бы, к концу XX века, после кардинального переосмысления творчества Шостаковича, на откровения советских идеологов с их махровой митинговой лексикой можно было бы махнуть рукой, если бы не одно обстоятельство. Как это ни парадоксально, их политизированность довольно часто находила параллель в отзывах западной прессы 30-х годов; проявляется она и в современных англоязычных исследованиях14. Устойчивость тенденции заставляет пристальнее присматриваться к, казалось бы, навсегда отринутым суждениям.

Новый этап обращения к теме и в России, и за рубежом наступил в 80-е годы. Появление записи "Леди Макбет Мценского уезда" в 1978 году (EMI, дирижер М.Ростропович, в главных партиях Г. Вишневская, Н. Гедда, Д. Петков), публикация первоначальной редакции оперы издательством Sikorski (Гамбург, 1979) вызвали целую лавину постановок "Леди Макбет" и повлияли на увеличение исследовательского интереса к ней. С этим совпал огромный всплеск внимания отечественного литературоведения к фигуре Н.С.Лескова, связанный с празднованием 150-летия со дня его рождения в 1981 году, что привело к резкому росту публикаций, посвященных писателю, к долгожданному изданию альтернативного советскому одиннадцатитомнику "огоньковского" Собрания сочинений в двенадцати томах (1989).


_____________________________________

9 Острецов А. "Леди Макбет Мценского уезда": Опера Дмитрия Шостаковича; Он же. Россия 40-х годов // Д. Шостакович. Катерина Измайлова: Либретто. К постановке в государственном музыкальном театре им. нар. арт. республики Вл. Ив. Немировича-Данченко. М., 1934; Он же. Музыка оперы // Там же.

10 Пиотровский Адр. От повести Лескова к опере Шостаковича и к спектаклю Малого оперного театра // "Леди Макбет Мценского уезда": Опера Д.Д.Шостаковича. Л.: Государственный академический Малый оперный театр, 1934.

11 См., в частности: Лебединский Л. Н. [Вступление и краткое описание оперы] // "Катерина Измайлова" Д. Д. Шостаковича: Оперное либретто. Изд. 2-е. М., 1975.

12 См., например: Шостакович Д. Мое понимание "Леди Макбет" // "Леди Макбет Мценского уезда": Опера Д. Д. Шостаковича. С. 8; Шостакович Д. Д. О моей опере // Д. Шостакович. Катерина Измайлова: Либретто. С. 12.

13 Они, кстати, фигурируют и в "Testimony" (Testimony: Memoires of Dmitri Shostakovich / As related to and edited by Solomon Volkov. New York, 1979), вплоть до прямого воспроизведения отрывков из печатных высказываний композитора. На то, что первые абзацы одного из разделов книги (р. 106, 107) являются буквальным переводом фрагментов статьи "Трагедия-сатира", указала Л. Фэй (Fay L. E. Shostakovich Versus Volkov: Whose Testimony] II The Russian Review. 1980. No. 39/4. P. 488).

14 См., например, работы Р. Тарускина, о которых речь пойдет ниже.
Приблизительно тогда же вышли в свет три англоязычные монографии о Лескове15. В итоге появилось несколько работ, в той или иной степени затрагивающих вопросы соотношения "Леди Макбет Мценского уезда" Шостаковича и Лескова. Эти исследования отличались более пристальным взглядом на произведение Лескова, были отмечены большим вниманием к сути вопроса, в той или иной степени предлагали свежие аспекты рассмотрения.

Пожалуй, первым оригинальный подход к теме продемонстрировал Л.Аннинский – литературовед, замечательно слышащий и глубоко понимающий музыку16. Он поставил оперу Шостаковича в ряд образцов прочтения очерка Лескова в различных видах искусства (театр, кино, книжная иллюстрация), включил ее в контекст современного композитору осознания шедевра русской литературы и сделал выводы о влиянии эстетико-идеологических условий советского времени на оперную трактовку. Заявив о большей, чем это обычно было принято признавать, сложности поэтики и образов очерка. Аннинский показал, что радикальному преобразованию и переосмыслению в опере подвергся не только главный персонаж, но и остальные герои. Кроме того, литературовед определил место Шостаковича среди интерпретаторов "Леди Макбет" как родоначальника тенденции морального оправдания Катерины.

Зарубежный бум интереса к Шостаковичу (так или иначе стимулированный "Testimony") связал вопрос о соотношении Лескова и Шостаковича с более широкой проблематикой, что проявилось в двух почти одновременных публикациях марта 1989 года.

В своем мастерском, глубоко оригинальном эссе "Уроки Леди М." (первоначальное название – "Опера и диктатор")17 Р.Тарускин на примере "Леди Макбет" коснулся общих проблем творчества Шостаковича, вопросов эстетики музыки в целом. В продолжение литературоведческой мысли о том, что Лесков писал свою "Леди Макбет Мценского уезда" в полемике с "Грозой" А.Н.Островского18, Тарускин выстроил родословную фабулы от Островского – через Лескова – к Шостаковичу, еще раз заявив о смыкании крайних звеньев цепи. При этом в качестве исходного тезиса он предложил противопоставление двух типов отношения искусства к социальным проблемам: 1) раскрытие последних и изобличение социального зла путем создания в произведении резкого контраста между чистой, возвышенной натурой и ее низменным, мерзким окружением (реализм, Островский); 2) игнорирование социальных моментов (натурализм, жанр "рассказа ужасов" – "horror story", Лесков). По мысли автора, Шостакович взялся за превращение лесковской натуралистической "horror story" в возвышенный реалистический трактат. Не отрицая гениальности Шостаковича как оперного композитора19, исследователь заявил о релятивизации моральных принципов20, колоссальной "моральной инверсии" 21, к которой прибег Шостакович,


_____________________

15 Muckle J.Y. Nikolai Leskov and the "Spirit of Protestantism". Birmingham, 1978; McLean H. Nikolai Leskov: The Man and His Art. Harvard, 1978; Lantz K. Nikolai Leskov. Boston, 1979.

16 Аннинский Л. Не о Лескове // Современная драматургия. 1982. № 1;

Он же. Лесковское ожерелье. М., 1982; 2-е изд., доп. М., 1986 (в дальнейшем ссылки на эту книгу даются по 2-му изданию).



17 Tarns kin R. The Opera and the Dictator: the peculiar martyrdom of Dmitri Shostakovich // The New Rupublic. 1989. March 20. В переработанном виде опубликовано: Taruskin R. The Lessons of Lady M. // Taruskin R. Defining Russia Musically. Princeton, 1997.

18 См. об этом, напр.: Эйхенбаум Б. О прозе. Л., 1969. С. 349.

19 "...Он проявляет себя подлинным гением жанра, способным – подобно Верди, Вагнеру, Мусоргскому – создавать мир звуков, совершенный в своей убедительности" (Taruskin R. The Lessons of Lady M. P. 502).

20 Ibid. P. 500.

21 Ibid. P. 502.

обращая Катерину из преступницы в жертву, а главное – занимаясь предельной "дегуманизацией" отрицательных образов (последнее и вызывает отчаянный протест исследователя22), служащей оправданием убийств Катерины. Именно здесь Тарускин проводит параллели с "моральной инверсией" в политических событиях 1930-х годов23.

Для К. Эмерсон в ее статье "Назад в будущее: пересмотр Шостаковичем "Леди Макбет Мценского уезда" Лескова"24 основой исследования явился очерк Лескова. Работа, находящаяся на стыке музыковедения и литературоведения, глубоко проникает в обе сферы, будучи особенно основательной в литературной части. Говоря о двух возможностях соотношения первоисточника и либретто (упрощение и усложнение), Эмерсон привела "Леди Макбет Мценского уезда" Шостаковича как пример усложнения первоисточника путем придания сюжету дополнительной глубины за счет аналогий со многими произведениями русской литературной классики.

Стремлением проследить в общих чертах "покартинное" соотношение очерка и либретто оперы отмечено недавнее исследование драматурга и либреттиста Юрия Димитрина "Нам не дано предугадать..." 25. Однако все обобщения книги касаются лишь основной ее темы – сравнения текстов различных редакций оперы ради нахождения новых постановочных решений, "оптимальной" версии произведения.

Побудительным мотивом к написанию настоящей статьи было следующее соображение. Во многих работах о "Леди Макбет Мценского уезда" – "Катерине Измайловой" 26 можно усмотреть одну общую черту – ограниченность аргументов, на которые опирались авторы в прослеживании разногласий между Шостаковичем и Лесковым. Либо (как это было в советском музыковедении) из работы в работу кочевали одни и те же соображения, причем довольно узкий их круг, либо (в западных статьях, в той или иной степени тяготеющих к жанру эссе) широта постановки проблем не оставляла места для аналитической конкретики. До сих пор остались не подмеченными любопытные моменты, возникающие при сравнении очерка и оперы. С одной стороны, они ярко иллюстрируют мысли, уже ставшие привычными, с другой – подталкивают к нахождению новых аспектов темы. Целью данной статьи и является стремление расширить и дополнить существующие представления о предмете.
________________________

22 "Это, возможно, наиболее пагубное использование музыки, когда-либо имевшее место..." (Ibid. P. 502).

23 Ibid. P. 505.

24 Emerson C. Back to the Future: Shostakovich's revision of Leskov's Lady Macbeth of Mtsensk District II Cambridge Opera Journal. 1989. No. 1 (March).

25 Димитрин Ю. "Нам не дано предугадать...": Размышления о либретто оперы Д. Шостаковича "Леди Макбет Мценского уезда". СПб., 1997.

26 Необходимая оговорка в отношении редакций оперы. Ниже они будут именоваться следующим образом: редакция 1930-1935 с различными ее вариантами (временные рамки – от начала работы над оперой до момента издания клавира, то есть "официальной" фиксации версии); редакция 1954-1963 (временные рамки – от начала работы композитора над изменениями в опере до даты официальной открытой премьеры "Катерины Измайловой" и даты окончания чистовика партитуры). Хотя, если быть точным, вторую редакцию в данном случае следовало бы именовать 1954-1965, по аналогии с 1930-1935 устанавливая ее верхнюю хронологическую границу по дате издания партитуры и клавира (относительно нижней границы см.: Письма к другу: Дмитрий Шостакович – Исааку Гликману. М.; СПб., 1993. С. 110). При этом автор не имел намерения вступать в полемику – явную или скрытую – с исследователями редакций оперы, предлагающими иную классификацию (Brown R. S. The Three Faces of Lady Macbeth II Russian and Soviet Music: Essays for Boris Schwarz, ed. by M. H. Brown. Ann Arbour, 1984; Fay L. E. From Lady Macbeth to Katerina: Shostakovich's versions and revisions // Shostakovich Studies, ed. by D. Fanning. Cambridge, 1995). Думается, окончательная точка зрения по этому вопросу еще не сформулирована. Она может появиться после изучения всех (в том числе, возможно, до сих пор не обнаруженных) вариантов оперы и либретто.


I

Пожалуй, первым шагом в сравнении Лескова и Шостаковича должно стать как можно более точное выявление соотношения между либретто и очерком. Ниже приводится таблица, в которой предпринята попытка проследить соответствие очерку событий, действующих лиц, сцен, в некоторых случаях – отдельных диалогов, монологов, даже ключевых реплик и фраз (то есть драматургически значимых моментов) либретто27. Само собой разумеется, что разбивка на фрагменты и выделение структурных единиц либретто в таблице не совпадает с музыкально-драматургическим членением формы в опере.

Что касается чисто текстового соответствия либретто оперы и очерка на уровне отдельных слов и фраз, то, видимо, нет необходимости отмечать его в данном случае. Такого рода задача явно не была для либреттистов принципиальной. Тем не менее текстовые переклички все-таки существуют. Они свидетельствуют о методе создания либретто, применявшемся Шостаковичем и Прейсом: написание самостоятельного текста с использованием не законченных мыслей и крупных синтаксических единиц оригинала (как часто поступал в своей работе над либретто Прокофьев, для которого это являлось принципиальным моментом), а отдельных слов, фраз и небольших предложений – в иных, чем у Лескова, но все-таки соответствующих ситуациях. Подобные текстовые переносы в таблице специально не оговариваются.

Либретто оперы



1,1:
Монолог Катерины ("Ах, не спится больше!").
Диалог Бориса Тимофеевича и Катерины ("Грибки сегодня будут?").

Объяснение Зиновия Борисовича, Бориса Тимофеевича, Работника с мельницы по поводу прорванной плотины.


Хор работников ("Зачем же ты уезжаешь, хозяин?").
Представление Зиновием Борисовичем Сергея Борису Тимофеевичу.
Прощание Зиновия Борисовича и Катерины в присутствии Бориса Тимофеевича.


Основание в очерке Лескова

Отсутствует.

Отсутствует. Упреки Катерине в бездетности в очерке не персонифицированы.
Отсутствует.

Отсутствует28.

Отсутствует29. Первое появление Сергея в очерке – позже, в главе с Аксиньей.
Отсутствует30.



Достарыңызбен бөлісу:
  1   2   3   4   5   6


©kzref.org 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет