Вдохновение как уменьшение эгоизма


Киносценарист А.И.Слаповский



жүктеу 4.66 Mb.
бет13/16
Дата07.02.2019
өлшемі4.66 Mb.
1   ...   8   9   10   11   12   13   14   15   16

Киносценарист А.И.Слаповский: «Монолог более чем в 4-5 строк массовая аудитория не выдержит».

Из истории переводов Рабле на русский язык.

Переводя главу LVIII («Пророческая загадка») Первой книги «Гаргантюа и Пантагрюэля», Владимир Пяст, скорей по политическим соображениям (книга вышла в 1938 году), решил не переводить, а пересказать её и пересказал с необходимыми искажениями. В конце XVIII века фрагмент LVIII главы был переведён Н.М.Карамзиным. Достаточно сравнить два перевода, чтобы понять, в чём дело:

У Н.М.Карамзина: «Объявляю всем, кто хочет знать, что не далее как в следующую зиму увидим во Франции злодеев, которые явно будут развращать людей всякого состояния и поссорят друзей с друзьями, родных с родными. Дерзкий сын не побоится восстать против отца своего, и раб против господина так, что в самой чудесной истории не найдем примеров подобного раздора, волнения и мятежа. Тогда нечестивые, вероломные сравняются властию с добрыми; тогда глупая чернь будет давать законы и бессмысленные сядут на место судей. О страшный, гибельный потоп! Потоп, говорю: ибо земля освободится от сего бедствия не иначе, как упившись кровию».*

У В.Пяста: «В длинных и темных стихах, воспроизводящих (за исключением двух первых и пятнадцати последних стихов) поэму современного Рабле поэта, Мелэна де-Сен-Желэ, предсказывается наступление смутных времен, когда сын восстанет на своего отца и спасутся только те, кто до конца останется верен своим убеждениям. В этих стихах видят намек на преследование реформатов. Мы оставляем без перевода и остроумное толкование этого пророчества, сделанное в самом конце главы братом Жаном, который видит в этих апокалиптических строках не пророчество, но «составленное в темных выражениях описание игры в мяч».**

* Карамзин Н.М. Письма русского путешественника. М. 1983. С. 294.

** Рабле Ф. Гаргантюа и Пантагрюэль. Пермь. 1993. С. 109-110.
Если я говорю «плохо», значит, плохо.
Из резюме:

Достоинства: независимость мышления.

Недостатки: см. достоинства.
Заоблачные деньги.
«Сорока-ворона. Кашу варила, деток кормила...» Русская сказочная птица сорока-ворона.
Восторженных похвал прошёл минутный шум.
«Читай сидя за столом и имей при себе карандаш и бумагу. Записывай мысли из книги, а также и свои, мелькнувшие из-за чтения или по другой какой причине. (Папа)». (Даниил Хармс. Дневниковые записи.)
Архитектура лица.
Я тоже живу образами воображения, только маршруты мои пролегают под облаками.
Разные головы, разные мысли.
«Она написала, он не ответил»; «Он написал, она не ответила». Первый вариант музыкальней. Ритм прозы прихотливей стихотворного ритма, — не помню, кто сказал, но так и есть.
Просил: дайте определение правильных фигур — не каких-то определённых, а вообще всех правильных. Не дали. Будь я геометром, я бы занимался преимущественно неправильными фигурами и телами. Различие между правильными и неправильными фигурами и телами видится в устойчивости формул вычисления для правильных тел и фигур и уникальности расчётов (площадей, объёмов) для тел и фигур неправильных. На этом я бы и строил определение.

Книги детства хочется читать в тех же изданиях.


Шиллер — классика юношеского идеализма. Идеализм мне не чужд, но на иной ступени. «Я умираю, Фердинанд, но я невинна!» Такой он и есть, Шиллер. Много слёз пролито в театре Шиллера, но это чистые слёзы. И если улыбаться, то по-доброму. Ещё лучше — понять.
Тайная любовь к старым вещам.
Пока я жив, я должен себя истратить.
Распрямлённость души.
Хуже всего в эмиграции, что о тебе помнят. Как просто у Тургенева: «Прощай, ничтожный мир! Я отталкиваю тебя ногою!» Ты мир оттолкнул, а он тебя нет — по непониманию, как такое возможно. Хочется знать, что не оставил за собой боли... — нет, оставил.
Будем неповторимы!
Отныне и навсегда.
Так мухоморы — предвестники белых грибов.
Досюда отсюда.
Сдуть с кого-либо пену.
С.М.: миропонимание у людей должно быть правильное и общее, потому нужны священные книги. Согласен, нужны, но каждый должен написать свою книгу. О чём была бы моя книга? О том, что живём внутри Тайны, что постигать её можно бесконечно, что неживое надо воспринимать как живое, а физика существует для метафизики. И что, уходя, мы должны что-то оставить миру.

Жизнь истаивает — на глазах.


Врождённая склонность к барочной эстетике.
Абонемент в чужую постель.
Дарить себя.
30 процентов за трансляцию знаний, 70 за терпеливость.
На грани дозволенного.
«Отчего сердце мое страдает иногда без всякой известной мне причины? Отчего свет помрачается в глазах моих, тогда как лучезарное солнце сияет на небе? Как изъяснить сии жестокие меланхолические припадки, в которых вся душа моя сжимается и хладеет?..» (Карамзин Н.М. Письма русского путешественника. М. 1983. С. 309.)

Ещё упоминания о частых головных болях. Сентиментализм, но и депрессии.


Хорошо — чувством меры и некоторой недоговорённостью.
Гастрономическое уединение.
Размазывание нот по пюпитру.
Маленький компас внутри сердца. Он-то и указывает на людей, которые становятся главными в нашей жизни.
Делаю что могу, поручив остальное природе.

«Павильон роз» (г. Пушкин) звучит по-китайски. Ещё по-японски и по-корейски, поскольку японская и корейская культуры, каждая по-своему, заимствовали культуру Китая: «Пионовая беседка», «Двор наслаждения розами», «Кумирня бирюзовой решётки» (Цао Сюэ-шинь, «Сон в красном тереме»). «Павильон Простора и Прохлады», «Башня Жёлтого журавля», палочка туши «Озёрный дракон» («Повесть о вернейшей из верных жён, о не имевшей себе равных ни прежде, ни теперь, о Чхунхян»).


Тема для проповеди.
Озёрный пейзаж. (н. м.)
Боль навсегда.
Сам не пойму, чего больше — приобретений или утрат.
В гостях у сказки (о религии).
Возраст обобщений.
Точка пересечения параллельных миров.
«Наступает час спектакля, который барон никогда не пропускает. Он непременно должен в театре играть чрезвычайно важную роль, так как не только осведомляет публику обо всех закулисных взаимоотношениях и прочих подробностях жизни выступающих актеров, но также и распределяет надлежащую хвалу и хулу, дабы вообще хороший вкус не выбивался из должной колеи». (Гофман Э.Т.А. Избранные произведения. М. «Музыка». 1989. С. 332.)
Лунная дорожка на голове.
Дождь — как «Грибок» в Петергофе. Полил — перестал. Перестал — полил. Раскрыл зонт — закрыл. Закрыл — раскрыл. Не угадаешь.
Никакого желания быть последовательным.
«Дура» обидней, чем «дурак». Почему?
В тридевятом ряду.
Расплевался и ушёл.
«...Всюду между ними ходит смерть, вооружённая острой косой; она громким голосом напоминала всем, что они смертны. Но никто не слышал её призыва: каждый глядел в это время на своё безумство и беспорядок. Тогда она, достав свои стрелы, начинала бросать их во все стороны и ранила всех, кого пришлось в толпе без разбора… Кто был ранен, тот кричал, стонал. Иные, ходившие возле, лишь только замечали рану, моментально убегали прочь, но скоро снова возвращались и не обращали уже ни на что внимания. Иные, придя, смотрели на хрипящего раненого, и лишь только он протягивал ноги, переставал дышать, собирались вместе, пели около него, пили, ели, плясали; некоторые при этом проливали слёзы. Затем хватали его, тащили и волокли за ограду, в ту темную яму, которая находилась около света. Вернувшись оттуда, снова жили беззаботно. <…> Когда я увидел столь бесчисленное множество летающих стрел, мне пришло на мысль: «Где же это смерть берёт так много стрел, что не перестреляла их ещё?». Поглядел и ясно убедился в том, что собственных стрел она не имела ни одной, а только имела один лук, стрелы же брала от людей, каждую от того, кого намерена была убить ими. Я заметил, что люди сами делали и приготовляли такие стрелы, а некоторые безрассудно и дерзко носили их навстречу ей». (Я.А.Коменский, «Лабиринт света и рай сердца».)
Позже не значит лучше. Если так рассуждать, четвёртый концерт Рахманинова должен быть лучше второго.

Может, я умер и не заметил? Потрогал себя. Тёплый.


Биомасса (о толпе).
Конструктор «Сотворение мира».
Сказка о человеке, который ничего не мог сделать с первого раза.
«На расстоянии шёпота». (Ю.Олеша)
Блёстки, мишура... Неглубоко, но радует.
Я человек слов, а не слова.
Нормативное мышление.
Сразу видно: в доме завелась женщина.
Сологубство.
«Чрез Державина же я сошелся и с Денисом Ивановичем Фонвизиным. По возвращении из белорусского своего поместья он просил Гаврила Романовича познакомить его со мною. Назначен был день нашего свидания. В шесть часов пополудни приехал Фонвизин. Увидя его в первый раз, я вздрогнул и почувствовал всю бедность и тщету человеческую. Он вступил в кабинет Державина, поддерживаемый двумя молодыми офицерами из Шкловского кадетского корпуса, приехавшими с ним из Белоруссии. Уже он не мог владеть одною рукою, равно и одна нога одеревенела. Обе поражены были параличом. Говорил с крайним усилием и каждое слово произносил голосом охриплым и диким; но большие глаза его быстро сверкали. Первый брошенный на меня взгляд привел меня в смятение. Разговор не замешкался. Он приступил ко мне с вопросами о своих сочинениях: знаю ли я «Недоросля», читал ли «Послание к Шумилову», «Лису-кознодейку», перевод его «Похвального слова Марку Аврелию»? и так далее; как я нахожу их? Казалось, что он такими вопросами хотел с первого раза выведать свойства ума моего и характера. Наконец, спросил меня и о чужом сочинении: что я думаю об «Душеньке»? «Она из лучших произведений нашей поэзии», — отвечал я. «Прелестна!» — подтвердил он с выразительною улыбкою. Потом Фонвизин сказал хозяину, что он привез показать ему новую свою комедию «Гофмейстер». Хозяин и хозяйка изъявили желание выслушать эту новость. Он подал знак одному из своих вожатых, и тот прочитал комедию одним духом. В продолжение чтения автор глазами, киваньем головы, движением здоровой руки подкреплял силу тех выражений, которые самому ему нравились. Игривость ума не оставляла его и при болезненном состоянии тела. Несмотря на трудность рассказа, он заставлял нас не однажды смеяться. По словам его, во всем уезде, пока он жил в деревне, удалось ему найти одного только литератора, городского почтмейстера. Он выдавал себя за жаркого почитателя Ломоносова. «Которую же из од его, — спросил Фонвизин, — признаете вы лучшею?» — «Ни одной не случилось читать», — ответствовал ему почтмейстер. «Зато, — продолжал Фонвизин, — доехав до Москвы, я уже не знал, куда мне деваться от молодых стихотворцев. От утра до вечера они вокруг меня роились. Однажды докладывают мне: «Приехал сочинитель». — «Принять его», — сказал я, и чрез минуту входит автор с пуком бумаг. После первых приветствий и оговорок он просит меня выслушать трагедию его в новом вкусе. Нечего делать; прошу его садиться и читать. Он предваряет меня, что развязка драмы его будет совсем необыкновенная: у всех трагедии оканчиваются добровольным или насильственным убийством, а его героиня или главное лицо — умрет естественною смертью. И в самом деле, — заключает Фонвизин, — героиня его от акта до акта чахла, чахла и наконец издохла».

Мы расстались с ним в одиннадцать часов вечера, а наутро он уже был в гробе!» (Дмитриев И.И. Сочинения. М., 1986. С. 301-302.)


Бездарность такое же врождённое свойство, как одарённость. Это уж кому как повезёт.

Генри Торо о мыслях: «Неважно, приходят ли они в голову мне или вам, падает ли метеор на моё или на ваше поле, — важно то, что он падает с неба». (Дневники Генри Торо. В кн.: Ханс-Дитер, Хельмут Клумпьян. Генри Дэвид Торо. Челябинск. 1999. С. 288.)


Партикулярное письмо. (н. м.)
В какой-то сказке королю в конце обеда подавали тайное блюдо — мясо белой змеи. Однажды слуга приподнял крышку и попробовал кушанье. С тех пор он понимал язык птиц и зверей.
«А нечистым трубочистам

Стыд и срам, стыд и срам!»

За что же так трубочистов? Очень даже нужная профессия. Они не только дымовые трубы прочищают, но и вентиляционные пути. Не прочистишь трубу — шлаки загорятся. Эти же шлаки конденсируют воду; зимой вода замёрзнет и может разорвать трубу. И потом нелёгкая это работа: прочисти заводскую трубу — узнаешь.
Наложить на себя дисциплинарное взыскание.
Не расстроился, но огорчился.
«Найти точное слово всё равно что поймать рыбу руками». (Ф.Кафка, «Дневники».)
Г.-Х.Андерсен, «Зажигалка».
Таблетки для избирательного забывания.
«Лес редеет. Исчезла и изумрудно-зеленая жесткая травка, одна в желтой осени не побитая еще морозом. Вот пошли мхи, ковры из мхов, по которым беззвучно ступают ноги лошадей, оставляя вечный след. От колес прежней, 1894 года, экспедиции след совершенно свежий и теперь. Как красивы эти ковры мхов: изумрудно-серые, темно-красные, нежно-лиловые, затканные серым и белым жемчугом. Перо не опишет их красоты, не передаст фотография; нужна кисть, и я вспоминаю К.А.Коровина, его прекрасную картину архангельской тундры с иными, чем эти, мхами». (Гарин-Михайловский Н.Г. СС в 5 тт. Т. 5. М., 1958. С. 209.)
Если отправить меня в космос, я умру до того, как отделится первая ступень.
Маршак всю жизнь так и прожил с больным сердцем.
«...Моя заветная мечта — сделать сальто-мортале». (Ю.Олеша, «Ни дня без строчки».)
«...Какое это счастье, что не каждый из нас попадается! Вообразите-ка себе, что каждого согрешившего неизменно уличают и соответственно наказывают. Все дети во всех школах ложатся под розги. Затем наступает очередь самих надзирателей, а там уж и директора школы <…>. Вот уж вяжут начальника военной полиции, который предварительно подверг экзекуции всю доблестную армию. <…> Кровь леденеет от такого побоища. В бессилии опускаются руки при мысли о количестве розог, которое надо подготовить и пустить в дело. Как прекрасно, повторю я снова, что не каждый из нас попадается. Да, дорогие мои братья, я против того, чтобы все мы получали по заслугам». (У.М.Теккерей, Из заметок «О разных разностях».)
Вмерувоззрение.
Театр. Искусство самоотречения.
«Читаю собрание сочинений Бодлэра «Малые поэмы в прозе». Ничтожны, изысканны до бальмонтовщины, мелодраматичны». («Устами Буниных», И.А.Бунин, 07.12.1941.)

Жизнь прожита. Пора делиться впечатлениями.


Глубина грехопадения.
Минёр ошибается два раза. Первый — когда соглашается стать минёром.
Он не мучается вопросом, обойти лужу справа или слева, он идёт по луже.
Пастернак умер от рака лёгких.
Что ж, будь по-твоему. Снег белый и холодный. (н. м.)
Надпредметный мир.
Переписка, в которой кто-то кого-то переписал.
«Картина, развернувшаяся пред нами, была поразительная, захватывающая, ошеломляющая. Там, внизу, на отвесной глубине полуторы тысячи футов сверкало зеленое версты на две озеро. Как самый лучший изумруд сверкало это зеленое, прозрачное, чудное озеро, все окруженное черными иззубренными замками или развалинами этих замков. Темные, закоптелые стены снизу поднимались отвесно вверх и причудливыми громадными иззубринами окружали кратер. Какая-то чарующая там на озере безмятежная тишина. Какая-то иная совсем жизнь там. Очень сильное впечатление именно жизни. Кажется, вот-вот выйдут все эти живущие там, внизу, из своих замков, в каких-то нарядных костюмах, раздастся музыка, поплывут нарядные лодки, и начнется какая-то забытая, как сказка, как сон, иная жизнь. <…> Вот гигант-медведь опустил свою большую голову и притих. Вот башня с остроконечным шпицем. А вот на скале чудное и нежное, как мечта, изваяние женщины. Одной рукой она оперлась о край и заглядывает туда, вниз, где озеро. В этой фигуре и покой веков и свежесть мгновенья. Словно задумалась она, охваченная сожалением, сомнением, колебанием, и так и осталась в этом таинственном уголке не вполне еще сотворенного мира». (Гарин-Михайловский Н.Г. СС в 5 тт. Т. 5. М., 1958. С. 212.)
В уголовном кодексе есть оскорбление чувств, но нет оскорбления разума.
Голос в сопровождении голоса.
Это буква, которой нет в русском алфавите. Сперва пойдёте прямо, до угла, потом повернёте направо; через две улицы перейдёте на ту сторону и пойдёте опять прямо, там всего одна остановка; если что, спросите.
Прожить сто лет и ни разу не оцарапаться.
Без высших соображений у нас ничего не делается.
Не троп, а труп.
«Мы или прославляем, или презираем: у нас нет середины; мы не любим находить немногое в целых томах и вызывать это немногое из забвения. Мы и уважаем все гуртом у такого-то писателя, и презираем все гуртом у другого». (Дмитриев М. А. Московские элегии. М., 1985. С. 210.)
Пункт 16-й в перечне того, что мне не дано.
Если бы я умел рисовать, я бы нарисовал двухскатную крышу на колёсной платформе и трактор, который везёт её. Называлась бы моя картина «Крыша поехала».
Абрам-царевич.
Частицы порошка, в который всё это сотрётся, сотрутся в ещё более мелкий порошок, те в ещё более мелкий, и повторится это тысячу тысяч раз, пока сама возможность памяти не упразднится.

Водораздел в виде мирового океана.


Прощаясь и уже держась за ручку двери, сказать жизни «Спасибо».
Ничей пепел не стучит в моё сердце.
Настроение: ниже ординара.
Чем измерять простоту?
Вторую часть «Фауста» Толстой назвал чепухой. (Д.П.Маковицкий, «Яснополянские записки».)
Мониторинг по Любищеву.
Гуселебеди.
Название журнала: «Направление взгляда».
Отстранённость от жизни.
Перо в руце моей.
«Среди всеобщего разговора затеялась у нас с Горьким беседа a parte. — Перечел я недавно «Фому Гордеева», — говорил он — так случайно, странник зашел, ну я и стал читать... Эх, как плохо! Ненужности всякие, не просто сказано. До трети дошел и бросил...» (Брюсов В.Я. Дневники 1891-1910. М. 1927. С. 94.)
Хвататься за пустоту.
Письма рвут и бросают либо комкают и швыряют. Классический швырок — в угол.
«Подняться на точку, с которой видишь себя. Всё в этом». (И.А.Бунин, «Освобождение Толстого».)
Инфернальный колорит. (н. м.)
Оцифрованный мир.
Атавистическая привычка.
«...Проста и еда Мухаммеда: горсть фиников, ячменная лепешка, сыр, чашка молока, каша и фрукты — вот его пища изо дня в день. Вина Мухаммед не пьет, мясо подается не чаще раза в неделю». (Панова В.Ф., Бахтин Ю.Б., «Пророк Мухаммед». Из Интернета.)
Почему ерунда? Потому что всё ерунда.
Будучи лицом заинтересованным, я сделал заинтересованное лицо.
Чаша света.
Презумпция необучаемости.
«Для меня нет ничего противнее, чем безграничные снисходительность и самодовольство, написанные на лицах новобрачных, в особенности на лице дамы; оно говорит вам о том, что участь ее в этом мире уже решена; что вы не можете иметь надежд на нее. Верно, не имею, а может быть, и не хочу иметь; только это одна из тех истин, которые, как я уже сказал, сами собой разумеются, но не высказываются». (Лэм Ч. Очерки Элии. Л. 1981. С. 132.)

Немалоуважаемый.


Христово стадо... Стадо и есть.

Это не «у-лю-лю», это серьёзно.


Стрессы и стрессики.
Свою антиклерикальную «Проповедь пятидесяти» Вольтер приписал Ламетри, покойному другу, — избежав тем самым Бастилии.
Масштаб искажений.
Фармакологический десерт.
Иные только в рамках профессии чего-то стоят.
Мужской манёвр.
Дискобол, моющий блюдца. (н. м.)
Наполеон даже во время военных кампаний имел при себе бутылочку с «Кёльнской водой»; специально для него изготовили флакон в виде валика, который можно было носить за отворотом сапога. Император расходовал до двух флаконов в день, причем не только душился одеколоном, но капал его на сахар, в воду для ванны, считая, что одеколон полезен и стимулирует работу мозга.
«Вместо заключения». «Три года условно».
Резиновая улыбка.
Профилактический трепет.
Дневник Кафки не знаки событий, но жизнь, записанная в подробностях.
Ангел с нечётным количеством крыльев.
«Разве есть что-нибудь более почтенное, чем старое заблуждение?» (Вольтер. Философские повести. М. 1960. С. 37.)
Писательский геморрой.
Диктовать жизни свои условия.
Бальзак — Жорж Санд: «Вы ищете человека, каким он должен быть; я же — я беру его таким, каков он есть. И — поверьте мне — мы оба правы. Оба пути ведут к одной и той же цели. <…> Существа заурядные меня интересуют в гораздо большей мере, чем вас. Я их возвышаю, я их идеализирую в обратном смысле — в их безобразии или глупости. Я придаю их уродствам пропорции ужасающие или причудливые. Вам этого не понять. Вы поступаете правильно, не желая видеть людей и вещи, вызывающие кошмары. Идеализируйте красивое и прекрасное. Это — женское занятие». (Бальзак в воспоминаниях современников. М., 1986. С. 175-176.)

Кафка был увлечён Гёте, а при том — какие разные!


Письма вежливости.
В злую минуту...
Перепонять. (н. м.)
Звук живой и звук мёртвый. Обессмысливание звука.
Из всего извлекать всё.
Нет, я не Гольбах, я другой... Гольбах высмеивал, в нём не было озлобленности.

Для чего приделали чёрту хвост и рога? Должен же он чем-то отличаться от человека. Крылья, рога, хвосты, копыта — всё это сталинские излишества. Ладно бы поддевал на рога. Или хвостом опутывал. С ангелами та же история:

Он встал в ленинградской квартире,

Расправив среди тишины

Шесть крыл, из которых четыре,

Я знаю, ему не нужны. (А.Кушнер)

Здесь бы как раз начать разговор об аллюзиях, а я — об ангелах и чертях.
Неизлечимо стар.
В нечеловеческих условиях остаться человеком. (н. м.)
Недоговорённость жеста.
«Дебиллы и децибеллы». Педагогическая статья.
Я иду навстречу тем, кто идёт мне навстречу.

Ламетри умер, объевшись паштета. (Акимова А.А. Вольтер. М. 1970. С. 226.)


Безмерность достигается чувством меры.
Цистерна слёз.
Читать «Генриха IV» — как тесто лопатой месить.
Гейне болезненно реагировал на критику.
Из воспоминаний Василия Бетаки: «У Пантелеевых, хоть это и было в те годы запрещено, под Новый всегда ставилась ёлка, и меня непременно звали ее украшать. Анна Алексеевна знала, как я ждал этого дня. Она была очень добрая, знала множество сказок, зябко куталась в белую шаль, и серый пушистый Маркиз был её котом. А в 35 году она простудилась и умерла от плеврита.

В том же 35 году ёлки официально разрешили, и мы тоже стали ставить ёлку. Праздник родители устраивали на широкую ногу — приходила куча ребятишек со двора и дети родительских знакомых. Александр Петрович наряжался дедом-морозом. Ему не нужна была ни вата, ни парик, так как у него были седые длинные и густые волосы. Только вот бороду ему отец приносил с киностудии. Огромный рост и мхатовский бас дополняли картину. Весьма внушительный был Дед Мороз. И видно сразу — очень добрый».


Печенье «Специальное» (кондитерская на Садовой, 30.10.05).
Ухватить чёрта за хвост.
В этом месте надо закатить глаза. Вот так.
Ещё не скучаю, но вот-вот.
«Горячий джаз» Бени Гудмена не пользовался успехом, было ясно, что оркестр придётся распустить. И тогда Гудмен предложил оркестрантам в последний раз сыграть от души ― плюнув на публику. «Мы были ошеломлены. Половина публики перестала танцевать и сгрудилась у сцены», ― вспоминал Гудмен. Гудмен был признан лучшим джазистом Америки Начался свинговый бум.
Неокончательность понимания.
Произведение бюрократического искусства.
«Удивляюсь ещё, как я в таких торопях ничего не забыл в трактире». (Карамзин Н.М. Письма русского путешественника. М. 1983. С. 34.)

Простота как ценность.


Жить под увеличительным стеклом.
Все рекорды необразованности бьют учителя математики.
Боль ожидания. (н. м.)
«Вспомним Джона Дантона, который прославился тем, что написал историю своей жизни. У него был счастливый, очень счастливый, но очень короткий брак: молодая жена его рано скончалась. Дантон недолго ходил в трауре и через полгода женился вновь. И чтобы обосновать столь скорое утешение, он пишет в своей книге: «Я поменял только лицо, женские добродетели в моем домашнем круге те же. Моя вторая жена — не что иное, как первая, но лишь в новом издании, исправленном и расширенном, и я бы сказал: заново переплетенном». (Иштван Рат-Вег, «Комедия книги».)
Закладка в Книге Жизни.
Пример трагической вины: Мария в «Бахчисарайском фонтане».
Щепотка ума.
Раствориться в книге.
Антология сплетен и слухов. (н. м.)
«Стань тем, кто ты есть». (кредо Ницше)
Обнадёжить взглядом.
Через всё, что пишу, она — как водяной знак.
И я родился с доверием к миру.
Грязелечение (неубранная больничная палата).
Каждый звук — драгоценность.
Фурункулёз Маркса — вплоть до оперативного вмешательства. (Виноградская П.С. Женни Маркс. М. 1964. С. 247, 282.)
Инвестировать свои надежды в кого- или во что-либо.
Если я во всём вижу смешную сторону, то не оттого ли, что сами предметы смешны?
Презумпция невинности.
«Ни один автор не настолько умён, чтобы уразуметь глупость своих читателей». (Мультатули — голландский писатель, 1820-1887; псевдоним, настоящее имя Эдуард Дауэс Деккер.)
Деградация языка — деградация нации. (н. м.)
Ротация жён.
Разыгравшееся перо.
«Найдите хорошую мелодию — и ваша композиция, какова бы она ни была, будет прекрасной и непременно понравится. Это душа музыки, это жизнь, смысл, сущность композиции. Тартини может найти самые редкостные и искусные аккорды, но без мелодии вы услышите только прекрасно отделанный шум; если он и не покажется неприятным для уха, то во всяком случае он оставит голову пустой, а сердце холодным». (И.Гайдн)

И всё-таки она вертится! (об ученице)


«Ты женщина, и, стало быть, молчать

умеешь лишь о том, чего не знаешь».

(Шекспир В. Комедии. Хроники. Трагедии. В 2 тт. Т. 1. М. 1989. С. 586.)
Прибиться друг к другу.
Тайнопись сердца.
Религия как коллективная грёза.
Говорим: «незрелый ум». Зрелый. Просто у каждого ума своя зрелость.
Не надо быть со мной мысленно.
«Годы гражданской войны Женя Шварц прожил в Ростове-на-Дону. Он там учился — не знаю, где. Там он начал писать стихи, — по большей части шуточные. Там он служил в продотряде. Там он стал актером. Там он женился.

Первая жена его была актриса, ростовская армянка Гаянэ Халаджиева, по сцене Холодова, в просторечье — Ганя, маленькая черненькая женщина, шумная, экспансивная, очень славная. Она долго противилась ухаживаниям Шварца, долго не соглашалась выйти за него. Однажды, в конце ноября, поздно вечером, шли они в Ростове по берегу Дона, и он уверял ее, что по первому слову выполнит любое ее желание.

— А если я скажу: прыгни в Дон? — спросила она.

Он немедленно перескочил через парапет и прыгнул с набережной в Дон, как был — в пальто, в шапке, в калошах. Она подняла крик, и его вытащили. Этот прыжок убедил ее — она вышла за него замуж». (Чуковский Н.К. Литературные воспоминания. М. 1989. С. 247.)


Поганый лес (одни поганки).
Если не ради красоты, то ради чего?
Упражнение на равновесие (духовное).
«Не задерживайся подле того, кто похож на тебя». (Андре Жид, «Яства Земные».)
Дар верности.
«Женщина без тела ― это ещё хуже, чем мужчина без головы». (А.Беляев, «Голова профессора Доуэля.)
Кому дано главное, тому дано всё.
«Я позволю себе очень приблизительное обобщение, если скажу, что вершины своих возможностей писатель достигает в возрасте от тридцати пяти до сорока лет. До этого он изучает то, что Киплинг упорно называл своим ремеслом. До этого вся работа его незрелая, пробная, экспериментальная. Используя прежние ошибки, просто живя, то есть набираясь опыта и знания человеческой природы, устанавливая собственные пределы и узнавая, с какими темами он в силах справиться и как лучше всего с ними справляться, он овладевает своими изобразительными средствами. Теперь он — хозяин своего таланта, какого ни на есть. Он будет создавать лучшее, на что способен, лет пятнадцать, если повезет — то и двадцать, а потом сила его постепенно пойдет на убыль. Воображение уже не служит ему так, как в лучшую его пору. Он уже выдал все, что мог выдать. Писать он не перестанет, это привычка, которую легко приобрести, но трудно бросить, — но написанное им будет лишь все более бледным напоминанием того, что он писал в лучшую свою пору». (Моэм У.С. Подводя итоги. М. 1991. С. 434.)
Антология богохульств.

Пресное искусство прибалтов.


«Любовь не знает себя до часа разлуки». (Джебран Халиль, «Пророк».)
«Не может быть двух более счастливых свойств, чем быть немножко глупым и не слишком честным». (Фрэнсис Бэкон)
Шоколадная плита.
Рай как воплощённая пошлость.
Из тезауруса хронотопов: «Здесь и сейчас». Название хреноватое, но пусть будет. «Не здесь и не сейчас». Это уже антихронотопы.
«Таковы были любовь и дружба Тассо, и таковы все его герои, которые быстро любят и перестают любить». (Чезаре Ломброзо, «Любовь у помешанных».)
Во имя высших, выше некуда, соображений.
Удержать в себе жизнь.
Глупенький, разве об этом спрашивают?
Почётная обязанность, печальная необходимость.
Фразеология попутала.
В начале XIX столетия ароматы, в которых доминировали животные элементы — мускус, амбра, цибетин, — пользовались небывалым спросом. Про Жозефину говорили: «Без ума от мускуса». Наполеон, напротив, мускуса не переносил. Когда брак Жозефины с Наполеоном был расторгнут, она в отместку бывшему супругу надушила дворцовые апартаменты мускусом. По свидетельству мемуаристов, этот запах не выветривался десятилетиями и чувствовался ещё в конце века.
Превратить песчинку в жемчужину.
Этого на ВДНХ вам не покажут.
«Вот что, слово в слово, сказал мне вчера вечером старый республиканский офицер, раненный в битве при Мансе и ставший ныне торговцем скобяным товаром:

— Толпа сама по себе способна понимать лишь низменное. Она начинает догадываться, что человек действительно велик, лишь убедившись, что в течение одного или двух веков у него не нашлось преемника». (Стендаль. Собрание сочинений в 12 тт. Т. 11. М., 1978. С. 293.)


Внутренний кодекс.
На таких случайностях строится жизнь.
Запретная высота.
Восточная мудрость всегда «гласит». (н. м.)
«...Чем больше мы свободны, тем больше признаем свободу другого». (Жан Поль Сартр, «Что такое литература?»)
Фронтальное равнодушие.
Полёт бумажки в урну.
Есть простое общение и есть игровое. Оба нужны. Простое — от серьёзности жизни, игровое — от радости.

Неназванные отношения.


Носки, ведущие непарное существование.
На худо-бедно-русском.
Немногого стоят наши знания, та же маркиза Помпадур — что мы знаем о ней? Почерпнутое из анекдотов и Щедрина. В действительности:

«Помпадур <...> любила власть. Она была истинным министром в юбке. Ее влияние на государственные и экономические дела страны, ее роль в духовной жизни Франции, хотя направление их было иным, напоминает влияние и роль Ментенон при Людовике XIV, нисколько не уподобляясь скромному положению любовниц Филиппа Орлеанского. Притом знаменательно, что, став официальной фавориткой, Помпадур проявила исключительный такт, окружив публично демонстрируемым уважением королеву, дофина и дочерей короля.

Впервые за всю историю Франции у нее установились дружеские отношения с Австрией, и произошло это по желанию Помпадур. Она основала Севрскую мануфактуру.

Благодаря мадам при дворе появился театр, с труппой, ею лично подобранной из наиболее утонченных и одухотворенных актеров. Она и сама играла в придворных спектаклях.

Общеизвестно, что Помпадур покровительствовала писателям, музыкантам, артистам, художникам, за что и была вознаграждена не только их дружбой и множеством посвященных ей мадригалов, но и серией своих великолепных портретов, написанных Буше.

Умная, образованная маркиза понимала, что «галантный век» много больше «века Просвещения», почему, и переехав в роскошные апартаменты Версаля, не порвала своих установившихся раньше «опасных связей». Напротив, она перенесла дух вольнодумства и остроумия на «малые ужины» короля». (Акимова А.А. Вольтер. М. 1970. С. 172.)


А.Е. (аз есмь).


  • Это и есть жизнь?

  • Это и есть жизнь.

Бес ребро выломал.


«Молитва должна оставаться без ответа, в противном случае она становится перепиской». (Оскар Уайльд)
В 1952 г. Ю.М.Лотман защитил кандидатскую диссертацию «А.Н.Радищев в борьбе с общественно-политическими воззрениями и дворянской эстетикой Н.М.Карамзина».
Будем возделывать свой сайт.
Конец «Генриха» завальный. Если какие-то постановки имели успех, то благодаря сокращениям. В 1969 году пьесу ставили в Большом драматическом с Евгением Лебедевым в роли Фальстафа. Говорят, спектакль удался, но это был не спектакль, а композиция по двухчастной хронике Шекспира.
«Наоборот» Гюисманса. Библия дендизма, Коран декаданса, Упанишады извращённости.
Чувство бестолково прожитой жизни.
Это от толпы, толпяное.
Письмо... как котёнок за пазухой.
В день сотой годовщины смерти Клейста, потомки возложили на могилу венок: «Лучшему из нашего рода».

В сантифицированном виде.


Золотая осень 375 пробы.
Ни один словарь не даёт этимологию «вразнобой». В моей комнате 5 часовых механизмов, и все показывают разное время — плюс-минус три минуты. «Вразнобой», я думаю, говорили о часах с боем, когда одни били раньше, другие позже.
Неразбавленная желчь. (н. м.)
«Римские церковные обряды предписывают в опасных случаях крещение ребенка до его рождения, — но под условием, чтобы какая-нибудь часть тела младенца была видима крестящему. Однако доктора Сорбонны на совещании, происходившем 10 апреля 1733 года, — расширили полномочия повивальных бабок, постановив, что даже если бы не показалось ни одной части тела младенца, крещение тем не менее должно быть совершено над ним при помощи впрыскивания — par le moyen d'une petite canule, — то есть шприца. — Весьма странно, что святой Фома Аквинат, голова которого так хорошо была приспособлена как для завязывания, так и для развязывания узлов схоластического богословия, — принужден был, после того как на решение этой задачи было положено столько трудов, — в заключение отказаться от неё, как от второй chose impossible». (Стерн. Л. Жизнь и мнения Тристрама Шенди, джентльмена. М., 2005. С. 55.)
«Труд — наша молитва». (Герцен)
Что главное в жизни? Лёгкость. Нет такой богини, не то я бы сидел у её ног и шарики надувал.
«Исток и устье всех моих раздумий...» (Л.Аронзон)
Ленивые матюги.
Впасть в самодостаточность.
«Вера и знание — две чаши весов: чем выше одна, тем ниже другая». (А.Шопенгауэр)
Письмо от 00.00.0000.
«Жажда симметрии была у мещанина необходимостью справедливости. Мещанин, даже вороватый или пьяный, требовал от литературы, чтобы порок был наказан — для симметрии. Он любил семью, как симметрию фотографий. Обыкновенно они шли, эти фотографии, по размеру, группами в пять штук, причем верхняя была часто (почти всегда) — вид, пейзаж. Помню, как одна мещанка снялась с мужем, а на круглый столик между собой и мужем посадила чужую девочку, потому что она видела такие карточки у семейных». (Ю.Тынянов
Каталог: txt
txt -> Қазақстан Республикасы Үкіметінің кейбір шешімдерінің
txt -> Ұшу қауiпсiздiгiн қамтамасыз етуге қатысатын авиация персоналының кәсiптiк даярлығының үлгiлiк бағдарламасын бекiту туралы
txt -> Трафиктi өткiзуді және өзара есеп айырысу тәртібін қоса алғанда, телекоммуникация желiлерiн қосу және өзара іс-қимыл қағидалары
txt -> Телефон байланысы қызметтерін көрсету қағидалары
txt -> «Химия өндірісіндегі қашықтықтан басқару» кәсіби стандарты Жалпы ережелер
txt -> Қазақстан Республикасы
txt -> Қазақстан Республикасының 2015-2025 жылдарға арналған сыбайлас жемқорлыққа қарсы стратегиясы туралы
txt -> Идентификация опасных производственных объектов


Достарыңызбен бөлісу:
1   ...   8   9   10   11   12   13   14   15   16


©kzref.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет