Великие люди России останутся в памяти у нас



жүктеу 293.32 Kb.
Дата02.11.2017
өлшемі293.32 Kb.
түріРеферат




Управление образования администрации

Шебекинского района и г. Шебекино

Муниципальное образовательное учреждение

«Средняя общеобразовательная школа № 2».

«Дым Отечества»

Выполнил:

Шляхова Ирина

ученица 9 класса «Б»


МОУ СОШ №2


г. Шебекино
Руководитель:

Кагилева Т.А.

учитель химии


МОУ СОШ №2

г. Шебекино


2005 год

г. Шебекино

Белгородская область



Содержание.
Введение. ………………………………………………………………………...4

Глава I. Д.И. Менделеев, его жизнь и деятельность. ……………… ………..6

Глава II. Дым Отечества. ……………………………………………………...12

1. «Пороховые поездки» Д.И. Менделеева. …………………………..12

2. Работа Д.И. Менделеева по изготовлению

пироколлодийного пороха. ………………………………………….15

Глава III. Судьба пироколлодийного пороха в России XIX века. …………..21

Заключение. …………………………………………………………………….25

Список литературы. ………………..…………………………………………..26

Введение
В течение долгих столетий чёрный порох был единственным в области взрывных работ.

Важные неудобства, проистекающие из наличности у пороха обильного дыма, заставило лиц, работающих в области взрывчатых веществ, разыскивать бездымные и малодымные пороха.

Только в XIX столетии появляются новые взрывчатые вещества, постепенно вытесняющие дымный порох.

В 1845 году профессор Базельского Университета Христиан Шенбейн впервые получил действием серной и азотной кислоты на вату легковоспламеняющиеся вещество, которое назвал пироксилин, и держал своё изобретение в строжайшем секрете. Таким образом, получилось, что в 1846 году Р. Боттгер из Франфурта-на-Майне сделал аналогичное открытие.

Открытия Шенбейна и Боттгера вызвали большой интерес к новому взрывчатому веществу. Первые обнадёживающие результаты удалось получить в 1884 году французскому инженеру Полю Вьелю. Вьель нашёл способ превращения бризантного пироксилина в бездымный порох. Если обработанную серной и азотной кислотами вату поместить в спиртоэфирную смесь, то нитроклетчатка с малым количеством азота (коллодий) растворится, а волокна пироксилина – нет. После высушивания полученной массы остаётся роговидное вещество, в котором пироксилин перемешан с коллодием. Такое вещество («бездымный порох Вьеля») горит по поверхности, слоями, без детонации, выделяя бесцветные газы [8].

Спустя четыре года Альфред Нобель изобрёл баллистит, а ещё годом позже англичане Ф. Абель и Дж. Дьюар – кордит. Баллиститы, кордиты и пироксилиновые пороха различаются, главным образом, используемым растворителем (пластификатором), сортом нитроклетчатки, стабилизирующими добавками и технологией изготовления.

В 1892 году русским учёным Д. И. Менделеевым было указано на особый сорт пироксилина, растворённого в смеси спирта и эфира, дающего с этой смесью плотную массу, названную им пироколлодием, пригодного для изготовления бездымного пороха, а также предложил метод его производства.

В истории науки существует много открытий, сделанных дважды, а иногда и трижды. Можно ли технологию производства бездымного пороха, разработанную Менделеевым отнести к этой категории открытий, ведь известно, что ещё в 1888 году шведским инженером А. Нобелем была запатентирована технология получения бездымного пороха?

Пожалуй, не об одном учёном прошлого века, занимавшимся разработкой бездымного пороха, не ходит столько небылиц, сколько о Менделееве. То напишут, будто он с целью определения состава французского бездымного пороха просматривал во Франции грузы, поступавшие по железной дороге на пороховой завод [18], то будто он «взял» метод приготовления бездымного пороха у англичан [1].

Цель данной работы показать роль русского учёного Д. И. Менделеева в открытии более совершенного бездымного пороха и попытаться установить причины непринятия этой технологии в России.

Я считаю, что, несмотря на предыдущие успехи иностранных учёных по данному вопросу, метод получения бездымного пороха, разработанный Д. И. Менделеевым, является важным независимым открытием в области пороходелия, а непризнание его всего лишь недостаток внимания со стороны чиновников того времени.

Глава I. Д.И. Менделеев, его жизнь и деятельность.
Сколько великих людей подарила Россия миру. Достаточно назвать такие фамилии и имена, как: М. В. Ломоносов, А. А. Воскресенский, Д. И. Менделеев и многие другие. Вклад каждого из них неоценим, но, пожалуй, больше всего сделал для развития не только науки, но и культуры Д. И. Менделеев. Давайте с ним познакомимся поближе.

Дмитрий Иванович Менделеев родился 8 февраля 1834 года (все даты в тексте биографии указаны по старому стилю) в Сибири, в городе Тобольске.

Отец Дмитрия Ивановича, Иван Павлович Менделеев, после окончания Петербургского педагогического института занимался преподавательской деятельностью, а с 1827 года вступил в должность директора Тобольской гимназии.

Мать Дмитрия Ивановича, Мария Дмитриевна Менделеева, была выдающейся по уму и энергии женщиной. Она оказала решающее влияние на формирование характера своего младшего сына Дмитрия.

Брат Марии Дмитриевны, Василий Дмитриевич Корнильев, отдал сестре в пользование маленький полуразрушенный стекольный завод, находившийся в селе Аремзянском, поэтому Марии Дмитриевне вместе со своей семьёй пришлось переехать в маленькую «Аремзянку» на постоянное жительство.

Самые яркие воспоминания детства у маленького Мити были связаны с печами, не угасающими ни днём, ни ночью, в которых варилось стекло. Дружба с мастерами-стеклодувами открыла мальчику многие секреты их ремесла.

В 1841 году семилетний Дмитрий был определён в Тобольскую гимназию. Уже в первые годы учения Менделеев выделялся своими способностями и блестящей памятью.

После гимназии ему удалось поступить на естественно-метематический факультет Главного педагогического института в Петербурге.

В то время естественно-математический факультет Главного педагогического института резко отличался как от других факультетов этого института, так и от подобных факультетов большинства высших учебных заведений. Отдельных научных дисциплин, а, следовательно, и профессоров на этом факультете было, сравнительно мало, но все без исключения кафедры возглавлялись прекрасными педагогами и крупными учёными. «С какой радостью снова поступил бы я в институт, где впервые испытал сладость трудового приобретения», - писал Менделеев через год после окончания института.

Наибольшее влияние на формирование личности будущего учёного оказал профессор Александр Абрамович Воскресенский, выдающийся химик и педагог. А. А. Воскресенский воспитал блестящую плеяду русских химиков. Д. И. Менделеев, Н. Н. Бекетов, И. И. Соколов и многие другие его ученики любовно называли Александра Абрамовича «дедушкой русской химии».

Большое влияние на Менделеева оказали также профессора Михаил Васильевич Остроградский, Степан Семёнович Куторга и другие. Под влиянием Остроградского Менделеев увлёкся механикой и математикой и глубоко изучил эти науки. Профессор Куторга, читавший в институте курс геологии, увлекал слушателей своим ярким талантом лектора. Он был многогранным и своеобразным «испытателем природы». В кабинете Менделеева во Всесоюзном институте мер и измерительных приборов в Санкт-Петербурге сохранились аккуратно сшитые и тщательно иллюстрированные тетрадки, в которые Менделеев с любовью заносил свои впечатления о летних минералогических и ботанических экскурсиях вместе со своими наставниками – профессорами С. С. Куторга, И. О. Шиховским и Ф. Ф. Брандтом.

Увлекаясь естествознанием, Дмитрий Иванович особое внимание уделял химии. Профессор Воскресенский с исключительным тактом и искусством прививал Менделееву интерес к самостоятельной научной работе в области химии. «Принадлежа к числу учеников Воскресенского, - писал Менделеев, - я живо помню ту обаятельность безыскусственной простоты изложения и то постоянное наталкивание на пользу самостоятельной разработки научных данных, какими Воскресенский вербовал много свежих сил в области химии».

Химия увлекала Менделеева не только как арена борьбы за истинное познание природы. Химия воплощала в себе захватившую его с юности мечту обратить на пользу людям простые, дешёвые, «повсюдные», как он выражался, вещества. Менделеев твёрдо решил стать химиком!

Творческая жизнь Менделеева в области химии началась ещё в институте. Первое его научное исследование – «Об анализе ортита и пироксена из Финляндии» - удостоено опубликования в издании Минералогического общества. В 1854 году двадцатилетний Дмитрий Иванович выполнил большую и серьёзную исследовательскую работу по изучению изоморфизма, т. е. явления, когда сходные химические элементы заменяют друг друга в каком-либо химическом соединении, не изменяя его кристаллической формы.

Исследуя явление изоморфизма, Менделеев стремился получить представление о связях между атомами изоморфных веществ, а изучение всех связей он справедливо считал одной из главных задач химии.

В 1855 году он блестяще – первым по выпуску – окончил Педагогический институт и был награждён золотой медалью. Все присутствующие на экзамене горячо поздравляли А. А. Воскресенского с талантливым учеником. Многие проницательные люди ясно видели в молодом Менделееве, ещё вчера студенте, черты будущего гениального исследователя. Основания для этого заключались в первых научных работах Менделеева, результаты которых были оформлены молодым учёным в виде выпускной работы под названием «Об изоморфизме в связи с другими отношениями кристаллической формы к составу».

После окончания курса Менделеев был оставлен при Главном педагогическом институте для подготовки к званию магистра.

В качестве магистерской диссертации Менделеев защищает исследование «Об удельных объёмах». Официальное сообщение Министерства народного просвещения, посвящённое этому событию, гласит:

«В воскресенье 9 сентября в час пополудни в Санкт – Петербургском университете бывший воспитанник Главного педагогического института, а ныне старший учитель естественных наук в Одесской гимназии. Д. Менделеев защитил написанное им рассуждение об удельном объёме с относящимися к нему положениями… Собственные исследования автора и высказанные в конце положения получили одни одобрения, ибо они дали возможность отличать, по объёмам в твёрдом состоянии, явления замещения от явлений соединения и указали путь естественной классификации химических соединений на основании их удельных объёмов».

В январе 1857 года двадцатитрехлетний Менделеев был утверждён доцентом при кафедре химии Петербургского университета и приступил к чтению курса химии.

Во всех работах Дмитрия Ивановича проводилась одна основная идея: развитие науки тесно связано с развитием производства, без развития науки нет движения промышленности. «Стремление использовать отвлечённые выводы науки в действительной жизни, - писал Менделеев, - есть замечательная черта нашего времени, великий шаг вперёд. Эта благодетельная связь науки с жизнью может объяснить те громадные успехи общества, то удивительное развитие, которыми по справедливости может гордиться XIX столетие».

В январе 1859 года магистр химии и физики Менделеев получил командировку в Германию «для усовершенствования в науках», сроком на два года, и 14 апреля, после окончания семестра, выехал в Гейдельберг, где работали в то время такие крупные учёные, как Кирхгоф и Бунзен.

Осенью 1860 года Дмитрий Иванович принял активное участие в работах Первого международного конгресса химиков, который происходил в немецком городе Карлеруэ.

Этот конгресс – первый мировой съезд химиков – сыграл значительную роль с истории химии.

В 1864 году молодой профессор Менделеев занял кафедру технологической химии в Петербургском институте. И в дальнейшем, уделяя много внимания педагогической жизни, Менделеев продолжал живо интересоваться развитием отечественной промышленности. Пропаганда новых научных и технических открытий и изобретений, внедрение их в русскую промышленность – вот в чём видел Менделеев свою задачу.

В 1865 году Дмитрий Иванович защитил диссертацию на тему «О соединении спирта с водой» на степень доктора химии.

В 1868 году по инициативе Менделеева было создано Русское физико-химическое общество. Вся история Русского физико-химического общества была неразрывно связана с развитием русской химической науки и химической промышленности. В работах Общества принимали участие выдающиеся учёные России: Д. И. Менделеев, А. С. Попов, Н. Н. Зинин, А. М. Бутлеров, Н. Н. Бекетов, Н. А. Меншуткин, А. Н. Бах, Н. Д. Зелинский, В. И. Вернадский, В. Г. Хлопин, А. Н. Крылов и ряд других крупных исследователей.

Став доктором химии, Менделеев вплотную занялся важнейшей научной проблемой – сведением химических элементов в единую систему. В этой области царил полный хаос. Один и тот же элемент обозначался десятком различных формул.

Менделеев же взял за основу единственное общее и в то же время различное для всех элементов свойство – атомный вес. Расписав все элементы по карточкам, он с утра запирался с ними в кабинете, и часто домочадцы слышали воинственные вопли: «У-у, рогатая! Ух ты, какая рогатая! Я те одолею! Убью-у!». Однажды учёный вышел из комнаты с небольшим листком бумаги и тут же отослал его в типографию. 17 февраля 1869 года Менделеев разослал учёным-химикам разных стран печатную страничку, скромно озаглавленную: «Опыт системы элементов, основанной на их атомном весе и химическом сходстве». Эта дата (1 марта по новому стилю) считается днём рождения периодического закона.

В то время было известно всего 63 элемента, причем у многих атомный вес был определён весьма приблизительно. Однако Менделеев рискнул не только расположить их по порядку, но и оставить пустые места для трёх пока неизвестных. Эти элементы он назвал «экаалюминием», «экабором» и «экасилицием», описав их атомный вес и предполагаемые свойства.

В истории мировой науки мало найдётся учёных, имя которых связано с такими великими открытиями. «Вследствие того, что Менделеев был и талантливее, и умнее, и учёнее лиц, его окружавших, он подвергся со всех сторон самой усиленной критике…», - сказал С. Ю. Витте [4].

Официальные власти всеми силами боролись против «вторжения нигилизма в науку». Менделееву не раз приходилось страдать от крепостнической политики, проводимой прямолинейностью во всех областях общественной и государственной жизни. Но самый тяжёлый удар был нанесён Д. И. в 1890 году, когда после тридцатитрёхлетней работы учёный был вынужден покинуть Петербургский университет.

Непосредственной причиной ухода Менделеева из университета послужило столкновение его с министром народного просвещения графом Деляновым.

Дмитрий Иванович очень тяжело пережевал свой уход из образования. Горечь обиды была настолько велика, что первое время Менделеев никуда не выходил и никого не принимал.

Но разве может такой человек долго быть без дела? Нет, его кипучая энергия, его любовь к родине требовали выхода.

И в 1890 году Морское, а за ним и Военное министерства предложили Менделееву заняться выработкой нового типа бездымного пороха.

А в 1892 году была предложена должность учёного хранителя «Депо образцовых мер и весов».

«…Идут годы, полные самозабвенного творческого труда. Незаметно пришла старость. Многое, очень многое уже сделано. Но ещё больше хотелось бы сделать… Прожита большая жизнь, о многом нужно сказать, «накипевшее рвётся на наружу, боишься согрешить замалчиванием, и требуется писать «Заветные мысли». Успею ли, сумею ли только их выразить?»…[16].

Менделеев торопится. Девизом всей его жизни был труд: «Трудитесь; находите покой в труде, ни в чём другом не найти! Удовольствие пролетит – оно себе; труд оставит след долгой радости – он другим». И неутомимый труженик работает до самой последней минуты. В своей лебединой песне, «Заветных мыслях», он стремится наиболее полно изложить научные и педагогические воззрения, свои взгляды на русскую промышленность и на общественные явления…

В 1907 году Менделеева не стало. В возрасте 73 лет он скончался от воспаления лёгких. Огромное количество людей провожали великого русского химика в последний путь, впереди процессии несли изображение периодической таблицы химических элементов.

В честь Д. И.Менделеева в России утверждена золотая медаль – она присуждается за выдающиеся работы по химии. Его именем названы города, заводы, учебные заведения, научно-исследовательские институты. Имя Д. И. Менделеева присвоено Российскому химическому обществу.

«в знак признания приоритета великого русского химика Дмитрия Менделеева, который первым использовал периодическую систему элементов для предсказания тогда ещё не открытых элементов», элементу с порядковым номером 101 было дано название МЕНДЕЛЕВИЙ [9].



Глава II. Дым Отечества.

1. «Пороховые поездки» Д.И. Менделеева.
Ярким примером практического приложения знаний Менделеева в области химии и в первую очередь полученных им результатов по исследованию свойств растворов является цикл работ, относящихся к разработке технологии нового бездымного пороха. Именно в работах по пороходелию проявилась исключительная способность учёного сочетать научно-исследовательскую работу с организационно-практической. Здесь нашли применения и работы Менделеева в области химии азотистых соединений. Это дело, по признанию самого учёного, «завлекло своими химическими задачами, своею прямою связью с чисто химической промышленностью и своею потребностью для обороны страны».

Вопросами пороходелия Менделеев занялся по предложению Морского министерства после ухода из университета. Морское министерство поручило заняться этим вопросом профессору химии Минного офицерского класса Балтийского флота И. М. Чельцову, который стал искать – кого бы из крупных химиков привлечь к этой работе. Академик В. Е. Тищенко так впоследствии описал свою беседу с Чельцовым на эту тему: «Я… предложил: А попробуйте пригласить Дмитрия Ивановича». – Да он не согласиться». – Может, и согласиться, ведь он теперь свободен…». Я знал, что Дмитрий Иванович любит и ценит Чельцова. Чельцов решил идти. Минут через 20 вернулся, радостный, сияющий: Дмитрий Иванович согласился [22]. В письме к управляющему Морским министерстовом Н. М. Чихачёву (от 20 мая 1890 года по старому стилю) Менделеев предложил привлечь к работе Чельцова и капитана 2-го ранга, управляющего заводом по производству пироксилина Л. Г. Федотова, а также организовать специальную лабораторию порохов и взрывчатых веществ. В том же обращении к Чихачёву Менделеев писал: «Для выполнения предначертанного весьма важно лично ближе ознакомиться с современным положением предмета в Англии у Абеля (председатель по взрывчатым веществам) и во Франции у Бертело (председатель французской Комиссии по взрывчатым веществам). Прошлая научная деятельность поставила меня в дружественные отношения к ним обоим, а потому я надеюсь, чрез личное сношение, сократить время, необходимое для надлежащей установки всех частностей. …А потому нам троим (т. е. Менделееву, Чельцову и Федотову) следует немедля отправиться в заграничную командировку. Целями её должно считать: 1) изучение организации центральных учреждений, назначенных для систематической разработки порохового дела…; 2) заказ и приобретение приборов, необходимых для предлагаемых работ; 3) осведомление, по мере возможности, о новейших исследованиях и видах взрывчатых веществ; 4) осмотр заводов, приготовляющих новые виды пороха, буде доступ на оные окажется возможным, и 5) изучение экономической стороны производства…» [3].

С целью изучения порохового дела в Европе (в это время бездымный порох производили в Англии и Франции) Менделеев в июне 1890 году вместе с И. М. Чельцовым и Л. Г. Федотовым выехал в командировку за границу.

Свою поездку Менделеев начал с посещения Англии. Огромный авторитет Менделеева и большие личные связи с английскими учёными, в том числе с Дж. Дьюаром и Ф. Абелем, имевшими непосредственное отношение к пороходелию, помогли Менделееву и его спутникам посетить Вульвичский арсенал, оружейные и пороховые заводы и получить небольшое количество кордита. После посещения полигона Менделеев отмечал в записной книжке:

«Бездымный порох: пироксилин + нитроглицерин + касторовое масло; тянут, режут чешуйки и проволочные столбики. Дал[и] образцы… 150 выстрелов большого орудия, и его надо уже пересверливать [20]. В целом же впечатление от английских порохов сложилось неблагоприятное». Надо сказать, что английский порох был непригоден для орудий большого калибра, а из-за присутствия в нём нитроглицерина не мог долго храниться.

Из Англии Менделеев вместе с сотрудниками выехал в Париж. Работы по производству пироксилинового пороха были тщательно засекречены (его состав и способ производства были опубликованы лишь в 30-х годах XX века). Узнать что-либо по этому вопросу без разрешения военного министра Ш. Л. Фрейсине было совершенно невозможно. Лишь спустя 12 дней после прибытия в Париж Менделеев получил-таки дозволение кое-что осмотреть, по началу «не всё, что надо». Позднее Дмитрий Иванович вспоминал: «Когда оказалось, что образцы французского бездымного пороха нельзя получить ни от Бертело …, ни от Сарро (директора Центральной пороховой лаборатории Франции), то я задумал сделать это через Фрейсине… Виделся и кончил тем, что от Арну (директора порохового дела Франции) и Сарро получил этот образец официально, но как образчик для личного пользования, в количестве 2 грамма. Кажется, ещё никому не удавалось достичь этого» [13]. Полученного учёному оказалось достаточно для выяснения состава и свойств французского пороха. Менделеев установил: 1) для получения используется смесь высоко- и низконитрированного пироксилина; 2) 1 г такой смеси выделяет около 200 см³ окиси азота; 3) для желатинизации применяется смесь эфира и спирта 2:1.

Таким образом, и французский порох не мог использоваться в орудиях большого калибра. Так же во Франции удалось приобрести все важнейшие приборы в будущую лабораторию.

В отчёте о командировке, поданном И. М. Чихачёву 19 июля, Менделеев особо подчеркивал, что необходимо развитие независимых русских исследований, а не слепое подражание иностранным методикам. «Руководствуясь полученным образцом, я думаю, возможно, не только достичь результата, равного французскому, но и пойти дальше» [7], - писал Менделеев.



2. Работа Д.И. Менделеева по изготовлению пироколлодийного пороха.
По возращении в Петербург Менделеев ещё с большей настойчивостью отстаивал свою идею создания специальной лаборатории взрывчатых веществ. «Уверенное и своевременное достижение желаемой цели снабжения русского флота надлежащими сортами бездымного пороха, - писал учёный, - возможно только при самостоятельном научном и практическом изучении дела в России, при собственной выработке всех подробностей… и при соблюдении… такой относительной и временной тайны, какою прикрываются подобные дела в Англии, Франции и Германии» [7]. Он тщательно продумал вопросы организации лаборатории: её помещение, оборудование и состав сотрудников. Учёный привлёк к работе своих учеников: П. П. Рубцова, С. П. Вуколова, Н. А. Смирнова, окончивших институт и работавших там же, а также А. А. Григоровича, окончившего Сельскохозяйственную академию; в качестве руководителя работ рекомендовал И. М. Чельцова.

Научно – техническая лаборатория Морского ведомства (НТЛ) была организована в Петербурге, на острове Новая Голландия в 1891 голу (работы в ней начались в июле этого года, официальное открытие состоялось 8 августа).

По записям в рабочих тетрадях, относящихся к 1890 году и озаглавленных «Порох», можно установить, что ученый, прежде всего, стремился к получению продукта, который был бы химически однородным в отличие от применяемых зарубежных (французский порох – смесь двух нитроклетчаток разной степени нитрации, а английский – смесь нитроклетчатки и нитроглицерина). В первых же пробных исследованиях им было установлено, что при строго определённых условиях можно получить однородный стойкий продукт, хорошо растворяющийся в смеси спирта и эфира.

Особое внимание Менделеев обращал на состав нитрующей смеси: растворы серной и азотной кислоты. В своих исследованиях он изменял состав и концентрации кислот, время и температуру нитрации, испытывал различные образцы нитруемого материала (бумага, хлопок), анализировал как полученный продукт, так и отжатую кислотную смесь. К декабрю 1891 года Менделеев получил впервые порции полностью растворимой нитроклетчатки, а 23 января 1892 года – наилучший конечный продукт.

«Я помню, как в лаборатории университета Дмитрий Иванович, радостный, возбужденный показывал мне и профессору В. Тищенко пробирки с кусочками нитрованной бумаги в смеси спирта с эфиром и говорил: «Смотрите, смотрите, растворяется, как сахар. Этот вид коллодия, - говорил Дмитрий Иванович, - должно считать новой, до сих пор в практике неизвестной формой нитроклетчатки». Он назвал ее пироколлодием [3].

В конце жизни, комментируя свой труды, Менделеев определил состав пироколлодия следующей лаконичной записью: «Секрет мой. Суть дела при получении пироколлодия: количество разбавляющей воды должно быть равно количеству воды гидратной. Например,


H2SO4+2HNO3+2H2O, 2H2SO4+2HNO3+3H2O, H2SO4+2HNO3+(n + m)H2O
дадут одинаковый пироколл[дий], если взяты в больш[ом] избытке относительно клетчатки».

В рабочих тетрадях учёного (1890-1893гг.) содержится также ряд заметок по усовшенствованию технологии производства пороха. Им предложены некоторые совершенно оригинальные методики: непрерывный способ получения азотной кислоты и замена платиновых резервуаров медными с тонким слоем платины, нанесённой электролитическим способом. Для ускорения процесса получения концентрированной серной кислоты он предложил распылять её во встречном потоке горячего воздуха. Здесь же приводится перечень многих веществ, заменяющих кислоты: вместо серной кислоты учёный предлагает использовать ангидриды ряда кислот, а вместо азотной – соли азотной кислоты. В опытах исследовались различные типы клетчатки (хлопок, джут, пенька и др.) в виде ваты, ниток, полосок, кусочков и пр.

Таким образом, за полтора года под руководством Менделеева была разработана вся технология производства пироколлодия и на его основе – бездымного пороха, превосходящего по своим характеристикам все иностранные.

В период с 1893-1898 гг. Менделеев продолжал заниматься вопросами пороходелия. Он провёл дальнейшие исследования особенностей производства пороха.

В июне 1893 года в России была проведена стрельба пироколлодийным порохом из 12-дюймового орудия, и инспектор морской артиллерии адмирал С. О. Макаров поздравил Д. И. Менделеева с блестящим успехом.

После того, как пироколлодийный порох выдержал испытания при стрельбе из морских орудий всех калибров, Д. И. Менделеев считал задачу по разработке бездымного пороха выполненной и больше не возвращался к исследованиям в области порохов. В статье «О пироколлодийном порохе» он писал: «Влагая то, что могу в дело изучения бездымного пороха, я уверен, что служу, по мере сил, мирному развитию своей страны и научному познанию вещей, слагающемуся из попыток отдельных лиц осветить узнанное» [5].

Усилия учёного в последние годы были направлены на создание в стране крупного производства пироколлодийного пороха. Производство пироколлодия было организованно на Бондюжском химическом заводе П. К. Ушкова в конце 1893 года, однако экономически оказалось нерентабельным, так как предприятие находилось слишком далеко от пороховых заводов, в частности от Охтинского порохового завода в Петербурге. Кроме того, Бондюжский химический завод не был засекреченным. Поэтому Менделеев предложил переоборудовать Петербургский пироксилиновый завод Морского министерства (Морской пироксилийный завод) для получения пироколлодия и для этой цели закупить новое оборудование во Франции. Наиболее рациональному решению вопроса мешало столкновение ведомственных интересов. На Охтинском заводе даже была создана специальная комиссия, которая должна была решить, какой порох лучше – пироксилиновый или пироколлодийный. Один из выводов, к которым пришла комиссия: «Предложенный профессором Менделеевым пироколлодий есть, в сущности, тот же самый вполне растворимый пироксилин», - был просто неверным. Это побудило С. О. Макарова подготовить специальную записку в Морское министерство о трудах Менделеева и научно-технической лаборатории по выработке пороха, где обосновывался приоритет Менделеева в получении пироколлодия и его «крупные услуги по решению вопроса о типе бездымного пороха». Благодаря Макарова за оценку своих работ, Менделеев писал ему: «… я с великим удовольствием увидел в Ваших словах ясное убеждение в том, что с пироколлодием мы встали на твёрдый путь». Комиссия решила провести продолжительные и систематические испытания по сравнению свойств порохов, но осуществление этого решения растянулось на долгое время.

Видя, что дело не обходится без интриг, дрязг и мелочных споров, Менделеев в 1895 году отказался от должности консультанта Морского министерства, и от всех прав на проведение им исследований по пироколлодию «в пользу Научно – технической лаборатории и флота, которому она служит» [23]. Крупнейший специалист по взрывчатым веществам и сотрудник Менделеева по НТЛ С. П. Вуколов впоследствии писал: «Объяснение (ухода Менделеева из НТЛ) до крайности простое. В глазах тогдашних деятелей порохового дела сухопутной артиллерии у Д. И. был крупный недостаток: он был штатский человек, не военный, не имевший штампа высшей артиллерийской школы. Они не могли переварить, когда этот чужой их среде человек со всей горячностью своей натуры говорил о горении пороха в канале орудия, о причинах ненормальных давлений при стрельбе, приводящих к разрыву орудий, когда он говорил о недостатках их пороха (пороха французов), указывал на однородность, предельность пироколлодийного пороха» [3].

Менделееву удалось добиться разрешения на публикацию материалов о пироколлодии и порохе на его основе. В 1895-1896 гг. в «Морском сборнике» были опубликованы две большие статьи учёного под общим названием «О пироколлодийном бездымном порохе». В них значительное внимание уделяется химической стороне вопроса (приводиться реакция получения пироколлодия:

5C6H10O5+12HNO3 – C30H38(NO2)12O25+12H2O,
оценивается объём газов, образующихся при горении пироколлодия, детально рассматриваются соединения, могущие служить сырьём для пироколлодия). Менделеев проводит сравнение пориколлодийного и других видов пороха по 12 различным параметрам и выявляет его многочисленные преимущества, в особенности постоянство состава, однородность массы, отсутствие «следов детонации». Менделеев заметил по поводу этой публикации: «Насилу упросил, чтобы дали возможность (право) напечатать хоть это. Целая история» [15].

Пироколлодийный порох не был принят военным министерством. Для флота он готовился на небольшом морском заводе в ничтожных количествах. В конце 90-х годов с ростом русского флота морское ведомство, вместо того чтобы расширить свой завод, отдало заказ на порох частному обществу, связанному с крупными германскими фирмами. А вскоре после японской войны морской завод был совсем закрыт, и пироколлодийный порох прекратил своё существование в России. Зато он великолепно привился в Америке.

По сообщению Х. Винограда, «в лаборатории Дмитрия Ивановича (видимо, речь идёт об НТЛ) работал капитан САСШ Бернаду, поставивший затем производство пироколлодийного пороха в САСШ…» [2]. Однако никакими документами автор своё заявление не подтвердил. По словам Менделеева, «все чины… всеми способами стремились охранить тайну приёмов производства», и даже на пироксилиновом заводе Морского ведомства применяли при изготовлении пробной партии пороха не тот способ, который считали наилучшим, а тот, который «наиболее легко даёт возможность удержать до поры… секрет производства в должной тайне» [14].

Известно, что лейтенант Бернаду в период работы Д. И. Менделеева над пироколлодийным порохом находился в Петербурге в качестве военно-морского атташе США и, несмотря на принятые тогда меры по соблюдению секретности, предположительно сумел получить полные сведения, как о составе пороха, так и способе его производства, что подтверждается материалами доклада Бернаду, прочитанного им в 1897 в американском военно-морском колледже. Этот факт наглого присвоения патента на изобретение Д. И. Менделеева не вызвал в кругах чиновников Артиллерийского управления и русских специалистов пороховиков того времени никакого возмущения и опровержения. В связи с этим до сих пор в американской литературе, в частности в книге Дэвиса «Химия порохов и ВВ» издания 1943 года, указывается, что изобретателями пироколлодийного пороха являются лейтенант морского флота Бернаду и капитан Конверс.

Присвоение американскими дельцами открытия Д. И. Менделеева характеризует лишь алчный характер буржуазной науки, но оно не может затемнить величайшие заслуги Менделеева в деле развития отечественного пороходелия.

Дмитрий Иванович как бы предвидел такую возможность. В 1893 году он писал: «Мне кажется особенно печальной та возможность, что пироколлодийный порох будет держаться у нас в большом секрете, но не будет, отчасти в силу секретности, признан во всех его достоинствах, а между тем так или иначе проникнет на Запад, и его учёные проведут этот совершеннейший порох в жизнь, прибавляя новую славу к своим именам, и заставят нас принять то, что делается теперь в самой России.

Пироколлодийный порох Д. И. Менделеева был принят на вооружение американского военно-морского флота в 1897 году, а в армии в 1899 году. Он производился в громадных количествах на заводах США в период первой мировой войны и после её до замены его беспламенным негигроскопическими порохами.

Остаётся добавить, что во время империалистической войны военное министерство России заказывало в Америке несколько тысяч тонн пироколлодийного пороха!»



Глава III. Судьба пироколлодийного пороха в России XIX века.
Но вернёмся в XXI век. Если верить «АиФ» и «Очеркам», то выходит, что Менделеев «слепо и беззаконно позаимствовал» у англичан страшную тайну – метод приготовления бездымного пороха. Но этого не было и быть не могло. И вот почему.

Всю «пороховую поездку» Менделеева в Англию и Францию можно проследить по письмам учёного и по его записной книжке за 1890 год. Отсюда следует, что между морскими ведомствами Англии и России было достигнуто соглашение о взаимной обмене образцами пироксилиновых порохов. Поэтому Менделеев совершенно официально получил нужные образцы и ему совершенно официально сообщили состав бездымного пороха, показав также его производство.

В записной книжке учёного есть такие строки: «Андерсон (директор Вульвического арсенала) всё показывал ясно», «В Лондане на заводе… сам стрелял бездымным порохом». Результаты не удовольтворили учёного, и полученная информация не была использована Дмитрием Ивановичем в его оригинальной работе по получению бездымного пороха.

В воспоминаниях сына Д. И. Менделеева Ивана Дмитриевича рассказывается о пребывании Дмитрия Ивановича во Франции летом 1890 года: «Я был послан за границу нашим военным ведомством с секретной миссией, - говорил отец. – Во Франции Бертело, к которому я обратился, хранил, конечно, полное молчание. Кое-что внешним образом мне показал на заводе. Но отсюда ничего нельзя было заключить. Мне показывают и укреплённые патроны. – Можно мне несколько штук взять с собою? – спросил я. – О, пожалуйста, будьте любезны, -отвечал мне изысканной вежливостью служащий. –Но я должен буду после этого застрелиться… И что же? Это ни к чему не привело! Патронов я достал сколько угодно от сына квартирохозяйки, отбывавшего воинскую повинность и приносившего мне из казармы патроны, не видя в этом ничего дурного. Секрет же изготовления французского пороха я тоже быстро раскрыл, воспользовавшись особенно тем, что пороховой завод стоял на отдельной железной ветке. Взяв годовой отчёт железнодорожной компании о движении грузов, я нашёл нужное мне соотношение входящих в производство пороха веществ… Когда я рассказал потом обо всём Бертело, он только развёл руками» [17].

Что можно сказать по этому поводу? В воспоминаниях Ивана Дмитриевича, написанных спустя почти двадцать лет после смерти его отца, есть немало, мягко говоря, неточностей.

Во Франции состав и способ приготовления бездымного пороха сохраняли в глубокой тайне. Поэтому Менделееву понадобилась помощь русского посла А. П. Моренгейма, чтобы убедить военного министра Франции Фрейсине дать разрешение на ознакомление с постановкой порохового дела во Франции. Таким образом, в данной ситуации Менделеев шёл официальным путём.

Из записной книжки – дневника Менделеева, а также из его переписки видно, что никакой железнодорожной статистикой с целью выявления пороховых секретов Франции он не занимался. (Менделеев томился в Париже от вынужденного 12-дневного бездействия. В его дневниковых записях часто встречаются жалобы: «скучно», «мельчает Париж» и т. д.)Да в этом и не было абсолютно никакой необходимости. Что, собственно, можно было узнать из железнодорожного справочника? Что на завод завозили хлопчатобумажные концы, азотную и серную кислоты и «летучие растворители»? Но это было хорошо известно, ведь, напоминаю, пироксилиновый порох уже производился на Охтенском заводе в Петербурге. Кроме того, полученных двух граммов французского пороха Менделееву оказалось вполне достаточно, чтобы выяснить интересовавшие его вопросы.

В письме – отчёте о пребывании в Париже Дмитрий Иванович сообщил Чихачёву: «Мною, а затем профессором Чельцовым, осмотрена во всех подробностях та лаборатория.., в которой изучается пороховое дело в его основаниях… Все приёмы, при этом применяемые, не только нам были объяснены, но и показаны – при самом исполнении. Из полученных данных особенно драгоценны те, которые дают возможность в течение 8 часов испытывать способность сохранения пороха… Из протоколов того коллегиального учреждения, которое ведает делом взрывчатых веществ, мне дали многие такие хранимые в тайне сведения о способах изучения пороха и об ошибках, бывших при изготовлении бездымного пороха, которые с моей стороны я считаю черезвычайно поучительными»[14].

Таким образом, ответы на вопросы, действительно интересовавшие Менделеева, невозможно было получить даже из самого подробного железнодорожного справочника. Ставит ли сказанное под сомнение свидетельство Ивана Дмитриевича? Полагаю, что здесь необходимо учесть одно важное обстоятельство – в 1890 году сыну Менделеева было шесть лет, а в 1895 году (когда Менделеев снова встретился с Бертело и мог в принципе что-то рассказать французскому коллеге о своих парижских приключениях пятилетней давности) – одиннадцать. Скорее всего, рассказ Дмитрия Ивановича был рассчитан именно на детское восприятие.

Известно, что по возвращении в Петербург Дмитрий Иванович сделал вывод: «Ни один из известных вводов бездымного пороха не удовольтворяет всем необходимым для практики требованиям» [3].

Действительно, технология производства пироколлодийного пороха, разработанная Д. И. Менделеевым оказалась более совершенна».

Но, изучая литературу по химии, меня заинтерисовал ещё один важный вопрос: причины не принятие бездымного пороха Менделеева на вооружение в России.

Попытаться объяснить это чисто техническими причинами вроде той, что при получении пироколлодийного пороха необходимо расходовать большое количество спиртоэфирного растворителя, являются для того времени, по меньшей мере, наивными.

Дело в том, когда был разработан пироколлодийный порох, никто ещё не интересовался экономикой производства. Главное внимание уделялось качеству пороха, а пироколлодийный порох был наиболее однородным и не дал никаких аномалий при стрельбе из самых мощных орудий.

Высокие физико-химические и баллистические свойства пироколлодийного пороха не могли не привлечь внимания работников артиллерийского ведомства.

Не случайно в России в 1900 году после принятия в США пороха Д. И. Менделеева была создана комиссия под председательством генерал-майора Потоцкого, которая имела целью выяснить путём стрельбы сравнительные качества пироколлодийного пороха и пороха на смесевом пироксилине.

В результате длительной подготовки к проведению опытов, затяжки и прекращения их в связи с русско-японской войной 1904-1905 гг., вопрос о пироколлодийном порохе оставался нерешённым в течение десяти лет.

Только в 1909 году Артиллерийский комитет Главного артиллерийского управления принял постановление:


«Преимущества пироколлодийного пороха не столь существенны, чтобы переходить к его изготовлению на казённых заводах, которые приспособлены к изготовлению пироксилинового пороха».[5]

По мнению некоторых специалистов, которые получали пороха из американского пироколлодия после первой мировой войны, одной из причин непринятия на вооружение пороха Д. И. Менделеева являлась трудность переработки пироколлодия на порох.

Несоблюдение этих условий переработки приводит к изменению упругих свойств пороховой массы, появлению каучукоподобных свойств сырого пороха, наличию расширенных каналов, разнообразию в толщине горящего свода и другим недостаткам. Вместе с тем указанные причины не являлись, по нашему мнению, решающими, так как они могли быть при желание легко преодолены. Основной причиной, побудившей принять все меры, чтобы отклонить важнейшее открытие Д. И. Менделеева в области пороходелия, является преклонение руководящих чиновников Артиллерийского управления перед всем иностранным, игнорирование прогрессивными силами русской науки, их открытиями и изобретениями.

Заключение.

«В нем хорошо все: и широкий лоб мыслителя, и сосредоточено сдвинутые брови, и львиная грива подающей на плечи шевелюры.

И когда этот титан в сумрачной аудитории говорит вам о мостах знания, прокладываемых через бездну неведомого – нервный холодок пробегает по спине от сознания мощи человеческого разума» [4].

Перу Д.И. Менделеева принадлежат около 500 научных работ по физике и химии, он писал о технике и промышленности, общественных и экономических вопросах, метрологии, географии, демографии, сельском хозяйстве и лесном деле.

«…Он давно все знает, что бывает на свете. Во все проник. Не укрывается от него ничего. Его знание самое полное. Оно происходит от гениальности…» [4.

В научной деятельности Дмитрий Иванович видел, по его словам, свою «первую службу Родине».

Вторая служба – педагогическая деятельность. Понимание природы как единого целого, стремление найти взаимную связь явлений, поставить закон или явление на службу человеку – вот к чему стремился и чему учил своих учеников Д.И. Менделеев.

«Из тысяч моих учеников много теперь повсюду видных деятелей, и, встречая их, всегда слышал, что доброе в них семя полагал, а не простую отбывал повинность», - писал ученый на склоне лет.

Многогранной и полезной была «третья служба Родине» - на ниве промышленности и сельского хозяйства. Здесь Менделеев проявил себя подлинным патриотом, заботившимся о развитии и будущем России.

В момент больших преобразований правительства стран часто привлекают на работу научные силы. В XIX веке сведения о блестящих баллистических качествах новых порохов и отсутствие дыма заставили русское правительство заняться вопросами пороходелия. Для этого был привлечен знаменитый русский ученый Д.И. Менделеев. В другое время и при других условиях он мог бы в этой области сделать эпоху. Но это были 90-е годы России – и этим все сказано…



Список литературы.


  1. Аргументы и Факты. 1996. №10 (803).

  2. Виноград Х. О применении пироколлодия при фабрикации бездымного пороха // Военная химия. 1932. №1-2.

  3. Вуколов С. П. Д. И. Менделеев и бездымный порох // Журнал прикладной химии. 1934.

  4. GEO. №2 февраль 2005.

  5. Д. И. Менделеев. Том IX. 1949.

  6. Дмитриев И. С. Порох и его свойства. Санкт-Петербургский университет. 1996.

  7. Дмитрий Иванович Менделеев. Библиографический указатель трудов по вопросам народного просвещения, промышленности, сельского хозяйства и метрологии / Сост. О. П. Каменоградская и др. Л., 1973.

  8. Davis T. The Chemistry of Powder and Explosives. N.-Y., 1943.

  9. Л. С. Гузей. Химия. 2002.

  10. Летопись жизни и деятельности Д. И. Менделеева. Л., 1984.

  11. Лукьянов П. М. История химических промыслов и химической промышленности России до конца XIX века Т. 5. М., 1961.

  12. Макареня А. А. Менделеев в Петербурге // Л.: Лениздат, 1982.

  13. Marshall A. Explosives, their manufacture, properties, test and history. L., 1915.

  14. Менделеев Д. И. Сочинения: В 25 т. – Т. 9: пороха. Л. – М., 1949.

  15. Менделеев Д. И. сочинения: В 25 т. – Т. 25: Дополнительные материалы. Л. – М., 1935.

  16. О. Н. Писаржевский. Дмитрий Иванович Менделеев. Его жизнь и деятельность. 1953.

  17. Озаровская О. Э. Д. И. Менделеев. Из воспоминаний. М., 1929.

  18. Очерки российской внешней разведки: В 6 т. – Т. 1: От Древнейших времён до 1917 года. М., 1995.

  19. Пироксилин и бездымный порох / Отв. ред. Л. Г. Светлов. М., 1935.

  20. Похлёбкин В. В. История ОРУЖИЯ. // М., 1991.

  21. Энциклопедия Кирилла и Мефодия. 2004.

  22. Тищенко В. Е., Младенцев М. Н. Дмитрий Иванович Менделеев, его жизнь и деятельность. Университетский период 1861-1890гг. М., 1993.

  23. Энциклопедия для мальчиков. I / Сост.: М. В. Бенякова и И. Н. Крайнева. СПб., 1994.



Достарыңызбен бөлісу:


©kzref.org 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет