Виктор Князьков есть на карте имена да, мы не раз географа помянем



Дата04.03.2018
өлшемі95 Kb.


Виктор Князьков

ЕСТЬ НА КАРТЕ ИМЕНА...
Да, мы не раз географа помянем,

Что шел тайгой в былые времена,

Давал названья рекам

безымянным,

Придумывал для сопок имена.
Есть интересная наука — топонимика, изучающая происхождение и правильное, современное написание географических названий.

Разгадкой тайн географических названий на карте Кемеровской области ряд лет занимаются томский профессор А. П. Дульзон, шор­ский писатель Ф. С. Чиспияков и междуреченский преподаватель исто­рии В. Г. Куспеков.

Происхождение многих названий расшифровано и юными турис­тами-краеведами Кузбасса, которые по заданию областной детской туристической станции вот уже десятый год составляют топонимиче­ские словари и собирают народный фольклор.

Коренные жители нашего края — шорцы, с ними и связаны мно­гие названия. Свой отпечаток на появление названий наложили и ко­чевые племена телеутов, кетов и киргизов.

Известный русский историк В. В. Радлов считал, что название рек в Кузбассе с окончанием «зас», «зес», «дат», «дет» (Пызас, Анзас, Барандат, Китат, Мтат, Дудет) кетского происхождения.

Слова «сес», «зес» и «дат», «дет», «тат» на языках кетских народ­ностей означают река, ручей, вода. На тюркском языке слова «вода» и «река» пишутся иначе: су. Это видно на примере названий рек Мрас-су, Бельсу, Терсу и других.

Названия, дошедшие до наших дней, рассказывают о занятиях первых жителей Кузбасса. Например, названия многих рек Кузнец­кого Алатау и Горной Шории в переводе на русский язык расска­зывают о тех рыбах, которые водились в них. Бельсу (Пельсу) — таименья река, Кезес — налимья, Шортонка — щучья, Кундат — хариусовая, Ускат (Ускут) — стерляжья, Балыксу (Палыксу) — просто рыбья.

По другим названиям рек можно судить о тех животных, на кото­рых охотилось местное население по соседству: Камзас — гусиная, Са-янзас — медвежья, Кайдат — лосиная.

Некоторые названия рек указывают на полезные растения и де­ревья, произрастающие на их берегах: Пызас — кедровая, Эдет (Едет) — сосновая.

Есть названия, которые в переводе на русский язык говорят о раз­мерах и глубине рек, о свойствах их воды. Так, Теренсу — глубокая река, а Талзас, наоборот, мелкая, Кезес — большая, Китат — тихая, Бангур (Бунгур) — мутная, Анзас (Онзас) — малая река, Теба (Те-бих) — бросающаяся на скалы.

Название реки Кии происходит от тюркского слова «ки» — скала. Окончание «я» добавлено русскими. Назвали так Кию, видимо, за ее живописные скалистые берега в верхнем и среднем течениях.

Кто путешествовал по Верхней Терси, тот знает о многочисленных препятствиях: порогах, перекатах, прижимах. Пешком ходить по ее берегам тоже нелегко: приходится преодолевать четырнадцать пере­валов, самый трудный из которых, тринадцатый, метко назван рус­скими Потогонным. Шорцы давно знакомы с трудностями путешест­вия по Верхней Терси. Они-то первые и назвали ее Терсу — пот­ная река.

О занятиях местного населения в прошлом говорит и название реки Мигаш, протекающей недалеко от Кузедеева. Много лет назад шорцы собирали здесь кедровые орехи и ссыпали их в березовые ковши-мигаши. Отсюда и пошло название речки.

Есть у нас в Кузбассе и такие названия, которые помогли нашим геологам открыть месторождения железных руд.

В Горной Шории есть небольшая речка Ташъелга. Правильное шорское название Таш-элег, что значит «сеять камень». Оказыва­ется, предки теперешних шорцев на берегах речки, называемой сейчас Ташъелгой, брали железную руду, но прежде чем плавить ее, мелко толкли и просеивали сквозь большие сита. И назвали речку Таш-элег. Сейчас в этом месте разведано одно из крупнейших в Кузбассе место­рождений магнитного железняка.

Название горы Темиртау подсказало геологам, что и здесь надо искать железную руду. Ведь недаром же Темиртау в переводе желез­ная гора.

Происхождение некоторых названий объясняют дошедшие до нас легенды и предания.

В одной легенде рассказывается: «Много лет тому назад на берегу живописной речки остановился однажды татарский хан. Его поразила не только красота берегов, но и хрустально чистая вода, и назвал он эту речку в честь красавицы дочери Тисулей».

Позднее на берегу появилась деревня Тисуля, а сейчас это рай­онный центр Тисуль.

А вот еще одна легенда. Была у Шории дочь красоты необыкно­венной. Пришли издалека два брата, сыны Алтая. Захотелось им хоть краешком глаза глянуть на красавицу. А в это время разразилась страшная гроза. Не растерялись сыны Алтая, поймали огненную змею, растоптали ее и засыпали камнями.

Дочь Шории крепко полюбила обоих братьев. Но они отвергли такую любовь. Любить — так одного. Тогда сердце красавицы ожесто­чилось, стало железным. Умирая, она превратилась в железную гору Темиртау.

В XII—XVI веках частые набеги на шорцев совершали кочевые племена джунгар и киргизов. Дошедшие до нас названия сегодняшних поселков в Горной Шории напоминают о жестоких сражениях корен­ных жителей с завоевателями. Например, Тайлеп. Тау — гора, леп — бой, то есть горный бой, Кандалеп — кровавый бой.

Издавна местным народам известны вершины Горной Шории и Кузнецкого Алатау. О многих из них рассказывается в легендах.

Привлекают своей дикой красотой вершины хребта Тегри-Тиши. Это высочайший хребет в нашей области, почти всегда покрытый гу­стыми облаками. Двадцать его вершин, словно острые зубы, сверкают своей белизной, которую придают им вечные снега. Удивительно мет­кое название дали этому хребту местные жители: Тегри-Тиши — под­небесные, или небесные зубья.

В Прокопьевске есть местечко Тырган. В прошлом здесь была от­крытая для ветров возвышенность, вот и назвали ее Тырган — гора ветров.

По-разному истолковывается слово Кемерово. Одни исследователи утверждают, что оно происходит от тюркского слова «кемер», которое переводится как «обрыв на берегу» или «обрывистый берег». И, дей­ствительно, деревня Кемерово появилась на крутом берегу Томи. Дру­гие историки говорят, что деревня Кемерово получила свое название по имени первого поселенца. Что точнее — сказать трудно.

На месте нынешнего города Мыски раньше был улус, носивший шорское название Томазак, то есть «Нога Томи» или, иначе говоря, приток Томи. Новое название «Мыски» истолковывается двояко. Рас­сказывают, что пришедшие сюда в 60-х годах XIX века из соседних улусов шорцы облюбовали долину, где сливаются Томь и Мрассу, но частые наводнения заставили их переселиться на возвышенность. А возвышенность по-шорски «мысок». Есть мнение: «Мыски» — название чисто русское, означающее, что поселение возникло на участке побережья, вдающегося в реку.

Название «Салаир» имеет не одно толкование: «гора ветров», «большой желтый ров» и «сестра истока» (от тюркских слов «сол» (исток) и «ир» (сестра).

До сих пор мы рассказывали о происхождении шорских названий на карте Кемеровской области.

А как появилось название самой народности — шорцы?

Шорцы — народ тюркского происхождения. Старинные летописи и археологические находки исследователей Сибири поведали нам о том, что на территории современной Горной Шории много столетий назад жила полукочевая народность. В конце XVI и начале XVII веков народность эта делилась на отдельные роды или сеоки.

У сеоков были свои названия: Аба, Сары, Челей, Кый, Калар, Ко-бый, Шор и др. Предки современных шорцев часто называли себя по названию места или реки, по соседству с которыми жили. Например, Мрас-кижи (мрасские люди), Аба-кижи (абинские люди).

В основе современного слова «шорцы» лежит название большого рода, жившего в долине Кондомы. С этим родом русские впервые по­встречались в 1858 году. В этот год русские духовные миссионеры ос­новали свой стан на берегу Кондомы, из которого позднее выросло село Кузедеево. Именем рода Шор русские стали называть все местное население.

Если до этого исследователи, говоря о народах, живших на тер­ритории современной Горной Шории, обычно называли их кузнецки­ми, мрасскими и кондомскими татарами, то в конце XIX и начале XX века в исторической литературе все чаще стало появляться слово «шор­цы». Шорцами стали называть коренных жителей юга Кузнецкого края. Позднее по имени народности русские назвали целый геогра­фический район, занимающий сейчас весь юг Кемеровской области. Так появились на карте новые слова: «Горная Шория».

Не менее интересно в Кузбассе происхождение и русских геогра­фических названий, которые стали появляться со времени присоеди­нения Кузнецкой земли к Российскому государству.

Прежде всего нужно рассказать об истории происхождения в на­шем крае слова «кузнецкий», так как с ним связано и название кре­пости, построенной русскими на Томи, положившей начало городу, и названия целых географических районов: Кузнецкая котловина, Куз­нецкий Алатау, Кузнецкий угольный бассейн.

Из китайских летописей и археологических исследований русских ученых нам известно, что предки современных шорцев уже в VI веке н. э. умели добывать руду и плавить железо. В грамоте царя Михаила Федоровича от 11 сентября 1623 года говорится о шорцах:

«...на Кондоме и Мрассе — реках, горы великия, каменныя, в тех горах емлют Кузнецкие ясашные камни, кои разжигают на дровах, разбивают молотами и, раздробив, сеют решетом, а, просеяв, сыплют понемногу в горы, где сливается железо. Из этого железа делают они панцири, шеломы, копьи, рогатины, сабли и другие железные вещи».

Далеко за пределами кузнецких земель славилось шорское желе­зо. В «Сибирском вестнике» за 1819 год рассказывается о том, что куз­нецкое железо было лучше шведского. Исследователь Сибири Г. Ф. Миллер писал о шорцах в своем двухтомном труде: «Русские стали называть их «кузнецами», потому что в этой местности нахо­дится много железной руды, из которой татары плавили железо и де­лали из него всякую домашнюю посуду и охотничьи принадлежности.

От шорцев-кузнецов и крепость, сооруженная русскими на бе­регу Томи в 1618 году, унаследовала свое название.

Слова «Кузнецкий угольный бассейн» впервые употребил извест­ный русский ученый, исследователь Алтая и нашего края П. А. Чихачев. В 1845 году в своей книге «Научное путешествие в Восточный Алтай и его части, граничащие с Китаем» он писал: «Наличие камен­ного угля подтверждается в нескольких местах: начиная с окрестно­сти города Кузнецка и до местности, примыкающей к реке Ине, то есть на пространстве, охватывающем часть оси района, который я по­пробовал заключить под общим названием «Кузнецкого каменноуголь­ного бассейна»...

Взгляните на физико-географическую карту нашей области и вы увидите, что названия многих рек, озер и горных вершин рассказыва­ют, какие деревья и животные встречались или встречаются еще и сейчас по соседству с ними.

В Кузнецком Алатау и на Салаирском кряже есть горные верши­ны и сопки Малиновая, Брусничная, Пихтовая, Кедровая, Соболиная, Бобровая, Змеиная, озера Рыбное, Утиное, Щучье.

Многие поселения, возникшие на берегах рек и речушек, пере­няли их названия. Так появились на карте области Березовки, Осиновки, Кедровки, Пихтовки, Сосновки, Еловки, Камышенки, Тайменки и другие.

Издавна не только среди коренного, но и русского населения, славилось своими вкусовыми качествами и противоцинготными свой­ствами дикорастущее растение, называемое в Сибири колбой. В науке оно известно как черемша. Этой самой колбе особенно «повезло». В честь ее местные жители назвали несколько рек и деревень. С назва­ниями Колбинушка, Усть-Колба, Колбиха, Черемшанка можно встре­титься в Кемеровском, Новокузнецком, Беловском, Тяжинском, Яш-кинском и Тисульском районах.

Осваивая кузнецкие земли, русские расселялись в основном по берегам рек. В те далекие времена это были главные пути сообщения. Многим новым поселениям русские переселенцы давали названия в зависимости от того, где по отношению к течениям рек они распола­гались. Например, Верхне-Томский острог, деревни Усть-Хмелевка, Усть-Искитим, Усть-Стрелино, Верх-Тайменка и т. д.

Интересна история так называемых Писаных скал, расположен­ных на берегу Томи, в семидесяти — восьмидесяти километрах от Кемерова. Хорошо сохранившиеся рисунки древних людей на этих ска­лах русские переселенцы заметили давно, свыше двух столетий назад. Сами скалы они назвали Писаным камнем, речку, протекавшую непо­далеку и впадающую в Томь,— Писаной, деревню, появившуюся на берегу речки, — Усть-Писаной. Сохранившиеся в этих местах рисунки древних людей русские ученые осматривали еще в XVI веке. О них тогда писали историки В. Н. Татищев и Г. Ф. Миллер. Совершавший в 1734 году путешествие по Томи известный русский ученый С. П. Кра­шенинников писал в своих дорожных записях: «Подле сей деревни (Писаной — В. К.) есть писаный камень, так называемый, на котором образы разных зверей и людей вырезаны. Меж сим камнем и дерев­нею Писаная речка в Томь течет».

Историки полагают, что заселялись Кузнецкие земли в основном беглыми крестьянами из северных уездов Европейской России и При-уралья. Названия таких старых деревень и сел нашей области как Устюжанино, Колмогорово, Пермяково, Чусовитино, Арсентьевка, По-морцево как раз и говорят о тех местах, откуда прибыли первые по­селенцы.

Но много у нас в Кузбассе и таких населенных пунктов, которые свои названия получили по именам или фамилиям основателей. На­пример, деревни Атаманово, Сидорово, Тихоново, Бызово, Лучшево, Креково, Денисово, Подонино.

За годы Советской власти в Кузбассе появились и прочно вошли в жизнь новые названия населенных пунктов: Красное, Краснозна-менский, Октябрьский, Новостройка, Ленинск-Кузнецкий, Промыш­ленная, Комсомольский, Рудничный, Новокузнецк, Междуреченск и другие.



С сотнями географических названий мы сталкиваемся, но не всег­да задумываемся: а что же они означают? А ведь тайны многих еще не разгаданы.

Князьков В., Есть на карте имена… / Свидание с природой. – Кемерово, 1971. – С. 98-103


Достарыңызбен бөлісу:


©kzref.org 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет