Владимир Павлович Максаковский



жүктеу 10.16 Mb.
бет25/43
Дата26.08.2018
өлшемі10.16 Mb.
түріКнига
1   ...   21   22   23   24   25   26   27   28   ...   43

«Коридоры» Ченнаи – Мумбаи и Мумбаи – Дели получили пока несколько меньшее развитие, хотя во втором из них уже функционируют НПЗ в Койяли и Матхуре, крупный машиностроительный завод в Кота. Но самым неразвитым в промышленном отношении до сравнительно недавнего времени был «коридор» Мумбаи – Колката. Однако в годы последних пятилеток он превратился в едва ли не наиболее перспективный в стране «коридор роста».

В первую очередь это относится к его восточному отрезку, пересекающему плато Чхота Нагпур в штате Бихар – самый богатый полезными ископаемыми район Индии. Территориальное сочетание ископаемых здесь образуют залежи каменного угля, железной руды, бокситов, урана, слюды, руд цветных металлов. Освоение минеральных ресурсов этого района началось еще перед Первой мировой войной в юго-восточной части плато, где крупный индийский промышленник Джамшеджи Тата построил первый в стране металлургический завод, вскоре обросший предприятиями тяжелого машиностроения. Так возник г. Джамшедпур – главная резиденция монополистической группы «Тата». И ныне комбинат «Тата айрон стил» – единственный из шести металлургических комбинатов полного цикла в Индии, находящийся в частном секторе.

В последние десятилетия к северо-западу от Джамшедпура, в центре плато и одновременно в верховьях р. Дамодар, возникли еще два очень крупных предприятия. Это уже упоминавшийся металлургический комбинат в Бокаро и тесно связанный с ним завод тяжелого машиностроения в Ранчи. Но еще большее развитие получила полоса, непосредственно примыкающая к железной дороге Колката – Мумбаи, где были построены два крупных металлургических комбината: в Роуркела мощностью около 2 млн т в год – с помощью ФРГ и в Бхилаи – с помощью СССР.

Соглашение с Индией о сооружении комбината в Бхилаи мощностью 1 млн т было заключено еще в 1955 г. Затем его мощность последовательно увеличивалась сначала до 2,5, потом до 4,2 млн т стали. Только за первую четверть века своей работы этот комбинат произвел около 50 млн т стали и 40 млн т проката, которые нашли большой спрос как в хозяйстве самой Индии, так и во многих других странах. Рядом с комбинатом вырос новый город Бхилаинагар. Строительство Бхилайского комбината в юго-восточной части штата Мадхья-Прадеш являет собой пример создания крупного «полюса роста» в одном из наиболее отсталых районов Индии. Другим подобным «полюсом» вполне можно считать расположенный к северу от Бхилаи алюминиевый комбинат в Корба.

В начале XXI в. в Индии начался новый этап развития, тоже получивший наименование «экономического чуда». С помощью отечественных и иностранных инвестиций развернулось большое капитальное строительство, которое внесло новые черты в ТСХ страны. Но основной ее костяк с четырьмя «коридорами роста» остался неизменным.

89. Сельское хозяйство и сельскохозяйственные районы Индии

Индия известна как страна древней земледельческой культуры. И ныне в сельском хозяйстве создается около 1/5 ее ВВП, а работой оно обеспечивает 3/5 экономически активного населения. Эта отрасль хозяйства Индии имеет ярко выраженную растениеводческую направленность. Растениеводство – преимущественно трудоинтенсивное – дает более 3/4 всей стоимости сельскохозяйственной продукции, причем примерно такая же часть всей посевной площади занята продовольственными культурами. Животноводство, несмотря на наличие самого большого в мире поголовья скота, развито гораздо слабее. Товарное скотоводство встречается довольно редко, а крупный рогатый скот используется главным образом в качестве тягловой силы на полевых работах. Что же касается размеров поголовья, то оно в значительной мере объясняется воззрениями индуизма, запрещающими убивать «священных» коров. В результате поголовье совершенно непродуктивного и неработоспособного беспородного скота исчисляется десятками миллионов голов.

Природные предпосылки для развития сельского хозяйства Индии можно охарактеризовать как в целом вполне благоприятные. Структура ее земельного фонда отличается чрезвычайно высоким (56 %) уровнем распаханности. По общим размерам обрабатываемых земель страна уступает только США. Агроклиматические условия на большей ее части благоприятные (рис. 137) и позволяют заниматься земледелием круглый год. Для большинства районов страны характерно обилие тепла (сумма активных температур 4000–8000° в год). Лимитирует лишь недостаток влаги. Вот почему в стране орошается 1/3 всех посевных площадей, и по общей площади орошаемых земель Индии принадлежит первое место в мире.



Рис. 137. Агроприродные условия Индии и сопредельных стран (по С. Б. Ростоцкому)
В отличие от природных социально-экономические предпосылки для развития сельского хозяйства долгое время были гораздо менее благоприятными. В первую очередь из-за сохранения пережитков полуфеодальной аграрной структуры, системы посреднической аренды земли и огромной концентрации и земли и производства в руках немногих.

Когда-то в Индии преобладало общинное землевладение при натуральном ведении хозяйства и сочетании его с домашним ремеслом. Во времена империи Великих Моголов на смену ему пришло крестьянское землепользование и помещичье (система заминдари) землевладение. Британские колониальные власти сохранили эту систему, тем самым укрепив помещичий строй. Дополненная многоуровневой грабительской арендой земли (за аренду приходилось отдавать от 1/2 до 2/3 урожая), да еще при сохранении массового безземелья, такая система тяжелым бременем ложилась на плечи основной массы крестьянства.





Рис. 138. Главные сельскохозяйственные районы Индии и сопредельных стран
После завоевания независимости в стране произошли большие аграрные преобразования. Была начата аграрная реформа, направленная на ликвидацию крупного помещичьего землевладения и наделение землей крестьян. Но проводилась она недостаточно последовательно и привела к укреплению кулацкой верхушки, которая в первую очередь и воспользовалась плодами начавшейся в 1960-е гг. «зеленой революции», увеличив тем самым социальное расслоение общества. А вот производственное сельскохозяйственное кооперирование, несмотря на усилия новой власти, большого распространения не получило. Механизация сельского хозяйства все еще крайне недостаточна. В индийской деревне еще очень сильны натуральный и полунатуральный уклады.

Тем не менее и проведенные аграрные преобразования, и начавшаяся «зеленая революция» способствовали существенному росту сельскохозяйственного производства. За последние десятилетия в несколько раз увеличилось применение тракторов, расширилась сельская электрификация. Особое значение имело применение высокоурожайных семян, удобрений, увеличение площади орошаемых земель.

В результате урожайность зерновых возросла с 5ц/га в начале 1950-х гг. до 15–25 ц/га в конце 1990-х гг., что привело к росту общего производства зерна. Это позволило Индии не только избавиться от импорта продовольствия, но и начать экспортировать зерно. Ныне по валовому сбору зерновых (230 млн т) она занимает третье место в мире после Китая и США, по размерам общего потребления пшеницы и риса уступает только Китаю (хотя по душевым показателям потребления отстает от очень многих стран). Индии принадлежит также ведущее место в мире по сбору чая, фруктов, сахарного тростника. Интересно, что в последнее время она стала и одним из мировых лидеров по производству молока: быстрый рост надоев здесь иногда называют «белой революцией».

На таком общем фоне отдельные сельскохозяйственные районы Индии различаются между собой довольно сильно. Прежде всего это относится к природным условиям. Рисунок 137 показывает, что с точки зрения агроприродных условий наиболее благоприятна для земледелия Индо-Гангская низменность, относительно благоприятны равнины и низменности на востоке и северо-востоке страны и менее благоприятны районы, расположенные в центральной и южной частях Индостана. Но большие различия между районами существуют и по уровню товарности, и по особенностям производственной структуры сельского хозяйства. Исходя из основной специализации главной отрасли– земледелия, в самом общем, генерализованном плане в Индии можно выделить три крупных сельскохозяйственных района.

В первом районе преобладают посевы пшеницы, хотя здесь возделываются также рис, просо, хлопчатник, масличные культуры, сахарный тростник. Он расположен на территории штатов Пенджаб, Харьяна, Уттаранчал и Уттар-Прадеш. Хотя и меньше, чем в других частях Индии, здесь также выражены два основных сельскохозяйственных сезона: летний (хариф) и зимний (раби). В летний сезон главным источником влаги служат муссонные дожди, диктующие все основные сроки полевых работ, а в зимний, сухой сезон поля нуждаются в искусственном орошении.

Роль основной житницы страны выполняет сравнительно небольшой по территории штат Пенджаб, в переводе – Пятиречье. Действительно, до выделения Пакистана в 1947 г. его территория охватывала бассейны пяти главных притоков Инда: Сатледжа, Биаса, Рави, Чинаба и Джелама. Здесь были созданы самые крупные в стране оросительные системы. Но после раздела бывшей Британской Индии основная их часть оказалась в пределах Пакистана. Поэтому в Пенджабе с самого начала много внимания уделялось гидротехническому строительству. В 1948–1970 гг. здесь на р. Сатледж был сооружен крупнейший в стране гидроузел Бхакра-Нангал, включающий в себя ГЭС мощностью 1,2 млн кВт и систему оросительных каналов общей длиной 4,5 тыс. км; с их помощью в Пенджабе и соседних штатах было орошено 1,5 млн га земель. Затем были построены и другие гидроузлы и оросительные системы.





Рис. 139. Сельскохозяйственный и крестьянский календарь в районе Дели
Ирригация способствовала тому, что именно в Пенджабе началась и в наибольшей мере проявилась (в условиях Индии) «зеленая революция». Она охватила прежде всего преобладающие здесь хозяйства кулаков и зажиточных крестьян – преимущественно сикхов, широко применяющих также сельскохозяйственную технику и минеральные удобрения. В результате доля Пенджаба в общеиндийском сборе пшеницы, которая выращивается в сезон раби, выросла до 40 %. Значительно увеличились также сборы риса, длинноволокнистого хлопчатника, других культур.

Штат Харьяну можно назвать своего рода уменьшенной копией Пенджаба. Напоминает его и самый большой по населению штат Уттар-Прадеш – крупнейший производитель не только пшеницы, но также бобовых и масличных культур, сахарного тростника, картофеля и овощей, лежащий уже полностью в пределах Индо-Гангской низменности. Рисунок 139 дает представление о сельскохозяйственном календаре крестьян пшеничного района, который, как легко заметить, продолжается круглый год.

Во втором районе преобладают посевы риса, хотя наряду с ним здесь возделываются сахарный тростник, джут, просяные и масличные культуры, пшеница. Он занимает значительно большую площадь, чем пшеничный район, охватывая основную часть низменностей Ганга и Брахмапутры, восточную часть Деканского плоскогорья, а также Коромандельский и Малабарский берега Индостана. Но ядро его находится в пределах штатов З а п а д н а я Бенгалия, Бихар, Орисса, Джарк-ханд и отчасти также Чхаттис-гарх и Уттар-Прадеш.

Рис здесь возделывают уже на протяжении тысячелетий. Высаживают его обычно в начале сезона хариф, когда стоит сухая и жаркая погода с майскими температурами до 42–44 °C. С наступлением в начале июня муссонных дождей рисовые поля покрываются водой, а уборку урожая производят уже осенью. Но при искусственном орошении, которое обеспечивается при помощи как крупных оросительных систем, так и колодцев (скважин), рис успешно выращивается и в сезон раби.



Третий сельскохозяйственный район Индии занимает основную часть Деканского плоскогорья. Он не имеет такой четкой специализации. Из зерновых культур здесь выращивают преимущественно джовар и другие просяные, но также рис, пшеницу, кукурузу, из технических – коротковолокнистый хлопчатник. Общий уровень сельского хозяйства, его урожайность и товарность здесь значительно ниже, орошается только 1/7 посевных площадей. Даже хлопчатник выращивается не на поливных землях, хотя под его посевы используются преимущественно наиболее плодородные темноцветные глинистые почвы на базальтовых покровах – регуры. Поэтому и урожайность хлопчатника в Индии составляет 26 ц/га, что значительно меньше среднемировой (55 ц/га), не говоря уже о США или Узбекистане. На Индию приходится 1/4 всех посевов хлопчатника в мире, а по сбору хлопка-волокна (4,6 млн т) она занимает третье место после Китая и США.

Кроме этих трех основных районов, в Индии можно выделить еще несколько более узкоспециализированных районов сельского хозяйства. Это, например, низовья Ганга в Западной Бенгалии, где фактически монокультурой служит джут. Или Ассамская долина на северо-востоке, которая еще в конце XIX в. превратилась в один из крупнейших чаепроизводящих районов мира. Или Малабарское побережье – крупнейший поставщик кокосов, а также черного перца и других пряностей. В большинстве из этих районов преобладает плантационное хозяйство.

90. Состояние окружающей среды в Индии

Состояние окружающей среды в Индии зависит от многих факторов. Но к числу главных из них следует, видимо, отнести три фактора.

Во-первых, это длительность и интенсивность сельскохозяйственного использования территории.

Археологические и исторические данные позволяют выделить пять этапов в использовании территории этой страны: древнейший земледельческий (третье-второе тысячелетия до нашей эры), скотоводческий (первое тысячелетие до нашей эры), богарного земледелия (III век до н. э. – XIV в.), примитивного богарного и орошаемого земледелия (XIV–XX вв.) и более интенсивного орошаемого земледелия (с середины XX в.). В результате природа Индии подверглась очень сильной «переработке», и ныне более чем для 60 % ее территории характерны сильно измененные антропогенные ландшафты. Это прежде всего орошаемые районы Пенджаба и Индо-Гангской низменности, ландшафты речных долин и дельт, приморские аллювиальные равнины, пенепленизированные равнины Деканского плоскогорья, оазисы пустыни Тар.

Во-вторых, это демографический взрыв второй половины XX в., который еще более увеличил нагрузку на территорию. Средняя плотность населения в стране уже превысила 330 человек на 1 км2. Необходимость обеспечить быстро растущее население, уже перевалившее за миллиардный уровень, пищей, дровами, другими источниками существования имела прямым следствием деградацию многих природных ландшафтов.

В-третьих, это ускорившийся процесс индустриализации страны, до самого недавнего времени основанный главным образом на «грязных» производствах тяжелой промышленности и в известной мере связанный с экологическим империализмом, т. е. с политикой переноса таких производств из высокоразвитых стран в развивающиеся. Положение усугубляется еще и тем, что для Индии весьма характерна повышенная территориальная концентрация промышленного производства.

В результате общий годовой экологический ущерб еще в начале 1990-х гг. оценивался в 10 млрд долл. (к тому же по явно заниженным расчетам), а нежелательные изменения окружающей среды затронули фактически все компоненты географической оболочки.

Едва ли не в наибольшей степени такая деградация коснулась земельных ресурсов, подвергающихся эрозии и опустыниванию. Эрозия в первую очередь охватила сильно распаханные и обезлесенные Индо-Гангскую низменность и плоскогорье Декан. Индийские ученые-аграрники, собрав данные специальных исследовательских станций, подсчитали, что ежегодно в результате процессов водной и ветровой эрозии страна теряет 6 млрд т почвы. При этом некоторые участки становятся полностью непригодными для земледелия, превращаясь в «бедленды». К этому нужно добавить вторичное засоление и заболачивание почв – главным образом в Пенджабе, штатах Уттар-Прадеш, Западная Бенгалия и других районах распространения ирригации, резко возросшее во второй половине XX в. загрязнение почв пестицидами. По некоторым оценкам, эрозия и засоление почв ныне распространены почти на 1/2 территории страны.

На западе Индии, в Раджастхане, большую угрозу представляет собой опустынивание. В третьем-втором тысячелетиях до нашей эры это был один из важных очагов древней цивилизации. Но потом пески поглотили города, засыпали караванные пути, о чем свидетельствуют раскопки города Мохенджо-Даро (теперь находится в Пакистане). И ныне около 1/3 территории этого штата занимают подвижные пески пустыни Тар. Продвижение их к востоку представляет собой большую угрозу и для соседних штатов.

Наконец, нужно учитывать и то, что Индия имеет крупнейшее в мире поголовье крупного рогатого скота (285 млн голов), тогда как доля пастбищных угодий в структуре земельного фонда составляет всего 4 %. Это тоже увеличивает нагрузку на землю.

В результате перечисленных негативных воздействий из 300 млн га земельного фонда Индии процессами деградации в той или иной степени охвачены уже 80–90 млн, а по другим оценкам – даже 150 млн га. Соответственно удельная землеобеспеченность в стране сократилась с 0,85 га на человека в начале 1950-х гг. до 0,30 га в середине 1990-х. А удельная обеспеченность пахотными землями составляет всего 0,17 га и все время уменьшается.

Очень сильно нарушен также растительный покров Индии. Хотя лесистость в стране составляет 20 %, в значительной степени это уже не первичные, а вторичные леса, кустарники, антропогенная саванна. В последнее время особенно большую тревогу вызывает уничтожение девственных лесов в предгорьях Гималаев. В основе такого обезлесения лежат две главные причины. Первая из них – насущная необходимость расширения посевных площадей в условиях фактически повсеместного малоземелья (не говоря уже о широком применении в прошлом в предгорных районах хищнической подсечно-огневой системы земледелия). Вторая – продолжающееся массовое использование древесины в качестве топлива. Еще в начале 1980-х гг. доля дров в структуре топливо-потребления Индии достигала 1/3.

В результате площадь лесов в Индии ежегодно сокращается на 1,5 млн га. Но и это не может обеспечить потребности страны в древесине. Из-за низкой продуктивности лесов ежегодная заготовка древесины составляет примерно 40 млн м3, т. е. из расчета на душу населения всего 0,04 м3 дровяной и деловой древесины (в США только деловой древесины на каждого жителя приходится 1,86 м3, или в 46 раз больше). Индийское правительство оценивало потребности страны в древесине к2000 г. в 290млнм3, что в семь раз больше того объема лесозаготовок, который может быть обеспечен благодаря ожидаемому приросту лесных ресурсов. Следовательно, вырубка лесов, наносящая большой экологический ущерб, по-видимому, будет продолжаться. Здесь уместно привести расчеты индийских ученых, согласно которым – с учетом почвозащитной роли лесного покрова – леса в Индии должны занимать не 1/5, а 1/3 всей территории. Одним из следствий сведения лесов стало уменьшение биоразнообразия. По имеющимся оценкам, исчезновение грозит более чем 500 видам млекопитающих, 700 видам рыб, 1000 видам птиц и др.

Хотя водные ресурсы Индии в настоящее время оценивают как более или менее достаточные, в перспективе страна почти неизбежно столкнется и с их дефицитом, потому что уровень водозабора из расчета на душу населения (более 600 м3 в год), особенно с учетом потребностей искусственного орошения, здесь весьма высок и потому что загрязнение вод все время возрастает, достигая 80 %. Источником 9/10 таких загрязнений служат промышленно-бытовые стоки городов, которые обычно сбрасывают в реки без всякой очистки.[69] Остальное приходится на стоки с сельскохозяйственных угодий, которые в результате «зеленой революции» стали гораздо более насыщенными разного рода химикатами. Неудивительно, что по объему выбросов в поверхностные водотоки органических веществ Индия занимает третье место в мире после Китая и США. А отбор воды из водоносных горизонтов в два с лишним раза превышает ее накопление. Из-за этого почти повсеместно уровни водоносных горизонтов с пресной водой снижаются на 1–3 м ежегодно.

В последнее время заметно возросло также загрязнение атмосферы. Еще несколько десятилетий назад его основными источниками были домашние очаги (мангалы), где в качестве топлива обычно использовался кизяк, и плавильни. Но теперь их место заняли крупные «грязные» производства – ТЭС, предприятия черной и цветной металлургии, нефтехимии. Считается, например, что дышать воздухом Мумбаи – это то же самое, что выкуривать десять сигарет в день. Растущие выбросы серы и азота уже приводят к возникновению кислотных дождей, влияющих на посевы, воды и сооружения. Очевидна опасность, которая грозит знаменитой гробнице Тадж-Махал в связи с выбросами соседних нефтеперерабатывающих заводов.

Показательны и такие данные: по выбросам углерода в атмосферу (230млнт/год) Индия занимает шестое место в мире. А в структуре ее загрязнений 35 % приходятся на промышленность и энергетику и более 40 % – на автомобильный транспорт. При этом нужно учитывать, что ТЭС Индии часто используют высокозольный уголь, а автомобили – низкокачественный этилированный бензин.

В результате, по данным ВОЗ, загрязнение воздуха в шести крупнейших городах страны более чем втрое превышает допустимые нормы. Использование твердого топлива в домах приводит к преждевременной смерти около 500 тыс. женщин и детей до 5 лет ежегодно.

Все эти обстоятельства привели к тому, что современная Индия остается страной довольно частых стихийных бедствий, к которым добавились и техногенные аварии и катастрофы. По данным ЮНЕП, в 1971–2000 гг. в стране произошло более 300 стихийных бедствий. Наиболее ярким примером участившихся стихийных бедствий могут служить наводнения. Чаще всего они случаются в дождливый летний сезон, когда муссоны приносят влажный воздух с Индийского океана. Ежегодно наводнениям подвергаются в среднем 8 млн га земель, половину из которых составляют сельскохозяйственные земли, и страдают от них более 30 млн человек. Добавим, что нарушение режима рек в Индии крайне отрицательно сказывается и на соседней стране – Бангладеш.

Обычно в таких случаях говорят о нагонных наводнениях в устье Ганга и Брахмапутры, т. е. о территории, включающей индийский штат Западная Бенгалия и Бангладеш. Например, в ноябре 1970 г. уровень воды здесь поднялся на 9 м, а число жертв достигло 200 тыс. Катастрофическое наводнение в августе– сентябре 1988 г. оставило без крова 30 млн человек. Осенью 1990 г. в результате наводнений погибло, по разным оценкам, от 150 тыс. до 200 тыс. человек.

В Индии нередко случаются и землетрясения. Например, в результате землетрясения, произошедшего в 2000 г. в штате Гуджарат, без крова остался 1 млн человек, повреждения получили более 3000 промышленных предприятий.

А примером техногенной катастрофы может служить утечка отравляющего газа на принадлежащем американской компании химическом заводе в г. Бхопал в 1984 г., когда погибли более 2500 человек и 335 тысяч людей пострадали от отравления. В качестве самого смертоносного выброса в атмосферу этот случай попал даже в Книгу рекордов Гиннесса.

Естественно, что в такой большой стране, как Индия, отдельные районы по состоянию экологической обстановки могут довольно сильно различаться. Представление об этих различиях дает рисунок 140. Как нетрудно заметить, районы с кризисной ситуацией занимают значительную часть Северной Индии, но встречаются и в других ее регионах.

В таких условиях многое зависит от государственной политики в области природопользования и экологии.

На первых этапах индустриализации охране окружающей среды в Индии не уделялось много внимания – прежде всего из-за отсутствия средств. Но затем необходимость таких мер осознали и правительственные круги, и общественность, и средства, хотя и небольшие, были выделены. В середине 1980-х гг. был принят «План действия для Ганга», который предусматривал установление мониторинга за состоянием вод реки и начало строительства канализационных систем в городах. Тогда же была создана национальная комиссия по борьбе с опустыниванием, основной задачей которой стало ежегодное восстановление лесов на площади 5 млн га. Искусственные спутники Земли стали использовать для наблюдения за почвой и предсказания засух и наводнений. Достигнуты определенные успехи в создании лесных плантаций и лесоразведении, действует Национальный совет по лесопосадкам. Разработаны и отчасти уже осуществлены проекты перераспределения речного стока – как внутрибассейновые, так и межбассейновые. Увеличено число национальных парков и разного рода резерватов.[70] Создано Министерство окружающей среды и лесов. Особое внимание всем этим проблемам было уделено в девятом и десятом пятилетнем плане Индии (1997–2002 и 2003–2007).

Однако все это можно рассматривать только в качестве первоначальных мер. «Если Индии, – пишут специалисты, – не удастся в ближайшее время остановить рост населения и сменить приоритеты развития, чтобы перераспределить средства и выделить значительные суммы на борьбу за восстановление почвенных и водных ресурсов, то она скорее последует за Африкой, нежели за Китаем».[71] Ситуация, складывающаяся на рубеже XX и XXI вв., позволяет надеяться на лучшее. Например, уже началась структурная перестройка промышленности, при которой акцент делается на развитие не столько ее нижних, сколько верхних «этажей». По мнению Г. В. Сдасюк, очень важно и то, что само мировоззрение индуизма исходит из своего рода обоготворения всей живой природы. Однако решение проблем природопользования и экологии в этой стране по-прежнему зависит в первую очередь от преодоления массовой нищеты и бедности. Без этого ни рациональное природопользование, ни достижение сбалансированного, устойчивого развития практически невозможны.




Рис. 140. Эколого-географические ситуации в Индии (по А. С. Шестакову)

91. Объекты всемирного наследия в зарубежной Азии

По количеству объектов всемирного наследия зарубежная Азия уступает только зарубежной Европе: на конец 2008 г. их насчитывалось 194 (22,1 % от общего числа в мире). То же относится и к числу стран (33), в которых такие объекты выделены. Как и в зарубежной Европе, в этом регионе резко преобладают (155) объекты культурного наследия, а среди них – связанные с мировыми, региональными и национальными религиями: исламом, буддизмом, христианством, индуизмом, конфуцианством, синтоизмом, иудаизмом. Однако для этого региона, в отличие от европейского, целесообразно распределение их по четырем историческим эпохам: 1) первобытности; 2) древних цивилизаций; 3) средних веков; 4) нового и новейшего времени.

Эпоха первобытности представлена здесь только двумя объектами. Это стоянка первобытного человека в Чжоукоудяне (неподалеку от Пекина), где были обнаружены останки синантропа, и другая стоянка на о. Ява.

Эпоха древних цивилизаций, как и следовало ожидать, исходя из истории Древнего Востока, представлена в зарубежной Азии более широко. В Передней Азии объекты этой эпохи есть в Турции (Троя и др.), Иране (Персеполис и др.), Иордании (Петра), Сирии (Пальмира и Босра), Ливане (Баальбек и др.), на Кипре (Пафос), в Омане; к ним следует отнести и древнюю часть Иерусалима. Не менее знамениты и объекты этой эпохи в Южной Азии, которые находятся в Пакистане (Мохенджо-Даро и др.), Индии (Санчи), на Шри-Ланке (Анурадхапура и Дамбулла), в Непале и в Восточной Азии, в особенности в Китае (Великая Китайская стена, гробница императора Цинь Шихуанди и др.).

Но еще более широко представлены в зарубежной Азии объекты эпохи средних веков, которая в этом регионе мира продолжалась дольше, чем в Европе, охватив примерно полтора тысячелетия. Соответственно и число объектов средних веков исчисляется многими десятками. В Передней Азии к числу наиболее известных относятся объекты культурного наследия в Турции (старые кварталы Стамбула), Иране (Исфахан), а также средневековый Иерусалим. В Южной Азии таких объектов больше всего в Индии (рис. 141). Среди них – пещерные храмы в Аджанте и Эллоре, индуистские храмы и храмовые комплексы в Махабалипураме, Танджавуре, Конараке, Кхаджурахо и др., а также такие мусульманские памятники, относящиеся ко времени Делийского султаната и империи Великих Моголов, как минарет Кутб-Ми-нар и гробница Хумаюна в Дели, мавзолей Тадж-Махал в Агре. Из других стран Южной Азии объекты этой эпохи есть также в Пакистане, Непале, Шри-Ланке (Сигирия, Полонна-рува, Канди и др.). В Юго-Восточной Азии к числу самых знаменитых объектов этой эпохи относятся храмовые комплексы в Индонезии (Боробудур) и Камбодже (Ангкор). В Восточной Азии памятники средних веков наиболее полно представлены в Китае (Императорский город в центре Пекина, сады Сучжоу, пещеры Могао, дворец-крепость Потала в Лхасе и др.). Они есть также в Республике Корея и в Японии (Киото, Нара).





Рис. 141. Объекты культурного наследия средних веков в Южной Азии
Эпоха нового и новейшего времени в зарубежной Азии фактически представлена только одним памятником. Он, безусловно, относится к всемирно известным, но носит на себе отпечаток Второй мировой войны. Это Мемориал мира в Хиросиме.

Объектов природного наследия в зарубежной Азии насчитывается 33. Среди них преобладают национальные парки и резерваты в Индии, Индонезии, Непале, Малайзии, Шри-Ланке, Бангладеш, на Филиппинах. А объектов культурно-природного наследия в этом регионе всего 6. Они находятся в Китае и Турции.

ТЕМА 3 АФРИКА

92. Политическая карта Африки

По размерам территории (более 30 млн км2) Африка – самый крупный из главных географических регионов мира. И по числу стран она тоже намного опережает любой из них: в Африке ныне 54 суверенных государства. Они чрезвычайно различаются между собой по площади и численности жителей. Например, Судан – самая большая из стран региона – занимает 2,5 млн км2, ему немного уступает Алжир (около 2,4 млн км2), за ними следуют Мали, Мавритания, Нигер, Чад, Эфиопия, ЮАР (от 1 млн до 1,Змлнкм2), тогда как многие относящиеся к Африке островные государства (Коморские Острова, Кабо-Верде, Сан-Томе и Принсипи, Маврикий) – всего от 1000 до 4000 км2, а Сейшельские Острова – и того меньше. Таковы же различия между африканскими странами и по численности жителей: от Нигерии со 138 млн до Сан-Томе и Принсипи с 200 тыс. человек. А по географическому положению особую группу образуют 15 стран, не имеющих выхода к морю (табл. 6 в книге I).

Подобная ситуация на политической карте Африки сложилась уже после Второй мировой войны в результате процесса деколонизации. До этого Африку обычно именовали колониальным материком. И действительно, к началу XX в. она была, по выражению И. А. Витвера, буквально разорвана на части. Они входили в состав колониальных империй Великобритании, Франции, Португалии, Италии, Испании, Бельгии. Еще в конце 1940-х гг. к числу хотя бы формально независимых стран можно было отнести только Египет, Эфиопию, Либерию и Южно-Африканский Союз (доминион Великобритании).

В процессе деколонизации Африки различают три последовательных этапа (рис. 142).

На первом этапе, в 1950-е гг., добились независимости более развитые страны Северной Африки – Марокко и Тунис, бывшие до этого французскими владениями, а также итальянская колония Ливия. В результате антифеодальной и антикапиталистической революции от английского контроля окончательно освободился Египет. После этого независимым стал и Судан, формально считавшийся совладением (кондоминиум) Великобритании и Египта. Но деколонизация затронула и Черную Африку, где первыми добились независимости британская колония Золотой Берег, ставшая Ганой,[72] и бывшая французская Гвинея.

Большинство этих стран пришло к независимости относительно мирным путем, без вооруженной борьбы. В условиях, когда Организация Объединенных Наций уже приняла общее решение о деколонизации, страны-метрополии не могли вести себя в Африке по-старому. Но тем не менее они всячески старались хотя бы как-то замедлить этот процесс. В качестве примера можно привести попытку Франции организовать так называемое Французское Сообщество, в которое на правах автономий вошли почти все бывшие колонии, а также подопечные территории (до Первой мировой войны они были колониями Германии, потом стали подмандатными территориями Лиги Наций, а после Второй мировой войны – подопечными территориями ООН). Но это Сообщество оказалось недолговечным.

Вторым этапом стал 1960 год, который в литературе получил название Года Африки. В течение одного только этого года стали независимыми 17 бывших колоний, преимущественно французских. Можно сказать, что с этого времени процесс деколонизации в Африке стал уже необратимым.

На третьем этапе, после 1960 г., этот процесс был фактически завершен. В 1960-е гг. после восьмилетней войны с Францией добился независимости Алжир. Получили ее и почти все британские колонии, последние колонии Бельгии и Испании. В 1970-е гг. главным событием стало крушение колониальной империи Португалии, которое произошло после демократической революции в этой стране в 1974 г. В результате стали независимыми Ангола, Мозамбик, Гвинея-Бисау и острова. Обрели независимость еще некоторые бывшие владения Великобритании и Франции. В 1980-х гг. к этому перечню добавились английская Южная Родезия (Зимбабве), а в 1990-х гг. – Юго-Западная Африка (Намибия) и Эритрея.






Рис. 142. Деколонизация Африки после Второй мировой войны (указаны годы обретения независимости)
В результате на огромном Африканском материке теперь колоний уже нет. А что касается некоторых островов, еще остающихся в колониальной зависимости, то их доля в площади и населении Африки измеряется сотыми долями процента.

Однако все это не означает, что ход деколонизации на третьем этапе был только мирным и обоюдно согласованным. Достаточно сказать, что в Зимбабве национально-освободительная борьба местного населения против расистского режима, установленного здесь белым меньшинством, продолжалась в общей сложности 15 лет. В Намибии, которая после Второй мировой войны была фактически незаконно присоединена к ЮАР, национально-освободительная борьба, в том числе и вооруженная, продолжалась 20 лет и закончилась только в 1990 г. Еще один пример такого рода – Эритрея. Эта бывшая итальянская колония, после войны находившаяся под контролем Великобритании, затем была включена в состав Эфиопии. Народный фронт освобождения Эритреи боролся за ее независимость более 30 лет, и только в 1993 г. она была наконец провозглашена. Правда, спустя пять лет разгорелась еще одна эфиопо-эритрейская война.

В начале XXI в. в Африке остается, пожалуй, только одна страна, политический статус которой до сих пор окончательно не определен. Это Западная Сахара, которая до 1976 г. была владением Испании. После того как Испания вывела оттуда свои войска, территорию Западной Сахары оккупировали претендующие на нее соседние страны: на севере – Марокко, а на юге – Мавритания. В ответ на такие действия Народный фронт за освобождение этой страны провозгласил создание независимой Сахарской Арабской Демократической Республики (САДР), которую признали уже десятки стран мира. Ныне он продолжает вооруженную борьбу с остающимися еще в стране марокканскими войсками. Конфликт вокруг САДР можно рассматривать как один из наиболее ярких примеров территориальных споров, которых так много в Африке.

Вполне закономерно, что в процессе деколонизации очень большие изменения произошли и в государственном строе африканских стран.

По форме правления подавляющее большинство независимых государств Африки (46) относятся к президентским республикам, тогда как парламентских республик на континенте очень мало. Монархий в Африке и раньше было сравнительно немного, но все-таки к ним относились Египет, Ливия, Эфиопия. Теперь же монархий осталось всего три – Марокко на севере Африки, Лесото и Свазиленд – на юге; все они являются королевствами. Но при этом нужно иметь в виду, что и за республиканской формой правления здесь нередко скрываются военные, причем часто сменяющиеся, или даже откровенно диктаторские, авторитарные режимы. В середине 1990-х гг. из 45 стран Тропической Африки такие режимы имели место в 38! Во многом это объясняется внутренними причинами – наследием феодализма и капитализма, крайней экономической отсталостью, низким культурным уровнем населения, трайбализмом. Но наряду с этим важной причиной возникновения авторитарных режимов стало и продолжавшееся многие десятилетия противоборство двух мировых систем. Одна из них стремилась закрепить в молодых освободившихся странах капиталистические порядки и западные ценности, а другая – социалистические. Нельзя забывать о том, что в 1960– 1980-е гг. довольно многие страны континента провозгласили курс на социалистическую ориентацию, отказ от которой произошел только в 1990-х гг.

Примером авторитарного может служить режим Муамара Каддафи в Ливии, хотя эта страна еще в 1977 г. была переименована им в Социалистическую Ливийскую Арабскую Джамахирию (от арабского аль-Джамахирия, т. е. «государство масс»). Другой пример – Заир во время длительного правления (1965–1997) основателя правящей партии маршала Мобуту, в итоге свергнутого со своего поста. Третий пример – Центральноафриканская Республика, которой в 1966–1980 гг. руководил президент Ж. Б. Бокасса, затем провозгласивший себя императором, а страну – Центральноафриканской империей; он также был свергнут. Нередко к числу стран со сменяющими друг друга военными режимами относят также Нигерию, Либерию и некоторые другие государства Африки.

Обратный пример – победы демократического строя – являет собой Южно-Африканская Республика. Сначала эта страна была британским доминионом, в 1961 г. стала республикой и вышла из Содружества, возглавляемого Великобританией. В стране господствовал расистский режим белого меньшинства. Но национально-освободительная борьба, которой руководил Африканский национальный конгресс, привела к победе этой организации на выборах в парламент страны в 1994 г. После этого ЮАР снова вернулась в мировое сообщество, а также в состав Содружества.

По форме административно-территориального устройства подавляющее большинство стран Африки относятся к унитарным государствам. Федеративных государств здесь всего четыре. Это ЮАР, состоящая из девяти провинций, Нигерия, включающая в себя 30 штатов, Коморские Острова, в состав которых входят четыре округа-острова, и ставшая федерацией только в 1994 г. Эфиопия (состоит из девяти штатов).

Однако при этом нужно учитывать, что африканские федерации существенно отличаются, скажем, от европейских. В. А. Колосов выделяет даже особый, нигерийский тип федераций, к которому в Африке относит Нигерию и Эфиопию, называя их молодыми высокоцентрализованными федерациями с неустойчивыми авторитарными режимами. Для них характерно слабое местное самоуправление и вмешательство центра «сверху» во многие дела регионов. Иногда в литературе можно также встретить утверждение, что ЮАР фактически является унитарной республикой с элементами федерализма.

Главной политической организацией Африки, объединяющей все независимые государства континента, была Организация африканского единства (ОАЕ), созданная в 1963 г. с центром в Аддис-Абебе. В 2002 г. она была преобразована в Африканский союз (АС), образцом для которого, можно считать, послужил Евросоюз. В рамках АС уже созданы Ассамблея глав государств и правительств, Комиссия АС, Африканский парламент, намечается создание Суда и введение единой валюты (афро). Цели АС – поддержание мира и ускорение экономического развития.

93. Деление Африки на субрегионы

Как уже было сказано, Африка образует самый большой по территории географический регион планеты. Поэтому вполне естественно стремление подразделить его на отдельные крупные части. В самом генерализованном виде это приводит обычно к выделению Северной и Тропической Африки (или Африки к югу от Сахары). Между этими двумя частями существуют достаточно резкие природные, исторические, этнические, да и социально-экономические различия. Особенно если учесть, что Тропическая Африка представляет собой наиболее отсталый район всего развивающегося мира, в котором и в наши дни доля сельского хозяйства в образовании ВВП превышает долю промышленного производства. Из 47 наименее развитых стран мира 28 находятся в Тропической Африке. Здесь же – наибольшее число стран (15), не имеющих выхода к морю. Своего рода модификацией этого двухчленного деления служит трехчленное подразделение Африки на Северную, Тропическую и Южную, которое, видимо, следует считать более правильным.

Что же касается собственно регионализации, т. е. подразделения Африки на отдельные достаточно крупные субрегионы (макрорегионы), то фактически общепринято ее пятичленное деление – на Северную, Западную, Центральную, Восточную и Южную. При этом каждый из пяти субрегионов обладает специфическими чертами природы, населения и хозяйства.

Северная Африка выходит к Атлантическому океану, Средиземному и Красному морям, и это способствовало ее давним связям с Европой и Передней Азией. Она располагается большей своей частью в субтропических широтах, что определяет специализацию ее сельского хозяйства на производстве хлопка, оливок, цитрусовых, винограда. Промышленность связана как с добычей минерального сырья, так и с его переработкой. Населена Северная Африка преимущественно арабоязычными народами, имеющими богатые традиции в ремесле, орошаемом земледелии, кочевом животноводстве, самобытную культуру. Иногда Северную Африку называют также Магрибом, но это не совсем точно.[73]



Западная Африка охватывает зоны тропических пустынь, саванн, влажных экваториальных лесов, расположенные между пустыней Сахарой и Гвинейским заливом. Это один из самых больших по площади и самый большой по численности жителей субрегион континента, обладающий чрезвычайным разнообразием природных условий; этнический состав его населения также наиболее сложен. В прошлом он был главным районом работорговли. Современное «лицо» субрегиона определяется как сельским хозяйством, которое представлено производством плантационных товарных и потребительских культур, так и довольно развитой промышленностью, прежде всего горнодобывающей.

Центральная Африка, как показывает само ее название, занимает центральную (экваториальную) часть материка. Она расположена в зонах влажных экваториальных лесов и саванн, что во многом предопределило ее хозяйственное развитие. Это один из самых богатых разнообразными минеральными ресурсами районов не только Африки, но и всего мира. В отличие от Западной Африки он имеет однородный этнический состав населения, 9/10 которого составляют родственные друг другу народы банту.

Восточная Африка расположена в зонах субэкваториального и тропического климата. Она имеет выход к Индийскому океану и издавна поддерживала торговые связи с Индией и арабскими странами. Минеральные богатства ее менее значительны, но общее разнообразие природных ресурсов очень велико, что во многом предопределяет и разнообразие типов их хозяйственного использования. Этнический состав населения также весьма мозаичен.

Южная Африка занимает южную часть континента, наиболее удаленную от Европы, Америки и Азии, но зато выходящую к тому важному мировому морскому пути, который огибает южную оконечность Африки. Она расположена в тропических и субтропических широтах Южного полушария и также обладает широким набором природных ресурсов, среди которых особенно выделяются минеральные. Основное «ядро» Южной Африки образует Южно-Африканская Республика – единственная на континенте экономически развитая страна со значительным населением европейского происхождения. Подавляющую же часть населения субрегиона составляют народы банту.



Рис. 143. Субрегионы Африки (по Ю. Д. Дмитревскому)
Примерно такой схемы регионализации придерживалось и придерживается большинство отечественных географов-африканистов: М. С. Розин, М. Б. Горнунг, Ю. Д. Дмитревский, Ю. Г. Липец, А. С. Фетисов и др. Однако в проведении конкретных границ отдельных субрегионов между ними отнюдь нет полного единства.

Исследуя минеральные богатства Африки, М. С. Розин еще в начале 1970-х гг. традиционно рассматривал Северною Африку в составе пяти стран, но в Центральную включал тесно связанную с Заиром в минерально-сырьевом отношении Замбию, а в восточную – Мозамбик. В середине 1970-х гг. в своей монографии об Африке Ю. Д. Дмитревский выделил даже не пять, а шесть макрорегионов, отличающихся значительной внутренней однородностью (рис. 143). Нетрудно заметить, что в качестве шестого макрорегиона им был выделен Восточно-Африканский островной регион. Что же касается макрорегионов на материке, то обращает на себя внимание сильное «урезание» Центрального субрегиона, а также включение Египта в Северо-Восточную и Анголы в Южную Африку. В начале 1980-х гг. М. Б. Горнунг предложил сетку районирования, в которой Судан, Западная Сахара и Мавритания – что может быть оправдано прежде всего с этнографических позиций – были включены в состав Северной Африки, которая, таким образом, была превращена в самый крупный по площади субрегион. Восточная Африка оказалась сильно уменьшенной в размерах, но включала в себя Замбию. В середине 1980-х гг. географы МГУ предложили свой вариант районирования, который отличался от предыдущего такими существенными деталями, как включение не только Замбии, но также Зимбабве и Мозамбика в состав Восточной Африки, а Мавритании – в состав Западной Африки. Отдельные из этих сеток регионализации нашли применение в учебной литературе, в первую очередь – в учебниках для университетов и педвузов, а также в научно-популярных изданиях, например в 20-томной географо-этнографической серии «Страны и народы».





Рис. 144. Субрегионы Африки, выделяемые Экономической комиссией ООН для Африки
Подобные разночтения в регионализации Африки можно считать в какой-то мере закономерными. При этом они объясняются даже не столько различиями в целевых установках отдельных ученых, сколько общей недостаточной разработанностью научных подходов к такой регионализации. Она же вытекает из особенно сложного в Африке сочетания разнообразных природно-ресурсных, исторических, этнических, социально-экономических, геополитических факторов. Нужно учитывать и то, что процесс формирования интегральных экономических районов находится здесь еще в начальной стадии.

Таблица 49

СУБРЕГИОНЫ АФРИКИ



* Включая САДР.

В последнее время отечественные африканисты-географы в своих исследованиях все шире используют ту схему макроэкономического районирования Африки, которая ныне принята ООН, точнее – ее Экономической комиссией для Африки (ЭКА). Эта схема также пятичленная и охватывает те же пять регионов (рис. 144). Для их развития ЭКА создала в Африке пять региональных центров: для Северной Африки в Марокко, для Западной Африки в Нигере, для Центральной Африки в Камеруне, для Восточной Африки в Замбии и Руанде. Как видно из рисунка 144, принятое ООН распределение стран между пятью субрегионами довольно существенно отличается от тех схем, о которых говорилось выше. Именно на основе макрорайонирования ЭКА составлена таблица 49.

94. Африка – континент конфликтов

В последние десятилетия за Африкой прочно утвердилась репутация самого конфликтоопасного региона нашей планеты. Поэтому ее все чаще стали именовать континентом конфликтов, или, более образно, кипящим континентом. Действительно, за полвека, прошедших со времени начала крушения колониальной системы, в Африке произошло 186 государственных переворотов, 26 крупномасштабных войн и несчетное количество разного рода конфликтов меньшего масштаба. В этих войнах и конфликтах погибло не менее 7 млн человек, а общий материальный ущерб от них составил 250 млрд долл. На протяжении многих лет и даже десятилетий болевыми точками на континенте оставались Ангола, Сомали, Судан, Заир (ныне Демократическая Республика Конго), Руанда, Бурунди, Либерия, Нигерия, Эфиопия, Мозамбик, Западная Сахара, Уганда, Чад, Мавритания, некоторые другие страны. При этом, по мнению Генерального секретаря ООН Кофи Анана, Африка представляет собой единственный район мира, где число конфликтов год от года не только не уменьшается, но даже возрастает.

Возникновение такой конфликтоопасной ситуации в Африке объясняют целым комплексом причин этнического, конфессионального, политического и геополитического, социально-экономического характера. При этом иногда эти причины подразделяют на внешние и внутренние (межгосударственные и внутригосударственные), хотя четкую грань между ними провести, наверное, не так просто.

Все же представляется, что в основе большинства конфликтов лежат причины этнического характера. Это объясняется тем, что этнический состав населения Африки отличается большой сложностью. Этнографы выделяют на этом континенте 300–500 народов (этносов). По состоянию на вторую половину 1980-х гг. численность 11 из них превышает 10 млн человек, а 111 – 1 млн человек (более 4/5 всего населения), но остальная часть представлена преимущественно мелкими этническими образованиями. Как правило, крупные многомиллионные народы уже сложились в нации, а некоторые малочисленные еще сохраняют архаичные формы социальных отношений.

Большое влияние на историю формирования этнического состава населения Африки оказали массовые миграционные движения (в первую очередь переселение арабов в Северную Африку в VII–XI вв.). То же можно сказать о древних и средневековых государствах Африки – таких, как Гана, Мали, Бенин, Сонгай, Конго, Мономотапа, Имерина и другие, в которых происходила уже консолидация родственных племен в народности. Однако этот естественный процесс был нарушен сначала работорговлей, которая привела к обезлюдению огромных территорий, а затем колониальным разделом Африки, приведшим к тому, что несовпадение политических и этнических границ стало скорее правилом, чем исключением. При этом племенная раздробленность, этнические и религиозные противоречия нередко искусственно разжигались и поддерживались.

После завоевания африканскими странами политической независимости в их этнокультурном развитии наступил новый этап. Заметно активизировались процессы этнического объединения – ассимиляция, консолидация, межэтническая интеграция, происходит сближение не только родственных народов, но и народов, разных по языку, культуре и уровню социально-экономического развития. Несмотря на сохраняющуюся во многих странах крайнюю этническую пестроту, африканцы все чаще называют себя не по той или иной этнической общности, а по названию своего государства – нигерийцами, конголезцами, гвинейцами, ганцами, малийцами, камерунцами и т. п. Сильное воздействие на процессы этнического объединения оказывает урбанизация, поскольку именно городская среда открывает наибольший простор для межэтнических связей.

Наряду с этим продолжаются и процессы этнического разделения, племенного сепаратизма. Особенно осложняет межэтнические отношения в Африке доставшееся ей в наследство от прошлого несоответствие политических и этнических границ, в результате которого многие крупные этносы оказались раздробленными на мелкие части. В. А. Колосов в своей книге о политической географии приводит данные о том, что ныне разного рода территориальные споры в Африке касаются примерно 20 % всей территории континента. К тому же 40 % всей протяженности государственных границ здесь вообще не демаркированы; 44 % их проведены по параллелям и меридианам, 30 % – по дугообразным и кривым линиям и только 26 % – по естественным рубежам, отчасти совпадающим с этническими. В какой-то мере к наследию колониализма можно отнести и то, что до сих пор в 17 странах Африки официальным языком считается французский, в 11 – английский, а еще во многих странах они сочетаются с местными языками.

В результате этнический фактор в Африке сильно влияет на всю ее политическую и общественную жизнь, находит широкое отражение в клановой системе и в столь характерном для Черной Африки явлении, как трайбализм (от англ. tribe – племя). Так называют межплеменные противоречия и вражду, истоки которых восходят к эпохе родоплеменных отношений. Затем трайбализм получил развитие в эпоху превращения Африки в колониальный материк. И ныне в условиях этнического калейдоскопа и постоянной межэтнической борьбы за власть он сохраняет свое отрицательное воздействие на общественные процессы, способствуя консервации национально-племенной обособленности.

Немалое значение имеют и причины религиозного характера. Ведь в Африке две мировые религии – ислам (2/5 всех верующих) и христианство (1/5) – во многих районах причудливо переплетаются с разнообразными местными религиями. Все это, в особенности с учетом усилившегося в последнее время в мире исламского фундаментализма и экстремизма, еще более обостряет возникающие конфликты, превращая некоторые из них в этноконфессиональные.

Наконец, нельзя не учитывать и того, что эти конфликты происходят на фоне крайней социально-экономической отсталости большинства стран Тропической Африки, преобладания в них бедного и беднейшего населения, дефицита финансовых и материальных ресурсов, огромного внешнего долга. Все это также обостряет межэтнические конфликты и борьбу за власть. Хотя ныне в основе большинства конфликтов лежат внутренние факторы, нужно помнить и о том, что еще в сравнительно недавний период с ними сочетался фактор противоборства двух мировых систем.

Отрицательные последствия такой взрывоопасной конфликтной ситуации тоже довольно многообразны. Она увеличивает политическую нестабильность во многих африканских странах, провоцирует частые военные мятежи и государственные перевороты, усиливает сепаратистские настроения. Одним из совершенно конкретных проявлений такой повышенной конфликтности можно считать возрастание численности беженцев и перемещенных лиц. В середине 1990-х гг. в Африке насчитывалось 7 млн беженцев и 20 млн перемещенных лиц, а по другим данным, даже больше.

Перейдем теперь непосредственно к географии конфликтов в Африке.



Достарыңызбен бөлісу:
1   ...   21   22   23   24   25   26   27   28   ...   43


©kzref.org 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет