Владимир Павлович Максаковский



жүктеу 10.16 Mb.
бет26/43
Дата26.08.2018
өлшемі10.16 Mb.
түріКнига
1   ...   22   23   24   25   26   27   28   29   ...   43

В Северной Африке в целом их значительно меньше, поскольку она отличается гораздо большим этническим единством. Народы этой части континента говорят на арабском языке, который уже послужил основой для консолидации таких крупных наций, как египтяне, тунисцы, алжирцы, марокканцы, ливийцы. То же относится и к религиозному составу населения Северной Африки, где фактически единственной религией был и остается ислам. Но, несмотря на это, конфликтные ситуации имеют место и здесь.

В качестве главного очага продолжительных вооруженных конфликтов можно привести С у д а н, где существуют два конфликтных района, возникших преимущественно на этноконфессиональной основе. Первый из них – Южный Судан, где освободительная армия местного негроидного населения уже давно ведет борьбу за независимость с националистически настроенными арабскими исламскими фундаменталистами, находящимися у власти в этой стране. Второй конфликтный район возник в 2003 г. в районе Дарфур на западе страны. Этот район населяют различные народности, но в принципе их можно объединить в две группы – чернокожих африканцев-земледельцев и арабских племен, занимающихся скотоводством. Эти две группы уже давно ведут между собой борьбу за земельные и водные ресурсы, к которым недавно добавилась борьба за доходы от открытых здесь больших запасов нефти. Центральное правительство в Хартуме, опираясь на вооруженные арабские отряды в Дарфуре, начало проводить этнические чистки, приведшие к немалым людским потерям и заставившие более 1 млн местных жителей искать убежища в соседнем Чаде. Все это привело к серьезному гуманитарному кризису. Несмотря на вмешательство Совета Безопасности ООН, Евросоюза, Африканского союза, конфликт в Дарфуре пока не преодолен. В качестве примера внутриполитических конфликтов можно привести террористическую деятельность исламских экстремистов в Алжире и Египте против светских форм государственности. А примером острого внешнеполитического конфликта может служить ситуация вокруг Сахарской Арабской Демократической Республики, о которой уже говорилось.

Но все же эпицентр конфликтных ситуаций находится в Черной Африке, т. е. Африке, расположенной к югу от Сахары.

Начнем с Западной Африки – субрегиона, который не только включает в себя наибольшее число независимых государств, но и отличается самой большой этнической пестротой. Здесь живут преимущественно народы нигеро-кордофанской семьи, в том числе такие крупные, как йоруба, фульбе, моси, ашанти, волоф, бам-бара, малинке. Но при разделе Западной Африки европейскими колонизаторами фактически все они оказались разделенными между отдельными владениями Франции и Великобритании. После крушения колониальной системы эти границы были унаследованы освободившимися странами.

Например, народ фульбе, некогда широко расселившийся в Тропической Африке, ныне оказался расчлененным между примерно 16 странами. В XIX в. территория его обитания оказалась расчлененной между французскими колониями Мавританией, Сенегалом, Гвинеей, Нигером, Суданом (ныне Мали), Верхней Вольтой (ныне Буркина-Фасо), Дагомеей (ныне Бенин), Камеруном, а также Нигерией и некоторыми другими английскими колониями. Этническая территория народа малинке была разделена между бывшими французскими колониями Сенегалом, Суданом, Гвинеей, Берегом Слоновой Кости (ныне Кот-д'Ивуар) и английской колонией Гамбия. В результате и возникла та удивительная этническая чересполосица, которая и в наши дни отличает всю эту часть Тропической Африки. Здесь нет ни одного однородного в этническом отношении государства, все они – полиэтнические (рис. 145).

В годы независимого развития вооруженные конфликты происходили и происходят во многих странах Западной Африки – в Нигерии, Сенегале, Либерии, Сьерра-Леоне и др. Так, в Нигерии в конце 1960-х гг. происходила междоусобная война, которая велась федеральными войсками против сепаратистов, провозгласивших в восточной части страны свое «государство Биафра»; она унесла более 1 млн человеческих жизней. В этой стране, где около 40 млн человек исповедуют христианство и примерно 45 млн – ислам, постоянно происходят столкновения на религиозной почве. В Либерии гражданская война на межплеменной основе продолжалась с 1989 до 1996 г., вызвав исход в соседние страны почти полмиллиона беженцев.

Ареной многих конфликтов в последние десятилетия была и остается Восточная Африка, где проживают народы афразийской, нигеро-кордофанской и нило-сахарской языковых семей, исповедующие ислам, христианство и местные религии.

Здесь главными очагами продолжительных военных конфликтов давно уже стали страны Африканского Рога – Эфиопия, Эритрея и Сомали. Бывшая итальянская, а затем английская Эритрея в 1952–1991 гг. входила в состав Эфиопии, но в результате длительной войны с ней в 2003 г. добилась независимости. Но пограничные споры между двумя странами до сих пор не решены. Да и в самой Эфиопии в 80-х гг. шла гражданская война. Что же касается Сомали, то эта страна уже не раз – под лозунгом создания Великого Сомали – вела вооруженную борьбу с соседними государствами, в первую очередь с Эфиопией, из-за области Огаден, а также предъявляла территориальные претензии к Джибути и Кении. Однако в 1990-х гг. произошел фактический распад самого Сомали с выделением двух самопровозглашенных государств – Сомалиленд и Пунтленд. Несмотря на наличие президента и временного правительства в Могадишо, централизованная власть в стране фактически отсутствует и теперь. Отсутствуют и единая армия, единая валюта. Реальная власть находится в руках самопровозглашенных государств и полевых командиров.

А в середине 1990-х гг. весь мир был потрясен самым кровопролитным столкновением на этнической почве, которое имело место в небольшом, но густонаселенном (более 9 млн жителей) государстве Руанда в районе Великих озер. То, что произошло в этой стране, в литературе нередко сравнивают с геноцидом армян в Турции в 1915 г., с действиями фашистской Германии во многих оккупированных ею странах или «красных кхмеров» Пол Пота в Камбодже. Этот геноцид начался на фоне продолжавшейся уже четвертый год гражданской войны между народами тутси и хуту, когда тутси, которые составляют только 15 % населения страны, устроили кровавую «этническую чистку», истребив за два месяца полмиллиона хуту.

Бывшая бельгийская колония Руанда в 1962 г. получила независимость. Однако это не привело к примирению двух населявших ее и постоянно враждовавших этнических групп – земледельцев хуту и скотоводов тутси, в разное время расселившихся в здешней саванне. Тутси пришли сюда позднее хуту, но именно они заняли господствующее положение в феодальном руандийском государстве XVI–XIX вв. Это положение им удалось сохранить и в колониальный период. Первые кровавые столкновения между тутси и хуту в независимой Руанде произошли еще в 1963–1965 гг. Но особенно трагические события на межэтнической почве имели здесь место в 1994 г.

К этому перечню можно добавить конфликтные ситуации, которые время от времени возникают в Кении, на Коморских Островах, в других странах. Некоторые из них вызвали массовый исход беженцев. Только из Руанды бежали более 2 млн человек, а в результате едва ли не крупнейшие в мире лагеря беженцев возникли на северо-западе Танзании. Примерно 400 тыс. человек покинули Бурунди, а еще раньше свыше 1,5 млн мигрировали из охваченного гражданской войной Мозамбика.



Рис. 145. Этническая чересполосица в Западной Африке

Центральная Африка в этническом отношении относительно однородна. Это область распространения народов банту, относящихся к нигеро-кордофанской семье и говорящих на родственных языках. Однородна она и в конфессиональном отношении: здесь обычно местные религии сочетаются с исламом и гораздо реже (Габон) – с христианством. Тем не менее и в этом субрегионе на протяжении последних десятилетий неоднократно вспыхивали вооруженные конфликты, которые в первую очередь отражали борьбу за власть между партиями, группировками или кланами, однако большей частью имели и определенную этноконфессиональную основу. Наиболее яркие примеры такого рода – Ангола и ДР Конго, где вооруженная борьба между военно-политическими группировками МПЛА и УНИТА продолжилась с 1960 по 1992 г.

Тяжелые испытания выпали и на долю соседней Д е м о к р а т и ч е с к о й Республики Конго. В бывшем Бельгийском Конго, которое после достижения независимости в Год Африки стало независимым государством Заир, вскоре же началось сепаратистское движение в самой богатой полезными ископаемыми провинции Катанга, и это привело к гражданской войне и вводу в страну войск ООН. С середины 1960-х гг. в Заире установился авторитарный, диктаторский режим президента Мобуту. Но во второй половине 1990-х гг. его политика разжигания этнических конфликтов у границ своей страны привела к вооруженному восстанию племен тутси, населяющих восточную часть Заира. Это восстание, переросшее в гражданскую войну, в конечном счете привело к свержению режима президента Мобуту в 1997 г. и образованию Демократической Республики Конго (ДРК), президентом которой стал вождь национального движения Лоран Кабила.

Однако уже вскоре началась вторая конголезская война, которая длилась с 1992 по 2002 г. Истоки ее восходят к геноциду в Руанде в 1994 г., когда огромное количество беженцев тутси оказалось на территории Заира. Они активно участвовали в гражданской войне на стороне Л. Кабилы, но затем, отвечая на изменение политики президента, выступили против него. Всего во второй конголезской войне приняли участие 20 вооруженных групп – как местных, так и представлявших 8 других государств (на стороне Кабилы выступили Ангола, Зимбабве, Намибия, Судан и Чад, против – Руанда, Бурунда и Уганда). В 2001 г. Лоран Кабила был убит, и новым президентом стал его сын Жозеф. В этой войне, главным образом от эпидемий и голода, погибло 4 млн человек. С 1999 г. на территории ДРК находится контингент «голубых касок» ООН. Но полное урегулирование еще далеко не достигнуто.

А в Южной Африке на протяжении многих десятилетий главным очагом постоянных кровопролитных расово-этнических конфликтов была Ю А Р, где белым меньшинством (18 % всего населения) осуществлялась государственная политика апартеида, что на языке африкаанс означает «обособление», «раздельное проживание». Парламент ЮАР принял законы «О властях банту» (1951), «О развитии самоуправления банту» (1959), «О хоумлендах» (1971) и др., в соответствии с которыми в стране были созданы бантустаны, или хоумленды («национальные отечества»). Некоторые из них были объявлены полностью независимыми, другие находились на разных стадиях самоуправления. Но фактически это были псевдогосударственные образования, хотя и имевшие каждое свой гимн и флаг, но лишенные возможности решать внешнеполитические, финансовые и другие вопросы.

Всего к началу 1990-х гг. бантустанов в ЮАР было десять. Они занимали 14 % территории страны, причем, как правило, самые засушливые и неплодородные земли, к тому же расчлененные на отдельные более мелкие участки; раньше здесь находились негритянские резервации. Население бантустанов юридически составляло 15 млн человек, но фактически в них жили только 7–8 млн, а остальные работали в «белой» части страны, обитая там в специальных гетто. Тем не менее все черные африканцы ЮАР, независимо от реального места жительства, были приписаны к одному из бантустанов, каждый из которых был объявлен «национальным отечеством» той или иной народности.

Но в конце 1980-х– начале 1990-х гг. режим апартеида в ЮАР был сначала смягчен, а затем фактически ликвидирован. После 342 лет монополии белого населения в мае 1994 г. состоялись первые в истории страны свободные выборы с участием черных жителей. Победу на них одержало черное большинство, а новым президентом ЮАР стал лидер старейшей освободительной организации Африканский национальный конгресс (АНК) Нельсон Мандела. Одновременно произошла полная смена и других государственных структур – парламента, правительства. Временная конституция страны, принятая в июле 1994 г., ликвидировала бантустаны. Однако межэтнические отношения в ЮАР продолжают оставаться сложными. Тем более что к противоречиям между белым и «цветным» населением добавились острые противоречия между различными националистическими группировками самих африканцев. Например, полной автономии требует провинция Квазулу – Наталь, где по-прежнему периодически происходят столкновения между народами зулу и коса.

В Африке есть молодые независимые государства, которым удалось избежать острых межэтнических конфликтов. В качестве примеров такого рода обычно приводят Гвинею, Нигер, Танзанию. Что же касается наиболее радикального пути решения этой сложной проблемы, то не раз уже выдвигалось предложение перекроить доставшуюся в наследство от колониальной эпохи политическую карту Африки, создав на континенте, по возможности, одноэтнические (однонациональные) государства. Но практически это совершенно невозможно. Этнографы подсчитали, что в таком случае общее число государств на континенте должно было бы возрасти до 200–300! Поэтому еще в 1964 г. на I сессии глав государств и правительств Организации африканского единства было заявлено, что все государства – члены ОАЕ – обязуются уважать границы, существовавшие при достижении ими национальной независимости, поскольку соблюдение этого принципа является непреложным условием мира на континенте. Этого же принципа придерживается АС.

95. Хозяйственная освоенность территории Африки

Среди всех крупных географических регионов мира именно Африка выделяется сильным преобладанием традиционных видов природопользования. Наибольшее воздействие на общую хозяйственную освоенность ее территории, как и прежде, оказывает сельское хозяйство, которое отличается значительным разнообразием. Ученые выделяют в Африке по крайней мере три системы сельского хозяйства: 1) экстенсивно-скотоводческую; 2) земледельческую, основанную на естественном плодородии почвы (с подразделением ее на подсечно-огневое, залежное и беззалежное земледелие); 3) земледельческую, основанную на искусственном поддержании плодородия почвы (плантационное земледелие и скотоводческо-земледельческое хозяйство).

По данным ФАО, на рубеже XX и XXI вв. в Африке обрабатывается 200 млн га земель (32 % территории, пригодной для распашки), а 900 млн га используются в качестве постоянных пастбищ. Но при этом в большинстве субрегионов континента доля обрабатываемых земель в структуре земельного фонда «не дотягивает» до среднемирового показателя (11 %). В Северной и Центральной Африке она составляет всего 4–5 %, в Южной – около 6, в Восточной – 8,5 и только в Западной – 11 %. А доля пастбищ в структуре земельного фонда большинства субрегионов, напротив, превышает среднемировой уровень, причем в Южной и Восточной Африке она достигает 40–50 %.

Однако в последние десятилетия наряду с сельским хозяйством все большее воздействие на хозяйственное освоение континента стали оказывать развитие промышленности, особенно горнодобывающей, и «городской взрыв».

В результате совокупного влияния этих факторов (да еще на фоне крайней экономической отсталости большинства стран Тропической Африки) экономико-экологическая ситуация на континенте заметно ухудшилась.

В наибольшей мере ухудшение проявилось в деградации земель. В конце 1990-х гг. доля земель, деградировавших вследствие антропогенного вмешательства, составила уже 17 % от всей территории Африки. Среди видов такой деградации первое место принадлежит водной и ветровой эрозии, хотя и химическая деградация тоже начинает сказываться. Из факторов деградации особо выделяется опустынивание, которое, по данным ФАО, затронуло уже 46 % территории континента, за ним следуют обезлесение, нерациональное земледелие, сверхэксплуатация земель. Что же касается степени такой деградации, то немногим более 1/3 ее относят к легкой, около 2/5 – к умеренной и еще 1/5 – к высокой и очень высокой.

На общую экономико-экологическую обстановку в Африке влияют и наблюдающиеся в последнее время климатические изменения. Хроническим явлением здесь стали засухи, которые захватывают уже не только традиционно аридные районы, но и несколько лучше увлажненные территории. Одной из причин этого явления было сведение лесов, общая площадь которых в 1990–2000 гг. уменьшилась более чем на 50 млн га. По среднегодовым темпам сведения лесов (0,7 %) Африка вышла на первое место в мире.

С позиций географии еще больший интерес представляет знакомство с зональной хозяйственной освоенностью территории Африки. Этот аспект наиболее детально изучили географы-африканисты Института географии РАН. Одним из результатов этой работы стала карта состояния природной среды Африки (рис. 146).

Рисунок 146 показывает, что в субтропической зоне Северной Африки природная среда вследствие давнего сельскохозяйственного освоения подверглась сильным изменениям. Большинство лесов здесь уже сведено, а заменили их сельскохозяйственные угодья или кустарниковые заросли. В отдельных местах очаги сильного изменения природной среды связаны с промышленно-городскими агломерациями.

В обширной зоне тропических пустынь и полупустынь природная среда либо не изменена, либо изменена пока слабо. Но на этом фоне выделяются отдельные места с очень сильно и сильно измененной средой. В большинстве своем они совпадают с крупными нефтяными и газовыми промыслами в пределах Сахары, а также с полосой орошаемого земледелия в долине Нила.



Рис. 146. Состояние природной среды Африки
В зоне саванн и редколесий природная среда оказалась измененной сильно и очень сильно. Прежде всего это относится к той ее части, которая протягивается вдоль южного края Сахары (Сахель). Здесь на качестве природной среды особенно сильно сказывается перевыпас скота. Но немалое отрицательное воздействие оказывает и традиционная подсечно-огневая система земледелия.

Подсечно-огневое земледелие – один из самых экстенсивных видов сельского хозяйства. При нем после вырубки или пожога участка саванны его обычно используют для посева один—три года подряд, а затем на несколько лет, а иногда даже на 20–30 лет забрасывают, чтобы почва могла восстановить свое плодородие. Обработка участка ведется вручную, а возделывают на нем чаще всего просяные культуры.

В зоне тропических и экваториальных лесов сельское хозяйство значительно более разнообразно. Здесь возделывают зерновые культуры (кукурузу, просо, сорго), клубнеплоды (ямс, маниок, батат), занимаются разведением крупного и мелкого рогатого скота. Поэтому в некоторых районах этой зоны природная среда изменена сильно, а в местах сосредоточения плантаций тропических культур – даже очень сильно. Надо учитывать и то, что в этой зоне часть жителей также занимается подсечно-огневым земледелием, и то, что тропические леса подвергаются все более интенсивной вырубке, превращающей их в редколесья.

Судя по рисунку 146, зона сухих лесов, редколесий и саванн в Центральной и Восточной Африке пока испытала относительно умеренные изменения природной среды. Но и здесь выделяются отдельные районы, где она подверглась более сильным изменениям. В основном они совпадают с районами развития горнодобывающей промышленности в ДР Конго, Замбии, Ботсване.

Пустыни Юго-Западной Африки по характеру изменения природной среды напоминают Сахару, а субтропики Южной Африки – полосу вдоль побережья Средиземного моря в Магрибе. В субтропиках главное воздействие на природную среду оказывают плантационное сельское хозяйство, промышленность и крупные города.

В итоге изучения состояния природной среды в Африке ученые-географы пришли к выводу, что «слабозаселенная и сельскохозяйственная» Африка фактически оказывается весьма обжитым континентом, а ее природные ландшафты даже в слабозаселенных районах подверглись активному преобразованию и уже трудновосстановимы.[74] В этом свете особенно важно упомянуть о том, что в последнее время страны Африки, расположенные к югу от Сахары, разработали программу охраны земельных ресурсов. Начато также осуществление ряда планов по борьбе с опустыниванием.

96. Демографический взрыв в Африке и его последствия

На протяжении всей истории человеческой цивилизации в Африке господствовал так называемый традиционный тип воспроизводства населения, отличавшийся высокими уровнями рождаемости и смертности и, соответственно, низким показателем естественного прироста. Демографы считают, что на рубеже нашей эры в Африке проживало 16–17 млн (по другим данным, 30–40 млн), а в 1600 г. – 55 млн человек. За следующие 300 лет (1600–1900) население континента возросло до 110 млн человек, или в два раза, что означало самый медленный прирост среди всех крупных регионов мира. В результате доля Африки в мировом населении заметно уменьшилась. Такой замедленный тип роста объяснялся прежде всего работорговлей, потери от которой исчислялись десятками миллионов человек, тяжелым принудительным трудом на плантациях европейских колоний, голодом и болезнями. Только в первой половине XX в. население Африки стало расти быстрее, и к 1950 г. достигло 220 млн человек.

Но настоящая демографическая революция произошла в Африке уже во второй половине XX в. В 1960 г. ее население составило 275 млн, в 1970 г. – 356 млн, в 1980 г. – 475 млн, в 1990 г. – 648 млн, в 2000 г. – 784 млн, а в 2007 г. – 965 млн человек. Это значит, что в 1950–2007 гг. оно увеличилось почти в 4,4 раза! Подобных показателей роста не знает ни один другой регион мира. И не случайно, что доля Африки в мировом населении быстро возрастает. В 2007 г. она составила уже 14,6 %, что превышает совокупную долю зарубежной Европы и СНГ или Северной и Латинской Америки. И хотя во второй половине 1990-х гг. демографический взрыв в Африке уже явно прошел свои пиковые показатели, среднегодовой темп прироста населения (2,1 %) здесь еще почти в два раза превышал мировой уровень.

Такая демографическая обстановка в Африке объясняется тем, что ее население продолжает находиться во второй фазе демографического перехода, для которой характерно сохранение высокой и очень высокой рождаемости при довольно резком снижении смертности. Отсюда по-прежнему высокие темпы естественного прироста, обеспечивающие не просто расширенное воспроизводство, а очень быстрое увеличение численности населения. К середине 2000 г. Африка пришла со следующей «формулой» воспроизводства населения: 36 % -15 % = 21 %. Далее рассмотрим каждую из ее составляющих.



Коэффициент рождаемости в Африке в 1985–1990 гг. составлял почти 45 %, в 1990–1995 гг. – 42 %, в 1995–2000 гг. – 40 %, а в 2000–2005 гг. – 36 %. Он превышает среднемировой показатель последнего пятилетия (20b) в 1,5 раза. В Тропической Африке находится большинство стран мира с коэффициентом рождаемости, который зачастую приближается к физиологическому максимуму. В качестве примера можно привести страны, в которых в 2005 г. рождаемость достигала 50 % или даже превышала этот уровень: Нигер, Эритрея, ДР Конго, Либерия. Но и в большинстве остальных стран она находилась в пределах от 40 до 50 %.

Соответственно и уровень фертильности женщин в Африке остается самым высоким в мире: среднее число детей, рождаемых одной женщиной, там по-прежнему составляет 4,8, а в Уганде, Мали, Нигере, Чаде, ДР Конго, Бурунди, Сомали достигает шести-семи и более.

Высокий уровень рождаемости в странах Африки обусловлен целым рядом факторов. Среди них следует назвать вековые традиции ранних браков и многодетности, связанные прежде всего с крайней социально-экономической отсталостью. Стремление родителей иметь как можно больше детей было вполне естественной реакцией на очень высокую детскую смертность и одновременно средством обеспечения собственного патриархального хозяйства большим количеством рабочих рук. Сильно сказывались и религиозные воззрения, довольно широкое распространение полигамных браков (многоженства). Надо принимать во внимание также общее повышение уровня здравоохранения, достигнутое в последние десятилетия и включающее в себя охрану здоровья матери и ребенка и уменьшение женского бесплодия – одного из последствий многих заболеваний.

Показатели коэффициента смертности во второй половине XX в., напротив, уменьшились очень существенно. В среднем для Африки в 2005 г. этот коэффициент составлял 15 %, в том числе в Северной – 7, а в Тропической 14–19 %. Хотя коэффициент смертности еще заметно превосходит среднемировой показатель (9 %), именно его снижение – при сохранении высокой рождаемости – послужило, можно сказать, главным «детонатором» демографического взрыва на континенте.

В результате даже при сохранении довольно высоких показателей смертности Африка отличается рекордными для всего мира показателями естественного прироста населения: в среднем он составляет 21 % (или 21 человек на 1000 жителей), что соответствует среднегодовому приросту на 2,1 %. Если дифференцировать этот показатель по субрегионам, то окажется, что в Северной Африке он равен 1,6 %, в Западной – 2,4, в Восточной – 2,5, в Центральной – 2,2 и в Южной Африке – 0,3 %.

Основой для продолжения этого анализа на уровне отдельных стран может послужить рисунок 147. При его рассмотрении нетрудно заметить, что ныне в Африке уже более половины стран имеют среднегодовой темп прироста населения от 1 до 2 %. Но в 13 странах он все еще составляет 2–3 %, а в 12 странах– 3–4 %. Больше всего таких стран в Западной, но они есть также в Восточной и Центральной Африке. Кроме того, за последнее время в Африке появились страны, в которых происходит не рост, а убыль населения. Это объясняется эпидемией СПИДа.

Объясняется такая дифференциация главным образом различиями в общем уровне социально-экономического развития, включая уровень образования, здравоохранения и другие составляющие комплексного понятия о качестве населения. Что же касается



Достарыңызбен бөлісу:
1   ...   22   23   24   25   26   27   28   29   ...   43


©kzref.org 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет