Владимир Павлович Максаковский



жүктеу 10.16 Mb.
бет3/43
Дата26.08.2018
өлшемі10.16 Mb.
түріКнига
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   43
Рис. 11. Расселение народов Боснии и Герцеговины

Ареной еще более непримиримого военно-политического и этнорелигиозного противостояния стала бывшая союзная республика СФРЮ Босния и Герцеговина, которая отличалась самым многонациональным составом населения, что на протяжении многих веков служило первопричиной разного рода этнических конфликтов. Согласно переписи 1991 г., сербы составляли 31 % ее жителей, мусульмане – 44, хорваты – 17 %, а остальное приходилось на другие этнические группы. После провозглашения независимости Боснии и Герцеговины оказалось, что сербы составляют большинство в ее северных и восточных районах, мусульмане – в центральных, а хорваты– в западных (рис. 11).

Нежелание сербов и хорватов оказаться в мусульманском государстве, а мусульман – в христианском с самого начала независимого существования Боснии и Герцеговины привело к конфронтации между ними, которая весной 1992 г. переросла в гражданскую войну. На первом ее этапе победу одержали боснийские сербы, которые, опираясь на дислоцированные в республике силы югославской армии, захватили почти 3/4 всей ее территории, начав «этнические чистки» в мусульманских районах и фактически превратив мусульманские города в анклавы, со всех сторон окруженные сербскими войсками. Наиболее яркий пример такого рода – столица Боснии и Герцеговины Сараево, осада которой сербами длилась более трех лет и стоила жизни десяткам тысяч ее жителей. В результате национально-религиозного размежевания на территории с преобладанием сербского населения была провозглашена Боснийская Республика Сербская. Хорваты и мусульмане сначала также образовали свои республики, но в 1994 г. на основе антисербского союза создали единую Боснийскую мусульмано-хорватскую федерацию.

В это же время в ходе войны наступил перелом не в пользу сербов, который объясняется несколькими причинами. Во-первых, против правительства СРЮ, обвиненного во вмешательстве в дела соседнего государства и вооруженной поддержке борьбы боснийских сербов, Совет Безопасности ООН ввел строгие международные санкции. Во-вторых, лидер непризнанной Боснийской Республики Сербской Радован Караджич был обвинен в организации «этнических чисток» и объявлен военным преступником. В-третьих, западные союзники и многие мусульманские государства начали вооружать армию боснийских мусульман, боеспособность которой благодаря этому заметно возросла. Наконец, в-четвертых, американские, британские и французские самолеты начали наносить бомбовые удары по позициям боснийских сербов.

Боснийская война завершилась поздней осенью 1995 г. По мирному соглашению Босния и Герцеговина формально сохранила статус независимого государства с единым президентом, парламентом, центральным правительством и другими органами власти. Но фактически она была разделена на две части. Одну из них образовала мусульмано-хорватская федерация с территорией 26 тыс. км2, населением 2,3 млн человек и столицей в г. Сараево, которая имеет своего президента, парламент и правительство. На другой части образовалась Республика Сербская с территорией 25 тыс. км2, населением более 1 млн человек и столицей в г. Баня-Лука. Конфигурация территории Республики Сербской очень причудлива: следуя расселению боснийских сербов, она как бы окаймляет с северной и восточной сторон более компактную территорию мусульмано-хорватской федерации. Республика Сербская также имеет своего президента, свои парламент и правительство.

И мусульмано-хорватская федерация, и Республика Сербская относятся к числу самопровозглашенных государств, поскольку ни та, ни другая не признаны ООН. Между ними сохраняются и многие прежние противоречия, в особенности с учетом недостаточно четко определенной пограничной линии. Так что новых вооруженных конфликтов здесь удается избежать в основном благодаря тому, что еще в конце 1995 г. в Боснию и Герцеговину под флагом миротворчества были введены войска НАТО, а затем и миротворческий контингент ООН; его мандат уже неоднократно продлевался. В состав международных миротворческих сил входят и российские войска.

Однако все это – только видимая стабилизация обстановки, которая не решила главных спорных вопросов. Например, миротворческие силы не смогли обеспечить возвращение беженцев к местам их прежнего проживания. А ведь это едва ли не главная задача демократизации жизни в Боснии и Герцеговине. По данным ООН, численность беженцев на территории всей бывшей СФРЮ составила 2,3 млн человек, причем подавляющее большинство из них приходится как раз на Боснию и Герцеговину (рис. 12). А вернулось из них всего около 400 тыс., в том числе в Боснию и Герцеговину немногим более 200 тыс. Можно добавить, что массовый исход сербов из Сараево привел к тому, что этот некогда многонациональный город фактически превратился в моноэтнический, где доля сербов сократилась до нескольких процентов.



Рис. 12. Потоки беженцев на территории бывшей СФРЮ

Следующий акт югославской драмы разыгрался уже в конце 1990-х гг. и был связан с проблемами исторической области Косово и Метохия, расположенной в южной части Сербии. Эта область занимает 11 тыс. км2, а население ее, 9/10 которого составляют албанцы-мусульмане, составляет 1,9 млн человек.

Историческая область Косово и Метохия (Косово занимает ее восточную равнинную, а Метохия – западную гористую часть) сыграла огромную роль в становлении сербской государственности. Об этом свидетельствуют и многочисленные историко-архитектурные памятники, дошедшие до наших дней. Однако в XIV в. ранний расцвет Косово был прерван нашествием турок-османов. Именно здесь, на знаменитом с тех пор Косовом Поле, произошло решающее сражение между войском турецкого султана Мурада I и сербским ополчением, которое было разбито турками. С этого времени земли Косово и Метохии стали приходить в запустение и одновременно заселяться албанцами, принявшими мусульманскую веру. Постепенно албанцев здесь становилось все больше, и после того как Турция лишилась своих владений в Европе и в 1912 г. была образована независимая Албания, косовские албанцы стали предпринимать попытки воссоединить свои земли с нею. В какой-то мере они реализовались только в 1941 г., когда фашистская Германия, оккупировав Югославию, создала «Великую Албанию» в составе Албании, большей части Косово и Метохии и части македонских и черногорских земель с албанским населением.

После Второй мировой войны историческая область Косово и Метохия в составе сначала народной, а затем социалистической федеративной Югославии с самого начала получила довольно широкую автономию, а по конституции 1974 г. этот автономный край фактически стал самостоятельным субъектом федерации с очень широкими правами (за исключением права выйти из состава Сербии). Однако в начале 1980-х гг., после смерти руководителя страны маршала Тито, албанские национализм и сепаратизм снова усилились, в Косово начались антисербские выступления. В ответ на это в 1989 г. сербские центральные власти фактически упразднили автономию Косово и Метохии. Однако эта акция еще более обострила обстановку в крае, а она усугублялась и тем, что по всем основным экономическим показателям Косово занимало в стране последнее место: его доля в национальном доходе и промышленном производстве составляла всего 2 %. Зато по количеству безработных и доле неграмотных Косово занимало первое место.

Когда начался распад СФРЮ, косовские албанцы также провозгласили независимость и создали Республику Косово. Поскольку власти Сербии эту республику, естественно, не признали, в крае фактически возникло двоевластие. Готовясь к войне, косовские албанцы создали свою военную организацию – Освободительную армию Косово (ОАК). Начались нелегальные поставки в Косово оружия из Албании, оттуда же прибывали боевики.

Обстановка особенно обострилась в 1998 г., когда югославские власти попытались ликвидировать базы ОАК. Западные страны фактически поддержали албанских сепаратистов, открыто заявлявших о своем намерении выйти из состава СРЮ. Начались переговоры с участием разного рода посредников, которые, однако, ни к чему не привели. В результате сербы оказались перед выбором: либо отдать Косово, либо вступить в неравную борьбу с НАТО. Они предпочли второй путь, и тогда без санкции Совета Безопасности ООН страны НАТО начали массированные бомбардировки Югославии, а военные контингенты этого блока фактически оккупировали Косово, разделив территорию края на сферы ответственности. Так Косово фактически превратилось в протекторат западных стран, находящийся под управлением миссии ООН (УНМИК) и контролем НАТО. Но албанские националисты продолжали настаивать на полной независимости края, несмотря на резолюцию Совета Безопасности ООН о сохранении территориальной целостности Сербии. При этом они опирались на поддержку США и стран Евросоюза, вмешавшихся в этот, по существу, внутрисербский конфликт, доказывая, что Косово представляет собой уникальный случай и не приведет к цепной реакции в других самопровозглашенных государствах. Сербия, Россия и многие другие страны выступали против такой политики, нарушающей принцип территориальной целостности государств. Длительные переговоры не дали результатов, и в феврале 2008 г. парламент Косово в одностороннем порядке принял декларацию о суверенитете. Но ее не приняли Сербия, не желающая терять 15 % своей территории, Россия, Китай и десятки других стран мира. Из-за позиции постоянных членов СБ России и Китая у Косово нет шансов на вступление в ООН.

В 2000–2002 гг. на территории бывшей СФРЮ произошло новое обострение внутри– и внешнеполитической обстановки. На этот раз оно было связано с Македонией и Черногорией.

Обострение обстановки в Македонии также напрямую связано с Косово.

Примерно треть населения Македонии составляют албанцы-мусульмане, компактно проживающие в районах, примыкающих к территориям Албании и Косово. При этом численность и доля албанцев в населении этой страны постепенно возрастают благодаря более высоким темпам естественного прироста, характерным для этой этнической общности, и возросшему в последнее время миграционному притоку. События, происшедшие здесь весной 2001 г., когда большие группы албанских боевиков вторглись из Косово в пределы Македонии и стали обстреливать ее населенные пункты, по существу, представляли собой еще одну попытку осуществить старую идею создания «Великой Албании». Эти действия внесли разлад во взаимоотношения македонских албанцев и этнических македонцев, которые раньше всегда сосуществовали относительно мирно. Не только этническое, но и экономическое размежевание между ними усилилось. Местные албанцы также стали требовать самоопределения. Перемирия между албанцами и македонцами заключались и нарушались много раз. В результате НАТО ввела в Македонию свой миротворческий контингент.

Обострение отношений между двумя составными частями Союзной Республики Югославии – Сербией и Черногорией – назревало уже давно. Руководство Черногории стало настаивать даже не на преобразовании федерации в конфедерацию, а на выходе из состава СРЮ и получении полной независимости. Готовился референдум по этому вопросу. Только благодаря усилиям западной дипломатии в начале 2002 г. удалось добиться более или менее компромиссного решения – о преобразовании СРЮ в новое государство под названием Сербия и Черногория. Окончательное оформление конфедерации Сербии и Черногории произошло в конце 2002 г., а в начале 2003 г. она стала 45-м членом Совета Европы. Однако новое государство просуществовало только до мая 2008 г., новое правительство Черногории провело референдум о полном суверенитете, за который проголосовало 55 % всех жителей. Так на карте Европы появилось новое государство, а распад Югославии полностью завершился.

Одну из своих работ, посвященных проблемам бывшей СФРЮ, профессор МГУ Э. Б. Валев – крупнейший специалист по географии Балканских стран – назвал «Югославский клубок». Действительно, такое словосочетание, пожалуй, более всего подходит для характеристики геополитической и национально-религиозной обстановки, сложившейся в последнее десятилетие в этой части Европы.

9. Зарубежная Европа как регион трудовых миграций населения

Зарубежная Европа со времен Великих географических открытий была главным в мире регионом оттока населения в заокеанские страны. Только за столетие с 1815 по 1914 г. «чистая» эмиграция из нее составила 35–40 млн человек. При этом в первой половине XIX в. среди эмигрантов преобладали жители Великобритании, Ирландии, Франции, Германии, Италии, Скандинавских и Пиренейских стран, а во второй его половине центр тяжести процесса сместился к востоку. Это была так называемая новая эмиграция – из Австро-Венгрии, Балканских стран, России. Она продолжалась и в межвоенный период.

Вторая мировая война и связанные с нею изменения в политическом строе многих государств и в их границах привели прежде всего к массовым перемещениям населения между самими европейскими странами. В первую очередь это коснулось Восточной Европы (рис. 13). Как нетрудно заметить, наиболее многолюдные внешние миграции в субрегионе были связаны с массовым вселением немцев в Германию из других стран. Из них на территории Западной Германии осело 7,4 млн, Восточной – 4,3 млн человек. Для Западной Европы в первый послевоенный период наиболее характерной была массовая репатриация людей из бывших колоний Великобритании, Франции, Нидерландов, Бельгии. Например, из Алжира во Францию возвратилось не менее 1 млн французов, из Индонезии в Нидерланды -300 тыс. голландцев. Однако до середины 1950-х гг. Западная Европа имела еще отрицательное сальдо миграций, т. е. эмиграция превосходила иммиграцию.

В дальнейшем, однако, положение стало быстро изменяться, и зарубежная Европа превратилась в крупнейший в мире рынок притяжения рабочей силы. Так, в 1950 г. число иностранцев в Западной Европе[10] составляло 5,1 млн человек (1,3 % от всего населения), к 1970 г. оно увеличилось до 10,2 млн (2,2 %), к 1980 г. – до 15 млн (3,1 %), а к 1990 г. – до 16,6 млн (4 %). В конце 1990-х гг. численность иностранцев только в странах ЕС, по некоторым данным, достигла 20 млн человек, а доля Европы в общем объеме мировых международных миграций увеличилась до 20 %. Разумеется, в это число входят и мигранты по политическим и иным причинам, но основную массу пришлых людей составляли и составляют именно трудовые мигранты.



Рис. 13. Перемещения населения в Восточной Европе после Второй мировой войны (по Д. Эньеди)

Причины превращения Западной Европы в крупный район притяжения мигрантов детально изучали многие зарубежные и отечественные географы. Главной причиной такого притяжения служит стремление к более высокому заработку и к более комфортным условиям труда и жизни, которое «гости-рабочие» («гастарбайтеры») из более отсталых стран рассчитывают удовлетворить в самых высокоразвитых странах Западной Европы. Именно они и составляют большинство всех иммигрантов, причем их доля в экономически активном населении, как правило, заметно больше доли иммигрантов во всем населении принимающих стран. Что же касается самих принимающих стран, то их заинтересованность в трудовой иммиграции объясняется в первую очередь той демографической обстановкой (депопуляция, увеличение доли пенсионеров и уменьшение доли трудоспособных), о которой уже говорилось выше.

В географической литературе можно встретить попытки и более детального анализа этого миграционного процесса с выделением отдельных его этапов. Так, в 50—60-х гг. XX в., когда экономика Западной Европы развивалась преимущественно по экстенсивному пути, иностранную рабочую силу стали широко использовать преимущественно в самых низкооплачиваемых и малопрестижных сферах деятельности. Первой на такой путь встала Швейцария, а затем ее примеру последовали и другие страны. Во второй половине 70-х гг. XX в., после энергетического кризиса, который фактически перерос в экономический, начался некоторый отток иностранных рабочих. Позднее, когда в Западной Европе более четко обозначился переход к постиндустриальной стадии развития и резко повысились требования к качеству трудовых ресурсов, малоквалифицированные в основной массе трудовые мигранты перестали удовлетворять новым требованиям, и многие страны стали регулировать и ограничивать их приток. Тем более это относилось к нелегальным иммигрантам, общая численность которых в регионе, по некоторым данным, достигает 3 млн человек.

Таблица 8

ГЛАВНЫЕ СТРАНЫ ИММИГРАЦИИ В ЗАПАДНОЙ ЕВРОПЕ В 2005 г.



Показатели иммиграции, относящиеся к отдельным странам Западной Европы, приведены в таблице 8.

Кроме того, от 100 тыс. до 500 тыс. иностранцев живут в Австрии, Дании, Норвегии, Испании, Люксембурге. Доля их в составе трудовых ресурсов особенно велика в Люксембурге (33 %), Швейцарии, Нидерландах и Бельгии (18–20 %), Германии и Австрии (около 10 %).

Главные миграционные потоки в пределах Западной Европы показаны на рисунке 14. На его основе государства региона можно подразделить на две большие группы: 1) страны преимущественной эмиграции и 2) страны преимущественной иммиграции.

К странам эмиграции долгое время относились государства Южной Европы– Италия, Испания, Португалия, страны на территории бывшей СФРЮ, Албания, Греция, которые на первом из упомянутых выше этапов давали основную часть трудовых мигрантов, но в 1990-х гг. эта их функция фактически сошла на нет. Из стран Северной Европы в данную группу входят Ирландия и Финляндия. Потоки трудовых мигрантов в Западную Европу направлялись также из Северной Африки и практически из всех субрегионов Азии. А по общей численности таких мигрантов впереди оказывались Турция, страны на территории бывшей СФРЮ, Италия, Испания, Португалия, Алжир. Некоторые из них, например страны на территории бывшей СФРЮ, отличались особенно сильной диверсификацией (раздроблением) эмиграционных потоков (рис. 15). И это не говоря уже о том, что в 1990-х гг., после вооруженных конфликтов в Хорватии, Боснии и Герцеговине, а затем и в Сербии с бывшей СФРЮ связаны, пожалуй, крупнейшие передвижения мигрантов в Европе за весь период после окончания Второй мировой войны.



Рис. 14. Основные потоки внешних миграций в Западной Европе после Второй мировой войны (по Ю. Н. Матвееву)



Рис. 15. Потоки мигрантов из стран, расположенных на территории бывшей СФРЮ

К странам иммиграции, как это вытекает из анализа рисунка 14 и из таблицы 8, в первую очередь относятся государства, расположенные в западной и северной частях Европы. Каждое из них имеет как бы свою «сферу притяжения» мигрантов. Так, среди трудовых мигрантов в Германии больше всего выходцев из Турции и стран, расположенных на территории бывшей СФРЮ. Весьма крупные диаспоры образуют также выходцы из других стран Европейского союза – Италии, Греции, Испании, Португалии, Австрии, Нидерландов. Во Франции количественно преобладают выходцы из Португалии, Испании и Италии, а также из Алжира, Марокко и Туниса. В Великобритании преобладают мигранты из Ирландии и заокеанских англоязычных стран, в Нидерландах – на первом этапе из Суринама и Индонезии, а затем из стран Средиземноморья.

В географическом плане большой интерес представляет и вопрос о том, как распределяются иностранные рабочие в пределах отдельных принимающих стран. Анализ показывает, что в большинстве своем они селятся в главных промышленных районах и крупных городах.

Например, во Франции 37 % иммигрантов концентрируются в Большом Париже, в Бельгии 24 % – в Брюсселе. В ФРГ основная часть мигрантов сосредоточена в четырех наиболее развитых в промышленном отношении землях: Северный Рейн – Вестфалия, Баден-Вюртем-берг, Бавария и Гессен; в крупных городах доля иностранных рабочих в общей численности занятых составляет 20–25 %. Это объясняется тем, что «пришлые» рабочие, имеющие в большинстве низкую квалификацию, устремляются прежде всего в такие отрасли, как строительство, добывающая и металлургическая промышленность, на предприятия с однообразным конвейерным производством, а также подвизаются в качестве уборщиков улиц, помещений, продавцов газет, мойщиков автомашин и т. д. Например, во Франции «гастарбайтеры» составляют 45 % всех занятых в строительной промышленности, около 40 % занятых на дорожных работах, 25 % – в автомобилестроении, в Бельгии – половину горняков, в Швейцарии – 40 % строительных рабочих. В Люксембурге «гастарбайтеры» трудятся в основном на металлургических заводах концерна АРБЕД.

Интересно, что в Великобритании вопрос о национальной принадлежности впервые был включен в перепись 1991 г. При этом оказалось, что 76,8 % (5,3 млн человек) населения Большого Лондона составили «белые», 5 % (347 тыс.) – индийцы, 4,32 % (300 тыс.) – негры и мулаты, выходцы из Карибского региона, 3,69 % (256 тыс.) – ирландцы, 2,36 % (164 тыс.) – негры, выходцы из стран Африки, 1,26 % (88 тыс.) – пакистанцы, 1,23 % (86 тыс.) – бангладешцы, 0,81 % (57 тыс.) – китайцы. Большинство негров, пакистанцев, бангладешцев и индийцев относятся к категории неквалифицированной и полуквалифицированной рабочей силы. При этом в пределах Большого Лондона возникли своего рода «этнические острова»: индийцев – в Бренте и Энфилде, выходцев из Карибского региона – в Ламбете, из стран Африки – в Сауттурке, китайцев – в Вестминстере.

Безусловно, что приток миллионов дополнительных тружеников в самые передовые страны Западной Европы способствовал ускорению процесса их реиндустриализации, переходу к постиндустриальной стадии развития. Но одновременно он привел и к обострению многих социальных противоречий – как на рынке рабочей силы, так и в общедемографическом плане, что связано с гораздо более высоким естественным приростом в семьях мигрантов и увеличением их доли в общем населении. Такие обострения особенно характерны для периодов экономических кризисов и спадов производства, сопровождающихся падением уровня жизни, ростом безработицы, инфляции и другими социальными потрясениями. Именно поэтому в 1980-х гг. большинство принимающих стран ввело меры по ограничению или даже прекращению вербовки рабочей силы за рубежом. Иммиграция продолжается почти исключительно с целью воссоединения семей, что не влечет за собой роста занятости на производстве. Большинство западноевропейских стран приняло государственные программы стимулирования репатриации официально зарегистрированных иностранцев. И тем не менее в некоторых странах – в Великобритании, во Франции и в ФРГ наличие большого числа иммигрантов иногда вызывает массовые акции протеста, доходящие порой до вооруженных столкновений и погромов. При объяснении их причин нужно принимать во внимание и то, что во второй половине 1990-х гг. около 20 млн трудоспособных европейцев не имели работы, а уровень длительной безработицы в Европейском союзе был значительно более высоким, чем в США или Японии.

В последнее время правящие круги и общественность Западной Европы все более тревожит угроза исламизации. Община выходцев из исламского мира быстро разрастается за счет притока новых мигрантов и высокого уровня деторождения (он в 3 раза выше, чем в европейских семьях). Статистика не дает точных сведений о количестве мусульман в Западной Европе. Обычно считается, что их 15–20 млн, и в том числе во Франции – 6, в Германии – 3,2, в Великобритании – 1,5 млн, в Нидерландах – 900 тыс., в Испании – 500, в Бельгии – 400, в Австрии, Дании и Греции от 160 до 180 тыс. Западноевропейские государства взяли курс на изоляцию мусульманской общины от своих коренных (титульных) наций. Протесты мусульман против такой политики уже не раз принимали форму массовых столкновений с полицией. (Достаточно вспомнить молодежные бунты в пригороде Парижа и других французских городов в 2005–2006 гг.) С другой стороны, нельзя отрицать и того, что многие мусульманские анклавы стали очагами теневой экономики, преступности, криминализации. Здесь действуют многочисленные территористические группировки, в том числе и связанные с «Аль-Каи-дой» громкие теракты в Великобритании, Испании, других странах – дело их рук.

В 1990-е гг. формирование единого европейского не только политического, но и социального пространства также затронуло и права иммигрантов, как бы размежевав их по двум большим группам. В первую из них входят иммигранты, являющиеся коренными жителями стран ЕС, по той или иной причине поменявшие место своего жительства. Они наделены широкими политическими и социальными правами, включая участие в выборах Европарламента и свободное передвижение по территории стран Союза. Вторую группу образуют иммигранты из стран, не входящих в Европейский союз, в первую очередь из внеевропейских развивающихся стран. Их права сильно ограничены. При ЕС создан специальный орган – Форум мигрантов, представляющий более ста различных эмигрантских организаций.

Для стран Центрально-Восточной Европы внешние миграции в течение всего послевоенного периода (за исключением массовых миграционных перетоков, показанных на рис. 13) были малохарактерны. Некоторое исключение являла собой эмиграция из ГДР в ФРГ, составлявшая в 1950–1961 гг. (до постройки Берлинской стены) более 3,8 млн человек и в 1961–1988 гг. свыше 550 тыс. человек. Не очень характерны были для этого субрегиона и трудовые миграции, хотя в той же ГДР, например, использовалась рабочая сила из Польши, Вьетнама, Мозамбика. Однако в 1990-х гг. международные миграции в направлении Восток – Запад намного возросли. С одной стороны, это объясняется возвращением этнических немцев из стран, расположенных на территории бывшего СССР, и некоторых других на историческую родину – в ФРГ, а с другой стороны, общим оттоком мигрантов из постсоциалистических стран в Западную Европу. В последнее время некоторые наиболее развитые страны Западной Европы принимают меры для дополнительного привлечения высококвалифицированных специалистов. Например, Германия в 2000 г. официально заявила о намерении пригласить на работу 20 тыс. иностранных специалистов в области компьютерных технологий.

Особый вопрос – о «нашествии» в Западную Европу иммигрантов из тех стран Центрально-Восточной Европы, которые в 2004 г. были приняты в состав ЕС. Поскольку оплата труда в странах ЕС намного выше, чем в даже относительно благополучных Чехии, Венгрии или Словении, массовый наплыв мигрантов из этих стран вполне вероятен. В особенности такая ситуация беспокоит соседние с ними Германию и Австрию.

Имеющиеся прогнозы говорят о том, что в перспективе приток мигрантов в Европу будет возрастать. Это объясняется как общим уменьшением численности европейцев, так и изменением пропорции между работниками в возрасте от 15 до 64 лет и иждивенцами – детьми и пенсионерами. Избавиться от угрозы демографического кризиса можно двумя путями: либо пересмотреть систему социального обеспечения, включая пенсионное, либо еще шире открыть границы для мигрантов. Специалисты полагают, что предпочтение будет отдано второму варианту. Но в этом случае, согласно уже произведенным расчетам, в ближайшие четверть века Европейский союз должен будет принять около 160 млн иммигрантов! Наиболее угрожающим здесь снова является исламский фактор. По некоторым расчетам, в 2050 г. мусульмане будут составлять едва ли не половину населения зарубежной Европы.

10. Крупнейшие городские агломерации и мегалополисы зарубежной Европы

Из истории известно, что первые города в Европе появились еще в эпоху античности. Затем их число значительно увеличилось в период средних веков. Да и в новое, и в новейшее время их количество продолжало, хотя и гораздо медленнее, возрастать. Соответственно росло и число больших городов: уже к началу XX в. зарубежная Европа концентрировала 1/3 всех больших городов мира.

Не приходится удивляться тому, что именно этот регион стал родиной



Достарыңызбен бөлісу:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   43


©kzref.org 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет