Владимир Павлович Максаковский



жүктеу 10.16 Mb.
бет30/43
Дата26.08.2018
өлшемі10.16 Mb.
түріКнига
1   ...   26   27   28   29   30   31   32   33   ...   43

Начальный этап иммиграции охватывает период от появления первых переселенческих колоний до образования США в 1786 г. и далее до 1820 г. На этом этапе основную массу иммигрантов составляли выходцы с Британских островов – англичане, шотландцы и ирландцы. И. А. Витвер, подробно анализируя этот процесс, выделяет в нем две различные социальные струи: северную, в которой преобладали крестьяне, ремесленники и другие демократические элементы, и южную, основу которой составляли богатые землевладельцы, являвшиеся по своим политическим воззрениям роялистами – сторонниками короля. Колонисты-южане привозили с собой и так называемых сервентов – бедняков, которые были обязаны отработать на своих хозяев определенный срок в качестве возмещения расходов на переезд и бытовое обустройство. А когда этой рабочей силы стало не хватать, начался завоз на плантации негров-рабов.

Первую партию черных невольников голландцы доставили в Джеймстаун еще в 1619 г. Затем постепенно сложился также охарактеризованный И. А. Витвером «треугольник» английской работорговли с вершинами в Ливерпуле, на Гвинейском берегу Африки и в Вест-Индии (Ямайка). «Подобными же операциями, – пишет И. А. Витвер, – как мы знаем, занимались и купцы Новой Англии. Из Бостона они направлялись к Гвинейскому берегу, оттуда в Вест-Индию или в североамериканские рабовладельческие колонии».[82] Уже в начале XVIII в. на юге было более 10 тыс. негров; в середине этого же века – более 100 тыс., в 1790 г. – 600 тыс., в 1810 г. – 1 млн, в 1830 г. – 2,2 млн, в 1860 г. – 4,5 млн (соответственно от 15 до 25 % всего населения страны). Так в населении США возник совершенно новый этнический элемент.

Ко второму этапу иммиграции можно отнести всю остальную часть XIX в. и начало XX в. На протяжении большей части XIX в. ее количественные показатели держались на уровне 1–3 млн человек в год, но на рубеже XIX и XX вв. они резко возросли: только в 1900–1914 гг. в США прибыли 13,4 млн человек. В результате дело доходило до того, что в отдельные периоды времени на долю иммигрантов приходилось от 20 до 40 % общего прироста населения.

Географическая структура иммиграции на этом этапе была довольно стабильной: 80–85 % всех мигрантов прибывали в США из Европы. Однако участие в этом процессе ее отдельных субрегионов постепенно менялось. Еще В. И. Ленин выделил в нем периоды «старой» и «новой иммиграции».

Период «старой иммиграции» охватывал всю первую половину XIX в. и начало его второй половины – примерно до 80-х гг. Сначала для него было характерно преобладание английской и шотландской иммиграции, но с 40-х гг. резко возросла иммиграция из Германии и Ирландии. В Ирландии она была вызвана в первую очередь «картофельным голодом», а в Германии была связана с экономическим положением тогда еще чрезвычайно политически раздробленной страны; основной поток немецких эмигрантов шел через порты Бремена и Гамбурга. Увеличились и потоки мигрантов из Скандинавских стран, особенно из Швеции.

Период «новой иммиграции» отличался тем, что теперь на первое место среди стран – поставщиков мигрантов в США вышли страны Восточной и Южной Европы: Италия, Австро-Венгрия, Россия. В 1891–1920 гг. из них выехало в США в три раза больше людей, чем из стран – источников «старой иммиграции». Особенно велика была иммиграция из Италии. Иммиграция из России также приобрела массовый характер, достигнув пика в 1900–1910 гг. Можно заметить, что основная часть российских иммигрантов в США приходилась на поляков, евреев, литовцев, тогда как собственно русская иммиграция была не столь велика.

Кроме Европы, на втором этапе иммигранты в США прибывали также из других стран Америки, в основном из соседних Канады и Мексики. Что же касается притока мигрантов из стран Азии, то он был сравнительно невелик.

Третий этап иммиграции можно назвать межвоенным. В период между Первой и Второй мировыми войнами иммиграция в США резко сократилась, что объясняется как состоянием мировой экономики и экономики самих США, так и введением в этой стране в 1924 г. иммиграционных квот, ограничивавших приток иммигрантов, в первую очередь из более бедных стран Восточной и Южной Европы.

В этот период, наряду с трудовой иммиграцией, большое значение приобрела и политическая. Одним из ярких ее примеров может служить так называемая первая волна российской иммиграции, состоявшая из тех, кто вынужден был покинуть Россию после 1917 г. В составе этой волны оказались представители не только царской фамилии, высшего дворянства, генералитета и офицерства царской армии, Временного правительства и некоторых политических партий, но и научно-технической мысли (И. И. Сикорский, П. А. Сорокин), в особенности люди творческих профессий (С. В. Рахманинов, М. А. Чехов, И. Ф. Стравинский, В.А.Горовиц).

По-видимому, к третьему этапу, хотя и с некоторой степенью условности, можно отнести и 1940-е гг., вобравшие в себя период Второй мировой войны и послевоенного восстановления. В это десятилетие, наряду с традиционной трудовой иммиграцией, немалый размах в США снова приобрела и иммиграция по политическим причинам. К ней можно отнести так называемых перемещенных лиц – людей, которые были вывезены немецкими фашистами из оккупированных стран, а также часть военнопленных, не пожелавших вернуться на родину. Значительную часть среди перемещенных лиц составили выходцы из СССР. Это были не только прямые или косвенные фашистские пособники, но и люди, «унесенные ветром» Второй мировой войны за пределы страны и не пожелавшие вернуться обратно из-за опасения сталинских репрессий. Именно они сформировали вторую волну российской иммиграции в США. Прежде всего политическими мотивами объясняется и довольно значительная иммиграция в эту страну из Восточной Европы, Кубы, Вьетнама.

Четвертый этап иммиграции охватывает вторую половину XX в. Главные его особенности можно охарактеризовать следующим образом.

Во-первых, несмотря на введение в середине 1960-х гг. антииммиграционного законодательства, абсолютное количество иммигрантов все время продолжало возрастать. Так, на протяжении 1970-х гг. иммиграция в США составляла 350–400 тыс. человек в год, достигнув за десятилетие 4,5 млн человек.

В 1980-х гг. в страну прибыли уже 6 млн легальных мигрантов, а в одном 1990 г. иммиграция выросла до 700 тыс. человек. Всего же с начала 1970-х гг. до 1990 г. США приняли 12–13 млн легальных мигрантов. Соответственно увеличивалась и их доля в общем приросте населения: в 1960-х гг. она составляла 11 %, в 1970-х – 33, а в 1980-х гг. – 39 %.

Во-вторых, все время увеличивалась и численность, и доля нелегальных иммигрантов. В 1960—1980-х гг. в страну ежегодно прибывали от 200 тыс. до 500 тыс. «нелегалов», главным образом из Мексики.

В 1986 г. конгресс США принял специальный закон о контроле за нелегальной иммиграцией, который предусматривал гражданские и уголовные меры наказания работодателей, нанимающих нелегальных мигрантов, – от крупных денежных штрафов до тюремного заключения. Была также усилена пограничная охрана. Однако приток «нелегалов» после этого сократился не столь уж значительно. В первую очередь это относится к сезонным сельскохозяйственным рабочим и домашней прислуге.

В-третьих, очень большие изменения произошли в географии миграционных потоков. Еще в 1950-х гг. 70 % иммигрантов прибывали в США из Европы и Канады, но уже в 1980-х гг. доля этих регионов уменьшилась до 13 %. А доминировать среди иммигрантов стали выходцы из Латинской Америки (почти 50 %) и из Азиатско-Тихоокеанского региона (35 %). Во многом это связано с тем, что в 1965 г. был принят иммиграционный закон, снявший ограничительные квоты на въезд иммигрантов из стран развивающегося мира.

В-четвертых, значительно изменилась и социально-культурная структура иммиграции. Как и прежде, подавляющее большинство иммигрантов составляли люди низкой и средней квалификации и соответствующего образования. Доля инженеров и ученых к началу 1990-х гг. составляла всего 2,5 %. Однако и такие масштабы «утечки умов» оказали весьма существенное положительное влияние на экономику страны. Особенно показательны в этом отношении 1980-е гг., когда в США въехало 1,5 млн человек с высшим образованием. Из пришедших тогда на рынок труда докторов наук в области инженерных и компьютерных дисциплин 40 % были иммигрантами, среди преподавателей технических дисциплин в вузах иммигранты составляли 25 %. Высококвалифицированные специалисты-иммигранты внесли большой вклад в развитие американской науки, медицины, литературы и искусства.

Таблица 53

ИММИГРАЦИЯ В США В 1820–1990 гг.



В отношении литературы и искусства ярким примером может служить иммиграция из бывшего СССР, обычно именуемая третьей волной российской иммиграции. Она началась еще в 1970-е гг. и была связана с массовым выездом в США сначала советских евреев, затем немцев, армян, греков, а также русских, украинцев, лиц других национальностей. В США оказались писатели и поэты А. Солженицын, И. Бродский, В. Аксенов, Н. Коржавин, С. Довлатов, скульптор Э. Неизвестный, художник М. Шемякин, танцор, хореограф М. Барышников и многие другие. Некоторые из них подверглись фактически принудительной эмиграции (высылке) из СССР.

В качестве своего рода итогового материала по перечисленным этапам иммиграции можно использовать данные, приведенные в таблице 53.

В рамках четвертого этапа развития иммиграции целесообразно особо выделить 1990-е гг. В начале этого десятилетия федеральными властями были установлены более жесткие квоты приема иммигрантов – примерно на уровне 700 тыс. человек в год. Но с учетом нелегальной иммиграции, а также кампании «воссоединения семей» в отдельные годы это число возрастало до 1 млн человек. В иммиграционном притоке в США в 1990-е гг. продолжали преобладать выходцы из Латинской Америки (Мексики, стран Центральной Америки и Карибского бассейна, а также Южной Америки) и из Азии (Филиппин, Вьетнама, Китая, Индии). Европа же как источник иммигрантов занимала третье место. В 1999 г. европейцы составили лишь 16 % всей иммиграции, тогда как выходцы из Латинской Америки – 51, Азии – 27 %. А численность нелегальных иммигрантов, по неофициальным данным, превышала 3 млн человек. Всего же рабочие-иностранцы составляли около 8 % рабочей силы в США.

112. Особенности американской нации

Известно, что понятие «нация» подразумевает историческую общность людей, складывающуюся в процессе формирования общности их территории, экономических связей, литературного языка, а также характера и этнических особенностей культуры. Все это относится и к американской нации, однако с некоторыми оговорками, которые объясняются особыми чертами ее формирования в условиях постоянного иммиграционного притока. Вот почему на вопрос «Что значит быть американцем?» односложно ответить вряд ли удастся.

Для «отцов-основателей» США и создателей конституции страны это понятие определялось прежде всего принадлежностью к «англосаксонской расе». Именно в национальном единообразии они видели залог единства страны, ее государственно-территориальной целостности. Еще первый президент США Джордж Вашингтон писал об «истинно американском характере» как неотъемлемой черте нации.

Подобный взгляд на проблему господствовал в течение всего XIX в., когда под американским народом подразумевали «белых» американцев – выходцев с Британских островов и из некоторых других районов Европы. При этом предполагалось, что европейские иммигранты неанглосаксонского происхождения, прибывающие в США, должны отказаться от родного языка, обычаев и традиций и перенять систему ценностей англосаксонского большинства. Такой подход стали именовать концепцией «плавильного тигля» (или «плавильного котла»). Он вполне соответствовал национальному девизу страны «Единство в многообразии». В США происходили сложные этнические процессы консолидации, ассимиляции и межэтнической интеграции.

Однако по мере увеличения притока неанглосаксонских, а затем и вовсе «небелых» иммигрантов положение стало изменяться. Характерно, что во время переписи 1990 г. на вопрос «Каково ваше этническое происхождение?» только 5 % опрошенных ответили, что они просто «американцы». Остальные же отнесли себя к разным этническим группам, общее число которых при этой переписи достигло 215! Следовательно, современные Соединенные Штаты, несмотря на их определенное национальное единство, правомерно отнести к числу наиболее этнически дифференцированных стран мира.

При характеристике состава современной американской нации в ней принято выделять три основных компонента: 1) американцев США; 2) аборигенные группы; 3) иммиграционные и переходные группы.



Американцы США составляют подавляющее большинство всех жителей страны. Однако эта группа внутренне отнюдь не однородна и включает в себя по крайней мере четыре подгруппы.

Главную из них образуют «белые» американцы европейско-канадского происхождения. Впервые вопрос об этническом происхождении жителей США был включен в программу переписи 1980 г., и тогда на эту группу пришлось 83 % всех граждан страны. При переписи 1990 г. ее доля уменьшилась до примерно 76,5 %, а распределение «белых» американцев по отдельным этническим группам оказалось следующим (табл. 54). По переписи 2000 г., доля этой группы составила 75,1 %.



Таблица 54

«БЕЛОЕ» НАСЕЛЕНИЕ США ПО ГРУППАМ ЭТНИЧЕСКОГО ПРОИСХОЖДЕНИЯ (1990 г.)



Анализируя размещение отдельных этнических групп по территории США, С. И. Брук отмечает, что граждан немецкого происхождения больше всего в штатах Северо-Западного Центра – Миннесоте, Айове, Южной Дакоте, Небраске, а также в Нью-Джерси. Основная часть итальянцев сосредоточена в Среднеатлантических штатах – Нью-Йорке, Нью-Джерси, Пенсильвании, а также в Род-Айленде и Коннектикуте. Французы компактными группами живут в Луизиане и Техасе, шведы – в Иллинойсе, Миннесоте, Огайо, Висконсине, голландцы – в Мичигане, поляки – в Иллинойсе, Висконсине, Мичигане.

К этому можно добавить, что в размещении дореволюционной, послереволюционной и послевоенной иммиграции из России и СССР русскоязычная диаспора оказалась наиболее широко представленной в Среднеатлантических, Южноатлантических, Тихоокеанских штатах и на Среднем Западе. Для примера можно назвать штаты Нью-Йорк, Нью-Джерси, Флорида, Техас, Калифорния, Иллинойс. Важно отметить и то, что эта иммиграция имеет четко выраженную крупногородскую направленность. Большинство русскоязычных иммигрантов традиционно оседало в Нью-Йорке, Бостоне, Филадельфии, Чикаго, Детройте, Сент-Луисе, Лос-Анджелесе, Сан-Франциско, Сиэтле.



Рис. 174. Размещение испаноязычного населения США (1980-е гг.)

Вторую подгруппу американцев США образуют афроамериканцы; в результате смешанных браков большинство из них представлено мулатами. Благодаря более высоким показателям рождаемости и естественного прироста среди афроамериканцев их доля в населении США все время возрастает. По переписи 1990 г., их численность достигла 23,8 млн человек, что соответствовало 9,6 % всего населения. В 2000 г. афроамериканцев насчитывалось уже 33,6 млн (12,2 % населения США), а в 2005 г. – 36,4 млн (12,3 %).

До отмены рабства большинство негров жило в «черном поясе» Юга. Затем многие из них переселились в города Севера, а позднее и Запада. В 1990 г. на Юге жило 53 % негров, на Среднем Западе – 19, на Северо-Востоке – 19 и на Западе – 9 %. В 16 штатах численность негров превышала 1 млн. Это прежде всего Миссисипи, Алабама, Джорджия, Техас на Юге, Иллинойс на Среднем Западе, Нью-Йорк на Северо-Востоке и Калифорния на Западе. Характерно, что 84 % негров теперь живет в городах. К числу таких «афроамериканских» городов относят Вашингтон, Детройт, Балтимор, Филадельфию, да и Нью-Йорк.

Третью подгруппу образуют американцы латиноамериканского (испаноязычного) происхождения, доля которых в населении США растет особенно быстро. В 1980 г. лиц латиноамериканского происхождения насчитывалось 14,6 млн (6,4 %), в 1990 г. – 22,4 млн (9 %), в 1996 г. – 28,4 млн (10,8 %) и в 2000 г. 32,8 млн (11,9 %). К началу 2003 г. выходцев из Латинской Америки стало уже 37 млн (13 %), и по численности они опередили афроамериканцев. Почти 2/3 из них составляют мексиканцы, доля которых особенно велика в населении штатов Техас (28 %), Калифорния (31 %), Аризона, Нью-Мексико, Колорадо, Иллинойс. Пуэрториканцев больше всего в штате Нью-Йорк, а кубинцев – во Флориде. Общее представление о расселении испаноязычного населения в США дает рисунок 174.

Четвертая подгруппа – это американцы азиатско-тихоокеанского происхождения. Их численность увеличилась с 3,5 млн человек (1,5 % населения США) в 1980 г. до 7 млн (2,8 %) в 1990 г. и 11,6 млн (3,8 %) в 2000 г. Такой рост объясняется в первую очередь текущей иммиграцией 1990-х гг. Большинство выходцев из Японии, Китая, Филиппин обосновалось в Калифорнии и на Гавайских о-вах. Немало выходцев из Азиатско-Тихоокеанского региона также в штатах Нью-Йорк, Иллинойс, Техас, Вашингтон и некоторых других.

К аборигенным группам относятся индейцы, эскимосы, алеуты и гавайцы. Считается, что к началу европейской колонизации на территории нынешних США проживали около 400 индейских племен общей численностью 1–2 млн человек. К концу XIX в. из-за физического уничтожения и тяжелых условий жизни индейцев осталось всего 200 тыс. Но в XX в. аборигенное население снова стало возрастать, достигнув к 2000 г. почти 2,Змлн человек (0,9 %).

Что же касается иммигрантов и переходных групп, т. е. тех, кто еще не натурализовался в этой стране и не получил права гражданства, то в нее входят сравнительно недавние иммигранты, родившиеся за пределами США. Всего в стране в 2005 г. проживало 38 млн иммигрантов.

Особую проблему для США составляют этнорасовые отношения. На протяжении почти четырех столетий одной из наиболее острых в американском обществе была проблема взаимоотношений «белых» американцев и афро-американцев, основу которой формировала расовая дискриминация последних, а впоследствии и «цветных» жителей страны. Только в 1980-х гг. начался реальный сдвиг к лучшему, а в 1990-х гг. администрации президента Клинтона при помощи ряда действенных мер удалось еще больше сгладить этнорасовые противоречия. Однако, несмотря на это, разрыв в уровнях жизни «белых» и «небелых» граждан США остается еще очень большим. Например, в конце 1990-х гг. за чертой бедности находилась 1/10 «белых» и 1/4 афроамериканцев и латиноамериканцев. Уровень образования среди «небелых» граждан остается еще заметно более низким, а доля безработных – более высокой.

К этому можно добавить и то, что примерно половина индейцев живет в городах, половина – в резервациях. Общее число индейских резерваций в США приближается к 300. Самые большие из них находятся в штатах Аризона, Нью-Мексико, Южная Дакота, Юта, Вайоминг и Вашингтон, т. е. преимущественно в Горных штатах. Резервация Навахо в штате Аризона имеет площадь 64 тыс. км7, что соответствует размерам довольно крупной европейской страны.

Уровень жизни в этих резервациях очень низкий, детская смертность в пять раз выше средней по стране. В конце 2007 г. индейцы племени лакота предприняли беспрецедентный демарш – объявили ни много ни мало о расторжении всех договоров с США и об образовании на территории штатов Северная Америка и Южная Дакота, Небраска, Монтана, Вайоминг и Колорадо независимой «Республики Лакота». Они также призывали индейцев других штатов присоединиться к их «государству».

В американской литературе давно уже много внимания уделяется вопросу о соотношении «белого» населения страны с «черным» и «цветным». В 1960 г. такое соотношение выглядело как 9: 1, в 1990 г. – как 8: 1, а к началу XXI в. еще более изменилось в пользу «черных» и «цветных». Это объясняется как более высоким естественным приростом у «небелого» населения, так и значительной иммиграцией его из Латинской Америки и Азии. Уже в начале 1990-х гг. доля «белого» населения на Севере снизилась до 83 %, на Юге – до 72 %, а на Западе – до 67 %. Одно из важных последствий увеличения численности и доли американцев латиноамериканского и азиатского происхождения заключается в том, что, например, в 1990 г. уже 14 % населения США не говорили на английском языке, который является государственным. В штате Нью-Йорк им не владела почти 1/4, а в штате Калифорния – почти 1/3 всех жителей.



Рис. 175. Распределение населения разного национального происхождения в Бостоне (1970 г.)

Характерно, что в последнее время в стране появляется все больше «цветных» городов. Еще в начале 1990-х гг. в 21 городе с численностью жителей, превышающей 100 тыс., «небелые» американцы составляли более 50 % населения, в четырех городах – свыше 70, еще в четырех – более 80, а в пяти – свыше 90 % населения. К числу таких городов относятся, например, Майами (91 % «небелых» жителей), Детройт (84), Вашингтон (73), Атланта (70), Новый Орлеан (68), Нью-Йорк (61 %). А Сан-Франциско уже называют «желтым» городом. Очень часто национальные диаспоры образуют в городах США сложную территориальную чересполосицу (рис. 175).

По расчетам американских экспертов, при сохранении нынешних демографических тенденций к 2080 г. американцы США, по-видимому, перестанут быть преимущественно «белой» нацией, поскольку соотношение «белых» и «небелых» к тому времени достигнет 49,9 %: 50,1 %.[83]

113. Перераспределение населения между «Снежным поясом» и «Солнечным поясом» США

На протяжении всей истории колонизации и освоения территории США соотношение между четырьмя главными макрорайонами страны по доле в общем ее населении неоднократно изменялось. Как показывает рисунок 176, на заре европейской колонизации население США примерно поровну распределялось между Северо-Востоком и Югом. В начале XIX в. началась колонизация Среднего Запада, в середине XIX в. – Запада. Первую половину XX в. можно назвать периодом относительной стабильности, но во второй его половине пропорции снова стали постепенно изменяться, что прежде всего нашло выражение в уменьшении доли Северо-Востока и Среднего Запада и увеличении доли Юга и особенно Запада.



Рис. 176. Изменение доли отдельных макрорегионов в населении США

Сравнение данных переписей населения, проведенных в 1980 и 1990 гг., говорит о том, что за это время население Запада увеличилось на 22,3 %, Юга – на 13,4, тогда как Северо-Востока – всего на 3,4, а Среднего Запада – на 1,4 % (при среднем показателе для США 9,8 %). В 1990-х гг. эта тенденция сдвигов не изменилась. К концу десятилетия доля Северо-Востока во всем населении страны составила 20 %, Среднего Запада– 24, Юга– 34,5 и Запада – 21,5 %. Таким образом, ныне четыре макрорайона выстраиваются в этом отношении в следующем порядке: Юг, Средний Запад, Запад, Северо-Восток.

Конечно, на такое перераспределение населения не могли не повлиять внешние миграции – особенно латиноамериканцев и азиатов, о которых уже говорилось выше. Но все же основу их составляют внутренние миграции из «Снежного пояса» в «Солнечный пояс». Общее представление о штатах, входящих в оба эти пояса, дает рисунок 178. Из него видно, что примерно 2/3 всех штатов страны относятся к «Снежному поясу» и 1/3 – к «Солнечному поясу». Так, «Солнечный пояс» включает в себя всю территорию штатов Северная и Южная Каролина, Джорджия, Флорида, Теннесси, Алабама, Миссисипи, Арканзас, Луизиана, Оклахома, Техас, Аризона, Нью-Мексико, Гавайи, а также южные части штатов Невада и Калифорния.

Еще в 1950 г. соотношение между двумя поясами в общем населении страны составляло 55: 45 в пользу «Снежного пояса», а уже в 1990 г. оно осталось таким же, но теперь с преимуществом «Солнечного пояса». В 1990-х гг. его перевес стал еще более ощутимым. К тому же и сам этот пояс несколько увеличился в размерах, если иметь в виду понятие о «Новом Солнечном поясе», которое появилось в американской литературе. В первую очередь его относят к таким Горным штатам, как Невада, Юта и Колорадо.

Очевидно, есть две главные причины подобных миграций. Первая из них заключается в наметившемся за последние десятилетия общем сдвиге производительных сил на Юг и Запад, который можно проиллюстрировать на примере электронной, аэрокосмической и некоторых других отраслей промышленности. Вторая – в значительном оттоке туда же пожилых людей пенсионного возраста, которых привлекают лучшие для жизни природно-климатические условия, меньшие цены на землю и жилье, да и вообще меньшие затраты на жизнь.

Направления миграций из штатов «Снежного пояса» в штаты «Солнечного пояса» показаны на рисунке 177. Он позволяет также визуально определить те штаты, которые привлекают больше всего мигрантов. В первую очередь это Флорида, Калифорния и Техас. В 1960–1980 гг. население Флориды увеличилось в два раза, Калифорнии и Техаса – примерно в полтора раза. В 1980–1990 гг. три эти штата дали почти 1/2 общего прироста населения США (включая иммиграцию).



Таблица 55

НАСЕЛЕНИЕ ШЕСТИ КРУПНЕЙШИХ ШТАТОВ США В 1990–2006 гг.



Подобная же тенденция сохранилась и в 1990–2006 гг., о чем убедительно свидетельствуют данные таблицы 55.

К данным таблицы 55 можно добавить не менее показательные сведения о тех штатах, которые к 1990–2006 гг. имели наибольший относительный прирост населения. Первое место по этому показателю занимает штат Невада (66,3 %), второе – Аризона (40), третье – Колорадо (30,6) и четвертое– Юта (29,6 %). Все они входят в пределы «Солнечного пояса» или «Нового Солнечного пояса».

Эти данные позволяют сделать вывод о том, что в 1990–2006 гг. стремление пожилых людей переселиться в «Солнечный пояс», отличающийся более благоприятными природными условиями и достаточно высоким качеством жизни, проявилось еще отчетливее. Статистика свидетельствует о том, что из крупных городов этого пояса наиболее привлекательными для пожилых людей оказались Лас-Вегас в штате Невада, где численность пожилых людей за 1990-е гг. возросла на 2/3, Хьюстон и Остин в штате Техас, Финикс в штате Аризона, Денвер в штате Колорадо, Орландо в штате Флорида и Атланта в штате Джорджия. Некоторые из этих, да и других – менее крупных – городов прямо на глазах превращаются в «города пенсионеров». Эти данные еще раз подтверждают репутацию США как страны с самой высокой в мире мобильностью населения: около 17 % ее жителей ежегодно меняют место проживания, причем четверть из них переезжает в другие штаты.

114. Урбанизация в США

США – одна из наиболее урбанизированных стран мира. Поэтому вполне закономерно, что процессы урбанизации, субурбанизации, рурбанизации, гиперурбанизации в этой стране изучались многими как американскими, так и отечественными (В. М. Харитонов, Л. В. Смирнягин, М.Г.Соловьева, Е.Д.Михайлов, О. Н. Яницкий, В. М. Гохман, В. В. Покшишевский, Г. Д. Костинский, Г. М. Лаппо) географами. Их работы содержат богатый материал, касающийся историко-географических, территориальных, социальных, прогностических и других аспектов урбанизации. Наиболее общее представление о динамике процесса урбанизации в США за период между первой и двадцать второй переписями (цензами) населения в этой стране, т. е. за 200 лет, дает таблица 56.





Рис. 177. Миграционные потоки из «Снежного пояса» в «Солнечный пояс»

Таблица 418

ДИНАМИКА УРБАНИЗИРОВАННОСТИ США С 1790 ПО 2000 г.



Анализ данных таблицы 56 свидетельствует о том, что в первые десятилетия независимого развития США уровень урбанизации в стране был еще очень низким, а доля городских жителей в общем населении увеличивалась крайне медленно. Это объяснялось преимущественно аграрным характером экономики США. При этом, как и в предшествовавший колониальный период, основная часть городского населения концентрировалась в портовых городах Атлантического побережья страны.

В 40—80-х гг. XIX в. темпы урбанизации заметно возросли, что было связано прежде всего с промышленным переворотом и интенсивным развитием промышленного производства. При этом быстрее всего росли города Северо-Востока, но одновременно начался бурный рост городов Приозерья, а затем также Среднего Запада и Тихоокеанских штатов. Однако на Юге и в Горных штатах уровень урбанизации оставался еще низким.

Конец XIX – начало XX в. обычно считают периодом наиболее интенсивной урбанизации. Действительно, за время с 1880 по 1930 г. доля городского населения в США выросла в два раза – с 28 до 56 %. Перепись 1920 г. впервые отметила преобладание в стране городского населения. За всем этим стоял прежде всего продолжавшийся бурный процесс индустриализации. Большое воздействие на территориальное распространение городов оказало также строительство железных, а затем и шоссейных дорог. Сами же города в этот период представляли собой крупные и компактные «точечные» центры с достаточно четко очерченными границами. Одним из главных источников роста больших городов по-прежнему оставалась иммиграция.

Нетрудно заметить, что с середины XX в. темпы урбанизации в США снова снижаются. Иногда этот период называют даже периодом контрурбанизации. Но под контрурбанизацией не следует понимать уменьшение роли городов в жизни общества. Речь прежде всего идет о новых формах городского расселения, сложившихся под влиянием НТР, снижения градообразующей роли промышленности и увеличения градообразующей роли науки, управления, разного рода услуг, территориальной децентрализации производства и расселения, перехода от «точечного» города к городским агломерациям. Одновременно с этим наметился более быстрый рост городов и городского населения в некоторых периферийных районах страны, особенно в пределах «Солнечного пояса». В целом же можно, по-видимому, считать, что США уже достигли предельного уровня урбанизации (в 2005 г. – 81 %), и в перспективе следует ожидать не столько дальнейшего роста доли горожан, сколько нового усложнения ее форм и проявлений.

Решающее воздействие на условия городской жизни в США в течение последних десятилетий оказала субурбанизация. Как известно, под субурбанизацией понимается преимущественный рост населения и числа рабочих мест в пригородных зонах городов при замедлении или даже абсолютном сокращении численности жителей и работающих в их центральных частях. Первые проявления субурбанизации и превращения США в «одноэтажную Америку» относятся еще к 20—30-м гг. XX в.

Но наибольшее распространение процесс субурбанизации получил начиная с 1950-х гг. Среди его причин обычно называют автомобилизацию и рост транспортной подвижности населения, более низкие цены на землю в пригородных зонах, стремление более зажиточных слоев вырваться из перенаселенных центральных районов и расселиться поближе к природе.

На первых порах пригородные зоны формировались как чисто жилые образования с расчетом на маятниковую миграцию, т. е. работу их жителей в центральных частях городов, где находятся учреждения, да и промышленные предприятия. Но со временем промышленность начала уходить из центров городов в «субурбию» (пригороды). В еще большей мере это относилось к различного рода офисам, научным, проектно-конструкторским организациям, технологическим паркам, университетским комплексам, почти 3/5 которых теперь находятся за пределами городских центров. Так – по выражению Г. М. Лаппо – пригороды превратились в более или менее самостоятельные «пригородные города».

Представление о масштабах субурбанизации в США дают следующие цифровые показатели. Уже в начале 1980-х гг. более 70 млн американцев владели собственными односемейными домами. В городском жилом фонде страны такие дома составляли в среднем 63 % (в центрах городов – 51 и в пригороде – 75 %). В результате преобладания подобной застройки территория населенных пунктов, по некоторым оценкам, увеличивалась в четыре раза быстрее, чем росла численность их жителей. Так происходило гигантское «расползание» городов США.

Такое «расползание», сопровождавшееся оттоком в пригородные зоны не только богатых людей, но и представителей среднего класса, привело к кризису центральных частей американских городов, ставших местом концентрации преимущественно бедных слоев общества, вновь прибывающих в страну иммигрантов. В результате центры большинства городов испытали острый жилищный голод, деградацию коммунального хозяйства и инфраструктуры, рост преступности, ухудшение экологической ситуации. Вот почему еще в конце 1970-х гг. реставрация городских центров и возвращение в них части населения из пригородов были провозглашены «проблемой номер один» для США. В 1989 г. президент Джордж Буш-старший заявил о намерении администрации сделать все для того, чтобы 1990-егг. стали десятилетием возрождения городов, и в первую очередь региональных столиц. В центрах городов было начато крупномасштабное строительство деловых зданий. Эти ядра агломераций все более специализируются на разного рода непроизводственной деятельности, здесь концентрируются правления монополий, банки и страховые компании, органы управления, средства массовой информации, предприятия торговли и обслуживания. О начале возрождения городских центров свидетельствуют и данные переписей 1990 и 2000 гг. Они показывают усиление деловой активности в ядрах агломераций.

При знакомстве с процессом урбанизации в США нужно обратить особое внимание на ее территориальные формы.

Официально городом в США считается населенный пункт с численностью жителей не менее 2,5 тыс. Всего городов в стране примерно 7000 (по другим оценкам– 9000), но среди них резко преобладают небольшие. Больших городов (с населением свыше 100 тыс. человек), по переписи 1980 г., было 167, по переписи 1990 г. – 199, а по переписи 2000 г. – 217.

Но эти цифры сравнительно редко используются при характеристике городского населения США, так как они совершенно не отражают истинного положения дел. Поскольку субурбанизация привела к огромному росту городских агломераций, данные о них и составляют обычно основу всех расчетов и оценок. В статистике населения США такие агломерации обычно именуются метрополитенскими ареалами, или метпрополитпенскими статистическими ареалами (МСА). Так называется территориально-статистическая единица, используемая для обозначения городских агломераций, включающих центральный город с населением более 50 тыс. человек и его пригороды.[84]

Исходя из такого подхода, в демографической статистике США принято подразделять все население страны не на городское и сельское, а на метрополитенское и неметрополитенское. Представление о росте числа МСА и их доли в населении США дает составленная Г. Д. Костинским таблица 57.





Рис. 178. Крупнейшие МСА США (по Г. Д. Костинскому)

Таблица 57

ОСНОВНЫЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ МЕТРОПОЛИТЕНСКИХ СТАТИСТИЧЕСКИХ

АРЕАЛОВ (МСА)

К данным таблицы 57 можно добавить, что к 2000 г. число МСА в США еще более возросло. Крупнейшие из них показаны на рисунке 178. Важно учитывать и увеличение числа так называемых консолидированных метрополитенских статистических ареалов, каждый из которых включает в себя большее или меньшее количество первичных МСА. В 1998 г. таких консолидированных ареалов было уже 18. Например, КМСА Нью-Йорка охватывал 15 первичных МСА, Бостона – 10, Сан-Франциско – 6, Лос-Анджелеса и Филадельфии по 4.

Использование понятия о МСА позволяет объяснить еще один парадокс, связанный с процессом урбанизации в США. Действительно, в этой стране, третьей по численности жителей во всем мире, сравнительно немного городов-миллионеров. В 1980 г. их было всего шесть, в 1990 г. стало восемь, а в 2000 и 2005 гг. – девять. Но реально о территориальной форме урбанизации можно и нужно судить не по городам, а по агломерациям-миллионерам. Еще в 1950 г. таких агломераций насчитывалось 14, в 1970 г. их число возросло до 30, в 1980 г. – до 38, в 1990 г. – до 39, а в 2000 г. – до 50. Перечень десяти наиболее крупных из них приведен в таблице 58. Он достаточно наглядно демонстрирует уже упоминавшееся различие между понятиями о КМСА, ПМСА и центральном городе (или собственно городе).

В заключение приведем еще данные о доле метрополитенского населения в отдельных штатах. Наиболее велика она в штатах Нью-Йорк (100 %), Калифорния (97), Коннектикут (96), а также в федеральном столичном округе Колумбия (100 %). А самые низкие показатели ее имеют штаты Вермонт (28 %), Вайоминг (30) и Монтана (33 %).



Таблица 58

НАСЕЛЕНИЕ КРУПНЕЙШИХ АГЛОМЕРАЦИЙ США

В 1998–2000 гг.

115. Мегалополисы США

Еще одна важнейшая черта процесса урбанизации в США заключается в формировании мегалополисов – обширных урбанизированных зон полосовидной конфигурации, которые образуются в результате фактического сращивания многих соседних агломераций разного ранга. Обычно такие урбанизированные полосы протягиваются вдоль важнейших транспортных магистралей и полимагистралей, или своего рода экономических осей.

США можно назвать родиной мегалополисов. Именно здесь сложились и были изучены Северо-Восточный, Приозерный и Калифорнийский мегалополисы. Общее представление о каждом из них дает таблица 59.

Старейший и наиболее изученный из них – Северо-Восточный (Приатлантический) мегалополис. Мегалополисом эту урбанизированную полосу назвал известный географ Жан Готманн, который заимствовал это наименование из Древней Греции.[85] По крайним точкам простирания его именуют также мегалополисом Босваш, т. е. Бостон – Вашингтон (рис. 180). Он включил в себя КМСА Бостона, Нью-Йорка, Филадельфии и десятки ПМСА. Ядром Приозерного мегалополис а, часто именуемого Чипитс (Чикаго – Питсбург), служат КМСА Чикаго, Детройта, Кливленда и также десятки ПМСА. А в Калифорнийском мегалополис е, называемом также Сансан (Сан-Франциско – Сан-Диего), выделяются КМСА Сан-Франциско и Лос-Анджелеса.

Научные прогнозы уже довольно давно начали исходить из того, что, во-первых, должно произойти расширение трех названных мегалополисов и, во-вторых, вполне вероятно формирование новых в других частях страны. Теперь уже с полной уверенностью можно утверждать, что такие прогнозы оправдались (рис. 181). Этот рисунок показывает, что Северо-Восточный мегалополис значительно продвинулся в южном направлении, Приозерный – в северовосточном, а Калифорнийский – и в северном, и в южном направлениях. Кроме того, в основных чертах сформировались три новых мегалополиса – на побережьях Флориды, Мексиканского залива и Тихого океана. Примечательно, что два мегалополиса фактически стали международными, поскольку они находятся в пределах и США, и Канады.

Таблица 418

МЕГАЛОПОЛИСЫ США



Не надо представлять себе мегалополис как зону сплошной городской застройки. Напротив, такая застройка занимает обычно лишь очень небольшую часть (примерно 1/10) всей его территории, тогда как остальное пространство занимают коттеджи, поля, леса, транспортные пути, водоемы, свободные земли.

116. Нефтяная промышленность США

Топливно-энергетический комплекс (ТЭК) США занимает важное место в экономике страны, обеспечивая 4–5 % ее суммарного ВВП. В свою очередь, в структуре самого ТЭК ведущая роль принадлежит нефтяной промышленности. Вспомним, что за счет нефти в США удовлетворяется примерно 55 % потребностей в топливе и энергии.




Достарыңызбен бөлісу:
1   ...   26   27   28   29   30   31   32   33   ...   43


©kzref.org 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет