Владимир Павлович Максаковский



жүктеу 10.16 Mb.
бет38/43
Дата26.08.2018
өлшемі10.16 Mb.
түріКнига
1   ...   35   36   37   38   39   40   41   42   43

Политическая карта Латинской Америки формировалась на протяжении длительного времени. С некоторой степенью условности этот процесс можно подразделить на четыре последовательных этапа: 1) до европейской колонизации; 2) колониальный; 3) послеколониальный; 4) после Второй мировой войны.

Характеризуя первый этап, можно вести речь прежде всего о трех индейских цивилизациях, имевших государственные образования. Это цивилизация народов майя на п-ове Юкатан в нынешней Мексике и в прилегающих к нему районах, где существовали довольно многочисленные города-государства. Это также цивилизация сначала тольтеков, а затем ацтеков в центральном районе современной Мексики, тоже обладавшая определенной государственностью. Это, наконец, цивилизация инков в Южной Америке, которым в XV в. удалось создать огромное государство Тауантинсуйу, занимавшее территорию в 900 тыс. км2.



Второй этап связан с испанской и португальской колонизацией Латинской Америки, которая привела к образованию двух обширных колониальных империй. На развалинах майасской, ацтекской и инкской цивилизаций Испания в XVI–XVII вв. создала свою колониальную империю, сначала подразделив ее на два вице-королевства – Новую Испанию и Перу, а затем еще увеличив их число. А Бразилия стала владением Португалии.

Третий этап, наступивший в начале XIX в., был связан с усилением в колониях национально-освободительной борьбы, которая окончилась полной их победой. В 1810–1825 гг. политическая карта Латинской Америки совершенно преобразилась. На месте большинства испанских колоний (кроме Кубы и Пуэрто-Рико) возникли 17 суверенных государств. Бразилия, отделившаяся от Португалии, была провозглашена империей, а позднее республикой. В самом конце XIX в. хотя бы формальную независимость получила Куба. Но политическая власть в большинстве стран региона была неустойчивой. Отсюда и постоянные государственные перевороты, к которым можно добавить территориальные споры, нередко сопровождавшиеся войнами.

Четвертый этап, наступивший после Второй мировой войны, также привел к существенным переменам на политической карте Латинской Америки. С одной стороны, на ней нашел отражение прогрессивный послевоенный процесс деколонизации: в 1960—1980-х гг. получили независимость 13 бывших колоний Великобритании, Франции и Нидерландов, главным образом в Карибском бассейне. С другой стороны, общая политическая и геополитическая обстановка во многих странах продолжала оставаться неустойчивой. В некоторых из них установились диктаторские режимы – например, Ф. Батисты на Кубе, А. Сомосы в Никарагуа, А. Стресснера в Парагвае. Именно против этих режимов были направлены революции на Кубе в 1959 г., в Никарагуа в 1979 г.; режим Стресснера также был свергнут в 1989 г. Но демократические силы, случалось, терпели и поражения. Так, в 1973 г. в результате военного путча было свергнуто демократическое руководство Чили во главе с президентом С. Альенде, и к власти в этой стране пришла военная диктатура генерала А. Пиночета, которая правила до 1989 г.

Еще в 1980-х гг. политическая обстановка в регионе оставалась напряженной. Вспомним о краткосрочной войне Великобритании и Аргентины из-за Фолклендских о-вов в 1982 г., о фактически гражданских войнах в Никарагуа и Сальвадоре, за которыми, с одной стороны, стояли США, а с другой – СССР и Куба. Непростая обстановка складывалась и вокруг Кубы, подвергавшейся политической и экономической изоляции со стороны самой могущественной страны Америки– США. Но в 1990-х гг. произошли заметные перемены к лучшему. Некоторые диктаторские режимы уступили место демократическим. В результате политическая карта региона стала более стабильной, хотя рецидивы прошлого случаются до сих пор.[108]

В начале XXI в., как уже было сказано, в Латинской Америке существуют 33 независимых государства (из них 12 – в составе Содружества, возглавляемого Великобританией). Еще пять островов в Карибском бассейне пользуются самоуправлением, будучи заморскими департаментами Франции или заморскими частями Королевства Нидерландов. Но восемь небольших островных территорий еще продолжают оставаться владениями Великобритании (семь) и США (одна). Особый статус «свободно присоединившегося к США» государства с правом самоуправления имеет Пуэрто-Рико.

По форме правления независимые страны Латинской Америки отличаются от стран зарубежной Европы и зарубежной Азии гораздо большей однородностью. Все они имеют республиканский строй и все, за одним исключением, являются президентскими республиками. К республикам относятся и три страны, входящие в состав Содружества (Гайана, Доминика, Тринидад и Тобаго). Особое место занимает Куба– единственная из стран региона, относящаяся к числу социалистических государств.

По форме административно-территориального устройства в Латинской Америке – как, впрочем, и в других крупных регионах мира – преобладают унитарные государства. Однако четыре самых крупных ее страны – Бразилия, Мексика, Аргентина и Венесуэла[109] – имеют федеративное государственное устройство (табл. 10 в книге I). Здесь есть и одна совсем маленькая федерация – Сент-Китс и Невис, состоящая из двух небольших островов, каждый из которых имеет статус федеральной единицы.

142. Природные ресурсы Латинской Америки

Латинская Америка обладает поистине огромными природными ресурсами – как невозобновляемыми, так и возобновляемыми и неисчерпаемыми.

К категории невозобновляемых ресурсов относятся прежде всего полезные ископаемые. В зарубежном мире Латинская Америка особенно выделяется по запасам редких и рассеянных элементов – ниобия, лития, бериллия, а также молибдена (более 1/2), медных руд (более 2/5), серы, сурьмяных руд и серебра (1/3), железных, оловянных руд и бокситов (1/4), нефти (более 1/10). Но распределение их по территории региона подчиняется геологическим – прежде всего тектоническим – закономерностям, которые позволяют выделить в пределах Латинской Америки четыре крупных структурных части.

Первую, самую большую по площади, структурную часть образует Южно-Американская платформа, простирающаяся от Атлантического океана вплоть до горной системы Анд; в основе ее лежит Южно-Американская плита. С древними щитами этой платформы, выходящими на поверхность в районе Бразильского и Гвианского плоскогорий, генетически связаны очень крупные бассейны высококачественных (65–70 % железа) гематитовых и магнетитовых железных руд. Самый крупный из них находится в Бразилии, в штате Минас-Жерайс, название которого означает «главные рудники». Месторождения этого бассейна (как и бассейна оз. Верхнего в США) содержат и богатые, и относительно бедные железные руды, которые также разрабатываются. Примером такого рода может служить хотя бы широко известное еще в XIX в. месторождение Итабира, которое содержит и очень богатые руды, и железистые кварциты – итабириты.

В 1960-х гг. был разведан и стал осваиваться другой крупный железорудный бассейн Бразилии – Каражас – с запасами 18 млрд т и средним содержанием железа в руде 66 %. Еще один крупнейший бассейн находится в Венесуэле, на севере Гвианского плоскогорья. Значительное месторождение железных руд недавно было разведано в Боливии, на западной окраине Бразильского плоскогорья.

В пределах Бразильского и Гвианского плоскогорий есть также крупные месторождения марганца, связанные уже с корами выветривания кристаллического фундамента. А на влажных окраинах этих плоскогорий в результате новейших процессов выветривания возникли очень крупные месторождения бокситов, образующие обширную бокситоносную провинцию, протягивающуюся по территории Венесуэлы, Гайаны, Суринама, французской Гвианы и Бразилии. Содержание глинозема в бокситах составляет 50–60 %, а залегают они на небольших глубинах, позволяющих добывать их открытым способом.

Вторую структурную часть образует горный пояс Анд, протягивающийся вдоль Тихоокеанского побережья Южной Америки. Это область молодой складчатости, входящая в состав Тихоокеанского рудного (металлогенического) пояса, обрамляющего побережья Тихого океана и в Америке, и в Азии. Она особенно богата разнообразными рудными полезными ископаемыми, которые в большинстве случаев обязаны своим возникновением магматическим интрузиям и древнему вулканизму. Даже неполный перечень их включает в себя медные, оловянные, железные, свинцово-цинковые, молибденовые, вольфрамовые, сурьмяные руды, руды благородных металлов. Однако по размерам и значению среди них выделяются медные и оловянные руды.

Медно-порфировые месторождения очень характерны для всего американского отрезка Тихоокеанского рудного пояса. Они протягиваются почти сплошной полосой от канадской Британской Колумбии до южных районов Чили. В пределах Анд они разведаны в Колумбии, Эквадоре, Перу, Чили. Но при этом примерно 2/3 всех запасов приходится на долю Чили. Среднее содержание меди в чилийских рудах составляет 1,6 %, что значительно выше, чем в большинстве других стран. А себестоимость добычи здесь значительно ниже, поскольку почти вся руда доступна для извлечения открытым способом. К тому же медные руды обычно комплексные и содержат также молибден.

В Чили несколько особенно крупных медных месторождений. Все они расположены высоко в Андах. На севере страны в районе пустыни Атакама лежит самое большое и самое известное из них – Чукика-мата, открытое в 1915 г. Оно находится примерно в 140 км от побережья океана на высоте 2800 м и разрабатывается при помощи открытых карьеров. Запасы Чукикаматы оцениваются в 10 млрд т медно-молибденовой руды, что соответствует 60 млн т чистой меди и 200 тыс. т молибдена. В южной части пустыни Атакама располагается крупное месторождение Эль-Сальвадор. К северу от Сантьяго находится самое высокогорное в мире (3800 м) медное месторождение Рио-Бланко. А к юго-востоку от столицы Чили на высоте 2800–3000 м расположено месторождение Эль-Теньенте, лежащее в кратере потухшего вулкана.

По запасам оловянных руд особенно выделяется Боливия, где оловянный пояс протягивается вдоль западного склона Анд на тысячу километров. Среди многочисленных месторождений этого пояса наиболее известны Льялья-гуа и Потоси. Первое из них интересно тем, что находится в жерле потухшего вулкана на высоте 3500–3900 м. Что касается второго, то оно сыграло очень большую роль в истории региона.

Город Потоси, расположенный в Андах на высоте 4200 м над уровнем моря, был основан испанскими конкистадорами еще в середине XVI в. В XVII в. он насчитывал 160 тыс. жителей и являлся крупнейшим городом Америки. Это связано с тем, что в его окрестностях было найдено богатое месторождение серебряных руд. В XVII–XVIII вв. оно обеспечивало половину всей мировой добычи этого металла. На мулах и носильщиках серебряная руда доставлялась через Анды на побережье Тихого океана, затем на судах транспортировалась до Панамского перешейка, сухопутными путями через него, затем снова на судах до Гаваны, откуда «серебряные флотилии» отплывали в Испанию. Однако уже к началу XIX в. серебряное месторождение Потоси оказалось истощенным, а затем было исчерпано. Теперь здесь добывают олово и сурьму.

Пояс Анд славится также некоторыми нерудными полезными ископаемыми, среди которых первое место занимает селитра.

Наилучшие условия для образования залежей селитры сложились в пустыне Атакама, где они формировались в усыхавших водоемах. Ныне эти залежи протягиваются на десятки километров при мощности пластов от нескольких сантиметров до нескольких метров, причем находятся они у самой поверхности. Общие запасы селитры в Чили оцениваются в 250–300 млн т. Это составляет примерно 98 % мировых запасов.

Многие Андские страны известны также добычей различных драгоценных камней. В первую очередь это относится к Колумбии, выделяющейся во всем мире по добыче изумрудов.

Третью структурную часть образуют краевые и межгорные прогибы Анд, выполненные осадочными отложениями. Именно с ними связаны месторождения нефти и природного газа, разведанные в Венесуэле, Колумбии, Эквадоре, Перу, Аргентине. При этом примерно 1/2 общих запасов нефти в регионе приходится на долю Венесуэлы. В свою очередь, 4/5 запасов этой страны концентрируется в бассейне Маракайбо, который расположен в одноименной межгорной тектонической впадине. Его основу составляет уникальное нефтяное месторождение Боливар, открытое в 1917 г. Оно протягивается вдоль северо-восточного берега озера Маракайбо, но на 4/5 скрыто под его водами (рис. 221). Однако местная нефть отличается высоким содержанием серы.

В Венесуэле же, в районе нижнего течения Ориноко, расположен еще один крупный нефтяной бассейн, который пока не разрабатывается. Это объясняется тем, что здесь залегает так называемая тяжелая нефть, которую можно добывать только по специальной технологии. Не случайно этот бассейн иногда называют «Асфальтовым поясом». А в Колумбии с осадочными отложениями связаны крупнейшие во всем регионе запасы каменного угля. Местные индейцы еще в древние времена применяли его для обогрева наряду с растительным топливом.



Рис. 221. Нефтегазоносный бассейн Маракайбо в Венесуэле

Наконец, к четвертой структурной части Латинской Америки можно отнести всю Среднюю Америку, охватывающую территорию Мексики, стран Центральной Америки и Антильской островной дуги. Платформенные образования для нее не характерны, но зато складчатые представлены отложениями и тектоническими формами самых разных возрастов.

До сравнительно недавнего времени этот субрегион был известен главным образом запасами бокситов (Ямайка, Доминиканская Республика), никеля (Куба), железных, полиметаллических, медных руд, серебра и серы (Мексика). Но в последние десятилетия в нем были разведаны крупные месторождения нефти. В первую очередь это относится к Мексике, в юго-восточной части которой на побережье Мексиканского залива нефтяные месторождения образуют цепочку, называемую «Золотым поясом» (Фаха-де-Оро) и протягивающуюся на 180 км (рис. 222). Такая же цепочка месторождений в начале 1960-х гг. выявлена в прилегающей части акватории Мексиканского залива; она образует морской «Золотой пояс» в заливе Кампече. Теперь именно эти месторождения обеспечивают основную добычу нефти.



Рис. 222. Нефтяные месторождения «Золотого пояса» в Юго-Восточной Мексике (по В. П. Гаврилову)

Из отдельных стран Латинской Америки первое место по богатству и разнообразию полезных ископаемых занимает Бразилия, второе – Мексика, далее идут Чили, Перу, Колумбия.

Перейдем теперь к характеристике возобновляемых природных ресурсов Латинской Америки. По отношению к большинству их видов вполне применимы эпитеты «огромный» и даже «гигантский».

Во-первых, это земельные ресурсы – прежде всего на пространствах Амазонской, Оринокской и Ла-Платской низменностей, где к тому же имеются еще большие массивы неиспользуемых земель. По размерам земельного фонда из расчета на душу населения (более 5 га) Латинская Америка уступает только Австралии и СНГ.

Во-вторых, это водные ресурсы. По размерам полного речного стока (10,5 тыс. км3 в год) регион несколько уступает только зарубежной Азии. Здесь находится самая многоводная река мира – Амазонка, которая ежегодно выносит в океан около 7000 км3 воды. По размерам речного стока из расчета на душу населения Латинская Америка превосходит зарубежную Европу, зарубежную Азию и Африку в пять– восемь раз. К этому нужно добавить ее гидроэнергетический потенциал, составляющий почти 1/4 мирового. В Латинской Америке 280 крупных водохранилищ с полным объемом около 900 км3 (табл. 25 в книге I).

В-третьих, это лесные ресурсы. По размерам общей лесной площади (1260 млн га) Латинской Америке принадлежит первое место в мире, а лесистость в среднем достигает здесь почти 50 %. (Как тут не вспомнить замечание Валентины Терешковой о том, что по наблюдению из космоса каждый материк имеет свой преобладающий цвет: Африка – желтый, Азия – темно-коричневый, а Южная Америка – зеленый.) Обеспеченность лесными ресурсами из расчета на душу населения (2,2 га) здесь пока еще также самая высокая (среднемировой показатель – 0, бга). Добавим, что лесная растительность в регионе представлена главным образом сельвой – влажными тропическими лесами, которые отличаются чрезвычайным разнообразием видового состава.

В-четвертых, это агроклиматические ресурсы. На большей части региона сумма температур воздуха за период с температурой свыше 10 °C превышает 8000°. В таких условиях вызревают теплолюбивые многолетние и однолетние культуры с наиболее длительным периодом вегетации – сахарный тростник, кофе, какао, каучуконосы.

Очень богат, причем зачастую своеобразен и даже уникален, животный мир стран Средней и Южной Америки. Любопытно, что изображения многих его представителей входят в их государственные гербы. Так, на гербе Венесуэлы можно увидеть лошадь, на гербе Уругвая – быка, Перу – ламу, Гайаны – ягуара, Ямайки – крокодила, Гренады – броненосца; еще чаще встречаются изображения птиц: в гербах Боливии, Колумбии, Мексики, Панамы, Эквадора – кондора или орла, Барбадоса – пеликана, Доминики – попугая, Багамских Островов – фламинго, Тринидада и Тобаго – колибри и алого чибиса.

Ко всему сказанному можно добавить, что в большинстве стран региона в последнее время особую остроту приобрели проблемы природопользования. Над многими видами возобновляемых ресурсов нависла большая угроза.

Господствующие архаичные методы землепользования уже привели к повсеместному ускорению разрушительных процессов водной и ветровой эрозии почв (табл. 22 и рис. 16 в книге I). В свою очередь, расширение пахотных угодий в сочетании с подсечно-огневым земледелием приводит к значительному сокращению лесных площадей. По подсчетам латиноамериканских ученых, только за последние 30 лет в регионе было сведено больше лесов, чем за предшествующие 400 лет. По данным ЮНЕП, из 420 млн га лесов, сведенных за этот промежуток времени во всем мире, на Латинскую Америку приходится 190 млн га. Только за 1990–2000 гг. общая площадь лесов региона сократилась почти на 50 млн га. Это значит, что скорость обезлесения в Латинской Америке одна из самых высоких в мире (почти 0,5 % в год). Уничтожение лесов привело к сокращению биоразнообразия. По количеству видов позвоночных, находящихся под угрозой полного исчезновения (875), Латинская Америка уступает только Азиатско-Тихоокеанскому региону. Десятки видов млекопитающих, птиц, рептилий, амфибий, рыб уже внесены в Международную Красную книгу.

Как пример особенно хищнического использования возобновляемых ресурсов можно привести «рыбный бум», происходивший в 1960-х гг. в Перу. В короткое время эта страна по размерам рыболовства (10–12 млн т в год) вышла на первое место в мире, превратившись в крупнейшего экспортера рыбной муки, применявшейся в качестве удобрения и кормовых добавок (в основном в США). Но уже вскоре этот «рыбный бум» привел к резкому сокращению популяции анчоусовых рыб в водах Тихого океана, где проходит холодное Перуанское течение. В свою очередь, это нанесло значительный ущерб перуанской экономике, которая лишилась важного источника твердой валюты.

Очевидно, что один из путей улучшения ситуации может заключаться в увеличении количества и площади особо охраняемых природных территорий. Всего в Латинской Америке в 2000 г. было уже 2675 ООПТ общей площадью в 214 млн га (10,6 % территории региона). Из них 1614 ООПТ площадью 183 млн га приходилось на Южную Америку. В Средней Америке доля охраняемых территорий в общей площади была примерно такой же, а в Карибском бассейне (несмотря на небольшую общую площадь) составляла 19 %. За последнее время в Латинской Америке наблюдается также рост площадей под лесными плантациями; к началу XXI в. они достигли уже 12 млнга. Эти плантации, породный состав которых представлен в основном видами сосны и эвкалипта, сосредоточены в южной части материка, в Перу, Венесуэле, но половина их приходится на Бразилию.

143. Формирование этнической карты Латинской Америки

Для этнического и расового состава населения Латинской Америки характерна большая сложность, что связано с особенностями ее исторического развития. Здесь живут представители всех трех больших рас: монголоидной, европеоидной и экваториальной. Здесь обитают примерно 250 больших и малых народов. В отличие от народов Старого Света многие из крупных этносов Латинской Америки образовались уже в новое время. В их формировании участвовали три главных элемента: коренное индейское население, эмигранты из стран Европы и рабы, вывозившиеся из Африки.

До открытия и завоевания Средней и Южной Америки европейцами их территорию населяли многочисленные коренные народы. По наиболее распространенной в науке гипотезе, их предки пришли сюда из Северо-Восточной Азии через Берингов пролив 15–12 тыс. лет назад. Некоторые ученые считают также, что предками этих народов могли быть и более поздние выходцы из Океании. Перед открытием Америки Колумбом общая численность аборигенных народов составляла, по-видимому, 15–20 млн. В результате ошибочного представления первых европейских мореплавателей, принявших открытые ими земли за Индию, в XVI в. эти народы стали называть индейцами.

В течение многих тысячелетий они вели бродячий образ жизни, занимаясь собирательством, охотой, рыболовством, а позднее и примитивным земледелием в условиях первобытно-общинного строя. Однако некоторые индейские народы, обитавшие в Средней Америке и Андах, со временем достигли гораздо более высокого уровня цивилизации. Здесь уже производилось террасирование склонов, возникли крупные оросительные системы, выращивались картофель, кукуруза, бобовые, хлопчатник, табак, маниока, какао, ананасы, агава и другие культуры, начало развиваться скотоводство. Затем у ацтеков, майя, инков появились и первые раннеклассовые государства. Так возникли два главных ареала индейской цивилизации – на Мексиканском нагорье и в Центральных Андах.





Рис. 223. Знаки майя, обозначающие названия месяцев

Сохранившиеся памятники доколумбова периода свидетельствуют о высоком уровне культурного развития ацтеков, майя и инков. Уже в первые века до нашей эры появилась словесно-слоговая письменность майя (рис. 223), расшифровать которую удалось только в 50-х гг. XX в. русскому этнографу и языковеду Ю. В. Кнорозову. Индейцами майя был создан календарь, определены продолжительность солнечного года, периоды обращения Луны, накоплены познания в области геометрии, механики, врачевания. У ацтеков, майя и инков существовала разнообразная по жанрам литература, дошедшая до нас в виде фрагментов мифологического и исторического эпоса, песен, сказок. Остались также замечательные образцы индейской архитектуры (пирамиды, храмы), живописи (стенные росписи), скульптуры (каменные изображения), золотых и серебряных украшений. Древнеиндейские традиции в искусстве сохраняются и в наше время, о чем свидетельствует, например, пользующаяся мировой известностью монументальная живопись Диего Риверы, Давида Сикейроса и других мексиканских художников.

И все же из богатой материальной и духовной культуры коренных народов Латинской Америки до наших дней дошло лишь немногое. Эта культура была почти до основания разрушена в эпоху испано-португальских завоеваний Нового Света. Особенно не повезло Карибскому бассейну, с которого началась испанская колонизация: коренное население Гаити, Пуэрто-Рико, Кубы, Малых Антильских о-вов, Коста-Рики было уже в XVI в. уничтожено фактически полностью.

В 1521 г., когда по приказу Э. Кортеса была проведена перепись населения Новой Испании (Мексики), оказалось, что в этой стране проживают более 9 млн человек, в том числе 7,3 млн ацтеков. А в начале XIX в. А. Гумбольдт оценивал население Мексики в 5,8 млн человек. В Боливии, Чили, Аргентине, Бразилии индейское население было оттеснено в глубинные труднодоступные районы.

«Золото было тем магическим словом, которое гнало испанцев через Атлантический океан», – писал Энгельс. И действительно, в погоне за золотом испанский конкистадор Эрнан Кортес в 1521 г. с невероятной жестокостью разрушил государство ацтеков и их столицу Теночтитлан. Английский писатель Генри Хаггард воспроизвел эти события в романе «Дочь Монтесумы». Другой конкистадор – Франсиско Писарро – с такой же жестокостью разграбил и уничтожил государство инков. В 1532 г. он обманным путем захватил Верховного Инку Атауальпу, который в обмен на свою свободу предложил неслыханный выкуп: обещал заполнить золотом комнату, служившую ему местом заключения, до высоты поднятой руки. Верховный Инка сдержал свое слово, но испанцы, получив золото, казнили его.

Почти полное истребление индейцев в одних районах и значительное сокращение их численности в других (при сравнительно небольшой численности самих европейцев) поставило перед колонизаторами вопрос о рабочей силе, который был разрешен главным образом путем ввоза негров-рабов из Африки. Общая численность привезенных в Америку негров за три столетия работорговли составила примерно 10 млн человек. Главным распределительным центром работорговли стал о. Ямайка, куда первые рабы были завезены еще в 1513 г. Отсюда они направлялись на плантации и рудники Карибских стран, Гвианы, Бразилии. В большинстве из них рабство было официально отменено только во второй половине XIX в.

Так сложились те три главных расово-этнических элемента, о которых было сказано выше. При этом первое место в социальной иерархии колониального общества принадлежало креолам – родившимся в Америке потомкам испанских и португальских завоевателей. Далее шли индейцы, негры и многочисленные смешанные группы. К смешанным группам относились метисы – потомки от браков креолов с индейцами, мулаты – потомки от браков креолов с неграми и самбо – результат браков негров и индейцев (рис. 224).

В XIX в. и первой половине XX в. «белое» население Латинской Америки значительно возросло. Это было связано с тем, что после крушения испанской и португальской колониальных империй молодые независимые государства оказались заинтересованными в дополнительной иммиграции для освоения новых земель, расширения добычи полезных ископаемых. А быстрое развитие морского транспорта сделало возможной перевозку иммигрантов из Европы.

Когда европейцы выбирали место для переселения, им обычно хотелось, чтобы оно в наибольшей мере напоминало «старую родину». Вот почему основные потоки иммигрантов направлялись в Аргентину, Уругвай, юго-восточные и южные районы Бразилии. Всего в Латинскую Америку переселились 10–12 млн иммигрантов, в том числе в Аргентину – 6,5 млн, в Бразилию – 3,5 млн. Сначала среди них преобладали испанцы и португальцы, затем – итальянцы и немцы. В начале XX в. стали прибывать переселенцы из славянских стран – поляки, белорусы, украинцы, русские. Приток англичан, французов и голландцев был значительно меньшим.[110]

В середине XIX в., после отмены рабства, значительных масштабов достиг также ввоз рабочей силы по контракту из Индии, Китая и Индонезии. Англичане ввозили законтрактованных сельскохозяйственных рабочих на плантации английской Гвианы, а голландцы – нидерландской Гвианы. Можно отметить также иммиграцию японцев в Бразилию в 20—40-х гг. XX в.; теперь их здесь более 1 млн.

Так сформировалась современная этническая карта Латинской Америки (рис. 225). На ней отчетливо виден испано-португальский ареал, в пределах которого без особого труда ассимилировались также романоязычные иммигранты XIX–XX вв. Преобладание именно такой иммиграции и привело к тому, что весь регион стали называть сначала Иберо-Аме-рикой, а перед Второй мировой войной в обиход вошел термин «Латинская Америка». Еще более обширен ареал, где креольское население сочетается с метисами, а также с неграми и мулатами. Наконец, в глубинных районах по-прежнему преобладают индейские народы, общая численность которых к началу 1990-х гг. составляла 35–40 млн человек.

Если рассмотреть достаточно распространенную карту народов Латинской Америки, то окажется, что большинство стран этого региона отличается весьма сложным этническим составом. Так, даже без учета мелких индейских племен в Бразилии насчитывается более 80, в Мексике и Аргентине – более 50, в Боливии, Венесуэле, Перу, Колумбии, Чили – более 25 различных народов. Конечно, эти и другие народы уже консолидировались в единые крупные нации, охватывающие подавляющую часть населения соответствующих стран. Например, кубинцы, бразильцы и колумбийцы составляют более 92–95 % населения Кубы, Бразилии и Колумбии, парагвайцы и чилийцы – более 90 % населения Парагвая и Чили, венесуэльцы и мексиканцы – более 85 % населения Венесуэлы, Мексики. Однако нельзя забывать и о том, что эти нации сформировались на смешанной основе. В зависимости от такой их основы страны Латинской Америки обычно объединяют в несколько групп.





Рис. 224. Схема расово-этнического состава населения Латинской Америки

Во-первых, это страны, где основу соответствующих наций составили креолы и другие европейские переселенцы. К ним относятся Аргентина, Уругвай и Коста-Рика.

Во-вторых, это страны, где основу наций составили метисы: Мексика, Гватемала, Гондурас, Сальвадор, Никарагуа, Панама, Эквадор, Перу, Чили.

В-третьих, это страны, где до сих пор преобладают индейцы – Парагвай и Боливия.

В-четвертых, это небольшие страны, где нации сформировались на основе народов африканского (Гаити, Ямайка) или азиатского (Суринам, Гайана) происхождения.



Достарыңызбен бөлісу:
1   ...   35   36   37   38   39   40   41   42   43


©kzref.org 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет