Владимир Павлович Максаковский



жүктеу 10.16 Mb.
бет4/43
Дата26.08.2018
өлшемі10.16 Mb.
түріКнига
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   43
городских агломераций, которых уже в начале 1980-х гг. здесь насчитывалось около 400. Среди них, вполне естественно, особо выделяются агломерации-миллионеры, во многом определяющие всю систему городского расселения. В работах отечественных и зарубежных географов-урбанистов число таких агломераций нередко оценивается по-разному. Можно, например, сослаться на А. Е. Слуку, данные которого приведены в таблице 9.

По данным Ю. Л. Пивоварова, в 2000 г. в 18 странах зарубежной Европы (не считая СНГ) насчитывалось 42 агломерации с населением более 1 млн человек в каждой, в том числе в Германии – 13, в Великобритании и Италии – по 4, во Франции и в Польше – по 3, в Нидерландах и Испании – по 2, а в остальных странах – по одной. Надо сказать, что на мировом фоне эти показатели уже не выглядят особенно впечатляющими (табл. 65 в книге I). Тем не менее на весь ход современной урбанизации и ее географические аспекты эти агломерации по-прежнему оказывают решающее воздействие.

Таблица 9

КРУПНЫЕ ГОРОДСКИЕ АГЛОМЕРАЦИИ ЗАРУБЕЖНОЙ ЕВРОПЫ В 1995 г.



* Включая страны СНГ.

В ГЕРМАНИИ большинство агломераций протягивается цепочкой вдоль Рейна и его притоков. Ниже всего по течению расположена самая большая Рейнско-Рурская полицентрическая агломерация, в свою очередь состоящая из двух основных частей – Рурской, протягивающейся на правобережье Рейна от Дуйсбурга до Дортмунда через Эссен и Бохум, и Прирейнской, включающей в первую очередь Дюссельдорф, Кёльн и Бонн (рис. 16). По большинству оценок население этой агломерации, без расчленения ее на части, составляет 10–11 млн человек. Выше по течению Рейна, у места впадения в него р. Майн, расположена Рейнско-Майнская агломерация, ядро которой образует Франкфурт-на-Майне. Еще выше по течению, в месте впадения в Рейн р. Неккар, находится Рейнско-Неккарская агломерация с городами Мангейм и Людвигсхафен. Наконец, к течению Неккара привязана еще одна агломерация, включающая в себя Штутгарт и целое созвездие примыкающих к нему более мелких городов. Уже за пределами этой рейнской цепочки расположены остальные крупные агломерации Германии: в южной части страны – Мюнхенская и Нюрнбергская, в северной – Гамбургская и Ганноверская, а в восточной – Берлинская.



Рис. 16. Городская агломерация Рейн-Рур в ФРГ



Рис. 17. Верхнесилезская городская агломерация в Польше

В ВЕЛИКОБРИТАНИИ среди агломераций (здесь они обычно именуются конурбациями – от лат. con – «с» и urbs – «город») ведущее место занимает Л о н д о н с к а я, население которой в зависимости от того, как проводят ее границы, варьирует в пределах от 7,6 млн до 12 млн человек. Далее идут Б о л ьш о й Бирмингем (Западный Мидленд) и Б о л ьш о й М а н-ч е с т е р с населением соответственно 3,2 и 2,6 млн человек, а также Л и д с (Западный Йоркшир) с населением 1,5 млн человек. Добавим, что некоторые авторы в число агломераций-миллионеров включают также Шеффилд (Южный Йоркшир) и Ливерпуль (Мерсейсайд).

В ИТАЛИИ к категории крупных городских агломераций относятся Миланская (4,1 млн человек), Неаполитанская (3,6 млн), Римская (3,5 млн) и Туринская (1, 6 млн).

Во ФРАНЦИИ выделяют Парижскую (11,3 млн человек), Лионскую (1,7 млн) и Марсельскую (1,5 млн) крупные агломерации.

В ПОЛЬШЕ три агломерации – Верхнесилезская, или Катовицкая, с населением 4 млн человек, Варшавская (2,2 млн) и Лодзинская (1,1 млн).

Верхнесилезская агломерация, сложившаяся в пределах угольного бассейна на площади 1,2 тыс. км2, является ярким примером полицентрической агломерации. Ее ядро образуют около двух десятков городов и несколько рабочих поселков, фактически сросшихся друг с другом (рис. 17). Они имеют единую систему электро-, газо– и водоснабжения, транспортную и социальную инфраструктуру. Например, университет расположен в Катовицах, политехнический институт – в Гливицах, оперный театр – в Бытоме, парк культуры и отдыха – в Хожуве. Средняя плотность населения в агломерации – более 1000 человек на 1 км7, но в центральной ее части она достигает 4000 человек на 1 км7.





Рис. 18. Городская агломерация Рандстад в Нидерландах

В НИДЕРЛАНДАХ иногда выделяют две агломерации – Амстердам и Роттердам. Но чаще говорят о единой для этой страны агломерации Рандстад Холланд с населением 6 млн человек. Название «Рандстад» в переводе означает «кольцевой город».

Действительно, 9 формирующих эту агломерацию более крупных городов, не говоря уже о 60 более мелких, образуют почти замкнутое урбанизированное кольцо (рис. 18). При этом каждый из главных городов выполняет свою важную функцию: Амстердам исторической столицы, финансового и культурного центра, Гаага – резиденции правительства, парламента, дипломатического корпуса, Роттердам – морских ворот агломерации и т. д. Средняя плотность населения в Рандстаде – 7000 человек на 1 км7. В урбанизированном кольцевом поясе она даже выше, а в центральной «зеленой зоне» – ниже.



Рис. 19. Английский мегалополис (по Г. Д. Костинскому)

В ИСПАНИИ также две агломерации с населением более 1 млн человек в каждой – Мадридская (5,1 млн) и Барселонская (3,9 млн).

Остальные агломерации-миллионеры находятся в Австрии (Вена – 2,1 млн человек), Бельгии (Брюссель – 1,7 млн), Болгарии (София – 1,2 млн), Венгрии (Будапешт – 2.6 млн), Греции (Афины – 3,1 млн), Дании (Копенгаген – 1,7 млн), Португалии (Лиссабон – 2,6 млн), Румынии (Бухарест – 2,2 млн), Чехии (Прага – 1,4 млн), Швеции (Стокгольм – 1,6 млн), Сербии (Белград —1.7 млн).

Современные городские агломерации зарубежной Европы, прежде всего моноцентрические, имеют довольно сложную внутреннюю структуру. Наиболее зрелые из них, подобно кольцам дерева, состоят из шести следующих структурных зон: 1) исторического городского ядра; 2) центральной зоны, включающей в себя помимо городского ядра ближайшую к нему интенсивно застроенную территорию; 3) внешней зоны со сплошной, но менее интенсивной застройкой; 4) первой пригородной зоны, которая обычно включает лесопарковый пояс и ближние города-спутники; 5) второй, более отдаленной, пригородной зоны с городами-спутниками; 6) территории обширного столичного региона. Первые три из них обычно образуют собственно город, первые четыре – «большой город», первые пять – агломерацию, все шесть– урбанизированный (метрополитенский) район. Такое структурное членение особенно важно учитывать при сравнении городов и агломераций, что хорошо демонстрирует сопоставительная таблица 10.

Фактическое слияние или территориальное сближение некоторых агломераций зарубежной Европы уже привело в нескольких случаях к формированию еще более крупных урбанистических образований – мегалополисов. К их числу относят прежде всего Английский и Рейнско-Рурский мегалополисы.

Английский мегалополис (рис. 19) включает в себя не менее двух десятков крупных агломераций с общим населением 30–35 млн человек, которые в совокупности занимают примерно 50 тыс. км2 территории. Главные его ядра образуют агломерации Лондона, Бирмингема, Манчестера и Ливерпуля.

Рейнско-Рурский мегалополис образовался на основе упоминавшихся выше агломераций ФРГ, расположенных по Рейну (Рейн – Рур, Рейн – Майн, Рейн – Неккар) и голландского Рандстада. Количественные параметры его примерно такие же, как у Английского мегалополиса. Однако, в отличие от него, этот мегалополис можно назвать межгосударственным.

Таблица 10

ТЕРРИТОРИАЛЬНАЯ СТРУКТУРА КРУПНЕЙШИХ ГОРОДСКИХ АГЛОМЕРАЦИЙ[11]



В последнее время эксперты Европейского союза стали выделять еще более крупный межгосударственный мегалополис, который по отечественной терминологии, наверное, правильнее было бы отнести к разряду урбанизированной зоны, или полосы. Он охватывает сопредельные урбанизированные районы пяти стран – Восточную Англию, Рандстад, Рейн – Рур, Бельгийско-Французский (Антверпен – Брюссель – Лилль) и Парижский районы. В таких границах эта урбанизированная зона занимает 230 тыс. км2, а население ее достигает 85 млн человек (при средней плотности 370 человек на 1 км2).

По мнению ученых, для процесса урбанизации в зарубежной Европе – как, впрочем, и в большинстве других экономически развитых регионов – характерны три последовательные стадии. Первая из них – стадия концентрации населения в городах, особенно крупных, которая в этом регионе продолжалась до середины XX в. Затем наступила вторая стадия – развитие субурбанизации и городских агломераций, пришедшаяся в основном на 50—60-е гг. XX в. В это время значительная часть населения покидала центральные зоны городов, которые стали специализироваться на непроизводственной сфере и превращаться в деловые центры либо приходить в запустение. Отток в пригороды охватил прежде всего имущие слои, а также пожилых людей, которые особенно чутко реагировали на ухудшение качества городской среды, рост преступности и другие социальные явления, проявлявшиеся в ядрах агломераций.

Переход к третьей стадии произошел в 1970-е гг., когда рост городских агломераций в целом замедлился и возникла «зеленая волна» – отток населения и производства в небольшие города и сельскую местность, где цены на землю значительно меньше, рабочая сила дешевле, да и условия окружающей среды более благоприятны. В таких внеагломерационных зонах особенно охотно размещают филиалы предприятий новейших отраслей машиностроения, вспомогательные научные и инженерно-технические службы, вычислительные центры.

Но все это отнюдь не свидетельствует о наступлении в зарубежной Европе эры дезурбанизации. Напротив, это означает, что урбанизация принимает новые формы и охватывает новые территории. О том же говорит и начавшееся возвращение лиц с высокими и средними доходами в центральные городские районы, где до этого концентрировались бедные слои населения. Эта центростремительная тенденция, получившая наименование джентрификации, объясняется тем, что многие проблемы центров городов переместились в их пригороды, которые поэтому стали терять прежнюю привлекательность. Согласно официальным прогнозам доля городского населения в регионе в перспективе может стабилизироваться на уровне 82 %.

11. Нефтегазоносный бассейн Северного моря

Нефтегазоносный бассейн Северного моря занимает площадь 660 тыс. км2. Поисково-разведочные работы в акватории этого моря начались в середине 60-х гг. XX в. и были вызваны двумя причинами. Первой из них явилось принятие Женевской конвенции 1958 г. о континентальном шельфе, которая создала правовую основу для раздела дна Северного моря. Сам этот раздел произошел уже в 1960-х гг., причем на долю Великобритании пришлось 46 % всей площади шельфа (до параллели 62° с. ш., принятой за границу моря при его разделе), Норвегии – 27, Нидерландов – 10, Дании – 9, ФРГ – 7, Бельгии и Франции – по 0,5°%. Вторая причина заключалась в том, что в 1959 г. на севере Нидерландов в провинции Гронинген было открыто газовое месторождение Слохтерен с извлекаемыми запасами в 2,5 трлн м3, т. е. относящееся к категории уникальных.[12] Эксплуатация его началась в 1963 г. Естественно, можно было предположить, что залежи углеводородов существуют и под морским дном.

После окончательного согласования границ секторов Великобритания, Норвегия и другие приморские страны стали выдавать лицензии на разведку запасов нефти и газа. Так, вся площадь норвежского шельфа южнее 62° с. ш. была разделена на блоки в соответствии с геофизической координатной сеткой по долготе и широте с шагом 1°. Каждый из 36 блоков получил свой порядковый номер и был разделен на 12 равных частей. На многие десятки подобных блоков (размеры 12 х 8 миль каждый) был разделен и шельф Великобритании. Затем эти блоки сдавали в концессию отдельным компаниям – как отечественным, так и иностранным. Первой страной, развернувшей поисковые работы на шельфе (в 1964 г.), была ФРГ. Почти одновременно они начались в Великобритании и Норвегии, затем в Дании.

В результате геолого-поисковых и геолого-разведочных работ были определены как размеры запасов нефти и природного газа, так и их размещение в пределах акватории Северного моря. По состоянию на середину 1990-х гг. в этой акватории было выявлено более 450 нефтяных, газоконденсатных и газовых месторождений. Общие достоверные и вероятные запасы нефти в Северном море оцениваются примерно в 3 млрд т, природного газа – в 4,5 трлн м3. Но по отдельным секторам они распределены довольно неравномерно.

В британском секторе моря обнаружено более 160 нефтяных месторождений с общими запасами 1,2млрдт (в том числе подтвержденные – 600 млн т), из которых несколько десятков уже разрабатываются. Разведаны также более 60 газовых месторождений с общими запасами 1,2 трлн м3 (в том числе подтвержденные – 650 млрд м3), из которых разрабатывается более половины. В норвежском секторе Северного моря обнаружено более 200 месторождений углеводородов, из которых свыше 60 разрабатываются. Общие запасы нефти оцениваются в 1,6–1,7млрдт (в том числе подтвержденные – 1,2 млрд т), а природного газа – в 3 трлн м3 (в том числе подтвержденные – 1,3 трлн м3). Остальные секторы Северного моря значительно беднее ресурсами нефти и газа. В Дании и Нидерландах пока разрабатывается всего несколько морских залежей, а первое газовое месторождение на германском шельфе введено в эксплуатацию только в 1999 г.

Хотя оценке перспектив нефгегазоносности Североморского бассейна посвящено довольно много исследований, мнения специалистов зачастую существенно расходятся. Некоторые из них отмечают, что геологи ежегодно открывают здесь все новые и новые нефтяные и газовые залежи. Кроме того, поисково-разведочные работы фактически уже вышли далеко за пределы собственно Северного моря и ведутся в акваториях Ирландского моря, Ла-Манша, на атлантическом шельфе Ирландии, на восточной окраине Атлантики (к западу от Шетландских о-вов), наконец, в Норвежском море – на так называемом средне-норвежском шельфе, где, кстати, они уже привели к открытию очень крупного газового месторождения Хальтенботтен (Хальтенбанкен), расположенного на широте г. Тронхейм. Другие специалисты – также вполне резонно – указывают по крайней мере на два «отягчающих» обстоятельства. Во-первых, к северу от 62-й параллели горно-геологические условия залегания углеводородов, как правило, менее благоприятны, чем в основной акватории Северного моря, так что нефтяные и газовые скважины здесь нередко приходится бурить до глубины 3500–4500 м. Во-вторых, в подавляющем большинстве открываемые месторождения оказываются сравнительно небольшими по размерам, и в перспективе, следовательно, они не смогут компенсировать уменьшение добычи на действующих наиболее эффективных месторождениях. Например, британские специалисты полагают, что в 1995–2010 гг. может начаться эксплуатация более ста новых месторождений. Но при этом речь идет преимущественно о мелких месторождениях-спутниках уже хорошо освоенных крупных объектов нефтедобычи.

Представление о добыче нефти в целом по бассейну Северного моря и по отдельным секторам (странам) дает таблица 11.

Данные таблицы 11 позволяют сделать три взаимосвязанных вывода. Во-первых, о том, что до середины 1980-х гг. в североморской добыче нефти первенствовала Великобритания. Однако затем добыча в британском секторе моря резко упала (что объясняется даже не столько истощением запасов, сколько серией аварий на нефтепромыслах), но в 1990-х гг. снова поднялась. Во-вторых, о том, что за последнее десятилетие, обогнав Великобританию, на первое место по размерам нефтедобычи вышла Норвегия. Это связано в первую очередь с опережающим ростом разведанных запасов нефти. В-третьих, о том, что остальные североморские страны имеют относительно небольшую нефтедобычу. Впрочем, и при этой добыче Дания, например, достигла полного самообеспечения нефтью и газовым конденсатом.

Таблица 11

ДИНАМИКА ДОБЫЧИ НЕФТИ НА ШЕЛЬФЕ СЕВЕРНОГО МОРЯ, млн т



По размерам добычи природного газа также особо выделяются две страны – Великобритания и Норвегия, но первенство пока остается за первой из них. Добыча природного газа в Великобритании в 1990 г. достигла 45млрдм3, в 1995 г. – 72 млрд, а в 2005 г. – 88 млрд м3. Соответствующие показатели для Норвегии – 26 млрд м3, 28 млрд и 85 млрд м3. Быстрое наращивание добычи в 1990-е гг. объясняется открытием и освоением нескольких очень крупных газовых месторождений, в первую очередь в Норвегии. Добыча природного газа в секторах Дании, Нидерландов и тем более ФРГ относительно невелика.

Сравнивая Великобританию и Норвегию по размерам экспортных поставок нефти и природного газа, можно обнаружить как черты сходства, так и черты различия. Сходство относится прежде всего к нефти, поскольку обе страны выступают в роли крупных ее экспортеров. Еще в середине 1980-х гг. экспорт нефти из Великобритании достиг 80 млн т, что ставило эту страну на пятое место в мире, после СССР, Саудовской Аравии, Ирана и Ирака. Во второй половине 1980-х гг. британский экспорт уменьшился до 50 млн т, но к 2005 г. снова вырос до 75 млн т. Экспорт нефти из Норвегии в середине 1980-х гг. составлял 30–40 млн т, но затем – по мере освоения новых месторождений – стал быстро увеличиваться, поднявшись в 1990 г. до 80млнт, в 1995 г. – до 110 млн т и в 2005 г. – до 135 млн т. Ныне по этому показателю Норвегия занимает четвертое место в мире после Саудовской Аравии, России и Ирана (табл. 86 в книге I).

Что же касается природного газа, то Великобритания до недавнего времени его вообще не экспортировала, целиком используя этот вид топлива для внутреннего потребления. Только в 1998 г. был проложен международный газопровод под названием «Интерконнектор», который соединил газовую сеть Великобритании с газовыми системами континентальной Европы. Норвегия же, напротив, уже давно специализировалась на экспорте добываемого в Северном море природного газа в другие страны Европы, вывозя примерно 75 млрд м3 в год. Считают, что по экспорту не всего, а трубопроводного газа она вышла на третье место в мире после России и Канады.





Рис. 20. Нефтегазоносный бассейн Северного моря

С географической точки зрения особый интерес представляет знакомство с расположением нефтяных и газовых месторождений в акватории Северного моря, которое показано на рисунке 20. При его рассмотрении прежде всего бросается в глаза наличие в пределах акватории моря трех главных зон нефтегазонакопления и добычи – южной, центральной и северной.

Южную зону образуют чисто газовые месторождения британского и нидерландского секторов. Они начали эксплуатироваться первыми, еще в 1960-х гг. Тогда же были построены подводные газопроводы, связывающие эти месторождения с побережьем Англии и Нидерландов, благодаря которым североморский газ поступает в единые газораспределительные сети обеих стран, а теперь (благодаря «Интерконнектору») – ив другие страны Европы.

Центральная зона протягивается с северо-запада на юго-восток в центральной части моря: именно в этом направлении проходит система грабенов, с которыми генетически связаны залежи углеводородов, причем преобладают здесь нефтяные и газонефтяные месторождения. Крупнейшее из них – Экофиск с первоначальными запасами нефти около 400 млн т и газа около 300 млрд м3 (при глубине моря 70 м). Оно было открыто в 1969 г., а добыча началась здесь в 1971 г. Теперь на базе семи месторождений этого района работает комплекс, включающий в себя хранилища нефти и газа и другие сооружения. Отсюда же проложены главные подводные трубопроводы: нефтепровод Экофиск – Тиссайд (354 км), по которому нефть поступает в Великобританию, и двухниточный газопровод Экофиск – Эмден (442 км), позволяющий транспортировать в ФРГ более 20 млрд м3 газа в год. Освоение и введение в эксплуатацию в 1990-х гг. еще одного крупного газового месторождения – Слейпнер – позволило построить магистральный газопровод, который соединил эту зону Северного моря с бельгийским портом Зебрюгге и французским портом Дюнкерк. Этот газопровод «НорФра» длиной 850 км стал самым протяженным подводным газопроводом в мире; его пропускная способность – 14 млрд м3 газа в год. В британском секторе еще один нефтепровод связывает месторождение Фергюс с районом Абердина.

С 1990-х гг. особенно быстро росла добыча нефти и газа в с е в е р н о й з о н е моря, которая вытянута вдоль цепочки подводных грабенов в меридиональном направлении, причем глубина моря здесь возрастает до 100–150 м. Интересно, что некоторые из месторождений этой зоны находятся как раз на границе британского и норвежского секторов и разрабатываются обеими странами. Это относится к газовому месторождению Фригг, откуда добываемый газ по подводному газопроводу транспортируется в Великобританию (Фергюс). Это относится и к нефтегазовому месторождению Мёрчисон, откуда по подводному нефтепроводу добываемая нефть направляется для переработки на Шетландские о-ва. Наконец, это относится и к самому крупному нефтегазовому месторождению северной зоны – Статфьорд, которое было введено в эксплуатацию в 1979 г. Тогда же только в его норвежской части извлекаемые запасы оценивались в 380 млн т нефти и 30 млрд м3 природного газа. Нефть этого месторождения вывозится танкерами непосредственно с морских терминалов, а природный газ по подводному газопроводу транспортируется в Фергюс.

Возникает естественный вопрос: почему до недавнего времени не было ни одного трубопровода от месторождений Северного моря непосредственно к побережью Норвегии? Ответ на него заключается в том, что у побережья этой страны проходит глубоководный (300–400 и до 700 м) желоб, сильно затрудняющий транспортирование нефти и газа по дну моря. Однако норвежская государственная компания «Норск Гидро» разработала и осуществила проект «Статпайп», предусматривавший сооружение подводных трубопроводов через этот желоб. В 1988 г. был построен первый нефтепровод от месторождения Осеберг в район Бергена. Затем вошел в эксплуатацию газопровод Статфьорд – район Ставангера.

Актуальность подобных проектов еще более возросла после открытия в норвежском секторе крупнейшего газового месторождения Тролль, находящегося в 60–80 км от берега к северо-западу от Бергена. Запасы его оцениваются в 1,3–1,5 трлнм3. Газовая залежь здесь находится на глубине 1300–1600 м под дном моря, а глубина самого моря приближается к 350 м. Добыча природного газа на этом месторождении уже близка к 50 млрд м3 в год. Именно с ним в Норвегии связывают основные перспективы расширения экспортных поставок газа в Европу.

Обустройство газового месторождения Тролль в какой-то мере можно считать уникальным. В 1996 г. здесь была введена в эксплуатацию гигантская буровая платформа, представляющая собой производственный и жилой комплекс. Вес этой платформы составляет 660 тыс. т, и буксировали ее к месту установки самые мощные в мире буксиры. Общая высота платформы – 472 м, из которых 300 м приходятся на подводную часть. В качестве балласта для обеспечения необходимой устойчивости в полое бетонное основание платформы через специальные клапаны залита морская вода. Под действием массы балласта и давления воды нижняя секция платформы погрузилась в морское дно на 11 м, где и останется на 70 лет предполагаемого срока службы этой буровой. Персонал платформы работает по вахтовому методу. Вахта для каждой смены, состоящей из 60–70 человек, продолжается две недели.

Бурное развитие нефтяной и газовой промышленности в акватории Северного моря привело к заметному экономическому росту некоторых прибрежных районов. В Великобритании к ним относятся северо-восточная часть Шотландии, Тиссайд, Шетландские и Оркнейские о-ва, в Норвегии – Берген и в особенности Ставангер, который превратился в главный центр обслуживания нефте– и газопроводов на побережье и на шельфе Северного моря.

Однако такое развитие имело и некоторые негативные последствия. Например, оно отрицательно сказалось на рыболовстве: ведь знаменитая рыболовная Доггер-банка как раз совпадает с южной частью Центральной зоны, которая ныне буквально «нашпигована» нефтяными скважинами. Десятки буровых платформ представляют немалую угрозу и для судоходства, тем более что плотность движения судов (до 500 в сутки) здесь очень велика.

Но еще большие отрицательные последствия может иметь нарушение экологического равновесия. Еще в 1977 г. на одной из скважин промысла Экофиск произошла авария, в результате которой в море вылилось 120 тыс. т нефти. Да и при безаварийной добыче ежегодно в него попадает 20–25 тыс. т нефти, и это не говоря уже о 500-метровых зонах вокруг буровых платформ, фактически превращенных в «зоны смерти». Нельзя забывать и о том, что по дну Северного моря проложено более 6000 км трубопроводов, а предполагается проложить еще больше. Только в последнее время прибрежные государства стали принимать более строгие меры для охраны водной среды.

12. Зарубежная Европа: сдвиги в географии энергопотребления

До Второй мировой войны топливно-энергетическое хозяйство зарубежной Европы ориентировалось в основном на собственные энергоресурсы. При этом в топливно-энергетических балансах большинства стран преобладал уголь, значительные запасы которого имелись в Германии, Великобритании, во Франции, в Бельгии, Польше, Чехословакии, некоторых других странах. Но в послевоенный период в топливно-энергетическом хозяйстве зарубежной Европы произошли кардинальные структурные и географические изменения, связанные со сдвигами в структуре потребления топлива. Соответственно сложились и совершенно иные пропорции между собственными и внешними источниками топлива и энергии.

В качестве одной из тенденций можно отметить неуклонное уменьшение самообеспеченности энергоресурсами стран региона. Так, к концу 1990-х гг. в большинстве стран Западной Европы она сократилась до 1/41/3, в лучшем случае до 1/2 (табл. 12) и только в Великобритании и Норвегии оставалась очень большой.

Такое снижение самообеспеченности явилось прямым следствием уменьшения в энергопотреблении доли угля и увеличения доли нефти и природного газа, ресурсы которых в зарубежной Европе не столь велики. Отсюда и рост зависимости от импорта энергоресурсов.

Таблица 12

СТРАНЫ ЗАРУБЕЖНОЙ ЕВРОПЫ, В КОТОРЫХ В НАЧАЛЕ XXI в. ЧИСТЫЙ ИМПОРТ ЭНЕРГОНОСИТЕЛЕЙ (В % ОТ ВСЕГО КОММЕРЧЕСКОГО ЭНЕРГОПОТРЕБЛЕНИЯ) ПРЕВЫШАЛ 50%



Сокращение доли угля в энергопотреблении началось в зарубежной – в особенности в Западной Европе уже в первый послевоенный период, а в 1990-х гг. его доля стабилизировалась на уровне примерно 1/5. Соответственно в Великобритании уровень угледобычи за это время снизился в четыре,[13] а в ФРГ – в три раза. К 2008 г. в Бельгии, во Франции, в Великобритании уже были закрыты все угольные шахты, а Германия закроет их к 2018 г. Впрочем, в известной мере такое сильное сокращение добычи компенсируется импортом более дешевого заморского угля – из ЮАР, Австралии, Колумбии, США. В 2000 г. уже 2/3 общего спроса на уголь в Западной Европе удовлетворялось за счет импорта (165 млн т), а к 2020 г., согласно прогнозам, доля импорта увеличится до 4/5.

Длительный период дешевой нефти привел к тому, что в зарубежной Европе именно она заняла первую строчку в структуре потребления энергоресурсов, причем доля ее достигла 1/2. После энергетического кризиса середины 1970-х гг. многие полагали, что к концу XX в. она уменьшится до 1/4, однако этого не случилось – она и теперь превышает 40 %.

Соответственно сохранилась и большая зависимость региона от импорта нефти. Если принимать в расчет только Западную Европу, то в 2005 г. в ней было потреблено 670млнт нефти, из которых импорт достиг 610 млн т. Зависимость Центрально-Восточной Европы от импорта нефти еще более велика. Зарубежная Европа снабжается нефтью из трех главных районов: 1) нефтегазоносного бассейна Северного моря; 2) развивающихся стран; 3) России (рис. 21).

Снабжение стран зарубежной Европы нефтью с промыслов С е в е р н о г о м о р я в первую очередь характеризует ту самую самообеспеченность этим видом топлива, о которой говорилось выше. Но поставки из Норвегии и Великобритании удовлетворяют лишь небольшую ее часть.

Нефть из развивающихся стран Африки, Азии и Латинской Америки поступает в зарубежную Европу разными морскими путями, которые можно подразделить на средиземноморские и атлантические. По Средиземному морю поступает нефть из стран Юго-Западной Азии, транспортируемая по Суэцкому каналу, и из средиземноморских стран Северной Африки, прежде всего из Алжира и Ливии. Для ее переработки в портах Марселе, Генуе, Таррагоне, Триесте, Аугусте были построены крупные НПЗ, причем самый мощный нефтеперерабатывающий комплекс на этом фланге (60 млн т в год) возник на Сицилии, выгодно расположенной на основных нефтяных трассах Средиземноморья. По просторам собственно Атлантического океана в зарубежную Европу поступает нефть из Юго-Западной Азии, Нигерии, Венесуэлы, некоторых других стран. Это привело к концентрации НПЗ в портах Роттердаме (80 млн т в год), Антверпене, Лондоне, Ливерпуле, Гавре, Гамбурге и др.

Но концентрация нефтепереработки в морских портах была характерна только для начального этапа, охватывавшего 50—60-е гг. XX в. Затем – с целью приблизить ее к районам потребления – началось сооружение нефтепроводов от портов в глубь территории региона. На средиземноморском фланге таких нефтепроводов три: крупнейший из них начинается у Марселя и идет на север по долине Роны, два других берут начало в Генуе и Триесте и проходят через Альпы. На собственно атлантическом фланге два нефтепровода протягиваются к Рейну от Роттердама и Вильгельмсхафена. Благодаря этим трубопроводным системам крупными центрами переработки нефти стали Ингольштадт, Карлсруэ, Кёльн в Германии, районы итальянской Ломбардии и испанской Месеты.

Что же касается третьего важнейшего источника нефтеснабжения зарубежной Европы – России, то в этом смысле ее с полным основанием можно назвать преемницей Советского Союза, который в течение четырех десятилетий снабжал нефтью и нефтепродуктами социалистические страны Восточной Европы, а также экспортировал их в Западную Европу. Именно с этой целью был построен крупнейший магистральный нефтепровод «Дружба», создан морской «нефтяной мост» Новороссийск – Бургас, налажен экспорт нефти через порты Балтийского моря, в первую очередь через литовский Вентспилс.

Вся эта нефтеэкспортная инфраструктура продолжает действовать и теперь. По «Дружбе» ежегодно 60 млн т нефти экспортируются в Польшу, Германию, Словакию, Чехию, Венгрию. Через Новороссийск (а также Одессу и Херсон) нефть морским путем вывозится в Италию, Испанию, во Францию. Продолжает работать «нефтяной мост» Новороссийск – Бургас.

В перспективе нефтеэкспортные возможности России должны еще больше возрасти, что связано в первую очередь с осуществлением двух больших проектов, первый из которых можно назвать северным, а второй – южным.



Северный проект заключается в строительстве Балтийской трубопроводной системы (БТС). Она должна обеспечить экспортный выход нефти из осваиваемого Тимано-Печорского нефтегазоносного бассейна, а также из Западной Сибири и Урало-Поволжья. С этой целью сооружены новые участки и расширены существующие нефтепроводы, связывающие северные районы Архангельской области с Ярославлем и далее с Киришами под Санкт-Петербургом. Отсюда нефтепровод прошел до нового морского терминала в Приморске (на северном берегу Финского залива), который был торжественно введен в строй в конце 2001 г. Этот нефтепровод «перехватит» значительную часть нефти, которая экспортировалась в зарубежную Европу через Вентспилс, что позволит избежать уплаты весьма высоких тарифов. В 2008 г. через нефтепорт в Приморске прошло уже 60 млн т российской нефти, а на южном берегу Финского залива был введен в эксплуатацию еще один глубоководный нефтепорт Усть-Луга, положивший начало формированию БТС-2.



Рис. 21. Снабжение зарубежной Европы нефтью

Южный проект связан со значительным расширением экспорта нефти (не только российской, но также казахстанской и азербайджанской) через черноморский порт Новороссийск. В соответствии с этим проектом также сооружены новые магистральные нефтепроводы, реконструированы действующие, а под Новороссийском, в Южной Озерейке, введен в строй большой нефтяной терминал. Первый танкер с казахстанской нефтью для Западной Европы вышел отсюда в октябре 2001 г.

Есть, однако, одно обстоятельство, затрудняющее развитие этого проекта. Оно заключается в том, что турецкие власти стремятся ограничить поток нефтегрузов через проливы Босфор и Дарданеллы, пропускная способность которых имеет определенные пределы. В связи с этим уже начато осуществление двух новых проектов, рассчитанных на транспортировку в Европу российской нефти в обход этих проливов. В обоих проектах исходными пунктами экспортных грузопотоков остаются Новороссийск и Туапсе, а конечными – болгарский порт Бургас и румынский порт Констанца. Из Бургаса уже прокладывается нефтепровод до греческого порта Александруполис на Эгейском море, откуда нефть морским путем будет доставляться в страны Западной Европы. А Констанца станет начальным пунктом Трансбалканского нефтепровода, который пройдет через пять стран до итальянского порта Трисет. В 2012 г. по нему будет перекачиваться 90 млн т нефти.

Крупнейшим в зарубежной Европе потребителем импортной нефти была и остается Германия. В этой стране потребляется 130–140 млн т нефтепродуктов в год, а поступают они в основном с германских же НПЗ, имеющих мощность по прямой перегонке в 110 млн т. Однако география импорта нефти в последние десятилетия изменилась весьма сильно. До энергетического кризиса середины 1970-х гг. главными ее поставщиками в ФРГ были Ливия и Саудовская Аравия, а в конце 1990-х гг. ими стали Россия (25 млн т), Норвегия (22 млн) и Великобритания (17 млн т). Кроме того, Германия ввозит нефть также (в порядке убывания) из Ливии, Сирии, Казахстана, Саудовской Аравии, Алжира, Анголы, Дании, Нигерии, Конго, Венесуэлы, Азербайджана, Нидерландов и Туниса. Такая диверсификация (раздробление) импорта нефти связана в первую очередь с политикой энергетической безопасности стран ЕС. В этих странах действует положение, согласно которому члены ЕС не могут зависеть от поставок энергоресурсов из одного источника более чем на 30 %.

Несмотря на то что в топливоснабжении зарубежной Европы первое место остается за нефтью, особенно большое внимание в последнее время привлекают вопросы, связанные с обеспечением потребностей этого региона в природном газе. Этот повышенный интерес объясняется многими общими причинами – устойчивой конкурентоспособностью газа на мировом рынке энергоресурсов, его экологическими преимуществами, удобством транспортирования, освоением новых прогрессивных технологий и др. Потребление природного газа в зарубежной Европе давно уже имеет тенденцию к непрерывному росту и к 2007 г. достигло почти 550 млрд м3. Это означает, что газовый рынок зарубежной Европы по объему годового потребления (17 % мирового) уступает только рынкам Северной Америки (26 %) и стран СНГ (22 %). Соответственно и доля природного газа в энергопотреблении зарубежной Европы увеличилась с 2 % в 1960-х гг., 8 % в 1970 г. и 14 % в 1980 г. до примерно 25 % в 2006 г. При этом главными импортерами были и остаются Германия (90 млрд м3 в год), Италия (70 млрд) и Франция (45 млрд м3). Согласно прогнозу газового баланса зарубежной Европы, к 2015 г. спрос на природный газ в этом регионе может возрасти до 640 млрд м3 (в том числе в Западной Европе – до 500 млрд и в Центрально-Восточной – до 140 млрд м3).

Зарубежная Европа снабжается природным газом из четырех главных районов: 1) Нидерландов, 2) нефтегазоносного бассейна Северного моря, 3) стран Северной Африки, 4) России. По данным Международного энергетического агентства (МЭА), в конце 1990-х гг. на европейском газовом рынке соотношение этих четырех регионов было следующим: голландским газом удовлетворялось 25 % потребностей, норвежским – 17, североафриканским – 17 и российским – 41 %. Следовательно, самообеспеченность зарубежной Европы природным газом (первые два показателя) можно оценить в 42 %, а степень ее импортной зависимости – в 58 %. Со временем, однако, эта зависимость будет, по всей вероятности, возрастать, что открывает новые возможности и перед Россией, и перед Северной Африкой.

Кратко охарактеризуем каждый из четырех источников газоснабжения стран зарубежной Европы.

Нидерланды начали экспортировать природный газ в 1960-х гг. – после освоения гигантского месторождения Слохтерен в провинции Гронинген. Со временем для транспортирования этого газа были построены газопроводы Слохтерен – Брюссель, Слохтерен – Гамбург и так называемый Трансъевропейский, проложенный через территории ФРГ, Швейцарии до района Милана в Северной Италии (длина его 810 км). Эта система газоснабжения продолжает работать и в наши дни, но возможности увеличения поставок голландского газа специалисты считают уже довольно ограниченными. В 2005 г. Нидерланды экспортировали 50 млрд м3 природного газа.



Рис. 22. Экспорт сжиженного природного газа из Северной Африки в Западную Европу (по Л. В. Деточенко)

Из стран, добывающих природный газ в акватории Северного моря, как уже было отмечено, главная роль принадлежит Норвегии. Она экспортирует около 70 млрд м3 газа в Германию, Великобританию, Бельгию, Австрию, Испанию, Чехию и ведет соответствующие переговоры с Данией, Швецией, Польшей, Словакией и Венгрией. Все время увеличивая свои экспортные поставки, Норвегия была и продолжает оставаться главным конкурентом российского «Газпрома» на газовом рынке зарубежной Европы. После сооружения газопровода «Интерконнектор» в континентальную Европу стал поступать и британский газ.

Среди стран Северной Африки специализацию на экспорте природного газа в зарубежную Европу имеют Алжир и Ливия, обладающие очень большими запасами этого вида топлива при довольно низком уровне собственного потребления. Однако доля Ливии в этом экспорте сравнительно невелика. Что же касается Алжира, то он экспортирует около 60 млрд м3 газа, причем в перспективе эти объемы вполне могут возрасти. Природный газ из Алжира экспортируется в Европу и в сжиженном виде, и по газопроводам.

Алжир еще в 1960-е гг. стал первой страной в мире, начавшей экспортировать сжиженный природный газ (СПГ), и в 70—80-х гг. XX в. здесь была создана соответствующая довольно мощная инфраструктура: были обустроены крупные газовые месторождения, построены заводы по сжижению газа, газоэкспортные терминалы. В середине 1990-х гг. СПГ из Алжира по долгосрочным контрактам и разовым сделкам получали Франция, Бельгия, Испания, Италия, Великобритания, Германия, где были оборудованы терминалы по приему СПГ (рис. 22). Позднее алжирский СПГ стал поступать и в Турцию. Кроме того, для транспортирования алжирского газа в Италию в 1982 г. был построен Транссредиземноморский газопровод длиной 2,5 тыс. км, на протяжении 600 км проходящий по морскому дну. В середине 1990-х гг., после сооружения новых ниток этого газопровода, его пропускная способность была значительно увеличена. Тогда же был введен в эксплуатацию еще один магистральный газопровод – «Магриб – Европа» длиной 1400 км. Он соединил газовые месторождения Алжира с Испанией (Кордова) через Гибралтарский пролив. Труба была проложена на глубине 400 м по дну этого пролива, откуда пришлось убрать остовы многочисленных судов, затонувших здесь во время Второй мировой войны. Встретившиеся на пути подводные впадины засыпали камнем, специально доставленным из Норвегии.

К сказанному можно добавить, что начинают возрастать поставки газа в Европу из Ливии, начались поставки из Египта. Из стран Тропической Африки в поставки СПГ включилась Нигерия. А на очереди еще страны Юго-Западной Азии, прежде всего Иран и Катар, которые уже начали транспортировать сжиженный газ в Европу и намечают увеличение его поставок.

Четвертым крупным поставщиком природного газа в зарубежную Европу была и остается Россия, значительно превосходящая по объему поставок и Норвегию, и Нидерланды, и Алжир. Уже в 2000 г. российские поставки, осуществляемые «Газпромом», достигли 130 млрд м3 (в том числе в Западную Европу – около 90 млрд и в Центрально-Восточную – более 40 млрд м3). Крупнейшими импортерами российского природного газа стали: Германия (40 млрд м3), Италия (17 млрд), Франция (11 млрд), Чехия (8 млрд), Польша, Венгрия и Словакия (по 7млрдм3). Кроме того, этот газ получают Финляндия, Австрия, Швейцария, Румыния, Болгария, Сербия, Хорватия, Словения, Босния и Герцеговина, Греция, Турция. В 2007 г. Россия обеспечивала уже 50 % всего газового импорта зарубежной Европы. Добавим, что российский газ получают также Украина (65–70 млрд м3) и Белоруссия (18–20 млрд м3). Для снабжения природным газом сначала Восточной, а затем и Западной Европы еще в советское время были сооружены крупнейшие магистральные газопроводы «Союз» и «Братство», западные отрезки которых проходят через территорию Украины. Один газопровод был проложен через Выборг в Финляндию (рис. 23).

Согласно уже заключенным и предполагаемым контрактам, общий объем экспорта российского природного газа в зарубежную Европу к 2010 г. возрастет, как минимум, до 200 млрд м3, что требует сооружения новых газопроводных магистралей. Важнейшая из них– газопроводная «Голубой поток», «Северный поток» и «Южный поток».



Рис. 23. Основные газопроводы из России и стран СНГ в Европу (по Р. И. Вяхиреву и А. А. Макарову)



Рис. 24. Газопровод «Голубой поток»

Газопровод «Голубой поток» был сооружен в 2000–2002 гг. для поставки российского природного газа в Турцию. Этот газ добывают на севере Западной Сибири (месторождение Заполярное), откуда он по системе действующих газопроводов поступает на территорию Ставропольского края. А собственно «Голубой поток», имеющий протяженность 1213 км, состоит из трех последовательных участков (рис. 25). Первый из них – сухопутный участок Изобильный – Джубга, второй – морской, проходящий по дну Черного моря и имеющий длину 393 км, третий, тоже сухопутный, соединяет турецкий порт Самсун с Анкарой. Специалисты полагают, что после ввода в эксплуатацию морской участок этого газопровода стал самым глубоководным в мире, поскольку на его трассе встречаются глубины до 2000 м. Прокладку морской части «Голубого потока» осуществляла итальянская фирма ENI, уже имевшая опыт подобных работ в Средиземном и Северном морях, в Мексиканском заливе. «Голубой поток» рассчитан на прокачку 16 млрд м3 газа в год. Он уже используется в Турции для газификации жилого фонда, перевода на газовое топливо отдельных ТЭС.

Уже начато сооружение Североевропейского газопровода (СЕГ), который получил наименование «Северный поток» (Nordstrim), он также напрямую, без стран-посредников, соединит Россию с Германией (рис. 25). Этот газопровод, как и «Голубой поток», будет состоять из двух сухопутных и одного морского участка. В России он пройдет от г. Грязовец в Вологодской области до г. Выборг в Ленинградской области. Данная трасса длиной 917 км соединит СЕГ с единой системой газоснабжения России. Морская часть газопровода длиной 1200 км пройдет по дну Балтийского моря от Выборга до немецкого города Грайфсвальд (максимальная глубина моря в зоне прокладки трубы составляет 210 м). Третий участок снова пройдет по суше, но уже по территории Германии.

Первую нитку «Северного потока» пропускной способностью 27,5 млрд м3 газа в год намечено ввести в эксплуатацию в 2010 г. После ввода второй нитки мощность СЕГ удвоится. После этого Германия в добавление к нынешним 40 млрд м3 российского газа будет получать еще 50–55 млрд м3. Предполагается также, что в дальнейшем «Северный поток» будет снабжать газом Великобританию, Данию, Нидерланды, Францию.





Рис. 25. Строящиеся газопроводы «Северный поток» и «Южный поток»

Перспективы «подпитки» этого газопровода связаны в первую очередь с уже начавшимся освоением одного из крупнейших в мире (3,2 трлн м3) Штокмановского газоконденсатного месторождения, открытого в 1988 г. в Баренцевом море в 550 км к северу от Мурманска. По расчетам здесь будут добывать 60 млрд м3 в год, с перспективой дальнейшего роста добычи. Часть получаемого здесь газа будет использоваться для нужд России, а часть будет направлена на экспорт. Это значит, что придется проложить газопровод Мурманск – Выборг.

В 2008 г. было заключено соглашение о сооружении еще одного газопровода, соединяющего Россию и Европу через акваторию Черного моря. После пересечения этой акватории труба сначала выйдет на поверхность в Болгарии, а далее разделится на две ветви. Южная ветвь обеспечит газом Болгарию, Грецию и южную часть Италии, а северная – Сербию, Венгрию, Австрию и северную часть Италии (рис. 25). Сооружение «Южного потока» предполагается закончить в 2013 г.

В общеевропейской системе энергоснабжения все большую роль начинает играть экспорт и импорт электроэнергии. Достаточно сказать, что только в странах Европейского союза уже к середине 1990-х гг. он достиг 300 млрд кВтч, или 14 % от общего производства электроэнергии странами Союза. При этом в качестве крупнейших экспортеров электроэнергии выступают Франция (73 млрд кВт•ч), Швейцария (36 млрд) и Германия (34 млрд), а в качестве главных ее импортеров – Германия (34 млрд), Швейцария (30 млрд) и Великобритания (16 млрд кВт•ч).

Для обмена электроэнергией в зарубежной Европе созданы две крупные объединенные энергосистемы. Первая из них – «Союз по координации производства и передачи электроэнергии» (иСРТЕ) – объединяет электростанции 15 стран Западной и Южной Европы суммарной мощностью более 400 млн кВт. Вторая – Nordel – объединяет электростанции пяти стран Северной Европы суммарной мощностью в 60 млн кВт. Страны Восточной Европы и СССР до начала 1990-х гг. имели свою Объединенную энергосистему «Мир» суммарной мощностью в 230 млн кВт с Центральным диспетчерским управлением в Праге. Для передачи электроэнергии из СССР в страны Восточной Европы было сооружено несколько ЛЭП высокого и сверхвысокого напряжения. Однако после распада социалистической системы и Советского Союза энергосистема «Мир» перестала существовать, а Польша, Венгрия, Чехия, Словакия создали свое энергообъединение «Централ» (60 млн кВт). Отдельно стала работать и Единая энергосистема (ЕЭС) России с суммарной мощностью электростанций 220 млн кВт.

В 1990-х гг., после падения «железного занавеса», интеграционные тенденции в электроэнергетике Европы заметно возросли, причем проследить их можно по трем направлениям. Во-первых, это стремление к созданию единой энергосистемы всей зарубежной Европы (за пределами стран СНГ). Во-вторых, это уже неоднократно предпринимавшиеся попытки формирования объединенной энергетической системы стран СНГ под условным названием «Евразия». О степени реализации этой идеи может свидетельствовать тот факт, что к началу 2002 г. РАО «ЕЭС России» удалось восстановить параллельную работу энергосистемы со всеми остальными странами СНГ и со странами Балтии. И в-третьих, это увеличение обмена электроэнергией между Восточной и Западной Европой. В системе этого «электроэнергетического моста» России отводится роль крупнейшего потенциального экспортера электроэнергии. Во всяком случае, по данным РАО «ЕЭС России», страна уже сейчас имеет возможность экспортировать как минимум 40–50 млрд кВтч электроэнергии в год (а как максимум 100–150 млрд).

Осуществление всех этих проектов открыло бы возможность создания «Общеевропейского энергетического дома», вполне созвучного идеям принятой в 1991 г. Европейской Энергетической хартии. Однако принятый недавно Еврокомитетом «третий энергетический наказ» предусматривает ограничение иностранных инвестиций в европейскую энергетику, а также разделение производства энергии и транспортной инфраструктуры. Обе эти меры затрагивают интересы российского концерна «Газпром».

13. «Нефтегазовый мост» Каспий – Европа

В ближайшей перспективе все большую роль в энергоснабжении зарубежной Европы будет играть район Каспийского моря, который в начале XXI в. вообще обещает стать одним из главных поставщиков нефти и природного газа на мировой рынок. Одновременно проблема «Каспий – Европа» уже превратилась в узел не только экономических, но и прежде всего геополитических противоречий. Она затрагивает как акваторию самого моря, так и прибрежные территории, богатые ресурсами углеводородов.



Достарыңызбен бөлісу:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   43


©kzref.org 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет