«Волков С. И «без вести» пропавший лейтенант «неизвестной» дивизии»



жүктеу 135.93 Kb.
Дата02.05.2019
өлшемі135.93 Kb.

«Волков С.И – «без вести» пропавший лейтенант «неизвестной» дивизии».

Сколько бы лет не прошло, сколько бы секретных материалов не было обнародовано, но история Великой Отечественной войны так и останется белым пятном в истории моей страны. Противоречиво и ошибочно мнение о значимости каждой из битв той войны: оборона Москвы, снятие блокады Ленинграда, Курская битва, Берлинская операция - за каждым из этих сражений стоят армии, дивизии, полки и отдельные судьбы солдат. Сталинградская битва — самое кровопролитное сражение в истории человечества, по приблизительным подсчётам, суммарные потери обеих сторон в этом сражении превышают два миллиона человек. Овладение Сталинградом было очень важным для Гитлера по нескольким причинам. Это был крупный индустриальный город на берегу Волги, по которой и вдоль которой пролегали жизненно важные транспортные маршруты. А ещё город носил имя Сталина — главного врага Гитлера и делал захват города выигрышным идеологическим и пропагандистским ходом. В одной английской газете, восхищаясь мужеством защитников разрушенного города писали: «За 28 дней войска Гитлера захватили Францию, а в Сталинграде они продвинулись всего на 3 улицы». Здесь в 1943 году была окружена 6 немецкая армия под командованием фельдмаршала Паульса, а в Германии был объявлен трехдневный траур. Но данному успеху предшествовала затяжная, многомесячная оборона подступов к городу. С июля по сентябрь 1942 года под населённым пунктом Суровикино стояли насмерть 13 наших земляков из 229 стрелковой дивизии, сформированной в Синицино в декабре 1941 года. Кто-то остался лежать в волжских степях, кто-то перенёс унижения немецкого плена и только единицы вышли из окружения и продолжили боевой путь. «Пропал без вести» - эти слова в годы войны давали надежду на случайную ошибку и веру в то, что близкий человек жив. Родные так и жили с надеждой и верой, что пропавший вернётся, даже спустя десятилетия после победы. Одной из них была Устинья Васильевна Волкова, жительница деревни Макарово, потерявшая в августе 1942 года старшего сына Сергея. Он защищал Сталинград в составе 126 стрелковой дивизии, и так же как 4,5 тысячи своих сослуживцев числился «пропавшим без вести». Но благодаря поисковым отрядам и неравнодушным людям, для которых история родного края и страны дорога, находят останки погибших защитников, разыскивают их родственников и тем самым восстанавливают справедливость. Один из поисковых отрядов «Стальное пламя» в июне 2005 года недалеко от станции Абганерово Волгоградской области раскопал несколько штабных блиндажей. Позже были установлены имена 14 офицеров штаба 126-й стрелковой дивизии, которые «пропали без вести 29 августа 1942 года в районе станции Абганерово Аксайского района Сталинградской области». Среди них был наш земляк старший лейтенант Волков Сергей Иванович, о судьбе которого не знала семья целых 66 лет. Случайно из интернета об этой находке узнала дочь погибшего лейтенанта Котельникова Клавдия Сергеевна.

Летом этого года исполнится 70 лет с момента гибели во время битвы за Сталинград Волкова С.И и почти всё это время его судьба была неизвестной, а в архивах числился под формулировкой «пропал без вести». Важно восстановить для земляков память об одном из участников Великой Отечественной войны.

Неизвестная дивизия.

В июне 2005 года в Волгоградской области поисковиками казачьего поискового отряда «Стальное пламя» Волгоградской региональной молодёжной общественной организации «Поиск» были сделаны сенсационные находки: в районе станции Абганерово Светлоярского района Волгоградской области в балке Дубовой 1, что в 8 км северо-западнее станции, было обнаружено более 20 разрушенных блиндажей с останками погибших. За две недели поисковых работ удалось найти останки 40 человек, и только один солдатский медальон. В одном из блиндажей был найден портфель с достаточно хорошо сохранившимися семью резиновыми печатями и штампами Ворошиловской стрелковой дивизии – в/ч 4882. Дивизия с таким названием не упоминалась в великом сражении на Волге. Поисковиками был сделан запрос в Центральный архив Министерства обороны. Из ответа выяснилось, что дивизия формировалась в сентябре 1941 года на Дальнем Востоке в районе населённого пункта Ворошилов (второе формирование). Дивизия первого формирования участвовала в боях за Москву, затем была отведена на восстановление на Дальний Восток. Приказ о втором формировании Ворошиловской стрелковой дивизии издал Командующий Дальневосточным фронтом, генерал армии Апанасенко и командиром дивизии был назначен полковник Сорокин Владимир Евсеевич. 20 ноября 1941г. Ворошиловская дивизия была переименована в 126 стрелковую дивизию. До мая 1942 года продолжалась упорная боевая подготовка, и командующих Дальневосточным фронтом сделал выводы, что дивизия готова к выступлению на фронт, а именно под Сталинград.

8 июня 1942 года поступил приказ командующего Дальневосточным фронтом генерала Апанасенко И.Р. об отправке на фронт. Приказ об отправке дивизии на фронт был встречен всем личным составом с большим подъемом. 11 июля 1942 года 126 стрелковая дивизия имела: 12 553 человека личного состава. Она состояла из 3 стрелковых полков (550, 366 и 690), 358 артиллерийского полка, 175 ОСБ, 265 оиптд, 233 обс, 212 омсб, 198разведывательного батальона, 141 автомобильной роты, 280 полевой пекарни, учебного батальона, 168 зенитной роты, 191 миномётный батальон. Первого августа 1942 года дивизия вошла в состав 64 Армии Сталинградского фронта командующий генерал Армии М.С. Шумилов, 4 августа личный состав дивизии на внешнем оборонительном рубеже занял полосу по фронту до 24 км. О данном событии встречается и в воспоминаниях командира 29-й моторизованной дивизии генерал-лейтенанта Иоахима Лемельзена "Советскому командованию была ясна опасность удара 48-го танкового корпуса и оно подтянуло сюда все имевшиеся в его распоряжении резервы... Сюда прибыли переброшенная с Дальнего Востока 126-я стрелковая дивизия, так же как и 208-я дивизия, противотанковые артиллерийские части и танковые бригады. Здесь был сооружен внешний оборонительный пояс Сталинграда, представлявший собой систему бункеров, траншей и противотанковых сооружений»

5 августа дивизия приняла свой первый бой, затем перешли в наступление и заняли станцию Абганерово. Измотанная ежедневными боями 126 сд. несла большие потери, в её боевых рядах, вместе с пополнением оставалось 6495 бойцов.

24 августа командующий 64 армией ввел в сражение свои подвижные резервы и создал так называемую группу полковника Сорокина. В состав этой группы входили 126 сд, остатки 208 сд, Житомирское и Орджоникидзевское училища, а так же дивизион гвардейских минометов. Все части за исключением 126 сд. были малочисленны. Группа полковника Сорокина заняла оборону на рубеже п. Тебектенерово, ферма № 1. Штаб 126 сд. выполнял обязанности штаба группы.

Последний бой дивизии

Военные неудачи лета 1942 г. Стали причиной принятия решительных мер Ставкой Верховного главнокомандования. Именно с цель предотвращения отступления был издан приказ № 227. Моральное воздействие на войска приказа № 227 было огромным. Партийные и комсомольские организации разъясняли его воинам применительно к текущим боевым задачам.

«Верховное Главнокомандование Красной Армии приказывает:

1. Военным советам фронтов и прежде всего командующим фронтами:

а) безусловно ликвидировать отступательные настроения в войсках и железной рукой пресекать пропаганду о том, что мы можем и должны отступать и дальше на восток, что от такого отступления не будет якобы вреда;

б) безусловно снимать с поста и направлять в Ставку для привлечения к военному суду командующих армиями, допустивших самовольный отход войск с занимаемых позиций без приказа командования фронта;

в) сформировать в пределах фронта от одного до трех (смотря по обстановке) штрафных батальонов (по 800 человек), куда направлять средних и старших командиров и соответствующих политработников всех родов войск, провинившихся в нарушении дисциплины по трусости или неустойчивости, и поставить их на более трудные участки фронта, чтобы дать им возможность искупить кровью свои преступления против Родины...

Приказ прочесть во всех ротах, эскадронах, батареях, эскадрильях, командах, штабах.

Народный Комиссар Обороны Союза ССР И. Сталин»

«Когда этот приказ был получен - рассказывал генерал М. С. Шумилов,- он быстро был доведен до каждого бойца и командира и правильно понят войсками». В результате этого «части армии ни одного раза не оставили без приказа ни одного метра советской земли, и, например, 126-я дивизия во главе с командиром дивизии легла костьми на оборонительном рубеже, но без приказа не отошла».

В течение 25 дней дивизия продолжала беспрерывные бои, но главная задача для дивизии была поставлена командованием фронта в ночь с 28 на 29 августа - это был её последний бой. Как наиболее боеспособное соединение 126 стрелковая дивизия должна была прикрывать отход основных сил 64-й армии. И уже утром 29 августа гитлеровцы перешли в наступление. В сражении участвовало пять немецких дивизий: две танковые и три пехотные. В их составе действовало свыше 200 танков. Этой группировке противостояла сильно обескровленная в предыдущих боях 126-я сд, в строю насчитывалось чуть больше 3700 солдат и офицеров. В 6.30 ч. полковник В.Е. Сорокин доложил командующему Армии о начавшемся наступлении крупных танковых сил и мотопехоты противника. За немецкими танками двигались цепи пехоты. В небе появились бомбардировщики и истребители врага. Военфельдшер Лидия Константиновна Орлова о дне 29 августа вспоминала так: «С первыми лучами солнца послышался далёкий и глухой гул самолётов. Их было много – они закрыли солнце. Обрушились с включенными сиренами на окопы. Потом взрывы то справа, то слева, а то совсем рядом. Густо, очень густо ложились снаряды и мины. Всё гремело, кипело, клокотало. Душили толом – грудь выворачивало от кашля. Ждали – скоро появятся танки. Кажется, уже слышен их рокот и лязг. Танки действительно шли. Огромной черной лавиной. Их было до невероятности много… Они шли углом. Правее нас уже достигли окопов и начали их утюжить, пытаясь вдавить в землю всё живое.»

Наши подразделения смело, и решительно встретили во много раз превосходящие силы противника. Стойко и упорно держались бойцы. Несмотря на мощную постоянную огневую обработку, штурм танков противника, оборона дивизии была живучей. Пятнадцать танков противника прорываются к артиллерийским позициям. С их экипажами вступают в поединок орудийные расчеты. Отразив первую мощную атаку, части дивизии готовились к новому удару.

Примерно в 10.00 ч. началась вторая более мощная атака наших позиций. Немецкие самолеты сбрасывали бомбы на наши окопы. После авиабомбежки начался артобстрел. Враг думал, что уже уничтожил оборону. Но как только появились танки и пехота противника, на них обрушивался шквал огня. Все кто был жив, и могли стрелять, сражались до последнего дыхания. В ходе первого удара врагу удалось выявить расположение наших огневых точек. И теперь он вел прицельный огонь по обнаруженным точкам. Более 30 танков ворвались к артиллерийским позициям 20-го дивизиона, но

они подбили пять танков. Расчеты выкатили орудия на прямую наводку и продолжали уничтожать танки. Прорвавшиеся танковые подразделения несли большие потери, лишенные поддержки автоматчиков, вынуждены были вернуться обратно. В итоге и второй танковый удар врага был отбит. В ходе жестоких кровопролитных боев ряды дальневосточников редели. Но дивизия жила, и продолжала мужественно удерживать позиции под Абганерово. В эти трудные часы боя исключительную храбрость и отвагу проявили воины всех подразделений дивизии. В этих боях героизм стал нормой поведения каждого воина. Однако условия борьбы были явно не равны. Противник вводил в бой новые силы, а 126-я с.д пополнения не получала. Командующий армией обещал помочь, но помощи дивизия так и не получила. В 14.00 ч над боевыми позициями дивизионов появились немецкие самолеты. Вслед за самолетами начался третий жестокий артиллерийский обстрел. После чего более 100 фашистских танков прорвались через наши боевые порядки и устремились в глубь обороны.

Командующий 4-й танковой армией генерал Гот, узнав, что против него воюет не 64-я Армия, а всего лишь обескровленная 126 сд приказал обнаружить и уничтожить штаб командира 126 сд. До 40 танков и двух батальонов пехоты прорвались на стыке 366-го и 690-го сп, они приближались к Тебектенеровской балке. Для непосредственной обороны командного пункта дивизии были привлечены 175-й саперный батальон, комендантская рота и 168-я отдельная зенитная батарея. Фашистские танки и пехота вели огонь по окопам и блиндажам. Подразделения, обороняющие командный пункт несли большие потери. Нависла реальная угроза окружения командного пункта дивизии. Противник не сумел захватить КП дивизии сходу и бросил на обороняющихся десятки бомбардировщиков. Они сбрасывали на окопы и блиндажи тонны бомб. В результате бомбардировки танки противника перегруппировались и, как только скрылись самолеты, окружили штаб дивизии. В условиях полного окружения завязался кровопролитный бой. Офицеры и обслуживающие штаб спецподразделения штаба встретили противника гранатами и бутылками с горючей смесью. Они смогли подбить несколько танков. Но силы были не равны. Танки подошли вплотную и в упор расстреливали блиндажи штаба дивизии из пушек и пулеметов. Защитники на командном пункте сражались до последнего вздоха. В этом неровном бою погиб почти весь личный состав. Командир дивизии полковник В.Е. Сорокин, подбив гранатой танк, кинулся в блиндаж за гранатами, и тут перед входом сверкнуло пламя. Взрывная волна отбросила раненого комдива. В контуженом состоянии, без сознания, тяжелораненым, командир дивизии был схвачен немцами.

И лично я считаю, что 126 стрелковая дивизия полностью выполнила приказ №227. Обескровленная, измотанная постоянными боями дивизия смогла удерживать 5 дивизий противника в течение суток. Немцы наступали почти весь день, но даже погибшая дивизия смогла выполнить поставленную перед ней задачу. Они отдали свои жизни ради спасения целой армии, и к сожалению были забыты.

Необходимо добавить еще некоторые факты. Так, в течение всего боя дивизия, не смотря на просьбы командира, не получила никакой помощи от командующего 64-й армией.

28 августа в штабе дивизии проводился сбор документов на присвоение 126-й сд. звания «гвардейская», однако ни за бой 29 августа, ни позднее, после переформирования, дивизия это звание не получила. В этом виноватым себя считает бывший командующий 64-й армией Герой Советского Союза генерал-полковник Шумилов М.С. Из его письма полковнику Сорокину В.Е. от 4 июля 1973 г.: «Бойцы дивизии во все дни обороны Абганерово дрались геройски... После разгрома немцев под Сталинградом дивизия не была мною представлена к званию гвардейской. Я был уверен, что это сделает фронт. Я же не проверил. Вот моя вина перед воинами 126-й СД. Моя же характеристика, военная, дивизии и лично Вас, остается неизменной».

Согласно архивным документам, «…дивизия из 12 тыс. человек своего состава потеряла убитыми и ранеными 10749 бойцов и офицеров». И большая часть погибла именно 29 августа. Так же достоверно известно, что никто из личного состава за бой 29 августа никаких наград не получил

Волков Сергей Иванович

Волков Сергей Иванович родился в 1909 году в деревне Макарово, в семье Устиньи Васильевны и Ивана Егоровича. Он был старшим из трех братьев. Образование: общее – 4 класса, военное – курсы младших лейтенантов в 1938 году. До 1941 года служил на Дальнем Востоке. Был женат на Пахотиной Анастасии Алексеевне, на начало войны в семье Волковых было двое детей: Евгения и Владимир. В 1942 году зная, что его могут очень скоро отправить на фронт, он высылает детей и жену беременную третьим ребенком к себе на родину – в деревню Макарово. Позже когда его отправят на фронт, он напишет это письмо:

«Добрый день или вечер, дорогая семья: жена Тася, детки Женя, Вова и Клава. Шлю я вам свой дорогой привет и желаю всего наилучшего в жизни и здоровье. Привет дорогой мамаше Устинье Васильевне и сношкам Мане и Паше и племяннику Яше. Желаю всем быть здоровыми в жизни. Спешу сообщить: я жив и здоров. Со старого места выехал в вашем направлении. Вам это понятно куда. Ждите письмо с нового места жительства. Я пишу это письмо с дороги. Не знаю, встретите вы меня или нет. Я вам дал две телеграммы. Но получите или нет - это мне все является загадкой. Но дело в том, что вещи свои оставляю в Омске в камере хранения на вокзале и высылаю вам квитанцию на получение с доверенностью, а вы их получите. Только когда поедете, Тася, возьми пропуск у военного коменданта ст. Ишим. Я если поеду мимо, оставлю в камере хранения

на ст. Ишим. Конечно, мне хотелось побывать дома, но сейчас время не такое, когда можно разъезжать по гостям. Сильно обо мне не скучайте. Я жив и здоров. Если буду живой, приеду. Если не будет в живых, вспомните меня, и не сокрушайтесь сильно. Тася, вам моё одно пожелание: воспитай наших детей. Может все кончиться, и вы будете жить. Прощайте, мои дорогие. Шлю я вам свои пожелания на всю жизнь и целую вас всех».20.07.1942 г.

Единственной надеждой встретиться был только проезд через ст. Ишим и даже Анастасия Алексеевна приехала к моменту предполагаемой остановки состава, но эшелон из-за загруженности отправили по южной ветке через город Омск. Больше семья его живым не видела. Не увидел Сергей Иванович и свою младшую дочь Клавдию, а она его знала только по фотографиям. Клавдия Сергеевна вспоминает: «Жили мы на краю деревни. Однажды, играя со сверстниками, я увидела, что идет человек в военной форме. Бросилась к нему: «Па-а-а-па!» Он поднял меня высоко над головой. Ощущение счастья не передать словами! На мой крик выбежали мама, бабушка. И он… передал меня в их руки. Был это один из жителей деревни, уцелевший в той кровавой войне. Так и жила я с раненым сердцем, ожидая чуда».

Надо отдать должное этой замечательной, мужественной женщине: она писала в архивы, искала любые сведения о Сталинградской битве и за свою настойчивость была вознаграждена. В декабре 2007 года поисковиками из Волгоградской области было выяснено, что 14 офицеров штаба 126-й стрелковой дивизии «пропали без вести 29.8.42 года в районе станции Абганерово Аксайского района Сталинградской области». Среди них был Сергей Волков. Эту известие было размещено на сайтах поискового отряда «Стальное пламя» и «Забытый полк». Неописуема была радость родственников, до этого дня дожили только Владимир Сергеевич, но он был тяжело болен, и Клавдия Сергеевна. Решение в семье было принято единогласное: поехать на место гибели и захоронения.


Поездка в Волгоград.

Накануне 9мая 2008 года внушительная делегация в количестве 13 человек не боясь расстояний и неизвестности приехала на Сталинградскую землю. Вместе с Клавдией Сергеевной приехали внуки Волкова, правнуки, была даже маленькая праправнучка Карина…  Один из внуков героя – тоже Сергей Волков (назвали в честь деда!), прошел Афганистан, был награждён «За отвагу». Они посетили посёлок Привольный, где находится краеведческий музей с экспонатами 126 ст.д, побывали на Мамаевом Кургане, и вот конечный путь - на хутор Верхне-Кумский Октябрьского района. Здесь находится мемориальный комплекс «Стальное пламя». Останки офицеров 126-й дивизии похоронили осенью 2005 года. Здесь, со слезами на глазах, дочь лейтенанта Волкова высыпает на могилу, привезённую за тысячи километров родную, сибирскую землю, а затем родственники в едином горестном порыве стали на колени у могилы их молодого отца, деда, прадеда… «Это было не для телевидения, кинокамер, это была благодарность за муки и боль, за тяжелую долю, за выстраданную миллионами жертв Победу» – так вспоминает 8 мая 2008 года И.Харламова.

Заключение

Рассмотрев одну из судеб миллионов погибших в битве за Сталинград мы можем понять, что не указы и приказы, а именно люди выиграли эту войну. Ценою огромных усилий и человеческих жертв они завоевали нам мирное небо над головой. Семья Волковых как никто оказалась сопричастна трагедии всей страны. Устинья Васильевна проводила на фронт троих сыновей: Сергея, Дмитрия и Александра. Две чёрные вести пришли в сентябре 1942 года, вначале на старшего Сергея, а затем на Дмитрия. Это позже выяснится, что братья воевали в 60 километрах друг от друга и согласно книге памяти «Волков Дмитрий Иванович, рядовой, 1912 г., Макаровский сельский совет, погиб 30 августа 1942 года, похоронен в дер. Зимовская, Сталинградской области» (45). Не успев оплакать погибших в феврале 1943 года приходит похоронка и на младшего сына Александра «Волков Александр Иванович , мл. лейтенант, 1923 г., дер.Макарово, умер от ран 3 февраля 1943 г., похоронен в с.Красово, Ливенский р-н, Орловской обл.»(45). Какие душевные силы нужно было иметь, чтобы пережить тройное горе матери, но она ни разу не показала своих слёз и слабости. Из воспоминаний Волкова Владимира Сергеевича: «Однажды ночью я проснулся и вышел на улицу и вдруг услышал женский плач, похожий на завывание. Я узнал по голосу свою бабушку Устинью. Это она так выгоняла из себя боль, ведь до этого я никогда не видел, чтобы она плакала, даже тогда когда получила третью похоронку». Достойны восхищения эти простые русские женщины: Устинья Васильевна – она думала о внуках, о их будущем в первую очередь, Анастасия Алексеевна – она так и осталась вдовой до конца своих дней и Клавдия Сергеевна – именно вера в чудо позволила ей узнать о гибели и месте захоронения своего отца.

Мы можем только удивляться стойкости и мужеству людей того времени. Они поистине были героями, в которых наша Родина нуждалась как никогда до этого. Очень жаль, что их имена остаются неизвестными. Для устранения этой чудовищной несправедливости в наше время работают поисковые отряды. Девизом их работы могут служить слова:

Мы ищем, но не ради славы

Мы ищем правду через много лет

О том, как наши деды воевали,

За жизнь и славу Родины своей.

Мы ищем, чтобы внуки Сталинграда

Смогли достойно их похоронить,

Героев воевавших не за славу

А ради будущего Родины своей.

126 с.д находилась безизвестной по многим причинам в частности: отступление 64 армии, гибель штаба дивизии и путаницы в документах из-за быстрой переброски на фронт. Эта дивизия так бы и находилась дальше без известности, если бы не поисковый отряд «Стальное пламя». Они нашли штаб, а позже и блиндажи с останками бойцов.



Заслугу отряда «Стальное пламя» трудно переоценить ведь каждый год они, не восстанавливают имена сотен пропавших «без вести» и погибших во время боёв. Находят семьи погибших и приглашают посетить их места гибели родных. Летом этого года Клавдия Сергеевна хочет отправиться в Волгоград на семидесятую годовщину начала Сталинградской битвы и естественно побывать на месте гибели собственного отца.

Достарыңызбен бөлісу:


©kzref.org 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет