Все истории основаны на реальных событиях



жүктеу 88.58 Kb.
Дата12.08.2018
өлшемі88.58 Kb.

Галина Неволина.

БлокАДа.
Все истории основаны на реальных событиях.
Сцена в полутьме. Актеры как тени, все те, кто будет играть в спектакле. На заднике как бы вид из заклеенного крест накрест окна: хмурое небо, периодически как бы прочерчивая небо, лучи прожекторов. Если видны здания, то окна их закрыты мешками с песком. Снег. Вид блокадного Ленинграда.

Комната, в ней буржуйка, комод, посередине кровать и в углу кровать. Дверь, за которой будет виден лестничный пролет и лестница.

Все актеры - повествователи. Они говорят свои слова и постепенно одевают на себя шали, ватники, валенки, которые на сцене лежат в разных местах. И постепенно актеры становятся героями мини-пьес. Иногда их комментарии как вставки –связки внутри пьес.
- Для чего надо восстанавливать полноту человеческих страданий и переживаний тех времен? История, уже воздвигла памятник ленинградской блокаде, ее героизму и мужеству - чего же мы ищем?

- Эти истории очень страшные. Как настоящие блокадные дни.

- Не дни, годы.

- Рассказать о них невозможно, можно только приблизить понимание того, что было.

- Зачем?!

- Зачем? Чтобы помнили. Хоть нет, тех, кто помнит, уже почти нет. Наверное, чтобы знали?

-Вопреки всему люди хотят это знать. В ленинградцах жива генетическая память, как ни в ком другом, она пульсирует. Как пульсирует любовь к родному городу. И не важно, родился ты здесь или нет.

Эта генетическая память становится твоей неотъемлемой сутью: ты не можешь выбросить хлеб или стряхнуть крошки на пол.

- История блокадного города окружает тебя повсюду, если ты готов это видеть.

-Она живет внутри тебя, меня.

- Каждого, кто готов этот город любить.
- История первая.
Пьеса первая. Девочка Катя.
Действующие лица:

Девочка.

Мама.

Почтальон.

1-2 парня- солдаты.

Дети: 2-3 ребёнка.

3-5 женщин, приходящих в квартиру.

Весёлая музыка предвоенных лет. Сцена залита светом. Предположительно парк. Продают мороженое. Женщины в светлых платьях, на ногах танкетки с белыми носочками – предвоенная мода. Много детей, бегающих, играющих в классики, в мяч.

Девочка. (Очень нарядная)Мама! Читай ещё!

Мама. Ты и так все знаешь. Дай мне чуточку посидеть.

Девочка. Знаю-знаю. Я всю книжку знаю!

Мама. Будь хорошей девочкой. Веди себя потише, поиграй с другими..

Девочка отходит к другим детям, и они тут же все начинают шуметь, кричать и смеяться.

Дети: Но весёлые зверята –

Поросята, медвежата –

Пуще прежнего шалят,

Зайца слушать не хотят.



Начинает говорить радиотранслятор. Обращение «Совинформ бюро» Запись фонограммы: Обращение Молотова о начале войны. Все взрослые подходят к приёмнику и внимательно слушают. Взрослые неподвижны. Ведут эту сцену дети. Дети на фоне слов об объявлении войн, говорят серьёзно:

Дети. Рыбы по полю гуляют,

Жабы по небу летают.



Девочка. А лисички взяли спички

К морю синему пошли,

Море синее зажгли.

Дети. (С испугом) - Неужели в самом деле

Все сгорели карусели?



Девочка: ( Возмущённо)- Ах, в уме ли вы газели?

Не сгорели карусели!

Рёв самолётов, на его фоне девочка снова шепчет с ненавистью:

Жабы по небу летают.



После этих слов – Девочка будет основной героиней. Она будет вести весь спектакль у правой кулисы в луче света. Вся война будет показана её глазами. Девочка снимает с себя бантики. В это время на затемнении все от громкоговорителя расходятся. Мужчины спешат в военкоматы: в одну сторону проходят без оружия. Возвращаются с оружием. На головах появляются пилотки. На плечах сидоры. Родители уводят детей. У тех взрослых, кто остался, белый цвет одежды меняется на серый.

1 Женщина. Война уже с рассвета длится,

Войне уже девятый час,

Уж враг за новою границей,

Уж сотни первых вдов у нас.

Войне идёт девятый час.

Ты говоришь: -



Парень: - Ну, как не страшно?

1 Женщина. – Нет. Ты идёшь в военкомат?

Парень: - Да.

1 Женщина. Ещё ты муж, но больше брат,

Ты соотечественник мне,

И в этом всё…

Взрослые: Мы на войне…

( из стихотворения Ольги Бергольц)
В затемнённую квартиру вбегает 2 Женщина, она обращается к той актрисе, которую мы назвали Мама.

2 Женщина. Маша! Бегом! Мы бригаду собираем, надо выступить -эшелоны на фронт отправляют. Давай, быстро собирайся.

Мама. Мне Катьку не с кем оставить.

2 Женщина. Вот глупости. Она что маленькая что ли!? Время такое все взрослеют – 6 лет уже! С собой бери, только быстро. Машина внизу ждёт. Все наши едут.

Затемнение. Мама с девочкой на перроне. Стук колёс эшелонов. Возможно какие-то крики или команды при отправке составов, уходящих на фронт, но на фоне этого вживую актриса поёт в свете пистолета. Девочка рядом с матерью.

Звучит песня. (Музыка Т. Хренникова слова Ф.Кравченко)


Иди любимый мой, родной,

Суровый день принёс разлуку.

Враг бешеный на нас пошёл войной,

Жестокий враг на наше счастье поднял руку,

Иди, любимый мой, иди родной.
Враг топчет мирные поля,

Он сеет смерть над нашим краем,

Иди, любимый мой, рази врага,

Суровый дай отпор кровавым хищным стаям,

Иди, любимый мой, рази врага.
Как дом, в котором ты живёшь,

Оберегай страны просторы,

Завод родной, сады и лес, и рожь,

И воздух наш и степь, широкую как море,

Храни как дом, в котором ты живешь.
Там, где кипит кровавый бой,

Там, где гуляет смерти вьюга,

Всем сердцем буду я, мой друг, с тобой,

Твой путь я разделю, как верная подруга,

Иди, любимый мой, иди родной.
Несколько солдат, сидящих рядом, просят:

Солдаты: Пусть девчушка выступит.

Девочка. Вот и стал Таракан победителем,

И лесов и полей повелителем.

Покорилися звери усатому,

чтоб ему провалиться, проклятому!

« Принесите-ка звери, ваших детушек,

Я сегодня их за ужином скушаю!»

Он рычит и кричит,

И усами шевелит:

«Погодите, погодите,

Всех я мигом проглочу

Проглочу. Проглочу, не помилую!»

В каждой берлоге

И в каждой пещере злого обжору клянут.

Да и какая же мать

Согласится отдать

Своего дорого ребёнка –

Медвежонка, волчонка, слонёнка,-

Чтоб ненасытное чучело

Бедную крошку замучило!

Кто злодея не боится,

Кто с чудовищем сразится?

И вскричал гиппопотам:

«Что за стыд и что за срам!

Эй, быки и носороги,

Выходите из берлоги

И врага на рога поднимите-ка!»

«Не боимся мы его,

Великана твоего:

Мы зубами, мы клыками,

Мы копытами его!

И весёлою гурьбой звери кинулися в бой!»
Солдаты поднимают девочку на руки. Кричат: -«Умница!» Кто-то смахивает слезу. Слышна команда: «По вагонам!» Крики солдат: «Мы обязательно победим!» Затемнение.
При свете керосинки в комнате мама и девочка. Обе уже в валенках, шалях.

Мама. А говорила, что книжку знаешь, а всё напутала.

Девочка. Я специально так переставила, что все звери его победили, а не только маленький воробей. Маленький воробей тоже очень много значит. Правда?

Мама. Правда. Ты у меня умница. Посиди дома, будет тревога, спускайся в бомбоубежище, а я пойду карточки отоваривать… Это долго.

Звонок в дверь.



Девочка. ( открывает и кричит) Это он! Это он !

Ленинградский почтальон!



Почтальон. Вот. ( гладит девочку по головке, тяжело вздыхает) Пойду я.

Почтальон быстро уходит, опустив глаза. Девочка берёт из его рук конверт и протягивает маме. Мама вскрывает квадратную похоронку и опускается на пол. Девочка, все понимает, гладит маму по голове. Девочка сделала попытку прочесть по слогам… «по-гиб» На затемнении актриса

« мама» поднимается и уходит.

Актеры:

- Феномен ленинградской блокады изучался и изучается до сих пор медиками всего мира. Как выживали дети, которым приходилось есть студень из столярного клея?

-Блокадные дневники…их осталось достаточно много, чтобы попытаться представить и понять как они, ленинградцы, перешагнули тот рубеж, который принято называть невозможностью, и шагнули в бессмертие.

- В страшную зиму 41-42 г. в день умирало до 8 тыс. человек. Многие годы старались скрыть факты людоедства, голод сводил с ума. И все же…

-Стойкость и мужество- это символ города, который выжил только за счет внутреннего человеческого резерва. Вера, страстная, несокрушимая, жизнеутверждающая вера в Победу, через смерть, в том числе и свою собственную, через страдания и лишения, но которая придет рано или поздно, которая обязательно будет. И никакого в этом сомнения, даже в самые страшные моменты.

- Сможем ли мы –молодые, спустя столько лет осознать до конца, что пережили они? И, воздавая дань памяти всем: и тем, кто тихо ушел, просто обессилив от голода, и тем, кто погиб при артобстреле, ведь Ленинград не имел даже метро, и тем,

-кто поднимался в ночное небо, и тем,

- кто держал линию обороны на Кировском заводе и на Невском пятачке, всем,

-кто дал себе слово умереть, но не сдать родной город.

Мама. Катюшка, ты же у меня умница. Я буду карточки отоваривать. А ты … ты никому не открывай. Если тревога… тогда смотри, чтобы с тобой на лестнице ещё кто-то был. Я боюсь за тебя. Сейчас маленькие дети пропадают. Сиди и жди, ладно?

Девочка. Что я маленькая что-ли? Это ты аккуратно, лестницы как каток, выходить противно.

Мама. Ну, вот и посиди, никому не открывай.

Световой пистолет высвечивает девочку у правого портала,

которая сидит на полу и говорит своим куклам.
Девочка.

- Ах, в уме ли вы газели?

Не сгорели карусели,

И качели уцелели!

Вы б газели не галдели,

А на будущей неделе,

прискакали бы и сели

На качели-карусели!



Шум налёта. Арт обстрел. Затемнение. Прошло много времени. Девочка закрывает голову руками. Плачет.

Девочка. Какие вы глупые куклы. Всё спите и спите. Даже не знаете сколько сейчас времени, и сколько дней прошло.

Снова ложится.

Лучше спать, тогда есть хочется меньше.

Это что за остановка Балагое или Поповка? Нет, не правильно:

Это что за остановка?

Молоко или Перловка?

А с платформы говорят:

Это город Ленинград.
Нет, нельзя спать, надо встать, мама говорила, что те кто умирает, те просто так засыпали. Мама придёт и напугается, вставай, Катя. Ну, вставай, Катя! Всем больно, но большие же не плачут, а ты уже большая. Да, я большая.

Роется в каких-то коробках..

Ну, не может, чтобы здесь совсем ничего не было? Ну, вот же есть, есть! Как же вкусно, как вкусно! Читает. Па-ни-ро-вочные су-хари. Это лучше пирожного, лучше мороженого. Что я всё ем?!! Вот ужас. Надо маме оставить…Когда кончится война, я куплю нам с мамой сто килограммов, нет сто миллионов килограммов этих сухарей, и мы будем есть их по праздникам. А когда найдётся наш папа, я ещё сто килограмм куплю, потому что это будет самый главный праздник.

Настойчивый стук в дверь. Голоса: «Девочка, открой!» - «Её кажется, Катя зовут» «Катя, открой!» Ломайте дверь, неделя прошла, если жива, то будем в детдом определять, а нет. Так всё равно надо выносить. Катя заползает дальше в свой угол. Прячется. Шум ломаемой двери. Желательно прожектором осветить только ноги тех, кто ходит по квартире. Как бы только это видит девочка.

3 Женщина. Хорошо всё посмотрите.

4 Женщина. Странно, да вроде не выходила, мать её обычно запирала. Мать точно опознали, пока опросили, да подтвердили. Больше недели девочку никто не видел, никто не видел её ни в бомбоубежище, ни в очереди за карточками.

5 Женщина. Если б здесь умерла, так запах бы был. Сами видите, что нет никого. Что, опечатывать будем?

3 Женщина. А родные у них были? Может, отправить успели?

4.Женщина. Родные, может, и были, но она точно тут была, ещё мать просила приглядеть. Я уж сколько стучалась. Без вас бы не стала ломать.

5 Женщина. Хорошо, протокол составим, а читать-то она умела?

4 Женщина. Вроде умела, книжки всё наизусть рассказывала. (плачет)

3 Женщина. Вы ей на двери мелом напишите, если вернётся, пусть идёт в райсполком и адрес, или пусть к вам идёт. Сейчас бы её в детский дом определить, подкормили, выжила бы. Ну, что ж, выходим.

5 Женщина. Да-да мелом на двери напишите, адрес райсполкома или детского дома. Увидите – приводите. Опечатываем.

Девочка одна. Тихо плачет. Достаёт сухари, которые спрятала для мамы. Слизывает их с бумаги. Шепчет:

Девочка: Эй, сороконожки,

Бегите по дорожке.

Зовите музыкантов,

будем танцевать!



Ложится, засыпая.

Прибегали светляки,

Зажигали огоньки,

То-то стало весело,



То-то хорошо.

Полное затемнение. Последние две строчки на полном затемнении.
11.01.2014
.






Достарыңызбен бөлісу:


©kzref.org 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет