Загадки и тайны филологии



жүктеу 376.27 Kb.
бет1/3
Дата03.04.2019
өлшемі376.27 Kb.
  1   2   3

Загадки и тайны филологии

«Сколько языков на земном шаре? Какие бывают языки? Что такое живые языки, а что такое мёртвые, и бывают ли случаи, когда язык создаёт один человек?» — на все эти вопросы ответит лингвистика — наука о человеческом языке вообще и обо всех конкретных языках, которые были и есть в мире.

Этот удивительный эсперанто

Издавна существует миф о том, как люди решили построить в Вавилоне башню, которая достигнет неба. Строители начали свою работу, но разгневанный Бог «смешал их языки», они перестали понимать друг друга и не смогли продолжить постройку.

Попытки создания языка, который был бы понятным, общим для всех людей, стали предприниматься ещё в античную эпоху. В IV-III вв. до н.э. древнегреческий мыслитель Алексарх на базе греческого койне (от греч. koine4 dialektos — «общий язык») разработал первый в истории искусственный язык.

С тех пор появились сотни и сотни проектов международных искусственных языков, но лишь некоторые из них получили распространение и поддержку. К таким языкам относятся волапюк (воляпюк), интерлингва, идо, оксиденталь и, конечно, эсперанто.

Волапюк (воляпюк), созданный в 1879 году немецким учёным И. М. Шлейером, стал первым искусственным языком, получившим реализацию в устном общении и литературе. В волапюке слова естественных языков, в частности латинского, английского, немецкого, французского и других, видоизменяются так, что теряют свою узнаваемость. Примером может служить само слово волапюк, образованное от двух английских слов: world («мир») > vol + speak («говорить») > pu#k. Таким образом, волапюк (volapu#k) — «мировой, всемирный язык».

Несколько позднее были созданы ещё два искусственных языка: интерлингва (название говорит само за себя) и оксиденталь (окциденталь) («западный язык»). В основе их грамматической структуры лежит латинский язык, словарный состав включает корни разных европейских языков. Эти языки страдают, однако, одним недостатком — они ориентированы на людей западного мира. Усвоение такого языка для жителей Востока очень затруднительно.

Но самым распространенным международным искусственным языком является, безусловно, эсперанто, созданный в 1887 году варшавским врачом и полиглотом Людвиком Заменгофом (1859–1917), псевдоним которого доктор Эсперанто (esperanto на языке эсперанто — «надеющийся») стал названием нового языка.

Первоначально эсперанто получил распространение в Польше и России, но к началу ХХ века приобрёл множество сторонников в других странах мира (ныне им владеют миллионы(!) людей).

Язык этот чрезвычайно лёгкий, его можно изучать «шутя». Краткий курс эсперанто займёт у вас меньше двух часов, после чего вы сможете читать тексты на эсперанто со словарём, а если вы уже пробовали учить какой-либо из романских или германских языков, то даже без словаря. Дело в том, что эсперанто выгодно отличается от других искусственных языков не только логичностью и простотой грамматики, но в первую очередь лексикой, в основе своей интернациональной: корни слов в нём на 60 процентов взяты из романских языков (главным образом латинского), на 30 процентов из германских и на 10 процентов — из славянских. Значит, любой образованный человек сможет узнать в текстах на эсперанто знакомые слова. Telegrafo, macino, citrono… Вряд ли в этом случае вам понадобится перевод.

Огромную роль в эсперанто играют словообразовательные аффиксы, что позволяет из ограниченного числа корней производить весь словарный состав языка.


Но самое главное — грамматика. Она включает в себя всего 16 основных правил, не допускающих исключений — мечта любого школьника! Так, например, все имена существительные имеют окончание (homo — «человек», patro — «отец», patrino — «мать»), суффикс -in указывает на женский род. Все имена прилагательные имеют окончание (homa — «человеческий», patra — «отцовский», patrina — «материнский»). Наречия оканчиваются на (bone — «хорошо», malbone — «плохо») и т. д. 

Артиклем для всех имён и их форм является la. Множественное число получает окончание -j. Падежей всего два — именительный и винительный. В винительном к основе добавляется окончание -n, другие падежные значения передаются с помощью предлогов.

Теперь учим глаголы. Они тоже различаются окончаниями: неопределённая форма оканчивается на -i (skribi — «писать»), настоящее время на -as (mi skribas — «я пишу», li skribas — «он пишет»), прошедшее время на -is (mi skribis — «я писал»), будущее — на -os (mi skribos — «я буду писать»). Условное и повелительное наклонения также образуются с помощью особых окончаний, соответственно -us (mi skribus — «я бы писал») и -u (skribu — «пиши, пишите»).

Зная основные правила эсперанто, можно легко перевести с него, например, следующие поэтические строки:

Blankadas velo unusola
En la nebula mara blu’.

Конечно же, это М. Ю. Лермонтов: «Белеет парус одинокой / В тумане моря голубом».



Но даже если вам не удалось сделать перевод самостоятельно, вы смогли прочитать строки лермонтовского «Паруса»! Сделать это не трудно, так как каждая буква в алфавите эсперанто (за основу взята латиница) читается всегда одинаково независимо от места в слове и сочетаний с другими буквами. Ударение всегда падает на второй слог от конца.

Благодаря лёгкости изучения (относительной, разумеется), нейтральности (эсперанто не принадлежит ни одному народу), богатству и гибкости этот язык стал по-настоящему живым, полноценным средством общения.

Сегодня на эсперанто переведены произведения мировой литературной классики более чем с 50 языков: Библия, Софокл, Эзоп, Данте, Шекспир, Пушкин, Булгаков, Толкиен и т.д., на нём создаются оригинальные сочинения. Издаётся свыше ста пятидесяти периодических изданий, ведутся передачи более десяти радиостанций. Он является вторым по распространённости языком в Интернете (после английского).

Количество эсперантистов в мире достигает 20 миллионов человек. Хотите пополнить их ряды — беритесь поскорее за учебник «La Esperanto».














Оказывается, между собственными и нарицательными именами гораздо меньше различий, чем кажется на первый взгляд. Собственные имена могут переходить в нарицательные, а нарицательные, в свою очередь, в собственные. Следствие такого перехода — обогащение словаря, появление омонимов и множество других интересных явлений.

Император и пирожное

Об именах собственных и нарицательных

Легендарный древнерусский певец-поэт и музыкальный инструмент, римский патриций и покровитель наук и искусств, французский император и пирожное из слоёного теста с заварным кремом… Можно ли обнаружить связь между этими понятиями? Оказывается, можно: им соответствуют слова-омонимы. Одни из них (Баян, Меценат, Наполеон) являются именами собственными и служат названиями единичных предметов, выделенных из ряда однородных; другие (баян, меценат, наполеон) — нарицательными, служащими обобщёнными наименованиями предметов.

Имена собственные возникают на базе нарицательных. Однако нарицательное имя только тогда становится собственным, когда нарушается связь между его значением и тем, что оно называет (сравним: вера, надежда, любовь как отвлечённые понятия и Вера, Надежда, Любовь как женские имена; шарик — маленький шар и Шарик — кличка собаки и т.д.).

Но возможен и обратный процесс, когда нарицательные имена создаются на базе собственных. Так, большая усовершенствованная гармоника баян получила название от имени собственного Баян (Боян). Вспомним строки из «Слова о полку Игореве»:

«Боян же вещий, если хотел кому песнь воспеть, то растекался мыслию по древу, серым волком по земле, сизым орлом под облаками. <…> О Боян, соловей старого времени!»

Римский патриций (аристократ в Древнем Риме) Гай Цильний Меценат, живший в I веке до н.э., будучи состоятельным человеком, покровительствовал поэтам (в том числе Вергилию и Горацию). Со временем это имя превратилось в нарицательное и стало обозначать вообще щедрого покровителя наук и искусств. А пирожное и торт наполеон, по легенде, обязаны названием императору Наполеону Бонапарту, любившему этот вид кондитерских изделий.

Примеров, когда имена собственные переходят в разряд нарицательных, множество. Рассмотрим наиболее интересные.

Одно из античных преданий рассказывает о красивом юноше Нарциссе, который был влюблён в себя так, что не замечал никого и ничего вокруг, а всё время смотрел на своё отражение в воде. Боги, разгневавшись, превратили его в растение. Белый цветок нарцисса склоняется набок и словно смотрит жёлтым глазком вниз, на своё отражение. С античной мифологией связаны и такие названия растений, как кипарис и гиацинт. Однажды сын царя Кеоса и друг Аполлона Кипарис случайно убил на охоте оленя — своего любимца и любимца всех жителей. Безутешный юноша попросил Аполлона дать ему вечную грусть, и бог превратил его в стройное дерево кипарис (с тех пор греки стали вешать ветвь кипариса у дверей дома, где есть умерший). Красивый (обычно ярко-красный) цветок гиацинт назван по имени сына царя Спарты Гиацинта, погибшего во время состязаний в метании диска. Цветок печали вырос из крови Гиацинта.

Иногда растения получают свои названия по месту, откуда они были вывезены: кофе (от названия страны Каффа, находившейся в Африке), персик (от Персия — современный Иран), апельсин (голландское слово appelsien буквально переводится как «китайское яблоко»). И не только растения. Например, привычное слово брюки происходит от названия голландского города Брюгге.

Довольно часто нарицательные имена восходят к фамилиям известных учёных, изобретателей… Вот некоторые: ампер (по имени французского физика Ампера [Ampere]), ватт (по имени английского физика Уатта [Watt]), вольт (по имени итальянского физика Вольта [Volta])… Французский кавалерийский генерал Галифе (Galliffet) изобрёл брюки особого покроя — галифе, шотландский химик Макинтош — непромокаемый плащ. Кольт, Максим, Маузер, Наган — известные изобретатели оружия. Бельгийский мастер Сакс дал название популярному духовому инструменту — саксофону.

Попутно скажем несколько слов и об именах нарицательных — производных от фамилий.

В названиях новых химических элементов увековечены имена выдающихся русских учёных Д. И. Менделеева (менделевий [Md]), И. В. Курчатова (курчатовий [Ku]). Многим минералам даны имена наших соотечественников: Ю. А. Гагарин (гагаринит), М. Ю. Лермонтов (лермонтовит), М. В. Ломоносов (ломоносовит)…

Имена собственные, становясь нарицательными, могут с  необыкновенной точностью раскрывать характер человека. Например, глуповатого юношу-недоучку мы называем митрофанушкой (по имени персонажа комедии Д. И. Фонвизина «Недоросль»), угодливого, лицемерного человека, боящегося выразить своё мнение, беспринципного карьериста — молчалиным (А. С. Грибоедов «Горе от ума»), лгуна и хвастуна — мюнхгаузеном (Р. Э. Распе «Рассказы барона Мюнхгаузена…»). О выдающихся людях можно сказать:

Может собственных Платонов


И быстрых разумом Невтонов
Российская земля рождать…


М. В. Ломоносов

Н. В. Гоголь, говоря о своих героях, подчёркивал вневременную универсальность созданных им образов. Например: «Может быть… станут говорить, что теперь нет уже Ноздрёва. Увы!.. Ноздрёв долго ещё не выведется из мира. Он везде между нами и, может быть, только ходит в другом кафтане; но легкомысленно непроницательны люди, и человек в другом кафтане кажется им другим человеком».




Некоторые собственные имена, ставшие именами нарицательными, известны нам как филологические термины.

Например, одна из славянских азбук называется кириллицей (по имени одного из её создателей — Кирилла); многие названия литературных направлений восходят к именам собственным: Байрон — байронизм, Карамзин — карамзинизм, Петрарка — петраркизм… Богатые приключениями странствия или горестные скитания мы называем одиссеей (Одиссей — мифический царь Итаки, герой Троянской войны), приключения героя, лишённого человеческого общества, — робинзонадой (Робинзон — герой романа Дефо «Робинзон Крузо»)…

Проходят годы, десятилетия, века… Собственные имена нередко забываются… Но многие из них обрели новую жизнь, став именами нарицательными.











Каждому, кто когда-нибудь изучал другой язык, приходилось сталкиваться с муками перевода. О том, какие ошибки порой совершают даже опытные переводчики, о словесных ляпах и курьезах, читайте ниже.

Злоключения перевода, или почему свёкла превратилась в компот

Однажды газета «Неделя» провела полушуточный, полусерьёзный эксперимент с целью выяснить, какие изменения претерпевает текст после перевода его на другие языки. К участию в эксперименте были привлечены профессиональные переводчики. Каждый из приглашённых, превосходно зная два смежных языка, должен был принять от своего коллеги текст и, переложив его на другой язык, передать следующему.

За исходный был взят отрывок из «Повести о том, как поссорились Иван Иванович с Иваном Никифоровичем»: Она (Агафия Федосеевна) сплетничала, и ела варёные бураки по утрам, и отлично хорошо ругалась, — и при всех этих разнообразных занятиях лицо её ни на минуту не изменяло своего выражения, что обыкновенно могут показывать одни только женщины.

Переводчики, получив текст, приступили к работе. Поначалу, в английском и немецком вариантах, мало что изменилось. Но вот, пройдя через японский, французский и индонезийский языки (в последнем личные местоимения он и она обозначаются одним и тем же словом), а затем через голландский и турецкий, фраза трансформировалась так:

В то время как женщина, поедая жидкое свекольное варево, отпускала ругательства, мужчина занимался болтовнёй. Они делали это, не выказывая своих чувств, как принято у женщин.

Но особенно творчески подошел к делу житель Судана, переиначив конкретное варево из свёклы на общее варево из плодов земли и, наоборот, общее занимался болтовнёй на конкретное хвастал своими мнимыми подвигами. В свою очередь, при переводе с языка йоруба1 на английский плоды земли превратились во фрукты, а выражение о хвастовстве подвигами было передано английской идиомой бил в литавры.

Осталось совсем немного. «Что такое жидкое варево из фруктов? — задумался знаток одновременно двух языков — африканского племени бамбара и французского. Да это же не что иное, как компот!» Ну а где литавры, там и тамтам (это такой африканский барабан).

И вот наступила заключительная фаза эксперимента — сопоставление самого последнего перевода с языком оригинала. Пройдя через руки не менее чем двух десятков переводчиков, гоголевская фраза трансформировалась в следующие нелепые строки:

Выпив компот, она выбросила из хижины старьё, а он радостно забил в тамтам.

Из 35 слов оригинала к финишу пришло только одно: личное местоимение она, а смысл фразы был утрачен полностью!

Известный лингвист и популяризатор науки о языке Э. А. Вартаньян, анализируя этот эксперимент в своей книге «Путешествие в слово», задаётся вопросом: "Что же произошло? Почему при переводе сработал механизм «испорченного телефона»?

Оказывается, в трудном деле художественного (и не только художественного) перевода существует  множество опасностей. Вот основные из них.

Во многих ошибках повинны так называемые ложные друзья переводчика – слова одного языка, похожие  по звучанию на слова другого, но различные по смыслу. Таких слов немало в каждом из языков. Они могут встретиться вам при изучении иностранного языка, например английского. Довольно легко спутать  английское compositor  с русским композитор, тогда как на самом деле в английском это слово означает не человека, сочиняющего музыку, а типографского наборщика. Так случилось с одним переводчиком, переводившим «Приключения Шерлока Холмса». В его версии знаменитый сыщик, увидев у кого­-то выпачканные типографской краской руки, сразу догадывается, что этот человек… композитор!..

Вот ещё несколько примеров ложных друзей переводчика в русском и некоторых славянских языках: чешское слово trup значит вовсе не труп, а туловище; по­польски zyletka не жилетка, а лезвие; в украинском каблучка не каблучок, а кольцо, перстень; в  белорусском рэч не речь, а вещь, точно так же как гарбуз не имеет ничего общего с  арбузом, а означает  тыкву.

Не правда ли забавные примеры? Наверное, немало таких каверзных пар вы найдёте и при сравнении своего родного языка с русским, хотя, скорее всего, в случае неблизкородственных языков их всё же будет меньше.

Вторая причина многочисленных ошибок –незнание идиом (устойчивых выражений, фразеологизмов). Вспомните, что именно из­за неправильного перевода одной идиомы в конце концов и появился злополучный тамтам в нашей экспериментальной фразе.

Когда англичанин говорит: «He is pulling your legs», он совсем не имеет в виду, что кто-­то тянет вас за ногу. Речь идёт просто о том, что над вами смеются, потешаются. Когда немцы говорят вам «Hals­ und Beinbruch!», то вовсе не хотят, чтобы вы сломали себе шею. Напротив, они желают ни пуха ни пера. На этот счёт существует такое правило: переводить иностранные пословицы и поговорки нужно не дословно, а  заменять их параллельными русскими, иначе курьёзов не избежать.

Множество ошибок вызвано и тем, что переводчик не знает (или плохо знает) культуру той страны, с языка которой он переводит. Еще раз вспомните описанный выше эксперимент: многие ляпы были вызваны именно тем, что переводчики привносили в текст языковые и культурные особенности своего родного языка. А ведь существует такое понятие, как безэквивалентная (непереводимая) лексика. В каждом языке есть слова, не имеющие точных аналогов в других языках. В языке саамов, живущих на севере Швеции, Финляндии и России, очень много своеобразных слов, касающихся разведения оленей, наименования их разных пород, типов пастбищ и т.п. Арабский язык богат словами для обозначения разновидностей песка или пород верблюдов. А в языках Азии сложился богатый словарь, касающийся риса и блюд из него. Переводчик, если он стремится к максимально точной передаче подлинника, не может не учитывать того, что языки по­-разному «видят мир».

Итак, множество ловушек подстерегает переводчика на каждом шагу. И, чтобы обойти все эти ловушки, переводчику необходимы три вещи: превосходное знание языка, языковое чутьё и уважение к чужой культуре и к чужим традициям.


Лингвистика таит в себе немало тайн и загадок. Палеография (от греч. palaios – древний и grapho – пишу) повествует о некоторых из таких тайн, о древних письменах, разгадать которые учёным удалось не сразу.


Каталог: olderfiles
olderfiles -> Все секретное и тайное всегда вызывает повышенный интерес общественности
olderfiles -> У. Ф. Олбрайт Величина еврейского "долга" шу­мерам становилась очевиднее день ото дня в результате посте­пенного, кропотливого проникно­вения в шумерскую литературу
olderfiles -> И с настоящим английским юмором справочник
olderfiles -> Нажмитдин мухитдинов
olderfiles -> Мухитдинов Нажметдин Баукеевич
olderfiles -> История создания и развития
olderfiles -> В книге на основе изучения и обобщения действующего горного законодательства и практики использования недр в Казахстане анализируются понятие и особенности горных правоотношений, принципы пользования недрами, правовые основы
olderfiles -> В качестве замены или дополнения речи; отношение окружающих к состо-янию речи ребенка; занимался ли с логопедом, каковы результаты
olderfiles -> Общество исследователей истории Ряжского края им. В. И. Гаретовского


Достарыңызбен бөлісу:
  1   2   3


©kzref.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет