100 великих городов мира


МОНРЕАЛЬ- ГОРОД ВСЕХ СВЯТЫХ



жүктеу 4.22 Mb.
бет22/24
Дата01.09.2018
өлшемі4.22 Mb.
1   ...   16   17   18   19   20   21   22   23   24

МОНРЕАЛЬ- ГОРОД ВСЕХ СВЯТЫХ

Самый крупный город Канады - Монреаль - является промышленным центром страны. Он расположился на берегах реки Святого Лаврентия у подножия Королевского холма - Мон-Руаяль, от которого и произошло название города. В месте расположения Монреаля скрещиваются реки Святого Лаврентия, Оттава и Ришелье, поэтому город является еще и крупным речным портом, к нему подходит также несколько каналов Железные дороги Монреаля ведут в Квебек, Портленд, Бостон, Нью-Йорк и многие другие города.

Монреаль нередко называют «Парижем Северной Америки», и, несмотря на условность подобных сравнений, название это дано не случайно. Город заложили французские поселенцы примерно 360 лет назад, и сегодня французский язык является родным для большинства его жителей. Французские колонисты первыми из европейцев обосновались на берегах реки Святого Лаврентия, и на землях, отнятых у индейцев, появилась колония Новая Франция. Однако вскоре свои колонии создали в Канаде и англичане, со временем ставшие теснить соперников. Силой оружия они вынудили французов в 1763 году отказаться от своих владений в Северной Америке: так французские поселенцы оказались под властью английского генерал-губернатора.

Нынешний Монреаль является крупнейшим городом не только провинции Квебек, но и всей Канады. А Квебек - самая большая из десяти провинций Канады: без малого три Франции могли бы разместиться на ее территории. В Монреале живет более 3 000 000 человек, каждый со своими заботами, стремлениями, надеждами, радостями, горестями, мечтами. Монреаль является и одним из самых старых городов Канады, и потому в нем сохранилось много исторических памятников и зданий старинной архитектуры. Например, вокзал самой крупной железнодорожной станции Виндзор - это здание, врезанное в крутую гору, и потому он напоминает средневековый замок. Первый этаж южной стороны вокзала находится на уровне тротуара, однако, чтобы попасть на этот этаж с северной стороны, пассажиры поднимаются на лифте.

Монреаль отличается от городов США: вместо порой беспорядочно расставленных прямоугольных коробок торговых и административных зданий, что типично для американских городов, в центре города высятся солидные каменные строения с портиками, красивой лепниной и колоннадами. Узкие горбатые улочки, бесчисленные лавочки сувениров, темные от времени стены, сплошь увешанные картинами и картинками, на которых запечатлены эти самые улочки, памятники, старые церкви...

В Монреале много зданий европейского стиля, есть и уменьшенные копии знаменитых архитектурных памятников мира. Стоит только пересечь в центре города квадратную рыночную площадь, как оказываешься у входа в мрачноватое, величественное здание собора Нотр-Дам де Бон Секюр - собор Милосердной Покровительницы Мадонны. Эта копия Собора Парижской Богоматери была построена в 1824 году и считается самым древним сооружением Монреаля. В наши дни собор обновляется на пожертвования людей, чьи отцы и братья, мужья и сыновья погибли в водах Атлантики. Серые гранитные глыбы собора будто впитали неизбывную горечь утраты, а скрепляющий эти глыбы цемент словно замешан на слезах вдов и сирот. Внутри со стен собора смотрят изображения святых - покровителей всех плавающих и путешествующих. В нишах Нотр-Дам де Бон Секюр стоят миниатюрные копии самых разных кораблей: от парусников XV века и скромных рыбацких лодок до современных океанских лайнеров. По краям алтаря расставлены видавшие виды адмиралтейские якоря со следами ржавчины, предметы моряцкого обихода, пропитанные ветрами и солью разных морей, а притвор украшен гирляндами из рыбацких кухтылей. Однако время и власть имущие были не особенно благосклонны к старинным памятникам. Например, кафедральный собор Святого Джеймса, сооруженный в 1870 году по образу и подобию римского собора Святого Петра, располагается рядом с бетонными громадинами (в частности, с гостиницей «Куин Элизабет»), надменно поднявшими свои этажи над куполом храма. Собор Святого Джеймса, высотой с 8-этажный дом, венчается огромным куполом, который по высоте своей раза в три превышает само здание. Над портиком с коринфскими колоннами по всему фасаду собора расположились статуи святых.

Близкое соседство с современными небоскребами не пошло собору на пользу, еще меньше повезло церкви Милосердной Покровительницы Мадонны, которая просто потерялась в тени мрачноватого здания «Бэнк оф Монреаль», бесцеремонно вторгшегося в круг старинных зданий на Пляс д'Арм. Но согретые дыханием многих поколений камни старого Монреаля гораздо больше привлекают гостей, нежели зеркальные стекла и бетон деловой части города - хотя и весьма импозантной, но холодноватой и однообразной, как в большинстве городов мира.

По той же причине торговая Сен-Катрин, далеко не самая красивая улица Монреаля, остается самой оживленной и приветливой. Под румянами рекламы у нее сохранилось свое лицо с неповторимыми морщинками времени. Сотни улиц разбегаются в разные стороны от невысокой Королевской горы, полтора десятка мостов повисло над рекой Святого Лаврентия, тысячи домов, более 300 церквей (церковь Святого Георгия, церковь медиевистов и др.) и бессчетное число часовен и молелен тянутся к небу. Имена святых присвоены в Монреале улицам и бульварам, площадям и мостам, школам и больницам, поэтому сами канадцы и говорят, что «Монреаль - это город всех святых». ,



КАЛЬКУТТА- САМЫЙ ИНДИЙСКИЙ ГОРОД

Калькутта - сравнительно молодой город, ему всего лишь чуть больше 300 лет, а возникновение его связано с деятельностью Ост-Индской компании. В конце 1687 года Д. Чарноб, служащий компании, получил от правившей в Дели династии Великих Моголов разрешение основать в деревушке Сутанути, которая славилась своими ярмарками, торговую факторию. Учреждение

фактории состоялось в 1690 году, который и принято считать датой официального рождения Калькутты.

Основатель города Д. Чарноб и предположить не мог, какое значение для Индии будет иметь заложенный им порт. Сам он потом женился на бенгальской девушке, перенял индийский образ жизни, правил суд под баньяном и мирно окончил свои дни под его зеленой листвой. Гробница в старой церквушке Святого Джона - единственная вещественная память об основателе Калькутты.

Через шесть лет для охраны фактории англичане построили крепость - форт Уильям, а еще через три года им было даровано право собственности на земли, где располагалась эта фактория. Ост-Индская компания процветала здесь до середины XVIII века, а потом ее земли были захвачены правителем Бенгалии. Однако уже через полгода англичане вернули свои владения, и Калькутта стала столицей Британской Индии, оставаясь ею до 1911 года. От английского владычества в Калькутте остался «Мемориал Виктории» - одна из главных достопримечательностей города. Первый камень в основание мемориала был заложен будущим королем Георгом V в 1906 году, а все строительство закончилось к 1921 году. Но еще долгие годы продолжалась отделка мемориала, и четыре его боковых купола были завершены лишь в 1935-м.

«Мемориал Виктории» окружен небольшим парком с прудами, каналами, посыпанными ярко-красным песком аллейками и геометрически подстриженными кустами. На полпути к главному входу посетителей встречает сама королева, восседающая на бронзовом троне со скипетром в руке и при всех остальных королевских регалиях. Это одна из немногих статуй колониального периода, которая сохранилась в Индии после обретения страной независимости57. Когда-то неподалеку от статуи королевы Виктории стояла еще одна - вице-короля Индии лорда Керзона. Она была окружена аллегорическими символами Коммерции, Мира, Сельского хозяйства и Борьбы с бедностью.

«Виктория-мемориал» высится огромной белой глыбой, обрамленной изумрудной зеленью лужаек. Символика его прямолинейна без всяких затей: чистота мрамора символизировала чистоту помыслов Британской империи, помпезность и размеры сооружения - ее мощь и незыблемость. ' Все роскошные залы мемориала так или иначе посвящены королеве Виктории: в них выставлено много ее личных вещей - туалеты, стол и кресло, седло, сбруя ее лошади и т.д. В отдельном зале представлена портретная галерея, где из тяжелых золоченых рам смотрят на посетителей британские правители. Здесь же демонстрируется полотно русского художника В. Верещагина «Въезд принца Уэлльского в Джайпур в 1876 году»: все путеводители с гордостью сообщают, что это самое большое художественное полотно в Индии, написанное маслом.

Знаменитый на всю Индию Калькуттский ботанический сад тоже остался от колониальных времен. Он был заложен в 1786 году на средства Ост-Индской компании полковником Р. Кидом, который был его первым директором и хранителем. Сад создавался для изучения индийской флоры, поэтому в нем представлено около 40 000 видов растений, но главное его чудо и главная гордость - Великий Баньян, предмет зависти многих ботанических садов. Великий Баньян - это целая роща, площадь которой равняется примерно 2 гектарам, и она продолжает расширяться. Гуляя в ней, совершенно забываешь о том, что это - всего одно дерево.

Начало Великого Баньяна традиция относит к 1769 году. Когда его впервые увидели англичане, это был маленький росток, возле которого в состоянии медитации сидел отшельник. Через 150 лет его ствол-родоначальник, уже изъеденный грибком, упал во время циклона, но осталось 600 его «детей». Сейчас это поистине великое чудо природы: огромные ветки Баньяна растут параллельно земле, а на высоте нескольких метров тянутся серые веревки воздушных корней, на которых можно даже покачаться. Врастая в землю, эти воздушные корни образуют что-то вроде эстакад, которые разбегаются в разные стороны: на сегодняшний день их более 1100.

Главная улица исторической части Калькутты - нескончаемая Чау-ринги, которая сейчас носит имя Джавахарлала Неру. Когда-то здесь были густые джунгли, в которых водились тигры и леопарды, медведи и дикие кабаны, буйволы и олени. В болотах кишели крокодилы, а окрестности оглашались воем волков и воплями обезьян. Пешеходная дорожка неприметно вилась по краю зарослей, по ней и шли многочисленные паломники, направляясь в знаменитый на всю страну храм богини Кали.

Когда здесь высадились англичане, им долгое время было не до благоустройства города. Только с возведением военного форта Уильям джунгли потеснились: территория перед фортом была расчищена на расстояние пушечного выстрела, чтобы никто не мог внезапно атаковать его. На месте тропы паломников проложили улицу, которая вполне могла бы соперничать с улицами многих европейских столиц того времени, так как специально приглашенные из Италии архитекторы застроили ее великолепными дворцами. В 1859 году это была единственная в Калькутте широкая улица - просторная, тщательно подметенная, освещаемая газовыми фонарями.

Второй стороны у улицы Чауринги вовсе нет. Прямо за трамвайной линией раскинулось поросшее травой поле площадью 2x3 километра - очень неровное и все в ухабах. В центре его разрослась дубовая роща. Рассказывают, что рано утром, когда окрестности еще окутаны туманом, здесь собираются местные «йоги» - но не святые отшельники, а просто богатые люди. Для дыхательных упражнений нужен чистый воздух, а здесь он самый чистый в городе.

Калькутта считается самым противоречивым городом Индии. Это целый мир, который включает в себя все: небоскребы и лачуги, дорогие рестораны и людей, готовящих себе еду на костре, роскошные отели и спящих на асфальте бездомных, японские и американские автомобили и рикш... Говоря о Калькутте, сами бенгальцы утверждают, что все здесь - «самое-самое» и здесь всего - больше всего: больше, чем в других индийских городах, поэтов и нищих, дервишей и музыкантов, торговцев и художников... В Калькутте огромные силуэты современных зданий соседствуют с викторианскими постройками англичан. Когда-то это был просто западный город с чисто европейской архитектурой - даже без всякой примеси внешних традиций. Англичане пытались воспроизвести на земле древней Индии города доброй старой Англии, и Калькутта стала тем местом, где Запад встретился с Востоком, причем не в переносном смысле.

На месте старинной деревушки вырос гордый английский город - символ западной цивилизации, технического прогресса и эстетики. Но Индия поглотила этот город: особняки английского стиля до неузнаваемости обжиты временем и людьми, некогда роскошные здания превратились во что-то невообразимое - в каких-то облупившихся монстров, истлевших и полуразрушенных не только от неумолимого бега времени, и при этом наскоро заштопанных современными подручными строительными материалами индийского производства. В Калькутте, например, нередко можно увидеть великолепный портал с колоннами, которые снизу доверху обклеены пестрыми плакатами и афишами.

И многотысячная людская толпа кругом: торгующая, едущая на велосипедах, несущая на своих головах самые разнообразные грузы... Турист может ходить по улицам Калькутты, лишь глядя себе под ноги, как в горах: стоит отвлечься лишь на секунду, как тут же угодишь в лужу или наступишь на лежащего человека, столкнешься с бегущим рикшей или попадешь под машину. Но сами индийцы, обладающие удивительной пластикой, не только не сталкиваются в этой многотысячной толпе, но даже не касаются друг друга. Калькутта - город не для тех, кто ищет обычного туристского отдыха и развлечений. Здесь надо прожить не один месяц, съесть не один пуд едкого здешнего перца, чтобы сквозь контрасты богатства и нищеты разглядеть другие стороны величественного города - многоликого и многорукого, как его древние боги.

Калькутта - город, посвященный богине Кали, и название его переводится как «место Кали», «обитель Кали». Изображения Богини смотрят на вас из каждого магазина и дома, из каждой лавки и мастерской. Самый большой храм города - Калигхат - это массивный, двухступенчатый столп серовато-белого цвета (высота его около 10 метров). Сооружен он сравнительно недавно, в 1809 году, а предыдущий храм находился в полутора километрах отсюда.

В глубине храма находится алтарь, на котором стоит голова богини Кали: три кроваво-красных глаза на черном лице, белые зубы и свисающий красный язык. На шее богини - гир

МНОГОЛИКИЙ СИНГАПУР

Главным украшением «Парка тигрового бальзама» стали искусственные гроты, причудливые скалы и аллеи, образованные подрезанными деревьями. Мифологические животные и древние герои, группы воинов и целые деревни с их жителями - все это искусно вылеплено из гипса, раскрашено и живописно вмонтировано в парковые ансамбли. Бесчисленные беседки и гроты «Парка тигрового бальзама» заселены персонажами, воспроизводящими сцены древнекитайской мифологии, фольклора, древних легенд и конфуцианских хроник. Многие композиции имеют назидательный смысл: «Чти своих предков, какие бы дела они ни совершали - ты не вправе судить их». «Молись усердно богам за себя, за своих родителей и своих предков, и боги услышат твои молитвы».

В одной композиции изображены те, кто не достоин прощения. Дьяволы терзают грешников, потрошат им внутренности, мелют их жерновами, распиливают на части, варят в котлах, насаживают на вилы... Корчатся в нечеловеческих муках грешники, рекой льется их кровь, и довольно ухмыляется торжествующий дьявол.

Резец скульптора-ваятеля оживил и многие реальные сюжеты, например, в одной из аллей воспроизведен уголок деревни. Кривые, выдолбленные в скале ступени ведут к хижине. К источнику спускается женщина, чуть дальше крестьяне обрабатывают землю, высоко в горы забрели овцы, и разгневанный пастух, грозя пальцем, отчитывает заблудившуюся овцу...

Огромная хищная птица взобралась на скалу, чтобы оттуда выследить добычу. А вот нищий бродяжка утащил цыпленка, но выскочившие из засады стражники схватили его. Однако в это время в деревню пришел фокусник, и собравшийся вокруг него народ забыл о воришке...

Самую многочисленную этническую группу в Сингапуре составляют китайцы, которые расселились во всех частях города. Особенно сильно заселен Китайский город, в котором в основном сооружены двухэтажные дома. Первые этажи таких домов приспособлены под магазины, конторы и мастерские, а вторые - под жилье. Здесь сохранилось много зданий, построенных еще 200 лет назад, и сейчас они образуют целые районы с узкими, кривыми улочками и переулками.

Китайский город обновляется медленно, и его пейзаж во многом сохраняет свой традиционный вид. Из окон торчат длинные бамбуковые шесты с подвешенным на них бельем, рядом сушатся лук, чеснок и красный перец. Вечерами в воздухе слышится смешанная речь на различных китайских диалектах, сливающаяся с треском и громом гонгов, щелканьем деревянных палочек и пронзительными звуками флейты.

Сингапурские китайцы никогда не ассимилировались ни с малайцами, ни с индийцами, ни с другими народами. Именно поэтому и сохранились их обычаи, традиции и семейно-брачные отношения.

В Сингапуре насчитывается свыше 10 китайских храмов, и самый большой их них - буддийский храм «Могила близнецов», построенный около 100 лет назад. В начале XX века монах-поэт Си У, прозванный так за исключительные познания в поэзии и литературе, основал «Храм городского бога». А самым старейшим в Сингапуре считается «Храм счастья и добродетели», основанный еще в 1815 году. Древнее предание повествует, что тогда рыбаки нашли в море мертвое тело, которое плавало недалеко от того места, где сейчас стоит храм. В память об утонувшем они поставили над его могилой надгробие и стали почитать дух погибшего. Обычай этот укрепился, и вскоре был сооружен «Храм счастья и добродетели». А надгробный памятник сейчас можно увидеть под большими деревьями, которые растут в темном дворе храма.

Вторую по величине группу сингапурского населения составляют малайцы. В центре города в довольно невзрачном домике живут потомки султана Хусейна, который в 1819 году «уступил» Сингапур англичанам. Однако к настоящему времени семья эта обеднела и в политической жизни страны не играет никакой роли.

Святым для малайцев местом является мусульманская гробница, находящаяся на острове Кусу - одном из самых знаменитых островов, который некогда был крошечным клочком земли, по форме напоминающим черепаху. На холме, лежащем на панцире «острова-черепахи», и находится гробница, у входа в которую развевается зеленое полотнище с изображенными на нем желтой звездой и полумесяцем.

Чья эта гробница - точно не знает никто, но многие малайцы считают, что здесь похоронена дочь пророка Мухаммеда. Правда, наиболее популярна следующая версия.

Два аскета, араб Суед Рахман и китаец Ям, приплыли однажды на остров Кусу, чтобы прожить здесь три месяца в размышлении и созерцании. Но уже на третий день Ям не смог побороть голод, и тогда араб посоветовал отправиться к сампану, на котором они приплыли на остров. Удивленный китаец обнаружил в нем пищу и воду. Отшельники потом еще не раз приезжали на остров и умерли там, а души их до сих пор пребывают на Кусу. Исторически самое старое место в Сингапуре - это холм Форт-Кан-нинг. Малайские хроники называют этот холм «Букит Ларангам» («Запретный холм»): когда-то на этом месте жили в своих белоснежных дворцах первые правители. А земля красная здесь оттого, что в XIV веке тут проходили кровопролитные сражения. Войска яванской империи Мад-жахапит штурмовали Сингапур, который тогда находился под властью династии Шривиджая. Подробности этого нашествия неизвестны, кроме одной таинственной надписи на огромном камне, найденном в устье реки Сингапур. Но прочитать эту надпись никому не довелось: в 1840-х годах по приказу одного английского офицера камень взорвали, так как он мешал строительству бунгало для британского чиновника.

Сэр СТ. Раффлз в свое время тоже обнаружил на холме остатки укреплений, рвов и крепостных валов, которые ясно показали, что когда-то здесь было немаленькое поселение. На историческом холме растут деревья, которые ночью рождают дождь, и дождь этот не что иное, как «сок цикад». Вечерами листья закрываются, задерживая влагу, и потом она медленно просачивается: особенно буйно шумят капли после грозы. У этих деревьев очень много названий - «обезьянье стадо», «саман», но чаще всего их именуют «дождевыми».

Индийское население Сингапура - это тамилы, телугу, малаяли, пуштуны и другие народности. Они расселены не только в административном центре Сингапура, но и на других островах, но в сельской местности индийцев мало. Индийцы почти не ассимилируются с другими этническими группами и в Сингапуре образуют замкнутую общину со своей религией и культурными традициями. Они сохранили свои национальные обычаи в пище и одежде, в частности, женщины-тамилки носят одежду, изготовленную только в Индии. В годы Второй мировой войны, когда торговые связи Сингапура и Индии были прерваны, они испытывали большие затруднения с одеждой. Но на местном рынке никогда не покупали ее, предпочитая обходиться пусть и сильно износившейся, но своей одеждой.

По религиозным верованиям, большинство индийцев Сингапура - индуисты. Типичным по архитектуре южноиндуистским храмом является «Мариаман ковил». Его сводчатые проходы и крыша богато украшены группами животных и человеческими фигурами, которые вырезаны по камню и разукрашены изумительными красками. Во время праздников сюда стекается много народа, особенно на празднование «Дипавали».

Дипа - это маленькие плошки из обожженной глины, которые наполняют кокосовым маслом и зажигают в честь богини счастья Лакшми - супруги бога Вишну. Вали - это ряды, вереница, и потому «Дипавали» - это вереница огней.

Лакшми возвращается на землю только на один день, чтобы принять благодарение, и в этот день дома всех индийцев светятся: на стенах, верандах, крышах - всюду огни. Теперь, правда, глиняные плошки заменены электрическими лампочками, и уже нет того густого облака дыма, которое поднималось над городом в полночь, когда гасли огни. Но и сейчас каждый индиец всегда зажигает хотя бы один маленький светильник, чтобы сохранить тысячелетнюю традицию.

Сингапур знаменит и «Храмом четтиар», который воздвигнут в честь бога Субраманиама. Вечером, во время праздника «Тайпусам», на серебряной колеснице в храме появляется бронзовая статуя бога, которую под звуки музыки сопровождает торжественная процессия. «Тайпусам» празднуется в месяц тай (конец января - начало февраля), когда полная Луна встречается с Пусам - самой яркой звездой (Полярной).

Восточный колорит Сингапуру придают многочисленные базары и пасар-малан - ночные рынки, которые разворачиваются вечером, с за­ходом солнца. Под тентами торговцев горят гирлянды китайских фонариков, освещающих товары. Привозят сюда свои тяжелые тележки торговцы сладостями, соками и фруктовыми водами; разжигают жаровни хозяева бесчисленных переносных кухонь, где готовятся экзотические восточные блюда. На ночных базарах продаются всевозможные тропические фрукты, овощи, креветки, хозяйственные товары, украшения, одежда и другие товары - дорогие и дешевые, импортные и местного производства, настоящие и подделанные под изделия известных фирм. Здесь же устраивают свои представления бродячие фокусники, акробаты и заклинатели змей; тут же дают уроки иглоукалывания и лечат от различных болезней «знатоки» древней китайской медицины...

На главной магистрали Сингапура воздух пряный, насыщенный резкими запахами. На перекрестках улиц разгуливают толпы пестро одетых людей: индийские тюрбаны, европейские шляпы и панамы, малайские сангкоки... На огромных двухэтажных автобусах, разъезжающих по городу, - рекламные щиты и лозунги типа: «Давайте соблюдать чистоту!». Для кого эти призывы не доходят, предусмотрены другие средства наглядной агитации - например, нарисован брошенный окурок, а внизу надпись: «Штраф 100 долларов!». Гораздо дороже обойдется сломанное дерево, разоренное гнездо, убитая змея или птица. На предприятиях Сингапура рабочих и служащих беспощадно штрафуют за любое нарушение порядка: грубость, неуважение друг к другу, потерю инструмента, неубранный мусор... Зато и чистота в Сингапуре идеальная: город буквально утопает в зелени, кустарники и деревья аккуратно подстрижены, светло-зеленые ухоженные газоны радуют глаз.

В ЧИКАГО - НА РОДИНЕ ПЕРВОМАЯ

На земном шаре нет другого места, где бы крупная водная система, связанная с океаном, так глубоко вклинивалась в глубь континента, как Великие озера в Северной Америке. В самой южной точке этой системы, на юго-западном побережье озера Мичиган, и возник Чикаго - сначала как крупный железнодорожный узел США, а теперь неофициальная столица страны. Как почти у каждого города мира, у Чикаго есть своя легенда о происхождении названия.

Когда первые европейские колонисты достигли юго-западного берега озера Мичиган, там располагался небольшой индейский поселок. В тот момент там готовилось очень острое кушанье, распространявшее сильный запах, так как основу его составлял жареный лук. Колонисты спросили, как называется их поселок, а индейцы решили, что их спрашивают о названии кушанья, и ответили «Чикаго».

Деловой центр этого города-гиганта находится в его восточной части и называется «Луп». Этим названием она обязана петле наземного мет­рополитена, которая, отделяя центр от других районов города, упирается двумя концами в озеро. В прошлом к северу от Лупа и возникли знаменитые чикагские бойни и мясокомбинаты, которые сейчас закрыты: последний баран с большими церемониями был зарезан в 1971 году. Бараки снесли, и осталась лишь пропитанная кровью и нечистотами земля. Запах не успел выветриться до сих пор, потому-то в этот район крупные фирмы не особенно рвутся. Некоторые компании, перед тем как строить здесь склады, заливали вонючую почву толстым слоем асфальта и бетона.

Сами предприятия сейчас переместились на запад - к железнодорожным и автомобильным дорогам, по которым подвозится скот. Перевозят его в специальных вагонах и с очень большой скоростью, чтобы скот не потерял в весе и его не нужно было кормить в дороге. Сегодня над частью пустыря возвышается лишь арка с цементной головой быка наверху - бывшие ворота боен, которые по решению городских властей оставили как памятник. Однако отрасли тяжелой промышленности давно оттеснили в Чикаго мясную промышленность на второе место. В южной части Чикаго вырос промышленный район - самый крупный в США центр черной металлургии, в этой же части города сосредоточено большинство предприятий машиностроительной и химической индустрии. В Чикаго сохранился и самый первый в стране тракторный завод «Мак Кормик», который теперь оказался в окружении жилых кварталов.

Луп часто называют чикагским Уолл-Стритом, именно здесь сосредоточены крупнейшие банки, правления трестов и корпораций. Те, кто владеет Лупом, живут к северу от него, за рекой Чикаго - на Золотом берегу озера Мичиган. Здесь расположен один из самых богатых в США жилых городских районов. Насыпное побережье озера занято прекрасным парком, за которым параллельно озеру тянется Мичиган-авеню - широкий проспект, параллельно которому идут многочисленные улицы, с востока на запад пересекаемые перпендикулярными им улицами. Таким образом, основная планировка Чикаго прямоугольная, но извилистые береговые линии озера и реки Чикаго местами нарушают эту планировку и придают отдельным улицам косое направление. От Лупа и примыкающих к нему районов исторически шло и расселение в Чикаго жителей, так как центр в XIX веке был местом первоначального размещения всех прибывающих в город. Со временем члены каждой этнической группы расселялись по другим районам, например, с самого основания Чикаго его черное население проживало в Саутсайде. Ярко выраженное расселение жителей по национальным признакам было характерно для Чикаго еще до сравнительно недавнего времени, только за несколько последних десятилетий произошло значительное смешение национальных групп.

С Чикаго связано столько славных страниц истории американского рабочего движения, что вряд ли какой другой город США в этом отношении может сравниться с ним. В Иллинойсе рабства никогда не было, но Чикаго был конечным северным пунктом знаменитой «подземной железной дороги», по которой аболиционисты переправляли в Канаду рабов, бежавших из южных штатов США Большинство белых жителей поддерживали аболиционистов, за что Чикаго прозвали «негролюбивым городом». Не случайно именно здесь в 1860 году Авраам Линкбльн был выдвинут кандидатом в президенты. Через 10 лет чернокожие жители Чикаго получили гражданские права, здесь же был назначен первый полицейский офицер-негр и т.д. В Чикаго в 1870 году была создана американская секция I Интернационала, здесь произошли трагические события, после которых стал праздноваться Первомай.

Во второй половине XIX века федеральное рабочее законодательство в США отсутствовало. В основных промышленных штатах страны было запрещено создавать рабочие организации, и деятельность в этом направлении преследовалась очень жестоко - вплоть до тюремного заключения. В 1870-е годы были введены судебные предписания, запрещавшие стачки, пикетирование, собрания, митинги - фактически все формы рабочего протеста. По требованию судов составлялись «черные списки», в которые вносились не только имена провинившихся рабочих и участников забастовок, но и рядовых членов профсоюзов, после чего им уже было трудно получить работу.

Всеобщей забастовке 1886 года предшествовал рост стачечного движения, а решительные выступления с требованиями о повсеместном сокращении рабочего дня должны были начаться 1 мая. К этому дню готовился пролетариат всей страны, но наибольший размах подготовка к столь знаменательному событию приняла в Чикаго. Руководители рабочего движения в Чикаго привлекали широкие массы трудящихся, они провели десятки митингов в штатах Среднего Запада. В самом Чикаго забастовки начались еще до 1 мая, одна из них, на заводе «Мак Кормик», продолжалась несколько недель. В конце апреля в борьбу вступили грузчики чикагского узла главных железных дорог Запада, которые требовали 8-часового рабочего дня с сохранением заработной платы. Их поддержали рабочие других предприятий, но предприниматели отказались выполнить требования трудящихся. Первого мая в Чикаго бастовало уже 40 000 рабочих, и еще такое же число человек готово было к ним присоединиться.

С первых дней забастовки власти явно провоцировали стачечников на такие действия, которые бы дали повод для массовых репрессий. Так, 3 мая на митинге, проходившем на заводе «Мак Кормик», полиция открыла огонь по собравшимся: шесть человек были убиты, многие ранены. После этого кровопролития на рабочих собраниях было решено провести на следующий день митинг-протест на площади Хеймаркет. Вечером 4 мая около трех тысяч рабочих собралось на площади: митинг протекал спокойно и уже подходил к концу, когда вдруг прибыл большой отряд полицейских, сразу же сосредоточившийся вокруг трибуны, с которой выступали ораторы. Даже мэр Чикаго, присутствовавший на митинге почти до конца, убедился в его мирном течении и посоветовал капитану полиции распустить полицейских Но внезапно раздался взрыв, а за ним частые выстрелы... На опустевшей площади остались лежать убитые и раненые.

Одним из убитых оказался полицейский, и смерть его развязала властям руки для расправы над рабочими. Были арестованы активисты профсоюзного и рабочего движения, запрещена деятельность всех рабочих организаций, а их газеты закрыты.

До 1972 года на перекрестке Хеймаркет-стрит и Вест-Рэндольф-стрит стоял памятник, запечатлевший человека в каске и старомодном мундире. Это был памятник полицейскому, не какому-то отдельному лицу, а полицейскому вообще, «Полицейскому» с большой буквы - стражу закона и порядка. Этот монумент неоднократно взрывали или разбивали, но власти Чикаго всякий раз собирали осколки и восстанавливали памятник, а его взрывали снова...

Наконец склеенного и переклеенного Полицейского перенесли в более спокойное место - в здание полицейского управления Чикаго - и поставили в коридоре сыскного департамента.

А на площади Хеймаркет остался постамент, в трещинах и царапинах которого запечатлелась почти вековая неспокойная жизнь памятника. О том, что здесь произошло более 115 лет назад, больше на площади не напоминает ничего: нет ни мемориальной доски, ни памятника погибшим рабочим, ни монумента их лидерам - не причастным к кровавым событиям и невинно осужденным на смерть. Зато на могиле погибших героев еще в конце XIX века рабочие Чикаго установили памятный обелиск, а день 1 Мая с тех пор стал днем Международной солидарности трудящихся всего мира.



Каталог: books tourism


Достарыңызбен бөлісу:
1   ...   16   17   18   19   20   21   22   23   24


©kzref.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет