100 великих городов мира


МЕЛЬБУРН - СТОЛИЦА ШТАТА ВИКТОРИЯ



жүктеу 4.22 Mb.
бет23/24
Дата01.09.2018
өлшемі4.22 Mb.
1   ...   16   17   18   19   20   21   22   23   24

МЕЛЬБУРН - СТОЛИЦА ШТАТА ВИКТОРИЯ

В эпоху Великих географических открытий испанцы и голландцы сделали целый ряд важных открытий новых земель в восточной части Индийского океана, однако австралийский материк оставался им неизвестен. Австралию «открывали» многие. Еще во II веке до нашей эры древнегреческий ученый Птолемей считал, что к югу от Индийского океана находится «терра аустралис инкогнита» - неизвестная южная земля. Эта Южная земля уже существовала на карте, составленной знаменитым средневековым картографом Г. Меркатором в 1569 году. Испанский капитан Торрес почти «коснулся рукой» Австралии, пройдя вдоль южных берегов Новой Гвинеи. Но официальным открывателем «зеленого континента» считается голландский капитан В. Янсзон, который в поисках золота достиг южного побережья Новой Гвинеи, а отсюда в 1606 году проник на низменный пустынный берег австралийского пролива Карпентария. Через 11 лет другой голландский капитан - Д. Хартог

- открыл западные берега Австралии, Новой Гвинеи и Тасмании.

Но голландцы не смогли закрепиться здесь и освоить новые территории. Поэтому заселение европейцами нового континента и его экономическое освоение начались позже - уже после того, как в 1770 году английский мореплаватель Джеймс Кук «открыл» Австралию во второй раз. Англичане сразу же устремились на новый континент, чтобы закрепить за собой вновь открытые земли, тем более что со стороны корен­ных жителей они не встретили сколько-нибудь серьезного сопротивления. Сначала Австралия была для англичан лишь местом, куда высылали каторжников, уголовных преступников, ирландских революционеров и чартистов. В 1788 году экспедиция капитана А. Филиппа с первой партией ссыльных и конвоем высадилась в местечке на восточном берегу Бо-тани-бей. Но земля в окрестностях оказалась болотистой, и английская флотилия проследовала дальше к северу - в залив Порт-Джексон, где и было заложено первое поселение - нынешний город Сидней.

С начала XIX века в Австралию направился и поток свободных переселенцев, которые привезли с собой кошек, собак, двух быков и четырех коров. Собаки жались к человеку, а вот коровы и быки куда-то разбрелись и пропали. Однако через некоторое время переселенцы неожиданно обнаружили их потомство - 40 голов полноценного скота.

Основателем Мельбурна считается английский капитан Джон Бет-мен, который в 1835 году пристал на своем корабле к берегу залива Порт-Филлипп, открыв устье реки Ярры. Одному из членов его экспедиции удалось объясниться с туземцами, и в результате этих переговоров вожди племен «поставили знаки под актом о "продаже" 500 000 акров земли пришельцам». Взамен они получили несколько ножей и зеркал, косы, платья, шерстяные одеяла, ножницы и немного муки и табаку. «Купчая» Д. Бетмена ныне хранится в Лондоне - в Отделе манускриптов Британского музея. На одной из центральных улиц Мельбурна изображена фигура возвышающегося на уровне четвертого этажа бородатого мужчины, сделанная из дерева. Он стоит с трубкой во рту, засунув руки в карманы. Задумчивым взором смотрит Д. Бетмен на панораму, занимающую всю стену огромного здания: темнокожие аборигены сидят на корточках и помахивают пальмовыми ветвями; вдали девственный лес, сбегающий к прозрачным водам залива, и корабль, входящий в эти воды. Потом деревянный Д. Бетмен поворачивает голову, и... лес исчезает, а на его месте возникает чудный город

- сверкающий современный Мельбурн, столица штата Виктория. Нынешний Мельбурн совсем не похож на тот маленький городок, который в 1837 году основал Д. Бетмен. Сначала здесь были разбиты первые палатки: основатели города, вероятно, полагали, что он будет городом средней руки по торговле шерстью. Но уже через 100 лет Мельбурн стал главным пунктом обширной торговли со многими мореходными странами и начал быстро богатеть и разрастаться. Первоначально он был похож на города «доброй старой Англии» с широкими, хорошо вымощенными улицами, по обеим сторонам которых возвышались красивые здания. Предки нынешних жителей Мельбурна, переселившиеся с Британских островов, долго помнили о своей родине, поэтому в городе есть свои Ричмонд и Виндзор, Кентерберри и Кенсингтон...

До настоящего времени в Австралии существует соперничество между Сиднеем и Мельбурном, причем оно острее любого другого соперничества. Во всех других случаях соперничают штаты, здесь же весь накал борьбы сконцентрирован в самих городах. Немалую роль в этом сыграл и тот факт, что нынешний штат Виктория когда-то был частью Нового Южного Уэльса. Второй город Австралии долгое время рос и развивался в пределах этого штата, что сильно угнетало его жителей. Они хотели отделиться, так как им казалось, что Сидней находится очень далеко. И тогда горожане составили жалостливую петицию королеве Виктории, уверяя ее в своей преданности и любви. Петиция растрогала английскую королеву, и она разрешила образовать новый штат, который, конечно же, назвали ее именем. Сердцем нынешнего Мельбурна является Сити, который еще называют «Золотой милей». Здесь сосредоточена политическая, торговая и культурная жизнь города, поэтому именно здесь высятся многоэтажные здания современной архитектуры - банки, офисы промышленных, финансовых и страховых компаний и других учреждений. Жилых домов в районе Золотой мили почти нет, только среди огромных монументальных зданий кое-где возвышаются шпили соборов.

С южной стороны Сити ограничен рекой Ярра, через которую перекинуты три моста, с восточной - цепью парков, а с западной - портом Виктория-док. Вот, казалось бы, и весь город. На самом деле Золотая миля составляет лишь небольшую часть Мельбурна, всего 2,5 квадратного километра в центре города. Остальная территория Большого Мельбурна расположилась на площади в 400 квадратных километров и занята многочисленными пригородами.

Центральную часть Мельбурна окружает необъятный океан маленьких, в большинстве своем одноэтажных домиков с красными черепичными крышами. Как грибы после дождя возникали вокруг Мельбурна маленькие поселки, имевшие свои границы, названия и законы... Со временем они разрослись и слились с Мельбурном, однако по английской традиции сохранили свои названия и свои муниципалитеты. Таков, в частности, Камберуэлл, расположенный в 7 милях от центра: здесь разместились магазины, кафе, кинотеатры - все как на Коллинз-стрит, только в несколько меньшем масштабе.

Улицы Мельбурна по ширине своей напоминают шоссе и без конца петляют в этом океане крыш. Около каждого домика - ровно подстриженный крохотный газон и небольшие цветочные клумбы. Все огорожено простым, но красивым заборчиком; иногда пара деревьев растет и в «саду» - маленьком участке за домом.

Конечно, есть в Мельбурне и роскошные особняки с бассейнами и большими садами, окруженные чугунными решетками; есть в городе и фешенебельные районы, например, пригород Турак, в котором живут миллионеры. Известный австралийский экономист Э. Кембелл так писал об этом районе Мельбурна: «В Тураке живет, пожалуй, больше миллионеров, чем в любом другом, равном по площади, районе земного шара». В больших густых садах и парках этого богатого района утопают двух- и трехэтажные виллы. Рассказывают, что на участке, примыкаю­щем к одной из таких вилл, по завещанию хозяина жила... лошадь. При лошади состояли два конюха, а летом ее увозили на дачу. Там, где богатый район Турак сливается с Южным Мельбурном, раскинулся обширный парк Домэйн. На вершине его холма возвышается каменный монумент, напоминающий пирамиду. Это сооружение из бетона, гранита и бронзы - памятник австралийским солдатам, павшим в Первую мировую войну. Каждый год, в 11 часов утра 11-го числа 11-го месяца64, солнечный луч падает через отверстие стеклянного купола и попадает на бронзовую плиту, на которой сделана надпись: «Людей надо любить, а не ненавидеть».

Мельбурнцы, как и все австралийцы, - большие любители спорта. Больше всего здесь, наверное, теннисных кортов, так как Австралия - одна из величайших держав по этому виду спорта. Она не раз завоевывала Кубок Дэвиса, а открытые чемпионаты между ее штатами становятся соревнованиями мирового значения. Горожане любят легкую атлетику, плавание, гольф и, конечно, серфинг. Они мчатся по волнам, то взлетая на гребень волны, то проваливаясь вниз, и с удивительным мастерством сохраняют при этом равновесие. Причем женщины искусны в этом виде спорта не меньше, чем мужчины.

Основным спортивным сооружением Мельбурна является крупнейший в стране стадион Крикет-граунд, вмещающий 104 000 человек. Этот стадион, бассейн и другие спортивные сооружения были построены к XVI Олимпийским играм 1956 года, которые проходили в Мельбурне.

Одним из любимых мест отдыха горожан является Ботанический сад. В густых рощах пальм, магнолий, эвкалиптов и других экзотических деревьев и растений из невидимых трубок, укрепленных вдоль их стволов, сеет мелкий дождик; по каменистым ложам ручьем журчит вода, на широких лужайках ярко пестреют цветы... Воздух напоен ароматом самых удивительных растений.

Штат Виктория - вообще самый лесистый в Австралии: 25% его территории занято лесом. В рекламных проспектах Мельбурн называют «городом-садом» Австралии: над ним не увидишь завесы дыма, как над многими городами Европы. Большие массивы зелени фильтруют воздух города, и потому здесь он всегда чистый и свежий.

В заповеднике штата Виктория сохранены многие интересные виды растений, например, из 500 видов диких орхидей, встречающихся в Австралии, 145 произрастает именно здесь. В их числе восковые орхидеи с нежно-белыми цветами и красные «недотроги»: если их сорвать, они мгновенно сохнут и гибнут. Большие площади заняты акацией, ее произрастает в Австралии более 500 видов, особенно распространена серебристая акация. Мимоза, одна из разновидностей акации, считается в Австралии национальным растением. 64 В этот день и в это время в 1918 году прозвучали последние выстрелы Первой мировой войны и было подписано перемирие

ПОРТОВЫЙ ГОРОД ШАНХАЙ

Точное время основания Шанхая установить довольно трудно, но было это, как утверждает исследователь истории города Г Г. Сюллен-берг, еще до Рождества Христова О происхождении названия города существует много разных легенд и версий. Около 300 года до нашей эры на месте нынешнего Шанхая были два рыбацких поселка, один из которых так и назывался «Шанхай», так как он располагался выше по течению реки Хуанпу: «Шан» означает верх, «хай» - море. Второй поселок назывался «Сяхай», иероглиф «ся» означает «низ».

Город имел и другое название - «Ху», происшедшее от бамбукового приспособления, которым пользовались китайцы для ловли рыбы И еще было одно название у Шанхая - «Шэнь», связанное с именем правителя Чунь Шэня, который владел этой местностью еще до нашей эры.

В первые века своего существования Шанхай развивался очень медленно. По некоторым сведениям, река Хуанпу в древности не была столь полноводной, поэтому город и не играл важной роли на торговых путях Восточного Китая. Однако с постепенным изменением гидрографических условий местности река стала важной транспортной артерией, через несколько километров впадавшей в устье Янцзы. Таким образом, Шанхай оказался открытым и для морских судов.

Только начав заниматься торговлей, город стал быстро богатеть, но это обстоятельство имело для него и отрицательную сторону, так как привлекло внимание морских пиратов Однако жители Шанхая показали себя не только дельными торговцами, но и храбрыми воинами, поэтому отбивали все атаки непрошеных гостей без особого ущерба для города.

Вполне определенно Шанхай упоминается в конце XIII века, когда в нем была учреждена таможенная станция Примерно тогда же в городе появились и первые иностранные суда, возбудившие громадный интерес у китайцев. Иностранцы, которых стали называть «морскими выходцами», привозили в Китай самые разнообразные товары Но китайцы не оценили их, так как они были мало пригодны для их быта. Кроме того, китайцы просто брезговали этими товарами ведь им, «сынам Срединной империи», не подобало общаться с варварами, какими в их глазах являлись все иностранцы. Китайцы до того свысока смотрели на них, что даже не считали нужным выказывать им свое презрение. Конечно, при таком отношении местного населения первые шаги европейских купцов в Шанхае было нелегкими

Со временем нападения морских грабителей становились все настойчивее, и шанхайцы решили выстроить вокруг города стену Примерно в 1554 году ими было составлено прошение императору, который дал разрешение не только на возведение городских стен «большой высоты и толщины»65, но и на постройку ямынов - помещений для правительственных учреждений. Сначала торговые отношения с Китаем были возможны только через город Кантон, однако вскоре предприимчивые коммерсанты увидели все выгоды, которые им сулила торговля через Шанхай. В 1756 году некто Пигу, один из членов Ост-Индской компании, предложил устроить в Шанхае товарный склад, но предложение его не было поддержано Впоследствии еще не раз предпринимались попытки организовать торговлю через Шанхай, но город оставался для иностранцев закрытым

Вспыхнувшая в 1839 году «первая опиумная война» между Англией и Китаем закончилась взятием Гонконга, а затем Амоя и Нинбо В июле 1842 года после небольшого сопротивления местных жителей англичане заняли Шанхай, а потом по Нанкинскому договору город, наряду с некоторыми другими портами, был объявлен открытым для иностранной торговли. Через некоторое время после подписания Нанкинского договора англичане поручили Г. Поттингеру и капитану Бальфуру выбрать место для возведения английского сеттльмента66 Они выбрали место между речкой Сучжоу и Янкинпанским каналом, но его нельзя было назвать удобным, так как оно представляло собой сплошное болото, в котором обильно размножались распространители малярийных заболеваний. К тому же местные климатические условия из-за изнуряющей жары и сырости в летнее время оказались тяжелыми для европейцев.

Еще до начала строительных работ англичанам пришлось не только провести большие осушительные работы, но даже несколько-поднять уровень местности, предназначенной для будущего поселения. Работы эти велись в течение нескольких лет, без спешки, и потому первые иностранцы селились сначала между «китайским Шанхаем» и рекой - в предместье Наньтао.

Через несколько лет после англичан французы тоже захотели получить участок земли, который им и был выделен. А в конце 1850-х и Америка выпросила для себя концессию в Шанхае, положив начало американскому сеттльменту. Таким образом, на территории Шанхая оказались как бы три города, управлявшихся различными администрациями: китайский, французский и международный сеттльмент с собственным самоуправлением. Иностранные дельцы в свое время назвали Шанхай «воротами Китая», а река Янцзы была для них столбовой дорогой, по которой уплывали за границу тысячи тонн ценнейшего сырья, собранного со всего бассейна реки. В удобном шанхайском порту стояли торговые суда под флагами многих стран мира, а невдалеке от причалов - английские и французские крейсеры в окружении канонерок и миноносцев. Только китайских военных кораблей не было тогда на рейде Шанхая.

Со временем поселения иностранцев в Шанхае стали быстро разрастаться как в торговом, так и в культурном отношении, и мало-помалу Шанхай превратился в один из главнейших по значению городов Китая. Однако иностранцам пришлось до этого пережить немало тревожных и тяжелых дней, ибо в городе происходили кровавые столкновений китайцев как между собой, так и с европейцами. В 1853 году «китайский Шанхай» был захвачен «Братством малых ножей» - последователями одного из бесчисленных тайных обществ Китая. Несмотря на осаду правительственными войсками, члены «Братства» довольно долго удерживали захваченную территорию. Во время этого восстания Шанхаю стали угрожать и крестьяне, но они были разбиты американским искателем приключений Ф. Уордом. Из дезертиров и разного рода авантюристов ему удалось организовать дисциплинированный и сплоченный отряд, и хотя действия Ф. Уорда вначале были не совсем удачны, потом он одержал ряд крупных побед.

В пучине этой гражданской смуты только иностранные сеттльменты Шанхая были относительно спокойными островками, и потому многие состоятельные китайцы стремились обосноваться именно здесь, что, в свою очередь, привело к большому строительству в них. После восстания тайпинов Шанхай несколько десятилетий наслаждался полным спокойствием и бурным экономическим ростом. Но в конце XIX века опять произошли беспорядки из-за того, что французы решили снести святыню китайцев - Нинбоскую кумирню, чтобы проложить новую улицу. Во время «боксерского» восстания 1900 года порядок в Шанхае не нарушался отчасти потому, что здесь находились иностранные войска. Совершенно не отразились на будничной жизни города и китайская революция, и свержение маньчжурской династии в 1911 году, впрочем, как и Первая мировая война. Разве что с его рейда исчезли военные суда, а многие представители иностранной молодежи Шанхая ушли на фронт. Шанхай быстро приспособился к новым требованиям: в городе было создано много организаций, работающих на нужды войны, все увеселительные спектакли и концерты неизменно устраивались в пользу раненых, для сбора средств на сооружение аэропланов, покупку броневиков и т.д.

Самыми первыми русскими людьми, перебравшимися в Шанхай, были купцы, которые в 1860-е годы торговали чаем в Ухани. Постоянно проживающих русских было мало, например, в 1890 году из 4000 иностранцев русских в Шанхае было всего 7 человек, но проездом здесь бывало много русских путешественников.

После Октябрьской революции в Шанхай начали прибывать русские эмигранты, число которых со временем все увеличивалось. Условия их жизни сначала были очень трудными, но как только материальные обстоятельства русской эмиграции улучшились, они стали заботиться о сохранении и развитии здесь русской культуры. Если в первые годы устраивались только скромные домовые церкви, то в 1930-е годы на пожертвования верующих по проекту российских архитекторов был возведен православный храм. Русские эмигранты организовали драматический театр и балетную школу, выпускали свои журналы и газеты.

В 1936 году Шанхай приветствовал великого русского певца Ф. Шаляпина. В городе с 1937 по 1943 год жил А. Вертинский, который выделял Шанхай из многих мест, куда его забрасывала сумасшедшая судьба эмигранта. Он называл Шанхай «экзотическим городом, имеющим подчеркнуто европеизированный вид».

В феврале 1937 года на Персиковой улице Шанхая, к 100-летию со дня гибели А.С. Пушкина был установлен бронзовый бюст - единственный памятник иностранному поэту в Китае. На тихую улочку, которая до того дня никогда не знала такого скопления народа, собрались люди разных в прошлом слоев общества и политических взглядов, чтобы вместе почтить память великого поэта родной земли. Авторами проекта памятника стали русские эмигранты - скульптор П. Горский и архитектор Гэлан. Лицо поэта было обращено на север - к далекой родине. В годы Второй мировой войны, во время японской оккупации Шанхая, японские власти демонтировали памятник и отправили его в переплавку. Но в 1947 году он был восстановлен на прежнем месте, где простоял 20 лет - до времен «культурной революции», во время которой многострадальный памятник был разрушен хунвейбинами. В третий раз памятник А.С Пушкину был открыт в 1987 году. Его создал шанхайский скульптор Гао Юнь-лун, и на этот раз лицо поэта, по китайской традиции, обращено на юг - как залог неприкосновенности и вечности, как знак почитания и уважения. Сами китайцы считают Шанхай не совсем китайским городом, так как он отстроен в основном иностранцами. Однако для самих шанхайцев - это лучший город Китая: «Не столица, но и не второй город». В нем причудливо переплелись достижения западной цивилизации и восточная экзотика, поэтому Шанхай всегда притягивал к себе любителей приключений со всего света. Благоприятным впечатлением, которое производит Шанхай на всех приезжающих, город во многом обязан оживленной реке Хуанпу. Здесь то и дело вверх и вниз по течению проходят большие пароходы, плавно скользят во всех направлениях живописные китайские джонки и бесчисленные катера. А среди всего этого громадного живого потока снуют с одного берега на другой плоскодонные китайские сампаны... ,

Красой и гордостью Шанхая является великолепная набережная Вайтан, откуда начинался «европейский» Шанхай. Сейчас набережная является «визитной карточкой» города, но еще в 1870 году ее не существовало. Вдоль реки не было не только улицы с деревьями и газонами, но даже и тропинки. Всю береговую полосу вплоть до домов в приливы заливала вода. Городского сада тогда тоже не было, на его месте располагались склады со строительными материалами. Сейчас набережная начинается на севере мостом Вайбайдуцяо («Мост бесплатного прохода»). Сначала в 1846 году здесь был построен деревянный мост, а в начале XX века по последнему слову техники того времени возвели новый мост, который исправно служит до сих пор.

Перед въездом на мост раскинулся парк Хуанпу, разбитый еще в 1888 году: в те времена на его воротах висела табличка: «Китайцам и собакам вход воспрещен!». Правда, европейские историки дружно утверждают, что такой таблички не было, однако правила посещения парка говорят об обратном. В самом центре старого города расположился парк Юйюань («Сад удовольствий») - один из шедевров китайской парковой культуры. Он был основан во второй половине XVI века богатым чиновником Пань Юнь-дуанем, который возвел парк для своих престарелых родителей. Впоследствии парк Юйюань не раз переходил от одного владельца к другому, и каждый из них стремился дополнить и разнообразить архитектуру паркового ансамбля. К настоящему времени в нем в малых формах воссоздано все многообразие причудливой природы Южного Китая. Достопримечательностью парка являются и два бронзовых льва, отлитых в 1920 году. Во время японской оккупации эти львы были вывезены в Страну восходящего солнца, но потом их вернули обратно.

Во время «культурной революции» Шанхай оставался важнейшим портом и промышленным центром Китая, однако все его доходы уходили в центральный бюджет. Только с начала 1990-х годов обстановка в городе стала быстро меняться: центр проведения экономических реформ переместился в Шанхай, который с этого времени стал играть роль «головы дракона».

ГОНКОНГ

Более века назад, завершая свое известное плавание на фрегате «Пал-лада», русский писатель И.А. Гончаров побывал и в Гонконге. «Поглядев на великолепные домы набережной, вы непременно дорисуете мысленно вид, который примет со временем и гора. Китайцам, конечно, не грезилось, когда они в 1842 году по нанкинскому трактату уступили англичанам этот бесплодный камень .. во что превратят камень рыжие варвары». Гонконг был захвачен англичанами в 1839-1842-е годы - в период так называемой «первой опиумной войны» с Китаем. Однако попытка заполучить остров у южных берегов Китая делалась англичанами еще в 1793 году, когда в Поднебесную империю направился лорд Макартней - знаменитый британский дипломат. Ему было поручено в ходе визита к китайскому императору Цянь-луну «настоять на передаче какого-либо китайского острова для создания там английского форпоста». Китайцы устроили английской миссии пышный прием, но дали понять, что видят в гостях лишь новых вассалов Поднебесной империи. На кораблях Ма-картнея китайцы укрепили флаги с надписью «данник из английской страны», а королю Георгу III китайский император посоветовал «трепеща повиноваться и не выказывать небрежность».

Во время «первой опиумной войны», когда китайцы попытались ограничить ввоз в страну бенгальского опиума (путем конфискации и уничтожения его запасов на складах Гуанчжоу), англичане расценили это как серьезное ущемление своих интересов. Они предъявили правителю Поднебесной империи ультиматум, в котором был и прежний пункт «о предоставлении в вечную собственность острова у берегов Южного Китая». На этот раз требование англичан подкреплялось мощным флотом, который блокировал устье реки Янцзы. Разбив китайский флот (джонки с полуголыми матросами), англичане оккупировали Гонконг- неболь­шой остров, на котором тогда жило около 6000 человек, издавна промышлявших рыболовством и пиратством. После этого они продвинулись к Нанкину, где в 1842 году и был подписан договор, по которому император Китая уступал королеве Великобритании остров Сянган (китайское название Гонконга).

«Сянган» означает «бухта ароматов», но о происхождении этого названия до сих пор ведутся споры. Одни ученые считают, что своим названием остров обязан тем запахам, которые исходили от груженных пряностями судов, стоявших у причалов местной гавани. Другие полагают, что оно произошло от многочисленных мелких предприятий по изготовлению ароматических палочек, которые использовались при воскурениях в храмах. С подписания Нанкинского договора и началась история Гонконга. Тогда никто и представить не мог, какое блестящее будущее ожидает этот небольшой островок. Но вскоре одного острова англичанам оказалось мало, и во время «второй опиумной войны» (1856-1860) они завладели частью полуострова Коулун, который от Гонконга отделяется проливом. Окончательно колония Гонконг обрела свои нынешние границы в мае 1898 года, когда англичане взяли почти в вековую аренду «новые территории» - примыкающую к Коулуну часть континента. Эти «новые территории» по площади своей превышали размеры Гонконга и старого Коулуна больше чем в 10 раз.


Каталог: books tourism


Достарыңызбен бөлісу:
1   ...   16   17   18   19   20   21   22   23   24


©kzref.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет