А. Я. Разумеева В. И. Разумеев История развития агроклиматических наблюдений в Приамурье Из истории развития метеорологии



жүктеу 0.52 Mb.
бет1/3
Дата13.10.2017
өлшемі0.52 Mb.
  1   2   3


А.Я.Разумеева

В.И.Разумеев

История развития агроклиматических наблюдений в Приамурье

Из истории развития метеорологии

Первые инструментальные метеорологические наблюдения в России были произведены при Петре I. В 1715 году на Неве, у Петропавловской крепости, был установлен первый водомерный пост. 10-го апреля 1722 года, по указу Петра, в Петербурге начаты первые системные наблюдения за погодой. Описание этих наблюдений выглядело примерно так: « Апрель, воскресение. Поутру ветер норд-ост и дождь, вода тако же стоит. Пасмурно и студено. В полдень ветер малый и дождь после полудни. Ввечеру тихо и день красный».

Первыми применявшимися приборами были термометр и барометр. Термометр был изобретен Галилео Галилеем в 1597 году. По другой версии принцип действия был изобретен в 1611 другом Галилео – Санкториусом. Однако он не имел шкалы и не мог быть использованным. В 1624 году прибор получил название, а с 1641 года во Флоренции начали изготовляться термометры, наполненные спиртом и имеющие шкалу. Для метеорологических целей их стали использовать только с 1645 года. Европейцы измеряют температуру в градусах Цельсия и считают, что эту шкалу температур придумал Андерс Цельсий. На самом же деле Цельсий, действительно, в 1742 году предложил удобную шкалу, но он присвоил таянию воды уровень 100 градусов, а её кипению – нуль. И только годом позже знаменитый французский физик Кристен перевернул шкалу наоборот. Так что, руководствуясь принципом справедливости, современную европейскую систему измерения температуры следовало бы называть по Кристену, а не по Цельсию.

В 1643 году Торричелли изобрел барометр, а в 1647 году Декарт придал этому прибору бумажную шкалу. Таким образом, инструментальные метеорологические наблюдения стали возможны уже в середине XVII века. Но в отсталой России первая метеорологическая станция была открыта в 1724 году, и только с декабря 1725 года на метеостанции при Академии наук начали проводить первые инструментальные наблюдения.

Массовая сеть метеорологических станций в Сибири была открыта во время второй Камчатской экспедиции в 1732-1743 гг. В её составе, по - существу должны были действовать три самостоятельные экспедиции: Тихоокеанская, Восточносибирская и Великая Северная. Известно, что сухопутный отряд Восточносибирской экспедиции, по заведенному Петром I порядку, требовавшему «производить повсюду метеорологические наблюдения, а в местах наиболее важных поручать их продолжение надежным лицам», организовал по пути своего следования 13 метеорологических станций - Казань, Екатеринбург, Тобольск, Енисейск, Туруханск, Иркутск, Селенгинск, Нерчинский завод и Якутск. Изучение материалов экспедиции позволило установить, что метеостанция в Якутске была открыта в 1736 году, и что кроме неё, на Дальнем Востоке были открыты ещё три станции - Охотская, Большерецкая и Усть-Камчатская, и что именно эту дату следует считать началом инструментальных наблюдений в Сибири.

1 апреля (13 апреля по ст. стилю) 1834 года произошло событие, которого передовые ученые России ждали долгие годы. Указом императора Николая I в Санкт-Петербурге была учреждена «Нормальная обсерватория». Впервые была создана система с центром в Санкт-Петербурге, из которого по единой методике осуществлялось руководство всеми метеорологическими и магнитными наблюдениями.

В Приамурье первые инструментальные метеорологические наблюдения были проведены в XIX веке Александром Федоровичем Миддендорфом. Начавшись в конце 1842 года, его путешествие продлилось около двух с половиной лет. Лишь в марте 1845 года А.Ф. Миддендорф возвратился в Петербург. Собственно дальневосточный период экспедиции начался с весны 1844 года. К этому времени А.Ф.Миддендорф побывал уже в енисейской тайге, на Таймырском полуострове, провел исследования в районе Якутска.

Главнейшими выводами Таймыро – Якутского этапа путешествия явились фактические данные и исчерпывающие выводы «о пределе жизни» в суровых условиях Крайнего Севера и Сибири с одной стороны, - о «загадке ледяных почв» - вечной мерзлоте – с другой. Это А.Ф. Миддендорфа выдающийся советский мерзлотовед М.И. Сумгин образно назвал «Ермаком вечной мерзлоты». Миддендорф впервые увязал с развитием вечной мерзлоты климатические особенности Сибири, считая её резервуаром холода, оказывающим влияние и на Европу.

Заключительным этапом путешествия было Охотское побережье и Шантарские острова. Вернувшись на материк, А.Ф. Миддендорф отправил основной отряд обратным путем по Удскому тракту (вьючной тропе) в Якутск, стремясь сохранить собранные материалы и коллекции, и по собственной инициативе, со своим другом, топографом Василием Васильевичем Вагановым, начал путешествие через северную часть Приамурья в Забайкалье, закончив его в Иркутске.

Зима 1844-45 годов в Приамурье оказалась очень холодной, и, по наблюдениям А.Ф. Миддендорфа, во время путешествия ртуть термометра замерзала, и оттаивала в полуденные часы лишь дважды за все время путешествия, т.е. было ниже минус 40 градусов. Кроме наблюдений за температурой воздуха, А.Ф. Миддендорф определял направление ветра, наносил пройденный маршрут, записывал названия рек и ручьев, устройство поверхности, описывал растительный и животный мир. По топографическим съемкам им впервые была составлена карта северной части Приамурья – Станового хребта с его отрогами.

Отчет, названный А.Ф. Миддендорфом «Путешествие на север и восток Сибири», издавался на протяжении почти трех десятилетий на русском и немецком языках и вобрал в себя все новейшие сведения по регионам в различных областях: естествознании, физической географии, климатологии, мерзлотоведении, геологии. Экспедицией были закреплены такие названия, как «залив Академии», «Буреинский хребет». Из поисковых данных наиболее существенно открытие каменного угля в пределах выделяемого ныне Буреинского угленосного бассейна.

Новым шагом на пути совершенствования Российской метеорологической службы погоды было создание 1 апреля 1849 года в Петербурге Главной Физической обсерватории, с 1924 года это Главная Геофизическая обсерватория им. А.И. Воейкова. Основателем ГФО является академик Адольф Яковлевич Купфер. В 1868 году директором ГФО был назначен Генрих Иванович Вильд, занимавший этот пост почти 30 лет. Г.И. Вильд - уроженец Швейцарии. В 1854 году окончил университет в г. Цюрих и по поручению швейцарского правительства занимался организацией метеостанций у себя на родине. В ту пору им уже были изобретены некоторые физические и метеорологические приборы, в частности эвапорометр Вильда, флюгер Вильда. Он, совместно с М.А. Рыкачевым, составил новую «Инструкцию» (1869 г.), которая предусматривала повсеместное введение единых сроков наблюдений (7, 13 и 21 час), метрической системы мер, градусов Цельсия, четырехступенчатой шкалы ветра, классификации облаков по Говарду и т.д. Именно при Вильде служба погоды России приобрела практически современные черты: сеть метеостанций на территории совершенно необъятной Российской империи, при том уровне развития транспорта и связи, подчиненная единым правилам и методикам, с единым общероссийским центром в Петербурге. Г. И. Вильд основал метеорологические обсерватории в Павловске и Иркутске (с 1896 года – директор ГФО - М. А. Рыкачев, с 1913-1916 – Б. Б. Голицын). Г.И. Вильд создал лучшую в мире Российскую службу погоды, которая стала образцом для создания аналогичных служб за рубежом.

А вот русского языка Генрих Иванович так и не выучил до конца жизни. Сотрудники Главной Физической обсерватории вынуждены были учить немецкий язык, и все официальные документы составлялись на немецком языке.

На Первой морской международной метеорологической конференции в Брюсселе в 1853 году была принята современная 10-балльная шкала облачности, в 1896 году начаты исследования верхних слоев атмосферы шарами-зондами.

С 1870 года в России начинается массовое открытие метеостанций, что позволило создать первые синоптические карты Европы и Сибири, и с 1 января 1872 года приступить к выпуску ежедневного метеорологического бюллетеня погоды. Этот день и считается Днем рождения российской службы погоды. Для амурчан этот год знаменателен самым сильным за всю её историю наводнением. Уровень воды по косвенным показателям поднимался до отметки 10 метров 17 см. На верхнем и среднем Амуре с лица земли исчезли 8 населенных пунктов.

В эти годы Императорским Русским географическим обществом было организовано несколько экспедиций для исследования Сибири и Дальнего Востока. Одной из таких экспедиций была экспедиция Р.К. Маака, организованная в 1855-1858 годах. В 1859 году был сформирован физический отряд Амуро - Сахалинской экспедиции во главе с геологом Фридрихом Шмидтом. Следуя по Амуру на Сахалин, зиму 1859-1860 года Ф.Б. Шмидт провел в Благовещенске. Здесь он вместе с доктором Гольтерманом проводит первые в нашей области стационарные метеорологические наблюдения за температурой и давлением воздуха. К сожалению, результаты этих наблюдений не сохранились. Но Шмидт Федор Богданович, как называли его на русский манер, в истории Благовещенска остался метеорологом номер один.

Проводили метеонаблюдения в этот период, как правило, добровольцы, люди из служилой интеллигенции. И самое большее, что получали за свою деятельность – Диплом корреспондента ГФО. Город Благовещенск (в недавнем прошлом станица Усть-Зейская) разрастался, росло и его население. И среди местной интеллигенции объявился неравнодушный к метеорологии человек - врач Франц Федорович Шперк. Помимо своих прямых обязанностей, он по собственной инициативе проводил гидрометеорологические наблюдения: три раза в сутки измерял температуру воздуха и два раза в сутки - уровень воды в р. Амур. Наблюдения эти Ф.Ф. Шперк проводил в течение 9 лет – с 1867 по 1875 г. Дальний Восток покинул в начале Русско-турецкой войны, которую прошел врачом санитарного поезда. Но наблюдения свои обобщил и издал «Медико-топографический очерк Амурского края» и книгу «Россия Дальнего Востока», за что получил серебряную медаль Русского географического общества.

В 1876 году директор ГФО Г.И. Вильд пишет губернатору Амурской области барону А.Г. Оффенбергу отношение за №550 от 14 июля 1876 года о необходимости учреждения метеорологической станции в городе Благовещенск: «… вследствии особого значения для метеорологии метеорологической станции в г. Благовещенск Главная Физическая обсерватория уже несколько раз входила в сношения с лицами, которые желали и могли бы взять на себя производство метеорологических наблюдений в этом городе, но, несмотря на эти старания и на помощь со стороны путешественников, отправляющихся в Амурскую область, обсерватории однако же не удалось до сих пор окончательно учредить там метеорологическую станцию».

Сейчас уже не узнать, как удалось ГФО найти в Благовещенске достойного кандидата на место постоянного наблюдателя, но через полгода, 29 января 1877 года, Г.И. Вильд вторично пишет губернатору: «…Главная Физическая обсерватория имеет честь Вас уведомить, что обсерватории удалось другим путем найти наблюдателя в г. Благовещенск, в лице часовых дел мастера Венедикта Петровича Ефимова…, прошу Вас передать г-ну Ефимову отправленные обсерваторией на Ваше имя инструменты, книжки и таблицы…. Ввиду важности иметь метеорологическую станцию в г. Благовещенск, обсерватория надеется, что Вы ...окажете содействие при устройстве станции».

Так в 1877 году в городе Благовещенске начала работу постоянно действующая метеорологическая станция, переданная в ведение Главной Физической обсерватории, которая работает и до настоящего времени. Первым наблюдателем её был Венедикт Петрович Ефимов, и ему обсерватория направила три психрометрических термометра, один станок для психрометрической установки, волосяной гигрометр, анероид, один флюгер и два малых дождемера.

Первоначально наблюдения проводились за температурой и влажностью воздуха, осадками, давлением, отмечались интересные явления погоды, постепенно объем работ увеличивался. С 1910 года метеостанция начала работу по программе II разряда I класса, и располагалась до 12 ноября 1943 года по улице Ремесленной, 59 (ныне ул. Чайковского,5).

А вот Венедикт Петрович Ефимов остался в истории Благовещенска не только как первый официальный наблюдатель за погодой. В 90-е годы XIX века он избирался городским Головой. Пожалуй, это самая головокружительная карьера сотрудника метеослужбы г. Благовещенск - из метеорологов в мэры. Известно, что как городской Голова он во многом способствовал организации в городе музея местной золотопромышленности, впоследствии послужившем началу образования областного краеведческого музея.



История развития агроклиматических наблюдений в Приамурье

В конце XIX века, в связи с завершением строительства Сибирской железной дороги, на Дальний Восток усиливается переселение крестьян из центральных районов России. Возникает необходимость сельскохозяйственного освоения земель. Образованием агрономической службы на Дальнем Востоке считают 1878 год. До этого организация агрономической помощи крестьянам вменялась в обязанность полиции. Первый агроном Дальнего Востока и Забайкалья Ф.И. Гейдук был назначен 14 июля 1884 года, а в 1885 году в Хабаровске была открыта первая на Дальнем Востоке опытная станция.

Наука, изучающая влияние погодных и климатических условий на рост и развитие сельскохозяйственных растений, называется агрометеорологией. Основоположниками её в мире считают русских ученых – Петра Ивановича Броунова и Александра Ивановича Воейкова, чье имя присвоено Главной Геофизической обсерватории. Именно они разработали принципы агрометеорологических исследований, которые позже были заимствованы у России западными государствами.

Первые агрометеорологические наблюдения в России сделал естествоиспытатель П. Т. Болотов (1773-1833 гг.), который у себя в имении в Тульской губернии впервые применил трехпольную систему севооборотов и взял первые пробы почвы по глубинам для определения её влажности. В 1844 году по инициативе А.Я. Купфера, основателя Главной Геофизической обсерватории, были произведены первые фенологические наблюдения, сопровождающиеся сведениями о погодных явлениях. С 1880 года Метеорологическая Комиссия географического общества рассылала всем желающим специальные бланки для производства этих наблюдений. Большую роль в развитии агрометеорологических наблюдений сыграло открытие опытных полей. Первая опытная станция на территории Нечерноземья - «Заполье», возникла в мае 1889 в городе Луга под Петербургом, где с 1892 года было введено определение влажности почв по глубинам 10, 25, 50 и 100 см, а с 1896 года начаты фенологические наблюдения.

В 1896 году при сельскохозяйственном Комитете Главного управления земледелия и землеустройства было создано Метеорологическое Бюро, которое возглавил П.И. Броунов. С 1914 по 1917 годы при Бюро были организованы курсы по подготовке агрометеорологов. Обязательным условием для слушателей этих курсов было наличие высшего биологического образования.

После завершения строительства Сибирской железной дороги (1897 г.) в марте 1908 года Государственная дума принимает решение о строительстве Амурской железной дороги. Необходимо было изучить местность, прилегающую к линии постройки дороги, с целью её хозяйственного использования и установить возможность развития сельского хозяйства в Приамурье. Для этой цели на Дальний Восток была организована Амурская научная комплексная географическая экспедиция Академии наук России под руководством Н. Л. Гондатти, работавшая с 1909 по 1912 гг. За блестящую организацию работы этой экспедиции, еще до окончания работ, в 1911 году, Н.Л. Гондатти получил должность губернатора Амурской области.

Вот как писал об экспедиции журнал «Амурский Земледелец» (1912год, №6): «Ассигнования на работы Амурской экспедиции. В распоряжение главного начальника края шталмейстера Н.Л. Гондатти, как начальника командированной по Высочайшему повелению экспедиции, отпущены на текущий год, между прочим, следующие средства: на обследование местностей, сопредельных с Монголией и Манчжурией – 20 тысяч; на почвенно-ботанические исследования районов Якутск - Вилюйск - 25 250 рублей; Якутск-Усть-Майя – 24 000; на агрономические и метеорологические наблюдения -78 000 рублей по Амурской области и 13 300 - по Приморской».

Работы проводились отдельными экспедициями и отрядами. Основной задачей почвенно-ботанического отряда, работавшего в Приамурье (Амурском районе, как его тогда называли) под руководством почвоведа Н. И. Прохорова, было не только изучение почв, климата и биоресурсов Приамурья, но и разработка предложений по организации исследовательских работ по проблемам сельского хозяйства. В задачу экспедиции вменялось открытие опытных полей и метеостанций.

Начав свою работу уже в 1908 году, почвенно-ботанический отряд, впоследствии получивший название Верхне-Зейской экспедиции, приступил к закладке постоянных метеорологических станций, по оборудованию приближавшихся к станциям II разряда I класса. Рядом с каждой метеостанцией разрабатывался сельскохозяйственный участок для посева сельскохозяйственных культур с целью акклиматизации привозных семян и выявления методов повышения урожайности местных.

Н. И. Прохоровым предполагалось, «что опытный участок при первой же возможности должен быть преобразован в опытное поле со всеми вспомогательными при нем учреждениями для более длительного и систематического изучения вопросов полевого хозяйства».

В задачи метеорологических пунктов, по программе Н. И. Прохорова, входили: постоянные метеорологические наблюдения в определенные сроки; «летучие» периодические наблюдения в зависимости от атмосферных факторов; почвенные наблюдения вблизи станций; ботанико-географические и биологические исследования окружающего района; устройство и оборудование опытно-акклиматизационного участка.

Метеорологическая сеть на Дальнем Востоке в конце XIX века была небольшой, росла очень медленно. Наблюдения были нерегулярными, метеостанции входили в состав разных ведомств – Переселенческого, Железнодорожного, Водного и даже Тюремного на Сахалине.

В 1889 году для инспекции метеосети на Дальний Восток был командирован директор Иркутской магнитно-метеорологической обсерватории Штеллинг. В результате этой девятимесячной командировки был поднят вопрос о создании единого метеорологического центра на Дальнем Востоке с обсерваториями в Екатеринбурге, Иркутске и Порт-Артуре. Первые две были открыты, а открытию обсерватории в Приморье помешала Русско – японская война.

Вот как описывал климат Амурской области заведующий отделом полеводства Амурской сельскохозяйственной опытной станции С. А. Беневольский в 1932 году в отчете о работе отдела: « …выяснилось, что если в январе температура полярного пояса была минус 24 , то на нашей станции было минус 26 градусов, и то же самое в феврале. А, если проанализировать температуру почвы по глубинам, то и март следует отнести к зимним месяцам. И это обстоятельство оправдывает даваемое иногда Приамурью прозвище «Всесоюзный холодильник». Но в силу того, что защищено оно хребтами с севера и запада, зимы здесь безветренные, и здешние морозы переносятся людьми и скотом в противовес растениям, сравнительно легко, а случаев замерзания людей при переходах и переездах практически неизвестно». То есть, не было никаких средних климатических данных. А для их определения в метеорологии принят период наблюдений не менее 30 лет.

Положение с изучением климата в области было настолько серьезным, что 5 октября 1910 года Н. Л. Гондатти, по настоянию дальневосточных ученых, созвал совещание местных метеорологов в Иркутске, под председательством директора Иркутской обсерватории А.В. Вознесенского, в присутствии профессора Н.И. Прохорова. На этом совещании была составлена смета и принято решение о расширении сети метеостанций на Дальнем Востоке и создании Временного метеорологического Бюро во Владивостоке. После этого совещания метеорологическая сеть Дальнего Востока стала быстро расти: если в 1909 году было 69 станций, то в 1911 г. их стало 120, а в 1913 г. – 158. В сентябре 1912 года было открыто Владивостокское временное метеорологическое Бюро. Заведующим Бюро стал А.В. Вознесенский.

В Амурской области в 1909-1910 годах Верхне-Зейской экспедицией были открыты первые 10 метеостанций: Верхне-Зейская (Бомнак), Тыган-Уркан, Пикан (в 3-4 верстах от г. Зея-пристань), Овсянка, Уланга, Мазаново, Гош, Тарбогатай, Пайканский склад, и Михайловское (вблизи Поярково). К 1916 году было открыто еще 8 метеостанций. В 1909 году было открыто 6 метеостанций, в 1910 г.- 4, в 1912 г. – 1, в 1913 г. – 1,1914 г. – 3,в 1915 г. - 2 и в 1916 году – 1. «Это почти единственная в России местная метеорологическая сеть, содержащаяся на казенные средства; большинство же таких сетей являются земскими, лишь получающими в том или другом размере субсидии от Департамента Земледелия», - скажет П. И. Колосков на I Сибирском метеорологическом съезде в городе Иркутск в 1917 году.

Кроме сети метеостанций за восьмилетний период Верхне-Зейской экспедицией были открыты на северо-западе области опытные поля: Пикан и Уланга, и опытные участки: Бомнак, Дамбуки и Тыган-Уркан; на юго-востоке – Бирский опытный участок; в центральной части области – опытное поле Гош. В южной части области, в районе уже развитого сельского хозяйства, на базе конно-почтовой станции Озерки, Амурское (Озерковское) опытное поле (ОПХ ВНИИ сои).

В 1912 году для руководства созданной сетью, а также уже имеющимися 12 метеостанциями Министерства земледелия было открыто Метеорологическое Бюро Амурского района, которое располагалось в городе Благовещенск в одноэтажном деревянном доме на улице Вознесенской (Красноармейской).

В задачу Метеобюро входило обеспечение бесперебойной работы имеющихся метеостанций, пополнение этой сети новыми метеостанциями, обучение и контроль работы наблюдателей, выполнение требований Главной Физической обсерватории, обеспечение нуждающихся организаций необходимыми метеорологическими сведениями, обработка и печать материалов наблюдений и работ сотрудников Метеобюро и метеостанций. Кроме задач местной климатологии и сельскохозяйственной метеорологии, добавлялись задачи, вытекающие из специфических условий Амурской области: открытие таежных метеостанций и специальных мерзлотоведческих учреждений.

В первый состав Метеобюро Амурского района вошли М.И. Сумгин, П.И. Колосков, Михаил Николаевич Чудновский, Всеволод Михайлович Дидук, А.Н. Ефремов. Состав и количество сотрудников Бюро определялось объемом работ. Заведующим Бюро в 1912 году стал Михаил Иванович Сумгин, бывший студент Петербургского университета, сосланный за революционную деятельность в Западную Сибирь.

Родился М.И. Сумгин в 1873 году в семье мордовского крестьянина. Окончил церковноприходскую школу, затем Лукояновское городское училище. Работая волостным писарем, он дал себе слово стать «разъездным профессором – для просвещения народа». Экстерном сдал экзамены за курс гимназии и поступил на физико–математическое отделение Петербургского университета. Ему прочили блестящее будущее. Но верный своей идее улучшить жизнь народа, он сближается с революционно настроенной молодежью. В 1908 году, после неоднократных арестов, был сослан в Тобольскую губернию, где встретился Н.И. Прохоровым. Н. И. Прохоров ходатайствует перед военным губернатором, и М.И. Сумгин получает разрешение после окончания ссылки работать в экспедиции. В 1911 году он был взят на работу заведующим мерзлотно-метеорологической станцией Бомнак, организованной в 1909 году. Здесь он впервые заинтересуется проблемами вечной мерзлоты, организует сбор анкет с описанием её границ. Уже в 1914 году выйдет его статья «Географическое распространение вечной мерзлоты в Амурской области», в которой были приведены результаты его исследований. Эта работа положит начало исследованиям влияния вечной мерзлоты на строительство.

Вместе с П.И. Колосковым он наладит работу метеосети, организует выпуск «Ежегодников» и «Известий» Метеорологического Бюро Амурского района, где печатались статьи и материалы сотрудников Метеобюро и наблюдателей. Во время одной из инспекционных поездок откроет Быссинский минеральный источник.

В 1917 году, после февральской революции, М.И. Сумгин, как истинный революционер, уедет для продолжения революционной деятельности в Лукояновский уезд Нижегородской губернии, отправив 17 марта всем метеостанциям и постам телеграмму следующего содержания: «Произошла революция. Старые власти свергнуты. Метеобюро целиком на стороне нового правительства. Приглашаю всех наблюдателей примкнуть к революции и во исполнение приказа нового правительства удвоить энергию, вести самые тщательные наблюдения, памятуя, что наука в свободной России займет подобающее ей место». Он избирается в ЦК партии эсеров, где возглавляет Крестьянский отдел, затем становится губернским комиссаром, и ему будет поручено усмирить крестьянские восстания в Лукояновском уезде, начавшиеся еще в 1916 году.

М.И. Сумгин не справляется с этой задачей, и после покушения на Ленина, убийства Урицкого, а эсеры были сторонниками террора, он покидает партию эсеров, пробыв в ней 15 лет. Однако это не избавляет его от ареста уездным правительством « в связи с контрреволюционной деятельностью партии эсеров». Он будет вынужден скрываться от ареста два года в глухой деревне, работая учителем под именем Петра Ивановича Дёмина. В надежде легализоваться, переезжает в Москву, подает заявление в ВЧК, добивается встречи с заместителем председателя ОГПУ В.Р. Менжинским и в присутствии Ф.Э. Дзержинского дает слово больше не заниматься политикой. Надо отметить, что М.И. Сумгин сдержал его до конца жизни.

В 1925 году он встречается с П.И. Колосковым, и по его совету продолжает работу над монографией «Вечная мерзлота в пределах СССР», которую П.И. Колосков, будучи директором Дальневосточной геофизической обсерватории, в 1927 году напечатает тиражом в 2000 экземпляров. М.И. Сумгин устанавливает контакты с организациями, заинтересованными в решении проблем нарастающего строительства на вечной мерзлоте, в частности с Ленинградским научно-исследовательским дорожным бюро «ЦУДорТранс». В 1925 году в Италии, в Милане, состоялся Пятый международный конгресс дорожников, куда М.И. Сумгин отослал работу «Пути сообщения и мерзлые почвы в СССР» и две карты с нанесенной на них информацией о географическом распространении вечной мерзлоты в СССР. Материалы произвели на участников конгресса огромное впечатление. Авторитет М.И. Сумгина, как ученого-мерзлотоведа, сильно вырос не только в России, но и за рубежом.

В 1927 году М.И. Сумгин уезжает в Ленинград, где ему удается при поддержке ученых В.И. Вернардского и В.А. Обручева поднять на государственный уровень вопрос об изучении мерзлоты. В конце 1929 года, по решению Академии наук СССР, создается Комиссия по изучению вечной мерзлоты во главе с В.А. Обручевым, которую в 1936 году реорганизуют в Комитет по изучению вечной мерзлоты.

В этот период в Советском Союзе создаются первые мерзлотные станции: в 1927 году начала работу Сковородинская станция, в 1930 году – Игарская, в 1931 году – мерзлотно-геологическая станция в г. Братск, в 1935 году – Анадырская. Изучаются проблемы вечной мерзлоты на Амуро-Якутской магистрали. М.И. Сумгин привлекает к этой работе В.Г. Петрова, который в 1930 году выпускает под редакцией М.И. Сумгина монографию «Наледи на Амуро-Якутской магистрали». Н.И. Прохоров развернул работы по изучению мерзлотных почв на агрономической станции на Кольском полуострове. Начинается освоение Арктики. К началу Великой Отечественной войны в Советском Союзе будет работать уже 10 мерзлотных станций.

В 1939 году Комитет по изучению вечной мерзлоты реорганизуют в Институт мерзлотоведения им. В.А. Обручева. К этому времени М.И. Сумгин получит за свои исследования в области мерзлоты, без защиты диссертации, степень доктора геологических наук, и в 1939 году в этом институте станет заместителем директора по исследовательской работе.

В 1941 г. М.И. Сумгин был эвакуирован в Ташкент. Здесь вел исследования в области зимнего промерзания почв. Сильно болел после контузии, полученной в Москве во время фашистского налета. Умер в 1942 году в Ташкенте. Именем М.И. Сумгина назван кратер на планете Марс, диаметром 22 км; полуостров в юго-западной части Земли Франца Иосифа; ледник в горах Северо - Восточной Якутии. В Амурской области именем М.И. Сумгина назван ручей близ поселка Бомнак.

25 октября 1917 года произошла Октябрьская революция, и так совпало, что 26 октября произошло самое значительное событие в метеорологической жизни Сибири и Дальнего Востока – I Сибирский метеорологический съезд в городе Иркутск, работавший с 26 по 30 октября 1917 года.

Делегатом от Метеобюро Амурского района на съезде был Павел Иванович Колосков, который выступил с двумя докладами: «Современное состояние сети станций Метеорологического Бюро Амурского района» и «Реорганизация метеорологической службы в Амурской области на новых началах».

Представителем от областной опытно - агрономической организации на съезде стал Павел Матвеевич Писцов. Дело в том, что амурских агрономов не устраивала существующая методика проведения метеорологических наблюдений: когда наблюдения ведутся на метеоплощадке, а не на сельскохозяйственном участке, в среде растений (Методика профессора П.И. Броунова). В докладе «О направлении и постановке сельскохозяйственной метеорологии в Амурской области» П.М. Писцов предложил вниманию и критике съезда ту систему наблюдений, которая была принята амурскими агрономами. С 1910 года наблюдения вели на опытных участках Гош и Уланга, а с 1914 года – на всех опытных полях Амурской области (Методика профессора Н.И. Прохорова).

Участникам съезда были представлены таблицы результатов наблюдений температурного режима на поверхности почвы на пару, пропашном и яровом участках и таблицы влажности почв по глубинам на целине, пашне и на участках с культурой в Амурской области. Суть схемы состояла в том, что на метеоплощадке и на трех клиньях сельскохозяйственного участка при метеостанции, на которые он разбивался, на пару, пропашном и яровом, устанавливались дополнительные установки инструментов. На них, непосредственно в среде растений и на метеоплощадке велись параллельные наблюдения за срочной и минимальной температурой поверхности почвы и на глубинах 7, 15 и 25 см - это глубина заделки семян, развития корневой системы и глубина вспашки. Определялась срочная и минимальная температура воздуха на высоте растений. Приборы, по мере роста растений, передвигались на соответствующую высоту. Все наблюдения велись по единой методике, в единые сроки, и выяснилось, что результаты параллельных наблюдений на метеоплощадке и в среде растений сильно разнятся. Для выявления влияния общеклиматических факторов на биологическую сторону сельскохозяйственных культур, агрономическая организация Амурской области уже располагала услугами Центральной сельскохозяйственной лаборатории, расположенной в Благовещенске. А «…при Метеорологическом Бюро Амурского района и при Бюро опытной агрономии выделяется отдел сельскохозяйственной метеорологии, который и будет заниматься обработкой материалов с целью их дальнейшего использования».

На съезде были не только метеорологи, но и представители всех отраслей народного хозяйства Сибири и Дальнего Востока (наше Метеобюро в этот период было центром науки всего Дальнего Востока). В прениях одни выступающие приветствовали методику наблюдений амурских ученых, считая её «смелой, новаторской», и « …это безусловно смелый шаг амурских ученых». Другие считали методику, позволяющую определить, «как растет картошка», не имеющей отношения к метеорологии.

П.М. Писцов отмечает, что виной такого бурного обсуждения может быть несовершенство его доклада, и «…мы, практические работники, не претендуем на изменение программ и методов наблюдений обсерваторской метеорологии …, …нужно только одно, проведение и печатание всех наблюдений полностью и своевременно». И если метеорологи не согласны, то «мировые пространства должны быть завоеваны человеком, а метеорологам придется уйти в места заповедные».

Но ведь одной из задач почвенно - ботанического отряда Н.И. Прохорова первоначально была разработка предложений по организации исследовательских работ по проблемам сельского хозяйства, и, после «оживленного обмена мнениями по вопросу сельскохозяйственной метеорологии», съезд принял следующую резолюцию: «Всякая станция, учреждаемая для специальной метеорологической цели (сельскохозяйственной, гидротехнической, лесоводческой, инженерно-строительной и т.д.) должна (в первую очередь) включать в свою программу метеорологические наблюдения по общей климатологии. Руководство всеми этими наблюдениями и обработка их результатов выполняются метеорологическими… учреждениями за общегосударственные средства». Специальные метеорологические изыскания также должны производиться обсерваториями и станциями, но за счет тех учреждений и организаций, которым они нужны.

Таким образом, проведение метеорологических наблюдений непосредственно в среде растений, то есть становление науки агрометеорологии на Дальнем Востоке, стало требованием времени. И основоположником агрометеорологии здесь по праву считают П.И. Колоскова.

П. И. Колосков родился 15 июля 1887 в с. Русаново Борисоглебского уезда Тамбовской губернии в крестьянской семье. Как преуспевающий ученик, был направлен на учебу в сельскохозяйственную школу в городе Конь - Колодезь Воронежской губернии для обучения за государственный счет. В 1904, после её окончания, он стал сотрудником Костычевской опытной станции, затем помощником заведующего Темирской опытной станции (сейчас это Актюбинская сельскохозяйственная опытная станция). В 1910 г. по приглашению начальника Верхне-Зейской экспедиции Н.И. Прохорова становится заведующим Пиканского опытного поля и метеостанции, в 1915 г. - помощником заведующего Метеобюро, в 1917 г. – его заведующим.

Уже в 1914 году выходят его работы «Предварительные сведения. Метеорологическое Бюро Амурского района о главнейших метеорологических элементах» и «Испарение в Амурской области по эвапорометрам Вильда». В 1916 году была напечатана работа «Рельеф как фактор климата в Амурской области». Это практически первые микроклиматические исследования не только в Амурской области, но и на Дальнем Востоке. Опыты проводились на специальной установке на хребте Тукурингра на высоте 343 метра и в долине. Вторая часть этой работы – «К вопросам динамической метеорологии» - напечатана в 1925 году. Издаются его работы о возможности выращивания таких культур: как лен, сахарная свекловица, зерновые культуры.

В 1925 году публикуется работа «Климатические основы сельского хозяйства Амурской губернии», в которой он делит территорию Амурской губернии на климатические районы по признакам: годовое количество осадков и сумма эффективных температур за вегетационный период, т.е. проводит агроклиматическое районирование области, которое осталось практически неизменным до сих пор.

В работе «Прикладные осадки и метод их учета» он указал на несовершенство метода определения осадков, т. к. наряду с измерением осадков с помощью дождемера, необходимо учитывать количество осадков, достигших земли, в зависимости от угла их падения. Метод позволяет учитывать количество осадков, выпадающих на вертикальные поверхности при строительстве сооружений. Перечислить все работы просто невозможно, их более 150, и 60 из них о климате и природных условиях Дальнего Востока. За совокупность этих работ П.И. Колоскову в 1936 году, без защиты диссертации, присвоена степень доктора географических наук. С 1913 по 1926 годы П.И. Колосков вел большую практическую работу по открытию наблюдательных пунктов, был одним из организаторов Амурского отдела Российского Географического общества, редактировал журнал «Известия Метеорологического Бюро Амурского района».

Ему принадлежит идея об изменении русла Амура (Работа «Пути и перспективы мелиорации климата Дальнего Востока»), вызванная большими затратами на мелиорацию почв. Он считал, что изменение русла Амура и понижение уровня его вод на 6 метров «вызовет осушение обширных, порядка 1 млн. га, земельных пространств нижнего Амура и значительно облегчит их сельскохозяйственное использование, а также понизит паводочные горизонты». Создадутся благоприятные условия для выращивания овощей и развития животноводства. Увеличение дренированности всей территории русла Амура вызовет увеличение теплопроводности почв, повышение их температуры и удлинение вегетационного периода. Осушатся огромные территории в районе города Хабаровск, и пространство мелиорируемых площадей, таким образом, увечится до 2-3 млн. гектаров.

Впервые эта идея обсуждалась еще в дореволюционное время, но тогда Россия получила ноту протеста от японского правительства о том, что неизвестно, как это отразится на климате Японии. В 1963 году была предпринята попытка строительства канала, соединяющего Амур с Татарским проливом через озеро Кизи, окончившаяся неудачей. А в 1974 году Международная организация ООН приняла закон, запрещающий работы, которые могут вызвать глобальное изменение климата Земли.

По предложению I Всесоюзного геофизического съезда, состоявшегося в 1925 году в Москве, в виде опыта в качестве областного геофизического центра для Дальнего Востока была создана Дальневосточная геофизическая обсерватория, путем объединения Метеорологического Бюро Амурского района с Владивостокской метеорологической обсерваторией и ведомственными метеорологическими сетями Крайзема и Переселенческого управления. Директором обсерватории стал П.И. Колосков. В начале 1926 года геофизическую обсерваторию перевели из Благовещенска во Владивосток, куда переместился и центр руководства работой гидрометеорологической сети Дальнего Востока.

В 1929 году Павел Иванович избирается членом Международной агрометеорологической комиссии, в 1931 году ему были поручены работы по организации Дальневосточного геофизического института. В 1933 году П.И. Колосков переезжает в Москву, где работает в институте географии Академии наук СССР. В 1944 году он получает звание профессора климатологии. С 1945 по 1954 гг. работает в институт мерзлотоведения им. Обручева при Академии наук, в институте аэроклиматологии. За многолетнюю плодотворную деятельность имеет правительственные награды: орден Ленина, орден Трудового Красного Знамени, медали.

В 1964 году Метеорологическое бюро города Благовещенск было реорганизовано в Амурскую зональную гидрометеорологическую обсерваторию имени П.И. Колоскова. Но при очередном переименовании гидрометобсерватории в гидрометцентр звание имени П.И. Колоскова потерялось. Умер Павел Иванович в 1968 году, похоронен на Новодевичьем кладбище в Москве.

С 1924 по 1926 год П.И. Колосков, будучи заведующим Метеорологического Бюро Амурского района, по совместительству занимал должность заведующего отделом сельскохозяйственной метеорологии Амурской областной сельскохозяйственной опытной станции, отрабатывая на метеостанции опытной станции методику производства агрометеорологических наблюдений для Дальнего Востока.




Достарыңызбен бөлісу:
  1   2   3


©kzref.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет