Актуализация прецедентной ситуации «Ватерлоо» в русской лингвокультуре



жүктеу 32.64 Kb.
Дата18.02.2019
өлшемі32.64 Kb.

Актуализация прецедентной ситуации «Ватерлоо» в русской лингвокультуре

Мусаева Диана Абдулаевна



Студентка Московского государственного университета имени М.В. Ломоносова, Москва, Россия
Исходя из того, что последние два десятилетия как в русскоязычных СМИ, так и в художественной литературе, наблюдается всплеск интереса к языковым единицам, именующим известные исторические события, можно сделать вывод об особой роли таких феноменов в процессе категоризации и оценки актуальных событий в рамках национальной картины мира. Имеющие характер сверхличностных, они эмоционально окрашены и часто воспроизводимы представителями того или иного лингвокультурного сообщества [Караулов 1987: 216].

Особый интерес в данном случае представляют прецедентные ситуации, под которыми мы понимаем «некие "эталонные", "идеальные" ситуации, связанные с набором определенных коннотаций, дифференциальные признаки которых входят в когнитивную базу», которые могут выступать в качестве эталонных, устоявшихся в сознании носителей образов-мерил для оценивания реалий окружающей действительности [Захаренко et al. 1997: 83]. Однако из-за того, что хранятся они в когнитивной базе носителей в виде инварианта, то есть типизированного, обобщённого, индивидуального представления, то во главу угла ставятся не сами ПС, а «национально и культурно детерминированные инварианты их восприятия» [Красных 1997: 130].

В данном исследовании мы обратились к прецедентной ситуации «Ватерлоо», получившей неоднозначную актуализацию в русской лингвокультуре, и выделили следующие семантические группы:

1. Важное, эпохальное событие

● Ровно через 189 лет после исторической битвы, надолго изменившей политическую географию Старого континента, Европа пережила еще одну ночь перед Ватерлоо. Ее значение будет, видимо, не менее эпохальным.



2. Битва, соперничество, борьба за что-либо

● Сутилов похож на маленького Наполеона перед маленьким Ватерлоо. Он уже всего хлебнул на своём веку. Он знает, что почём на свете. Маленькие его руки скрещены на маленькой груди.

● Последнее Ватерлоо. Жак Ширак и Тони Блэр борются за власть в Евросоюзе.

3. Город поражения

● Потому что здесь, Пророк много раз об этом говорил, армии Рима будут стоять лагерем. Армии Ислама встретят их, и Дабик станет для Рима Ватерлоо, городом поражения.

● Окруашвили в тумане. Кодори может стать Ватерлоо для грузинского Бонапарта.

4. Поражение как потеря политического влияния

● Главные слова на Манежной со слезами на глазах: «Мы победили!» Было не очень понятно, кто это «мы» и кто эти побежденные: конкурентов выбили задолго до. Однако это был вздох человека, который только что избежал Ватерлоо и обеспечил себе что-то вроде Бородина (спасибо, что живой).



5. Катастрофа, полный крах

● Одиннадцать лет они наш корабль топят; одиннадцать лет вопят о «Ватерлоо» советской власти. Однако не тонем.

● Сразу! Бонапарт никогда не стал бы Наполеоном, если бы начинал свою карьеру прямо с битвы при Ватерлоо… позор! - Ну, до Ватерлоо мне ещё далеко, -огрызался я.

6. Промах, ошибка, неверное решение

● Оба уже успели зарекомендовать себя победоносными полководцами и спасителями нации. Ну а у Бориса Николаевича-то, за что ни возьмется - всюду получается сплошное Ватерлоо!

● Я махнула рукой, понимая, что нужно завязывать наш диалог, иначе моя пиррова победа обернется каким-нибудь нежданным Ватерлоо.

7. Психологическое, моральное поражение, состояние подавленности

● Каждое слово легкомысленной Галочки гвоздем вбивалось в сердце Ария Петровича. Все кончено. Он проиграл Ватерлоо. Оцепенелый, подавленный, автор «Евгении Богарнэ» стоял посредине комнаты...

● Брак был весьма бурным. Поражение в нем, свое Ватерлоо, Вивьен Ли переносила тяжело.

8. Ожесточённый бой, кровавая резня

● Однако люди «У Гиви» собираются такие, что и с одними столовыми ножами способны устроить Ватерлоо.

● Их сводки уже трубили о победе, казавшейся им окончательной. В течение этих невероятных боев, унесших столько жизней, как при Ватерлоо, мы окончательным усилием пробили брешь, позволившую нам вырваться из кольца.

Таким образом, в инвариант восприятия «Ватерлоо» в русском лингвокультурном сообществе, помимо ядра «поражение», входит несколько разнородных компонентов с разными оттенками смыслов.



Литература

1. Караулов Ю.Н. Русский язык и языковая личность. М., 1987.



2. Красных В.В. Когнитивная база vs культурное пространство в аспекте изучения языковой личности (к вопросу о русской концептосфере) // Язык, сознание, коммуникация: Сб. статей. М., 1997. № 1. С.128–144.

3. Захаренко И.В., Красных В.В., Гудков Д.Б., Багаева Д.В. Когнитивная база и прецедентные феномены в системе других единиц и в коммуникации // Вестник МГУ. М., 1997. № 3. С.62–75.
Каталог: archive -> Lomonosov 2017 -> data -> 10622
data -> Местоимение ты в стихотворениях О. Мандельштама 1930-х гг
data -> Фазовые структурные переходы в борате железа при высокотемпературном отжиге
data -> Исследование их электрокаталитических свойств в реакции восстановления кислорода
10622 -> Интертекстуальность как системообразующая категория художественного глюттонического дискурса
data -> Пер Лагерквист и христианство Андрейчук Ксения Руслановна
data -> Смена точек зрения как средство создания панорамного видения в современной британской прозе
data -> Анализ распределения дозы в области стыковки полей при тотальном облучении тела человека Товмасян Диана Анатольевна
data -> Сказка Роальда Даля «Изумительный мистер Лис»
data -> Женщины в военно-политической карьере Луция Корнелия Суллы


Достарыңызбен бөлісу:


©kzref.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет