Амброджо Донини


Богатые и бедные в «нагорной проповеди»



жүктеу 4.41 Mb.
бет5/29
Дата21.02.2019
өлшемі4.41 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   29
Богатые и бедные
в «нагорной проповеди»

Евангелие от Луки

(6:20–21; 24–25)

«...Блаженны нищие духом, ибо ваше есть царствие божие.

Блаженны алчущие ныне, ибо насытитесь. Блаженны плачущие ныне, ибо воссмеетесь.



...............................

Напротив, горе вам, богатые! ибо вы уже получили свое утешение. Горе вам, пресыщенные ныне! ибо взалчете. Горе вам, смеющиеся ныне! ибо восплачете и возрыдаете».

Евангелие от Матфея

(5:3–6)


«Блаженны нищие духом; ибо их есть царство небесное. Блаженны плачущие, ибо они утешатся.

Блаженны кроткие, ибо они наследуют землю.

Блаженны алчущие и жаждующие правды, ибо они насытятся».

Согласно Евангелию от Матфея, прежде чем начать про­поведь, Иисус «взошел на гору» (Матфей, 5 : 1). Лука же говорит, что «стал он на ровном месте» (Лука, 6 : 17). Рисуется пейзаж Капернаума, на востоке от Назарета, близ Геннисаретского озера: вся география этого района пред­ставлена противоречиво.
Порой труд за вознаграждение расценивается презри­тельно: не заботьтесь о материальных вещах, о том, как вы будете жить, подражайте птицам небесным и полевым лилиям (Матфей, 6 : 26—28). С точки зрения этого еван­гелиста, работа законна: «Ибо трудящийся достоин про­питания» (Матфей, 10 : 10). В рассуждениях Матфея — зеркале жизненных условий своего времени — отношения между господином и рабом, сувереном и подданным, зе­мельным собственником и батраками даже не обсуждают­ся. Торговые операции также выглядят совершенно закон­ными. Кто следует за мессией, покинув дом и поля, получит сторицей в этом мире и в будущей вечной жизни. Подоб­ные же противоречия обнаруживаются в евангелиях по поводу семейных отношений. {77}

Вступление в брак угодно богу; вместе с тем и возве­личивается состояние безбрачия, и прямо восхваляются те, «которые сделали сами себя скопцами для царства небес­ного» (Матфей, 19 : 12). Союз мужчины и женщины не­расторжим: «Что бог сочетал, того человек не разлучает». Это изречение Марка (10 : 9) воспроизведено также и в Евангелии от Матфея (19 : 6), который затем, однако, объявляет (и даже дважды) совершенно законным и раз­вод в случае неверности супруги (Матфей, 5 : 32; 19 : 9). Этот принцип был воспроизведен в кодексе Юстиниана. Из него в любом случае вытекает юридическое и мораль­ное неравноправие, в котором раннее христианство удер­живало женщину: подобное исключение не предусматри­валось в случае неверности мужа.

Во всяком случае, вступление в царство и воскресение разрушали состояние супружества (Лука, 20 : 35). Более Того, тот, кто приближался к Иисусу и не «ненавидел» отца и мать, жену и детей, братьев и сестер, не мог быть его учеником (Лука, 14 : 26). «Ибо приходят дни, в кото­рые скажут: блаженны неплодные, и утробы неродившие, и сосцы непитавшие!» (Лука, 23 : 29).

Одна мораль утверждает семью, другая ее разрушает.

На бракосочетании в Кане Мария пожелает, чтобы сын совершил чудо, потому что кончилось вино. Ответ ей не мог бы звучать жестче, чем в Евангелии от Иоанна: «Что мне и тебе, жéно?» (Иоанн, 2 : 4). В смертный час Иисус все же обнаруживает сыновью нежность и поручает мать Иоанну, ученику, «которого любил» (Иоанн, 19 : 26). Во­обще же мать, братья, сестры для него лишь все те, кто следуют за ним.

Не менее значительны в евангелиях антиномии част­ной и общественной жизни.

С одной стороны, одобрение встречают преданные ке­сарю граждане, которым надлежит обладание всем тем, что составляет их законную собственность. Таково мне­ние синоптических евангелий (Матфей, 22 : 15—22 и сл.). С другой стороны, Иоанн уточняет, что политическая власть идет от дьявола: сатана есть истинный «князь мира сего», и потому он должен быть «изгнан вон» со всеми своими земными приспешниками (Иоанн, 12 : 31).

Человеку возбраняется судить других; но в то же вре­мя освящается существование традиционных судов. «...Всякий, гневающийся на брата своего напрасно, подле­жит суду» (Матфей, 5 : 22). Чтобы судить ближнего, нуж-{78}но не иметь самому ни сучка, ни бревна в «своем глазу» (Матфей, 7 : 4), но лучше не осуждать никого, «и не бу­дете осуждены» (Лука, 6 : 37).

Иисусу, как и всем основателям религий, приписыва­ется множество чудес, которые почти всегда отвечают не­удовлетворенным ожиданиям бедняков: умножение хле­бов, чудесный лов рыбы, превращение воды в вино, чудо­действенные исцеления. Но совершив их в качестве до­казательства своих мессианских прерогатив, он «строго запрещал им (ученикам.— Ред.), чтобы не делали его из­вестным» (Марк, 3 : 12).

Таким образом, попытки проникнуть в прошлое, в сущ­ность христианского послания, ориентируясь на логику евангелий и других писаний Нового завета, бесполезны. Главное, что можно извлечь из них,— это факт существо­вания ряда религиозных групп, которые жили в различ­ном социальном и культурном окружении.

Нет возможности обнаружить какую-либо логику там, где преобладают разные ответы на разные вопросы, сто­явшие перед бедными и богатыми, евреями и неевреями, ожидавшими великого финального перелома в их жизни.

СМЕРТЬ И ВОСКРЕСЕНИЕ



Эпизоды осуждения и смерти Иисуса вплоть до мельчайших подробностей: пропажа его одежд, уксус, который ему давали пить, сокрушенные покачивания голов в проходившей мимо толпе, отсутствие переломов ног и рана в боку умираю­щего,— все это подтверждается ссылками на Ветхий завет. Все «сконструировано», чтобы показать, что в страстной муке Иисуса воплотились мессианские проро­чества Ветхого завета, римляне же оказались лишь испол­нителями их.

К этой версии прибавляется иная, кажущаяся противо­речащей первой, а именно: что ответственность за муки Иисуса лежит не на римлянах, а исключительно на евреях. Евангелия отражают влияние того периода, когда хри­стианские общины начали радикально отделяться от ев­рейских общин и проявили потребность в усилении поле­мики против этих последних, особенно после окончатель­ного поражения иудеев в 135 г. Поэтому выдвинутое про­тив Иисуса обвинение было прежде всего политическим, а уже потом религиозным: при римской оккупации всякая {79} претензия выступить в роли «царя иудеев» представляла собой мятежный жест, наказуемый смертной казнью.

Какими бы ни были исходные соображения авторов евангелий, то немногое, что добавлено к ним, чтобы при­дать описанию какую-либо «историческую» достоверность, лишено самой элементарной последовательности.

Прежде всего, арест Иисуса. Согласно синоптическим евангелиям, Иисус был схвачен «толпой, вооруженной ме­чами и палицами», натравленной на него великими жреца­ми, писарями и старейшинами, представителями иудейских властей. Кроме них, согласно Иоанну, арест потребовал мобилизации целой «когорты»: отряда римских солдат чи­слом 300 человек во главе с их трибуном. Незадолго до того в Иерусалиме бесчисленная толпа приветствовала Иисуса; но достаточно было предательского поцелуя, что­бы заставить опознать его и передать убийцам.

Далее, образ предателя: это один из «двенадцати», одержимый Сатаной (Лука, 22 : 3),— Иуда, по прозва­нию Искариот. Что понималось в действительности под этим прозвищем, которое поддается самым странным ин­терпретациям? По одному из таких толкований, которые встречаются в кодексах D и N,— и тот и другой весьма важные,— это имя распадается на «Исх-Кариот» — «че­ловек из Кариота». Но такой местности не существует. С филологической точки зрения речь идет, возможно, о семитской транскрипции латинского слова «сикарий» (sikarius), прозвища зелотов. Быть может, это попытка передать разочарование одного из учеников Иисуса, вы­званное неудачей восстания? Или мы имеем дело с неким коррумпированным правителем, который приобщился к общинной кассе группы учеников и оказался чувствитель­ным к приманке в «тридцать сребренников»?

Немыслимо проникнуть в сознание составителей еван­гелий. Что в самом деле достоверно, так это то, что апо­стол-предатель — один из всех апостолов родом из Иудеи, все же другие — галилеяне. В его имени сконцентрирова­на горькая досада на иудеев после разделения двух рели­гиозных течений, когда на евреев пожелали возложить всю вину за смерть мессии. Хотя для некоторых теологов Иуда станет впоследствии простым орудием божествен­ной воли, поскольку благодаря ему совершилось таинство спасения.

Затем судебное разбирательство. Верно (и Талмуд подтверждает это), что Синедрион утратил право выно-{80}сить смертные приговоры за сорок лет до разрушения Иерусалимского храма, то есть около 30 г. н. э. Но тен­денция снять с римлян всякую ответственность никогда не была принята всеми общинами первых христиан. Апока­липсис, которым завершается собрание новозаветных пи­саний, придерживается совсем иного мнения: вина цели­ком вменяется без всяких оговорок «зверю», который сим­волизирует Римскую империю.

Немногие «исторические» фигуры, которые встреча­ются в ходе суда, выведены на сцену теми, кто имел очень смутное представление о подлинной ситуации того вре­мени. Таковы великий жрец Анна и его тесть Каиафа, ко­торый носил то же имя, что и Кифа, апостол Петр; Ирод Антипа, который вышел из своих земель в Иерусалим, чтобы увидеть мессию; Понтий Пилат, «умывающий руки» и, чтобы не допустить осуждения невиновного, пред­лагающий заменить Иисуса Вараввой. Имя этого послед­него, означающее по-арамейски «сын отца», на деле — дуб­ликат одного из мессианских титулов. Варавва изображен выступившим против римлян бандитом, который со сво­ими сообщниками совершил во время мятежа убийство (Марк, 15 : 7). Какого мятежа? Или и он был зелотом?

Во всяком случае, Пилат помещает Варавву на один уровень с Иисусом. Мы уже знаем один из вариантов тек­ста Евангелия от Матфея, где он назван Иисус Варавва. Ясно, что в описании всего этого эпизода переплетены различные предания.

Теперь о распятии, которое более или менее воспроиз­водит схему казни бунтовщика. Ничто, однако, не позво­ляет утверждать, в соответствии с евангелиями, что Иисус был прибит гвоздями к кресту. Эта деталь уточняется только одним апокрифом — Евангелием от Петра, где го­ворится о том, что были прибиты его руки; и уже во II в. апологет Юстин добавил указание на то, что были прико­ваны и ноги Иисуса. Согласно Деяниям апостолов, Иисус умер «повешенный на дереве» (5 : 30), в послании к галатам Павел предполагает ту же процедуру (3 : 13). Была и такая форма распятия.

В самом деле, в процессе трансформации Иисуса в «бо­жественного» спасителя человеческие детали, касающиеся его смерти, представляли для верующих все меньший ин­терес.

Два евангелиста отмечают, что отчаянный призыв Иисуса на кресте, воспроизведенный по-арамейскиi «Ил! {81} Ил! ламмá савахфан», «бог мой! бог мой! почему ты пожертвовал мной» (обычный перевод: «для чего ты меня оставил», приведенный Матфеем (27 : 46) и Марком, (15 : 34), лингвистически менее точен), заставил присут­ствующих подумать, что он призывал пророка Илию. Но подобное созвучие имен немыслимо в среде, говорящей на семитском языке; оно, однако, было вполне возможно за пределами Палестины.

Наконец, воскресение. Его детали не описаны ни в од­ном евангелии. И самое древнее из них — Евангелие от Марка их не сообщает. Напротив, о них рассказывают некоторые апокрифические тексты, начиная с Евангелия от св. Петра. В отдельных христианских общинах попросту верили, что Иисус избежал смерти. В так называемых Деяниях Иоанна Иисус является к избранному ученику, который укрылся в одной пещере Оливковой горы, уби­тый горем и рыдающий, и сказал ему: «Для людей иеру­салимских я распят; но, как видишь, вот я с тобой гово­рю». Эта мысль о кажущейся смерти Христа впоследст­вии пространно развивалась в теологической сфере целым течением инакомыслящих, прозванных «докетами» (от греческого слова «казаться», «выглядеть», «скрывать правду»).

И способ вознесения Иисуса на небо не описан еван­гелиями. Во II в. послание Варнавы и Евангелие от св. Петра относят вознесение на самый день смерти, а не на сороковой.

В приписываемой св. Петру литературе вера в воскре­сение рассматривается как необходимость, поскольку по­священные могли считать собственное возрождение обес­печенным. «...Если Христос не воскрес, то и проповедь наша тщетна, и вера ваша». (1 Коринф., 15 : 14). Почти в тех же словах жрец Митры уверял вновь обращенного, умащая его священным елеем: «Верь, твой бог воскрес, его страдания гарантируют твое спасение».




Достарыңызбен бөлісу:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   29


©kzref.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет