Аннотация исследования



жүктеу 1.82 Mb.
бет1/19
Дата03.03.2019
өлшемі1.82 Mb.
түріИсследование
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   19

Карабчук Т.С.1
Детерминанты стабильности занятости в России и Восточной Германии: сравнительный анализ на микроданных2


Аннотация исследования

Данное исследование посвящено сравнительному анализу нестабильности занятости в России и Восточной Германии с помощью единой методологии и сопоставимых панельных микроданных. Россия и Восточная Германия в начале 1990-х годов пережили глубокие изменения, связанные с переходом от плановой экономики к рыночной. Несмотря на то, что путь реформ каждая страна переживала по-своему, трансформация природы занятости наблюдалась в обеих странах. В первую очередь это касается важнейшей характеристики - стабильности/нестабильности занятости. Панельные репрезентативные данные РМЭЗ, для России, и GSOEP, для Восточной Германии, позволяют использовать единую методологию для определения переменных и эконометрических расчетов. В работе определяются и сравниваются детерминанты нестабильности занятости в России, в Восточной и в Западной Германии.



Содержание

Введение 3

Проблема 3

Цель и задачи исследования 5

Объект и предмет исследования 6



Глава 1. Рост нестабильности занятости и его причины: что говорят исследования других стран 7

Понятия и показатели нестабильной занятости 7

Масштабы и динамика нестабильности занятости в мире 10

Причины роста нестабильности занятости 16

Эмпирический анализ стабильности занятости: межстрановой обзор 30

Глава 2. Данные и методология 36

Гипотезы исследования 36

Источники используемых данных 38

Методология 41

Идентификация нестабильно занятых в массиве данных 45

Глава 3. Анализ результатов 48

Основные показатели рынка труда в двух странах 48

Масштаб и динамика нестабильной занятости в России и Восточной Германии 50

Социально-демографические характеристики нестабильной занятости 56

Детерминанты нестабильной занятости 59

Заключение 63

Список использованной литературы 67

Приложение 71




Введение


Россия и Восточная Германия в начале 1990-х годов пережили глубокие изменения, связанные с переходом от плановой экономики к рыночной. К началу реформ экономическое устройство обеих стран (СССР и ГДР) имело много общего: они были плановыми индустриальными экономиками с почти полной занятостью, стабильными рабочими местами и ограниченной мобильностью трудовых ресурсов. Однако путь трансформации каждая из них прошла по-своему.

Падение Берлинской стены положило конец самостоятельному существованию ГДР. В 1990 году восточные земли, составлявшие ГДР, стали составной частью ФРГ. Это стало началом самых глубоких и радикальных экономических реформ. Институты рынка труда Западной Германии распространились на Восточные земли: появились сильные профсоюзы, высокий уровень социальных стандартов, включая уровень заработной платы, стало жестко и эффективно соблюдаться трудовое законодательство. Это немедленно привело к драматическим изменениям на рынке труда Восточной Германии. Рабочие места с производительностью ниже, чем установленный уровень оплаты, были немедленно ликвидированы. В итоге резко сократилась занятость, безработица быстро выросла до двузначных показателей, началась масштабная реаллокация рабочей силы (Lechner, 1999).

Путь России в рынок был во многом диаметрально противоположным. Распад СССР также принес сильнейший шок. Однако в силу разных обстоятельств реформы в целом, включая реформы на рынке труда, шли медленно и непоследовательно (Капелюшников, 2001). В России не было ни сильных профсоюзов, ни других институциональных и финансовых возможностей для поддержания высокого уровня заработной платы и социальных стандартов, эффективного инфорсмента законов и контрактов. В итоге, вместо сокращения занятости произошел резкий обвал заработных плат, а безработица вместо ожидаемого стремительного роста возрастала постепенно.

Проблема


В обеих изучаемых странах природа занятости изменилась радикально, это касается, в частности, такой важной её характеристики как стабильность/нестабильность. Стабильность/нестабильность занятости (или рабочих мест) определяется тем, насколько гарантированы и продолжительны трудовые отношения между работником и работодателем, и представляет собой континуум состояний между абсолютной защищенностью и полной незащищенностью.

В мировой литературе значение стабильности/нестабильности занятости как для экономики, так и для общества в целом обсуждается очень активно. С одной стороны, многие экономисты утверждают, что слишком стабильная занятость может оказывать негативное воздействие на экономику, в этом случае фирмы не могут своевременно адаптировать свои трудовые ресурсы под быстро меняющийся рынок. Работники с большим стажем, увольнение которых сопряжено с большими трудностями для работодателя, обладают довольно большой переговорной силой, что обусловливает рост трудовых издержек (Hashimoto 1981; Hall and Lazear 1984). В некоторых Европейских странах слишком жесткое трудовое законодательство способствует распространению временной занятости (Cahuk and Postel-Vinay 2001), и осложняет вход на рынок труда для безработных и выпускников (Кастельс 2000), чересчур зарегулированные трудовые отношения приводят к феномену «социальной эксклюзии» (Lindbec and Snower 2001). На индивидуальном уровне высокий процент увольнений по собственному желанию свидетельствует о том, что стабильная занятость не всегда желанна для самих работников (Bergemann and Mertens 2004). Изменились трудовые ценности и модели поведения работников: работники нового информационного общества более мобильны, они больше готовы к риску, и более открыты инновациям как в сфере занятости, так и новым технологиям (Гиденс 2005, Бек 2000, Тофлер 2001).

С другой стороны, нестабильная занятость также имеет свои недостатки, и не является желанным абсолютом для рынков труда. В контексте теории сегментации рынка труда нестабильная занятость относится ко второму (периферии, «плохому») сегменту, основными характеристиками которого являются: низкие заработки, отсутствие карьерного роста, недостаточное социальное обеспечение (Doeringer and Piore, 1971; Hudson, 1998; Sorensen 1983; Milgrom, Roberts 1992; Kalleberg et al. 2000; Gerlach, Stephan 2005; Kohler 2006). Такое разделение рынка труда на «хороший» и плохой» сегменты во многом определяет неравенство в обществе и стратификационную структуру (Doeringer and Piore, 1971, Sorensen 1983, Бек 2000, Кастельс 2000, Koehler 2006). Слишком частая смена мест работы и пребывание в безработице ведут к потере человеческого капитала, что, в конечном счете, негативно отражается на заработках и вероятности найти хорошую работу (Spence 1973). Сами работники делают инвестиции в свой специфический человеческий капитал только тогда, когда уверены в продолжительности трудовых отношений с данным работодателем (Беккер 2005). Социальные и экономические последствия нестабильности разнообразны и широко обсуждаются учеными разных дисциплин (Gregg and Wadsworth, 1994; Hogan and Ragan, 1995; St. Hipple and J. Stewart (1996); D. Rothstein (1996); M. Ferber and J. Waldfogel (1998); Klandermans and van Vuuren, 1999; Addison and Teixeira, 2000; Neumark, 2000; Cebian and others, 2000; Housman and Polivka, 2000; Cahuс and others 2001; Lindbeck and Snower, 2002; De Witte and Naswall, 2003; Соболева, 2004; Hubler D. and Hubler O., 2006).

Изучение последствий роста нестабильности занятости чрезвычайно важно, однако сначала необходимо исследовать причины ее распространения. Поэтому данная работа посвящена анализу факторов нестабильной занятости в двух указанных странах. В России наметился постоянный рост нестабильной занятости. Постепенно растет доля временно занятых с 5-6% в середине 1990 до 12-13% в 2005-2006 годах. Средний специфический стаж3 сократился с 8,1 лет в 1994 году до 6,8 лет в 2005. При этом динамика изменений носила флуктуационный характер. Доля работников со специфическим стажем менее пяти лет постоянно росла с 50% в 1994 году, до 60% в 2005году. Процент работающих на данном рабочем месте более десяти лет сократился больше чем на четверть.

Интересно, что после резкого всплеска нестабильной занятости (в начале 1990-х) в Восточной Германии наблюдается стабильный рост среднего специфического стажа с 7,6 лет в 1996 году до 10,6 лет в 2005г. Уровень занятых с низким специфическим стажем сокращается: если в 1996 году примерно у 58% занятых стаж на данном рабочем месте составлял менее 5 лет, то к 2005 году только 35% всех работников в Восточной Германии имели такой специфический стаж. Причем эти тенденции имеют место на фоне увеличения доли временно занятых работников. Что же происходит со стабильностью занятости в Восточной Германии? Может быть, разгадка состоит в том, что непомерно высок уровень мобильности из Восточной Германии в Западную, при этом мигрируют в основном молодые работники?

Тенденции к дестабилизации занятости носят глобальный характер, можно наблюдать рост временной занятости и показателей мобильности в очень многих странах Мира. Казалось бы, в Восточной Германии стабильность занятости должна сокращаться, как и в Западной (см. Бергеман и Мертенс, 2004), и во многих других странах Европы, однако показатели специфического стажа не подтверждают это предположение. Что же происходит со стабильностью занятости в Восточной Германии: сокращается она или растет? Насколько сильно отличаются пути развития рынков труда России и Германии?





Достарыңызбен бөлісу:
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   19


©kzref.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет