Антропология



жүктеу 0.54 Mb.
бет1/3
Дата21.04.2019
өлшемі0.54 Mb.
  1   2   3

Александр Строганов

АНТРОПОЛОГИЯ

Комедия в двух действиях

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА

КОБЛИКОВ ДМИТРИЙ АНДРЕЕВИЧ, писатель, за 60

КОБЛИКОВА АНЮТА, его супруга, за 20

МНИЦКАЯ СВЕТЛАНА ЭДУАРДОВНА, актриса, около 50

ВИКТОР, ее обожатель, около 30

МИНГОЛЬ ИГОРЬ МИХАЙЛОВИЧ, врач, за 60

Действие происходит на даче Кобликовых.

Октябрь. Медь и дым, и меловая паутинка, и медовые яблоки. По вечерам зябко, ржавеют листья на карнизах, однако до гибели лета, кажется, еще далеко.
ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ
КАРТИНА ПЕРВАЯ
Дмитрий Андреевич и Анюта за круглым столом под тлеющим абажуром. Сидят, взявшись за руки, с любовью смотрят друг на друга. На столе кофе и коньяк.
ДМИТРИЙ Господи, как же я счастлив с тобой!

АНЮТА И я счастлива с тобой.

ДМИТРИЙ И я счастлив с тобой.

АНЮТА И я.



Долгая пауза.

ДМИТРИЙ Обожаю тебя. А ты?

АНЮТА И я тебя обожаю.

ДМИТРИЙ И я тебя обожаю.

АНЮТА И я.

Пауза.

ДМИТРИЙ Честно?

АНЮТА Да.

Пауза.

ДМИТРИЙ Случается, после нескольких лет жизни… да что там? уже после года знакомства вся эта любовь летит к чертовой матери. К человеку привык, и обидеть его не хочется, и жить с ним уже сил никаких нет. А вот задаст он такой-то простенький вопрос, и ты – в тупике… Отвечаешь так, формально, люблю, дескать. А дальше – не тпру, ни ну. (Пауза.) И сколько продлятся эти ласковые мучения, одному Богу известно. (Пауза.) У тебя по-другому?

АНЮТА Что?

Пауза.

ДМИТРИЙ Сейчас попытаюсь объяснить… Современные люди, Анюта, делятся, условно, конечно, на муравьев и обезьян. Муравьи – творцы. Они все время что-то строят, выдумывают. Им семьи не нужны. Обезьяны же, в большинстве своем – воришки и бездельники. Но, натуры романтические изначально. Вот у них случается любовь. Скорее влюбленность. Острое чувство, но преходящее… Если говорить о семье, конечно, у обезьян много больше шансов, нежели, чем у муравьев. Но обезьянам нужно обязательно кому-то подражать. А в ближайшем окружении – муравьи. А те заняты своими делами, по большому счету, собой… Вопрос. Как обезьян привести к мысли о необходимости семьи?.. Да, вопрос… Может быть, в конструкцию ввести лебедей? Что, если лебеди и есть то самое недостающее звено?.. Как думаешь?



Пауза.

АНЮТА Почему бы и нет… Можно лебедей. Мне лебеди нравятся.

ДМИТРИЙ Правда?

АНЮТА Да. И черные и белые. Очень красивые водоплавающие.



Пауза.

ДМИТРИЙ (Смеется.) Обожаю тебя.

АНЮТА И я тебя обожаю.

ДМИТРИЙ И я тебя обожаю.

АНЮТА И я.

Пауза.

ДМИТРИЙ Мне кажется, ты как-то неуверенно это говоришь. Какие-то сомнения?

АНЮТА Сомнения?

ДМИТРИЙ Ну, не знаю. Может быть, ты думаешь, что ошиблась во мне?.. Может быть, ты думаешь, что я тебе не подхожу?.. Может быть, ты думаешь, - Вот навязался на мою голову параноик, измучил своей любовью, то и дело нудит?.. Говорил, что великий писатель земли русской, а сам ничего не пишет, только нудит и нудит, нудит и нудит? (Пауза.) Знаешь, у писателей, у настоящих писателей, случается, что они ничего не пишут. Они тогда, болеют, Анюта, настоящие писатели. Они же не могут не писать, а вот не пишется, понимаешь?.. А когда им не пишется, они или выпивают, или погружаются в любовь. Для настоящего писателя есть только два способа выбраться из хандры. Водка или любовь… Потом они снова начинают писать. Много, усердно, и очень-очень хорошо. Потом они утомляются, недомогают, и все начинается сначала. Такая цикличность, понимаешь?.. От них не зависящая цикличность, понимаешь?

АНЮТА Понимаю.

Пауза.

ДМИТРИЙ Их нельзя за это ругать, обижаться за это на них нельзя, понимаешь?

АНЮТА Понимаю.

ДМИТРИЙ Никто не понимает, а ты понимаешь. Ты же моя умница! (Пауза.) А может быть, тебе нужен кто-нибудь помоложе? (Пауза.) Зачем молчишь? (Пауза.) Ты хорошо себя чувствуешь?

АНЮТА Слабость. Немного.

Пауза.

ДМИТРИЙ Простыла?

АНЮТА Не выспалась.

Пауза.

ДМИТРИЙ Из-за гостей?

АНЮТА Нет, я даже не слышала, когда они приехали. Я вообще плохо сплю.

Пауза.

ДМИТРИЙ Дурные сновидения?

АНЮТА Сама не знаю.

Пауза.

ДМИТРИЙ Какие-то особые ощущения?

АНЮТА Я не понимаю, что ты говоришь.

ДМИТРИЙ Это такие ощущения, которых раньше не было. Точнее, они были, но иногда. А теперь всегда. Особые ощущения, ощущения, которые и сравнить-то не с чем. (Пауза.) Что?

АНЮТА Я не понимаю, что ты говоришь.

Пауза.

ДМИТРИЙ Но ты любишь меня?

АНЮТА Люблю.

Пауза.

ДМИТРИЙ А вот что такое любовь, как ты понимаешь?

АНЮТА Любовь и любовь.

Пауза.

ДМИТРИЙ Да. Никто, кроме меня не знает, что такое любовь… Я тебе сейчас расскажу. (Переходит на шепот.) Непрекращающаяся близость… Прости уж за такие подробности, по нескольку раз в день разрешаюсь… Даже когда проходишь мимо и случайно заденешь меня краем платья… или, например, рассказываешь что-нибудь. (Пауза.) Вообще так не бывает… Я интересовался у друзей. Они, в свою очередь, советовались со своими товарищами. Никто никогда ничего подобного не испытывал. (Пауза.) Сколько мы уже вместе?

АНЮТА Шесть лет, по-моему.

ДМИТРИЙ Шесть лет непрекращающейся близости… Откровенно говоря, побаиваюсь. Сердце может не выдержать.

АНЮТА Выдержит.

ДМИТРИЙ Так уверенно говоришь.

АНЮТА Я испытываю то же самое.

Пауза.

ДМИТРИЙ Правда?

АНЮТА Да, вот когда ты спишь и посапываешь или когда шепотом говоришь.

Пауза.

ДМИТРИЙ А когда я бодрствую?

АНЮТА И когда бодрствуешь, тоже.

Пауза.

ДМИТРИЙ И как ты себя чувствуешь в это время?

АНЮТА Томление.

ДМИТРИЙ Слабость?

АНЮТА Приятная истома.

Пауза.

ДМИТРИЙ Нет ощущения, как будто голубь в груди трепыхается?

АНЮТА Иногда.

ДМИТРИЙ А вот это, дружочек, уже сердце.

АНЮТА У меня так всегда было.

Пауза.

ДМИТРИЙ В детстве порок не диагностировали?

АНЮТА Что?

ДМИТРИЙ Порок.

АНЮТА Зачем ты меня обижаешь?

ДМИТРИЙ Я не в том смысле, что ты порочна. Это болезнь такая, называется «порок». Порок и порок – это не одно и то же.

АНЮТА Не ди… не ди…

ДМИТРИЙ Не диагностировали?

АНЮТА Нет.

Пауза.

ДМИТРИЙ Но подобные вещи случались и в детстве?

АНЮТА Случались.

Пауза.

ДМИТРИЙ Скажи, а ты в детстве не могла меня видеть? Так, случайно, где-нибудь во дворе или в магазине?

АНЮТА Может быть.

ДМИТРИЙ А где именно?

АНЮТА Представления не имею. Я же тогда не знала, что ты – это ты. Потом, это было давно, ты, наверное, выглядел по-другому.

ДМИТРИЙ Ну, да, ну, да. (Пауза.) Я думаю, ты все же встречала меня.

АНЮТА Не исключено.

Пауза.

ДМИТРИЙ А вот постарайся вспомнить, этот самый голубь в груди появлялся именно в тот момент, когда ты встречала меня?.. Это очень важно… Ну, да, ты же не помнишь. (Пауза.) А, вот, когда мы, наконец, уже познакомились, у тебя не было ощущения, что ты прежде где-то меня видела? (Пауза.) Нет, не годится, ты бы сказала. (Пауза.) И все же мы встречались. Уверен, так и было. (Пауза.) Как-то мне тревожно. С сердцем, знаешь, не шутят. Умирать нам с тобой, как будто рановато. Вернемся в город, пройдем обследование.

АНЮТА От любви еще никто не умирал.

ДМИТРИЙ Я умираю… Умираю всякий раз, когда ты исчезаешь. Бывает, проснусь утром, а тебя нет. Это я потом узнаю, что ты на кухне, или в ванной, а сначала рукой поищу, поищу – тебя нет. Тут же воронка и ад, сердце останавливается, крикнуть не в силах. Смерть, одним словом.

АНЮТА (Улыбается.) Потом появляюсь я…

ДМИТРИЙ Потом появляешься ты, и начинается другая история. Непрекращающаяся близость. (Пауза.) А когда исчезаешь – кошмар и ужас… То непрекращающаяся близость, то – кошмар и ужас. То непрекращающаяся близость, то – кошмар и ужас… Нет, когда кошмар и ужас, близость все равно не прекращается, только притупляется несколько. Представь, какая колоссальная нагрузка на сердце?!

АНЮТА Ты – как ребенок, честное слово.

ДМИТРИЙ Именно так. Именно, что ребенок. Мужчины остаются детьми до конца жизни. В этом содержится глубокий философский смысл. Дети, но уже без взрослых, понимаешь, что происходит? Никто не ведет за руку. Ребенок идет сам по себе, а поскольку логики в нем ни на грош, по пути открывает Америки. (Пауза.) Нет, конечно, много опасностей и травм, многие гибнут, но, в целом – движение. (Пауза.) А сколько неожиданных мыслей? (Пауза.) Вот я сейчас тебе признаюсь, расскажу тебе, какие мысли навязчиво посещают меня, к примеру. Только ты не смейся, обещаешь?

АНЮТА Обещаю.

ДМИТРИЙ Не смейся. (Пауза.) Я бы хотел… я мечтаю… Не сочти за приступ безумия, но… Я бы хотел… не смейся… Я бы хотел каким-то образом, поместить тебя в себе.



Пауза.

АНЮТА То есть?

ДМИТРИЙ Знаю, знаю, это звучит глупо, нелепо, но мне хотелось бы, чтобы ты… как бы это лучше сказать?.. что бы ты была не рядом, а… внутри… Вот, часто говорят, «так бы и съел». Говорят в проброс, походя. Это для большинства уже не фраза - фигура речи… А вот для меня… для меня это вполне фраза. Со смыслом. (Пауза.) Аня, я бы съел тебя. И это серьезно. (Пауза.) Ты что, испугалась? Что ты молчишь?

АНЮТА Думаю.

ДМИТРИЙ О чем ты думаешь?

АНЮТА Хорошо не получится.

ДМИТРИЙ Почему?

АНЮТА Я уже не буду цельной. Ты же хочешь, чтобы внутри тебя была цельная женщина?

ДМИТРИЙ Ай, какая умница! Чувствуешь меня каждой клеточкой! Разумеется, цельная, живая. Чтобы я мог разговаривать с тобой, желать спокойной ночи перед сном, дарить подарки, цветы.

АНЮТА Глотать.



Пауза.

ДМИТРИЙ Что?

АНЮТА Глотать подарки.

Пауза.

ДМИТРИЙ Ну, да.

АНЮТА Но прежде, чем меня съесть, ты должен будешь меня разжевать?

ДМИТРИЙ Как?

АНЮТА Прежде, чем есть, человек, обычно, разжевывает пищу.

Пауза.

ДМИТРИЙ Да?

АНЮТА Да.

Пауза.

ДМИТРИЙ Действительно. Я как-то не предусмотрел. (Пауза.) Все равно есть какой-нибудь способ. Человечество продвигается навстречу счастью семимильными шагами. Еще пятьсот лет назад мамонты по улицам ходили. А теперь? Посмотри-ка на небо, что там летает? Там такое летает!.. Ты вообще смотришь на небо? Нет, не так. Часто ли ты смотришь на небо так, как смотрю на него я?.. То-то. Все меняется. Да мы и сами меняемся. Лысеем, толстеем. Это, между прочим, не плохо. Не плохо и не хорошо. Это факт. Почему нет? Человечество меняет свой облик… и внутреннее содержание. Антропология, матушка. Против антропологии не попрешь… Не только что облик, но и внутреннее, заметь, содержание. (Пауза.) Как думаешь, на что я намекаю? (Пауза.) Почему ты молчишь?

АНЮТА Думаю.

Пауза.

ДМИТРИЙ Но ты бы хотела, Анюта, чтобы я стал твоим содержанием?.. А сама, Анюта, хотела бы ты стать моим содержанием? Моим третьим «я»?

АНЮТА Митя, такие решения не принимаются сразу. Я должна подумать хорошенько.

ДМИТРИЙ Понимаю. (Пауза.) Правда, мне много времени не понадобилось, осенило как-то сразу. Точно молнией пометило. (Пауза.) Можно было бы посоветоваться с Минголем, он же дивный хирург. Что скажешь?



Пауза.

АНЮТА Что я буду там делать?

ДМИТРИЙ Да ничего не нужно делать. Ничего по большому счету не изменится. Люби меня, и все!.. Как я тебя, и все!.. Люби меня, как я тебя.

АНЮТА Стихи из детства. Я в детстве любила стихи.



Пауза.

ДМИТРИЙ Я пошутил… Это, Анюта, плохие стихи.

АНЮТА Не знаю, мне нравятся. Я детство в деревне провела. У бабушки. Там жила одна собака с зелеными глазами. Я прежде не видела у собак зеленых глаз. Наверное, это и не собака вовсе была. Что угодно, только не собака. Она и бражку пила, и песню умела поддержать… «Лодочка качается, по реке плывет, а сердечко мается, миленького ждет…» Это про меня… и про тебя. (Пауза.) А еще у меня был парень. Тоже постарше меня. Он служил матросом на крейсере и умел глотать гвозди. Представляешь?.. Вот ты, например, мог бы ты проглотить гвоздь? Пусть даже самый крошечный?.. А он большие гвозди глотал. Правда, тоже разжевывал. Вот… Я мечтала выйти за него замуж, но он утонул. Он мне и сейчас иногда снится… Говорили, что он был выпивши, а я так думаю, что эти самые гвозди его подвели. Лишний вес. Вода же не знает, что человек ест гвозди, ну и… И сейчас снится. Вот, буквально в пятницу снился. На рыбалку звал.

Пауза.

ДМИТРИЙ Ты это – к чему?

АНЮТА Мы с тобой почти, что одного роста.

ДМИТРИЙ И что?

АНЮТА Веса во мне – плюс, минус, шестьдесят кило.

ДМИТРИЙ И что?

АНЮТА А то, что тебе придется таскать в себе лишние шестьдесят килограмм.

ДМИТРИЙ Ничего, буду тренироваться.

АНЮТА Нет, ты не представляешь себе…

ДМИТРИЙ Представляю. Еще как представляю! Как же не представляю, когда это моя идея?!

АНЮТА Шестьдесят килограмм!

ДМИТРИЙ Ничего страшного.



Пауза.

АНЮТА А куда я дену руки, ноги?

ДМИТРИЙ Зачем тебе руки и ноги, если делать все буду я?

АНЮТА Нет уж, извините, подвиньтесь!

ДМИТРИЙ Что не так?

АНЮТА У меня красивые ноги. Тебе не нравятся мои ноги?

ДМИТРИЙ Я обожаю твои ноги. Но я знаю твои ноги наизусть. Стоит мне закрыть глаза, я тотчас вижу твои ноги. Вот, наблюдай. (Закрывает глаза.) Ноги. (Открывает глаза.) А теперь подними юбку.
Анюта встает, поднимает юбку.
ДМИТРИЙ Я представил себе в точности такие.

Пауза.

АНЮТА Еще я танцевать люблю.

ДМИТРИЙ Я научусь танцевать.

АНЮТА Ты не умеешь танцевать?

ДМИТРИЙ Нет, я, конечно, танцую, но не как профессионал, конечно.

АНЮТА А мне нужно, чтобы как профессионал.

ДМИТРИЙ Буду брать уроки.

АНЮТА Это ты сейчас обещаешь.

ДМИТРИЙ Клянусь.

Пауза.

АНЮТА А если мне надоест? если мне захочется обратно?

ДМИТРИЙ Не захочется.

АНЮТА Откуда ты знаешь?

ДМИТРИЙ Знаю.

АНЮТА Откуда?

ДМИТРИЙ Человек не ходит пятками вперед, правда?

АНЮТА Не убедительно.

ДМИТРИЙ Потому что я люблю тебя до смерти. Убедительно?

АНЮТА Ой, не надо больше про смерть.

ДМИТРИЙ Вообще-то я не о смерти, а о любви говорю.

АНЮТА Все равно не нужно, а то я передумаю.

ДМИТРИЙ Договорились.

Пауза.

АНЮТА А ромашки?

ДМИТРИЙ Ромашки?

АНЮТА Что же, я больше не увижу ромашек?

ДМИТРИЙ (Смеется.) Увидишь. Только моими глазами. Разве не хочется тебе увидеть мир глазами всеобщего писателя земли русской?

АНЮТА (Тяжело вздыхает.) Ой, не знаю.

ДМИТРИЙ Что еще?

АНЮТА Ты запойный.

ДМИТРИЙ Ну, знаешь, к трезвым ангелы не прилетают.

АНЮТА А к запойным прилетают?

ДМИТРИЙ А к запойным прилетают. Не веришь? поднимись на чердак.

АНЮТА А что, там ангелы?

ДМИТРИЙ Я им матрасы отнес. Не знаю, правда, спят они когда-нибудь или нет, но, на всякий случай отнес. Носил еще самовар, но чая они не пьют.

АНЮТА А ты с ними разговаривал?

ДМИТРИЙ Сколько раз!

АНЮТА И что они тебе говорили?

ДМИТРИЙ Не помню, к сожалению. Ты же понимаешь, в таком состоянии…

АНЮТА А ты трезвым попробуй.

ДМИТРИЙ Я же говорю, к трезвым они не прилетают.

АНЮТА Зачем тогда ты меня на чердак посылаешь?

ДМИТРИЙ Там их перья. Ты же никогда не видела перьев ангелов?

АНЮТА Ну, перья, перья – не интересно. (Пауза.) А твои внутренние органы?

ДМИТРИЙ Как?

АНЮТА Внутренние органы будут мешать.



Пауза.

ДМИТРИЙ В каком смысле?

АНЮТА Ну, вот, захочется мне повернуться во сне, а как я повернусь, когда вокруг внутренние органы? Ты знаешь, сколько в тебе внутренних органов? Большое неудобство. Я и так плохо сплю.

ДМИТРИЙ Внутренние органы можно оставить твои. Во-первых, у меня – камни в почках, потом, женщины живут дольше. Господи, да в наше время решить можно любую проблему, были бы деньги. А деньги у нас есть. Муженек постарался. (Пауза.) Любишь муженька?

АНЮТА Люблю.

Пауза.

ДМИТРИЙ Единственное… не знаю, что станется с близостью? Боюсь, что на этот вопрос даже Минголь не сможет дать ответа… Мне бы не хотелось потерять близость… Хотя… Нет, нет, без близости все теряет смысл.



Пауза.

АНЮТА Если уж быть до конца честными, Дмитрий, у нас с тобой этого не было уже три года…

ДМИТРИЙ Я говорю о непрекращающейся близости!.. Ты что, не видишь разницы?! Ты только что уверяла меня в том, что испытываешь то же самое!

АНЮТА Прости, я сразу не поняла.



Пауза.

ДМИТРИЙ Битый час говорим об этом, и на тебе!

АНЮТА Ну, прости.

Пауза.

ДМИТРИЙ Какую-то собаку – алкоголичку приплела. При чем здесь эта собака?! Это был гнусный намек?

АНЮТА Ой, правда, у тебя же зеленые глаза. Я не специально. Прости. Прости, прости.

Долгая пауза.

ДМИТРИЙ Что у тебя было с этим парнем?

АНЮТА Каким парнем?

ДМИТРИЙ С тем, что ел гвозди?

АНЮТА Все.

Пауза.

ДМИТРИЙ То есть?

АНЮТА То есть все.

Пауза.

ДМИТРИЙ Все-все?

АНЮТА Все-все.

Пауза.

ДМИТРИЙ Сколько же тебе было лет?

АНЮТА Одиннадцать с половиной.

Пауза.

ДМИТРИЙ И как это случилось?

АНЮТА Вот, как раз на крейсере и случилось.

Пауза.

ДМИТРИЙ Где?!

АНЮТА На крейсере.

ДМИТРИЙ Подожди, как ты попала на крейсер?

АНЮТА За мной пришел капитан, одел матросский костюмчик, и сказал, что без меня корабль не поплывет, и что Витя, плачет целыми днями, скучает очень по мне, и что без меня не поплывет, а если Витя не поплывет, то и корабль не поплывет, стало быть мне надлежит прибыть на крейсер немедленно. Ну, я и пошла за капитаном. Там встретила Витю… Ну, а дальше все остальное… Все как в кино.

Пауза.

ДМИТРИЙ По-моему ты немножечко фантазируешь.

АНЮТА Не знаю. Я думаю, что во сне люди не фантазируют, а проживают, правда, другую, но тоже настоящую жизнь. Просто у каждого человека две жизни. Потому что у меня, например, все сны с продолжением. (Пауза.) Вот с тобой мы живем шесть лет, а с Витей…

ДМИТРИЙ (Утирает пот со лба.) Уф!

АНЮТА Сердце?

ДМИТРИЙ Не сердце.



Пауза.

АНЮТА (Шепотом.) Разрешился?

ДМИТРИЙ Похоже на то. Анюта! Нельзя же так пугать.

АНЮТА А чего испугался муженек?

ДМИТРИЙ Испугался, что потеряю тебя.

АНЮТА Опять?

ДМИТРИЙ Опять.

АНЮТА (Улыбается.) Глупый.

ДМИТРИЙ Глупый. (Пауза.) Надо что-то придумать.

АНЮТА Что придумать?



Пауза.

ДМИТРИЙ От матроса надо бы избавляться.

АНЮТА Да как от него избавишься? Это же другая жизнь, она с этой не соприкасается.

Пауза.

ДМИТРИЙ Скажи, Анюта, а кого ты больше любишь, меня или этого, как его?

АНЮТА Витю?

ДМИТРИЙ Витю.



Пауза.

АНЮТА Бабушку, наверное.

ДМИТРИЙ При чем здесь бабушка?

АНЮТА Она жалела меня.

ДМИТРИЙ Подожди, а я? Разве я тебя не жалею?

АНЮТА Жалеешь, но не так. (Пауза.) Потом, ты пахнешь по-другому.



Пауза.

ДМИТРИЙ А вот скажи, для тебя любовь ко мне, к матросу…

АНЮТА К Вите.

ДМИТРИЙ …к Вите, да, к бабушке – это все любовь, в том смысле, как это понимают взрослые мужчины и взрослые женщины?

АНЮТА Именно взрослые или вообще мужчины и женщины?

Пауза.

ДМИТРИЙ Как бы тебе объяснить? (Пауза.) Любовь в каждом из трех случаев… нет, возьмем только меня и бабушку… любовь ко мне и бабушке для тебя сопоставима?

АНЮТА Куда?

Пауза.

ДМИТРИЙ Что?

АНЮТА Ты хочешь что-то поставить, вот я и спрашиваю, куда?.. И что?

ДМИТРИЙ Я говорил о другом.



Пауза.

АНЮТА Поняла.

ДМИТРИЙ Что ты поняла?

АНЮТА Ты допустил ошибку.

ДМИТРИЙ Какую ошибку я допустил?

АНЮТА Ты рассматриваешь три случая, а их – четыре.

ДМИТРИЙ Почему четыре?

АНЮТА Собаку с зелеными глазами забыл. Ее я тоже люблю. Она тоже приходит ко мне во сне! И поет и пляшет!



Пауза.

ДМИТРИЙ Короче, я запрещаю тебе встречаться с матросом по ночам! Это понятно?!

АНЮТА Я передам ему твои пожелания!

ДМИТРИЙ Не нужно передавать ему мои пожелания! Нужно не ходить на свидания с ним и все! Это ты можешь сделать? (Пауза.) Пойми, нам с тобой не нужен матрос. Он лишний. (Пауза.) Не нужно, чтобы он снился тебе, понимаешь? Это неприлично, понимаешь?.. Ты сделаешь это для меня?

АНЮТА (На глазах слезы.) Как?

ДМИТРИЙ Очень просто. Только он появится, решительно скажи ему, - Матрос, уходи!

АНЮТА Витя.

ДМИТРИЙ Витя, уходи!



Пауза.

АНЮТА А если я начну ему сниться?

ДМИТРИЙ А если ты начнешь ему сниться, я тебя запру на сеновале! (Долгая пауза.) Ради Бога, прости, Анечка. Я, кажется, кричал на тебя?

АНЮТА Пустяки, конечно.



Пауза.

ДМИТРИЙ Но ты сама виновата.

АНЮТА Пустяки, конечно.

Пауза.

ДМИТРИЙ Опять испугался, что потеряю тебя… Нервы на пределе. Прости.



Пауза.

АНЮТА Ты много работаешь.

ДМИТРИЙ Мало, мало я работаю. Не могу сосредоточиться. Все мысли о тебе. Еще эта близость… Слушай, а ты действительно испытываешь то же, что и я?

АНЮТА Испытываю.



Пауза.

ДМИТРИЙ Не обманываешь меня?

АНЮТА Нет.

Пауза.

ДМИТРИЙ А мне кажется, ты немножечко обманываешь меня. Нет?

АНЮТА Нет.

Пауза.

ДМИТРИЙ Правду говоришь?

АНЮТА Правду.

ДМИТРИЙ (Взрывается.) Не может человек испытывать такое! Не мо-жет!

АНЮТА А ты?

ДМИТРИЙ А я? Что я? Я уже давно не человек!

АНЮТА А кто ты? (Смеется.) Обезьяна?

Пауза.

ДМИТРИЙ Сосуд любви.


Анюта смеется.
ДМИТРИЙ Я сказал что-то смешное?

АНЮТА (Смеется.) Нет, я просто подумала…

ДМИТРИЙ Что?

АНЮТА (Смеется.) Меня то и дело тошнит.

ДМИТРИЙ И что?

АНЮТА Да так, глупость.

ДМИТРИЙ Нет уж, говори.

АНЮТА (Смеется.) Что говорить? Все очень просто – ты разрешаешься, а я, следовательно, беременею. (Смеется.) По нескольку раз в день. (Смеется.) Анекдот получился.

ДМИТРИЙ Не вижу ничего смешного. (Пауза.) Послушай-ка, да ты не издеваешься ли над моими чувствами?

АНЮТА Извини, глупость сморозила.

ДМИТРИЙ Нет, нет, ты лгала мне.

АНЮТА Я никогда не лгу, потому что я отлично знаю, что когда человек лжет, у него на спине начинают расти густые черные волосы. А у меня спинка гладенькая. Показать?

ДМИТРИЙ Не может человек смеяться таким образом и выдумывать анекдоты таким образом, когда он испытывает близость!

АНЮТА Да, но в близости случаются перерывы. Почему бы не посмеяться? в перерыве?

ДМИТРИЙ Близость непрекращающаяся, Анна!.. Перерывов не бывает… Их не может быть по определению!

АНЮТА Да?

ДМИТРИЙ Да.

Пауза.

АНЮТА А обеденный перерыв?

ДМИТРИЙ Нет!.. Нет!

АНЮТА Нет, так нет. Впредь буду знать.

ДМИТРИЙ Сделай одолжение.

АНЮТА Будьте любезны.



Пауза.

ДМИТРИЙ Не сердись.



Пауза.

АНЮТА Я, кажется, знаю, почему к трезвому тебе не прилетают ангелы. Трезвый ты невыносим.

ДМИТРИЙ Не то, не то ты говоришь! Я, конечно, попытаюсь объяснить…

АНЮТА Все, я устала, Дмитрий! На сегодня достаточно. У меня заболела голова.

ДМИТРИЙ Анюта, послушай…

АНЮТА Пойду, прогуляюсь, пока не проснулись твои гости… Не пей. Помнишь, что сказал доктор?

ДМИТРИЙ Анна!

АНЮТА Выпьешь – умрешь.

ДМИТРИЙ Недоумки все эти твои доктора. Анна!
Анюта уходит.

ДМИТРИЙ Да постой же!

КАРТИНА ВТОРАЯ
По лестнице со второго этажа, потягиваясь, спускается царственная Мницкая в огнедышащем халате.
МНИЦКАЯ Доброе утро, Митенька.

ДМИТРИЙ Доброе утро.

МНИЦКАЯ Обожаю тебя. Ну, что, Дмитрий Андреевич, нашел ты, наконец, настоящую любовь?

ДМИТРИЙ Я думал, ты поинтересуешься настоящим романом.

МНИЦКАЯ И романом поинтересуюсь. И про любовь свою расскажешь. Чуть позже, дорогой. Сейчас мне нужен йод, вата, бинты.

ДМИТРИЙ Что случилось?

МНИЦКАЯ Виктор режет вены.

ДМИТРИЙ Подожди. Как? Зачем?



Дмитрий Андреевич, вскакивает, опрокинув стул, бежит к шкафу.

Мницкая усаживается за стол, выпивает коньяк.
ДМИТРИЙ (Роется в шкафу.) Черт, где же аптечка? А что, собственно, аптечка? Нужно скорую, нужно, наверное, скорую вызывать?! Черт, здесь связь плохая. Ты водишь машину? Я вот так и не освоил. Ты пила сегодня?

МНИЦКАЯ (Очень спокойно.) Вот, пью. Слушай, отменный коньяк! Настоящий коньяк! Чудеса! Где ты его покупаешь?

ДМИТРИЙ Какой коньяк?! Какой коньяк?! Нужно скорую!..

МНИЦКАЯ Да оставь ты. Не суетись… Во-первых, он только настраивается. Это он, Бог даст, через полчаса, не раньше приступит. А, потом, он глубоких порезов не делает, так, царапины. Так что ты просто бинты приготовь и садись, выпьем. (Выпивает.) Слушай, отличный коньяк. У тебя только одна бутылка?.. Смотри-ка, сразу в голову бьет. Ах, Митя, Митя, как же хорошо, что ты нас пригласил. Шалить будем. Помнишь «грех слепых»? А «визит лодочника»? Господи, какими же мы дураками были в юности. Знаешь, на меня и теперь находит… Не побоялся меня пригласить. Молодец. Соскучился? (Громко.) Соскучился, говорю?

ДМИТРИЙ (Извлекает из шкафа аптечку.) Слава Богу, нашел, кажется.

МНИЦКАЯ Молодец, умница. Ну, все, садись, рассказывай. Все-все рассказывай. По порядку. С самого начала.

ДМИТРИЙ Какое рассказывай, какое рассказывай?!

МНИЦКАЯ Успокойся.



Пауза.

ДМИТРИЙ Слушай… ты что разыграла меня?

МНИЦКАЯ Разыграла?

ДМИТРИЙ Ты только что сказала, что Виктор пытается покончить с собой.

МНИЦКАЯ Пытается. Обязательно. Но позже пояснила, что это процесс длительный и не смертельно опасный.

Пауза.

ДМИТРИЙ Ничего не понимаю.

МНИЦКАЯ И не нужно тебе. Пустое, Митя, пустое.
Кобликов нехотя садится за стол.
МНИЦКАЯ Ну, вот. Замечательно. Дай-ка, я тебя теперь рассмотрю. (Пауза.) Что я могу сказать? Мы с тобой практически не меняемся.

ДМИТРИЙ Попутно и себе комплимент?

МНИЦКАЯ Это уж как повелось.

Пауза.

ДМИТРИЙ Ну, что, надо идти помогать твоему молодому человеку. Ты пойдешь или я?

МНИЦКАЯ Да черт с ним, с молодым человеком. Он, когда вскроется, так заблажит, на той стороне речки слышно будет. Ты, лучше вот что скажи, брат Кобликов, ты все еще любишь меня? Только не лукавь. Я этого не переношу, знаешь.

Пауза.

ДМИТРИЙ Светочка, я тебя попрошу…

МНИЦКАЯ А я охотно исполняю желания.

ДМИТРИЙ Пожалуйста, посерьезнее.

МНИЦКАЯ Что так?

ДМИТРИЙ У меня что-то плохие предчувствия.

МНИЦКАЯ Батюшки светы!

ДМИТРИЙ Ты что, с двух рюмок опьянела?

МНИЦКАЯ Митя, ты мне не перечь, ты знаешь, в гневе я страшнее бури. Ты же не хочешь в одном отдельно взятом дому землетрясения и извержения вулкана?

ДМИТРИЙ Откровенно говоря…

МНИЦКАЯ Ты, Митя, чудовище, и откровенно никогда не говорил. Как все чудовища. И что такое вдруг случилось?

ДМИТРИЙ Прошу, давай, оставим эту тему.

МНИЦКАЯ Какую?

ДМИТРИЙ Давай без дуракаваляния.

МНИЦКАЯ Чего, вдруг?

ДМИТРИЙ Что-то сердце ноет, и вообще.

МНИЦКАЯ Уговорил… Задаю серьезный, внимание, вопрос… Сеновал цел?

ДМИТРИЙ Что?

МНИЦКАЯ Сеновал, спрашиваю, цел?

ДМИТРИЙ Цел. А зачем тебе?

МНИЦКАЯ После долгой разлуки мы обязаны переспать. (Пауза.) Не хочешь? (Пауза.) Я, может быть, тоже не хочу, но так принято, понимаешь? Так принято. А я терпеть не могу нарушать традиции.

ДМИТРИЙ Света!

МНИЦКАЯ Что, Света, Света? Я уже тысячу лет, как Света… Хорошо, возвращаемся к первоначальному вопросу. Ты все еще любишь меня, Дмитрий Андреевич?

Пауза.

ДМИТРИЙ Знаешь, у меня теперь такое необычное состояние.

МНИЦКАЯ А ты выпей коньячку, успокойся.

ДМИТРИЙ Я последнее время не пью…

МНИЦКАЯ Ты предполагал, что я приеду, и мы с тобой не отметим нашу встречу? Ты что, сбрендил?! Я, значит, бросаю все…

ДМИТРИЙ Кофе.



Пауза.

МНИЦКАЯ Жлоб. А я не откажу себе в удовольствии.


Мницкая выпивает.
МНИЦКАЯ Вот же – другое дело. Так что за состояние такое?

ДМИТРИЙ Какое состояние?

МНИЦКАЯ Ну, ты говоришь, «у меня теперь такое состояние». Что за состояние? Докладывай.

ДМИТРИЙ Это такая интимная тема…

МНИЦКАЯ Если тема интимная, без ста пятидесяти грамм, к ней приближаться противопоказано. Закон Паркинсона. Слышал?.. Да ты и вправду не в себе. Руки дрожат. В запое, что ли?

ДМИТРИЙ Да нет, говорю же, я давно…

МНИЦКАЯ Что с тобой, Кобликов? Сглазили, суки?

ДМИТРИЙ Не знаю. Возможно.



Пауза.

МНИЦКАЯ Ну, что? Остается одно безотказное средство. Полинезийский сюрприз. Как в старые добрые времена.

ДМИТРИЙ Нет… не здесь… ну, зачем, Светлана?..

МНИЦКАЯ Полинезийский сюрприз!

ДМИТРИЙ Света, я не готов. Мы, в конце концов, семейные люди.

МНИЦКАЯ Да?

ДМИТРИЙ Прошло много лет… Светочка, я прошу тебя…

МНИЦКАЯ Полинезийский сюрприз!

ДМИТРИЙ Светочка, хотя ты говоришь, что мы не меняемся…

МНИЦКАЯ Кобликов! Я пьяна и доступна. Шторм надвигается, Кобликов! Подумай хорошо! Ты действительно не хочешь полинезийского сюрприза?!

ДМИТРИЙ Почему же? конечно я хочу полинезийский сюрприз, кто же не хочет полинезийского сюрприза?.. но… Виктор там наверху… страдает…
Мницкая встает, подходит к Дмитрию Андреевичу, садится ему на колени и целует взасос, встает, снимает с себя халат.
МНИЦКАЯ Аллле-оп!
Дмитрий спешно отворачивается.
МНИЦКАЯ Ты что отвернулся-то? Боишься увидеть старое тело? Так нет старого тела-то, Кобликов. Смотреть!
Дмитрий выполняет приказ.
МНИЦКАЯ А теперь, немедленно, визит лодочника!

ДМИТРИЙ Нет!

МНИЦКАЯ Да!

ДМИТРИЙ Этого точно не будет!


Мницкая берет в руки бутылку коньяка, замахивается.
МНИЦКАЯ Визит лодочника, Кобликов!

ДМИТРИЙ Я погиб.

МНИЦКАЯ Ну же, Кобликов! Я не шучу.
Дмитрий Андреевич нехотя принимается раздеваться.
ДМИТРИЙ Обещай, пожалуйста, что хотя бы греха слепых не будет.

МНИЦКАЯ Я никогда ничего не обещаю.


На лестнице со столовым ножом в руках появляется Виктор.

В дверях с ромашками в прическе появляется Анюта.
ВИКТОР Богиня!
Виктор, шокирован увиденным. Рыдает, ретируется.

Анна, шокирована увиденным. Закрывает лицо руками, растворяется в дверном проеме.

На минуту разоблаченные Дмитрий и Мницкая погружаются в летаргию.

Наконец Мницкая приходит в себя, надевает халат, садится, выпивает рюмку, закрывает глаза.

Долгая пауза.
МНИЦКАЯ Концерт окончен. Можешь одеваться.

ДМИТРИЙ Спасибо.


Дмитрий Андреевич одевается.
МНИЦКАЯ Что, плохи мои дела, Кобликов?

ДМИТРИЙ Нет, что ты? напротив. Действительно, ничего не изменилось. Как будто даже помолодела.

МНИЦКАЯ (Надевает улыбку.) А я знаю. Просто проверяла тебя.

ДМИТРИЙ А что меня проверять?..

МНИЦКАЯ Не стал ли ты хамом с молодой-то женой.

ДМИТРИЙ Почему хамом?



МНИЦКАЯ Забудь. (Пауза.) Кстати, ты случайно не обратил внимания? Виктор уже вскрылся?

ДМИТРИЙ Прости, я… как-то... по-моему, он заплакал.



Пауза.

МНИЦКАЯ Продолжаем разговор. Твоя девушка, как ее? Анюта, кажется?

ДМИРИЙ Анюта, да.

МНИЦКАЯ Заходила.

ДМИТРИЙ Когда?!

МНИЦКАЯ В аккурат, когда ты штаны снял.

ДМИТРИЙ Я штанов не снимал.

МНИЦКАЯ Ты так увлекся, что и не заметил как снял.

ДМИТРИЙ Я штанов не снимал! Настаиваю!

МНИЦКАЯ А жаль. (Пауза.) Шутю я. Мелькнула в дверях и исчезла. Трепетная такая, с венком из ромашек. Вообще миловидная. Но, сдается мне, дура круглая. Прости.



Пауза.

ДМИТРИЙ Что мне теперь делать?

МНИЦКАЯ (Смеется.) Ответ подсказать? Снять штаны и бегать. И петь «Разлуку».
Дмитрий встает.
МНИЦКАЯ Да сиди ты, сиди.

Пауза.

ДМИТРИЙ Она видела?

МНИЦКАЯ Что?

ДМИТРИЙ Полинезийский сюрприз.

МНИЦКАЯ О, да!

ДМИТРИЙ Она… она…

МНИЦКАЯ Что ты мямлишь?

ДМИТРИЙ Она тоже…

МНИЦКАЯ Что?

ДМИТРИЙ Вскроет вены.

МНИЦКАЯ Очень хорошо. Вскроет, значит любит. Вскрывать вены в их возрасте чрезвычайно полезно. Работа души.

ДМИТРИЙ Что ты несешь?!

МНИЦКАЯ Ох, дети, дети… Кстати о детишках-то вы еще не думали?
Дмитрий садится.
ДМИТРИЙ Анюта пока не хочет.

МНИЦКАЯ Естественно. И никогда не захочет.

ДМИТРИЙ Почему?

МНИЦКАЯ Глуп ты, Митя, вот что я тебе скажу. Вообще, вы, наверное, подходите друг другу. (Пауза.) Ладно, поговорим о высоком. Как продвигается твой роман?

ДМИТРИЙ Никак не продвигается.

МНИЦКАЯ Чего?

ДМИТРИЙ Волнуюсь что-то.

МНИЦКАЯ Да, без меня ты стал законченным неврастеником. Негоже, знаете ли, великому писателю земли русской…

ДМИТРИЙ Всеобщему.

МНИЦКАЯ Тем более.

Пауза.

ДМИТРИЙ Послушай, может быть, что-то посоветуешь. Я об Анюте. Знаешь, я раньше думал, что она играет…

МНИЦКАЯ Конечно, играет.

ДМИТРИЙ А вот и нет!

МНИЦКАЯ Даже не сомневайся. Мой играет, твоя играет. Они теперь по-другому не умеют. Они, Митенька родились, когда уже пепел все накрыл и декорации поставили. Настоящей-то Помпеи не видели.


Мницкая выпивает.
МНИЦКАЯ А хочешь, Митя, я тебе ребеночка рожу? Знаешь, какой сладкий у нас получится мальчик?

ДМИТРИЙ Смеешься?

МНИЦКАЯ Отнюдь. Сейчас и в семьдесят рожают. В семьдесят рожают, а двадцать пять не рожают. Парадокс?

ДМИТРИЙ (Думает о своем.) Парадокс.



Пауза.

МНИЦКАЯ А знаешь, у нас с тобой мог быть ребеночек, Кобликов.

ДМИТРИЙ (Думает о своем.) Наверное.

МНИЦКАЯ Не правильно сформулировала. У нас с тобой был ребеночек, Кобликов.

ДМИТРИЙ (Думает о своем.) Наверное.

МНИЦКАЯ У нас был мальчик, Кобликов. Твой сын.



ДМИТРИЙ Что? Прости, я отвлекся.

Пауза.

МНИЦКАЯ Через пару недель после того, как ты покинул меня, Митя, я обнаружила, что беременна… Видишь ли, я еще молоденька была, наивна. Думаю себе, сделаю аборт, а он, то есть ты, не приведи Господи, вернется… Месяц проходит, другой, а он, то есть ты, не возвращается. И не звонит. И писем не пишет… Вот уже все сроки прошли. Что делать? Рожать. А я, если помнишь, в то время еще звездочкой-то не была. Сидела без ролей, без денег. На хлебе и воде. С крысками по ночам. Княжна Тараканова. Какой ребеночек?.. Молоденька была… Иван Николаевич, дядя Ваня помог. Помнишь его? Кругленький такой с седой прядью. Друг моих родителей. Он бывал у нас, все про рыбалку рассказывал… Не помнишь? Не важно. В общем, дядя Ваня организовал нужные бумаги. (Пауза.) Это, Митя, называется плодоразрушающая операция. Я была в таком состоянии, что можно было наркоза и не давать. Я, видишь ли, ребеночка-то хотела. Не важно… Наркоз дали. Поэтому я не слышала, что там произошло. Мне позже акушерочка по секрету рассказала. А произошло, Митя, следующее. Вот, когда они, доктора, к операции-то приступили, ребеночек наш, сын, Алеша, я его Алешей назвала, оттуда, из меня, тоненьким голосочком вдруг и говорит, - Не надо. Представляешь? (Пауза.) Не надо.



Пауза.

ДМИТРИЙ Ты придумала эту историю. (Пауза.) Скажи, что ты придумала эту историю.

Пауза.

МНИЦКАЯ Придумала.



Пауза.

ДМИТРИЙ Зачем?

МНИЦКАЯ А что-то мне грустно стало, дай, думаю, сочиню что-нибудь невыносимо печальное.

Пауза.

ДМИТРИЙ Ты сделала мне больно.

МНИЦКАЯ Извини, я не хотела.



Мницкая насвистывает мелодию «Над радугой» из «Волшебника из страны Оз».
МНИЦКАЯ Мне в юности говорили, что я похожа на Джуди Гарланд. Ничего общего, правда?

ДМИТРИЙ Правда.

МНИЦКАЯ Может быть, голос, немного.
Мницкая тихо напевает.
МНИЦКАЯ (Играет за Дороти сценку из «Волшебника».) Что это за лошадь?! Я никогда такой лошади не видела!

ДМИТРИЙ И не увидишь, я думаю. Она одна-единственная такая. Это разноцветная лошадь, если ты об этом.

МНИЦКАЯ Ха-ха-ха, хо-хо-хо.

ДМИТРИЙ И еще тра-ля-ля-ля.

МНИЦКАЯ Зу-зу-зу, Чоп-чоп-чоп.

ДМИТРИЙ И еще ла-ди-да-да.

МНИЦКАЯ Так у нас поют весь год

ДМИТРИЙ Стрижка, Брижка и Шалот.


Кобликов и Мницкая смеются.

На лестнице со столовым ножом в руках появляется Виктор.
ВИКТОР Потерпите, немного осталось.

ДМИТРИЙ (Кашкину.) Послушайте, Виктор, это не то, что вы подумали.

ВИКТОР Еще немного терпения, зато уж потом!..

ДМИТРИЙ Виктор, Светлана – моя бывшая жена. Мы не так молоды. Когда мы были супругами, вас еще не было, Виктор. Не нужно так реагировать. Успокойтесь и идите к нам.

ВИКТОР Я сделаю по-другому. Я лишу себя глаза. Вот, что будет.
Виктор уходит.
МНИЦКАЯ Лепить из них людей чрезвычайно сложно.

ДМИТРИЙ Зачем ты его держишь, если не любишь?

МНИЦКАЯ Я? держу его?! Ты что, смеешься?

ДМИТРИЙ Вообще, мне кажется, что он немного не в себе.

МНИЦКАЯ Проницателен. (Пауза.) А меня, Кобликов, всю жизнь к сумасшедшим тянуло. По моим наблюдениям, Митенька, в этом мире сумасшедшие – это единственное, что вселяет надежду… Вообще, мне кажется, мы весело проведем выходные. Как-то сразу все заладилось, не находишь?.. Ну, так что твой роман? Как называется?

ДМИТРИЙ Антропология.

МНИЦКАЯ Фи!

ДМИТРИЙ Что?

МНИЦКАЯ Фи!

ДМИТРИЙ Что?

МНИЦКАЯ Это никто не купит.

ДМИТРИЙ Знаю. Но это для души. Макулатуры я и так достаточно произвел – из всех киосков уродцы румяные выглядывают.

МНИЦКАЯ Зря ты так. Занимательно пишешь.

ДМИТРИЙ Вот именно, занимательно. Это – не я, это кто-то другой пишет. Даже не пишет, печет. Как пирожки. (Пауза.) Ты что, правда, читала?

МНИЦКАЯ Читала, сериальчики смотрела, даже играла в одном. Бандершу. ДМИТРИЙ Где? У меня в четырех сериалах бандерши.

МНИЦКАЯ Извращенец. В «Лунном острове».

ДМИТРИЙ Не знал.

МНИЦКАЯ Ты что, не смотришь свои сериальчики?

ДМИТРИЙ У меня нет телевизора.

МНИЦКАЯ Точно, извращенец. Так о чем твой настоящий роман?

ДМИТРИЙ Да ну его.

МНИЦКАЯ Ничего не «да ну».

ДМИТРИЙ Честное слово, давай оставим эту тему.

МНИЦКАЯ Нет, он мне решительно нравится – полинезийский сюрприз не хочу, о книжках не хочу. Может быть, ты и меня уже не хочешь?

ДМИТРИЙ Так, давай о романе.

МНИЦКАЯ Давай, сволочь. О чем там?

ДМИТРИЙ Ну, в общем, о первых людях. Самых первых. Уже после Адама, Хама… ну, и так далее… Они же первоначально были весьма просвещенными. Умели многое из того, что нам и не снилось. А потом что-то такое произошло, достоверно мы не знаем… я еще не решил, какую версию выбрать… на десерт, как говорится, оставил. Одним словом, после этого нечто, часть из них стала обезьянами, а другая часть – муравьями… На каком-то этапе все перемешалось, они уже и сами не знали, где первые люди, где муравьи, где обезьяны? Жуткая смута. Вот это – очень интересный период. И чрезвычайно плодотворный. Ну, а дальше, долгий путь возвращения к себе, то есть, в конечном итоге, к Отцу, к Богу. (Пауза.) Сейчас мы где-то на первой трети пути… Это такой эпос. Ну, как будто, эпос… Просвещенные люди уже знали, что произойдет, но ничего не могли поделать, потому что им уже была знакома страсть, а со страстью бороться, сама знаешь… Это будет очень большой роман, я даже, признаться, не знаю, хватит ли отпущенного мне времени, чтобы закончить… Главное, в этих муравьях, и обезьянах все равно оставалась частица тех первых людей. То есть, с одной стороны инстинкты, а с другой стороны те, первые люди, с их знанием, мудростью… хитростью, если хочешь… А так, ведь, и те были тоже порочными. (Пауза.) Может показаться банальным, но, знаешь, я пересмотрел свое отношение к банальности. В сущности, все банально. Сам человек – банальность. (Пауза.) Где-то так, в общих чертах. Знаю, сумбурно. Но у меня есть четкое представление, что и как будет.

Пауза.

МНИЦКАЯ Потрясающе! Много написал?

ДМИТРИЙ Я еще не записывал. Пока все в голове.

Пауза.

МНИЦКАЯ Выпей, Митенька.

ДМИТРИЙ Что?

МНИЦКАЯ Выпей, выпей.



Пауза.

ДМИТРИЙ Хочешь меня споить?.. Черт с тобой!


Дмитрий наполняет бокал, настраивается, выпивает.
МНИЦКАЯ Ну, как?

ДМИТРИЙ Не знаю пока.



Пауза.

МНИЦКАЯ Ну, как?

ДМИТРИЙ Пошло тепло.

МНИЦКАЯ Вот оно. Сейчас отпустит.

ДМИТРИЙ Хороший коньяк.
Виктор с повязкой на лице спускается по лестнице, подходит к Светлане Эдуардовне, картинно становится на колени, целует ей ногу, поднимается.
ВИКТОР Богиня.
Мницкая смеется.
МНИЦКАЯ (Кобликову.) И как тебе нравится этот Потемкин?

ДМИТРИЙ Ну что? он, в общем-то, прав.

МНИЦКАЯ (Кашкину.) Всех переполошил.

ВИКТОР Виноват. Больше не повторится. Клянусь, в последний раз.



Пауза.

МНИЦКАЯ Глаз-то цел?

ВИКТОР Веко немного повредил. Больше не повторится.

Пауза.

МНИЦКАЯ Где бинты-то взял?

ВИКТОР У меня всегда с собой аптечка… Я обдумал свое поведение. Больше не повторится.

МНИЦКАЯ Заладил, как попугай. Садись, кофе пей.

ВИКТОР Благодарю. (Кобликову.) А вас прошу простить меня.

МНИЦКАЯ (Смеется.) Больше не повторится.

ВИКТОР Так точно.
Входят Анюта и Минголь. У Игоря Михайловича в руках акушерский саквояж. Оба чрезвычайно встревожены.
МИНГОЛЬ Митенька, умоляю, что происходит?

АНЮТА Митя, все будет хорошо! Игорь Михайлович согласился. (Видит Виктора.) Виктор?!


Разряд грома.

Затемнение.



Достарыңызбен бөлісу:
  1   2   3


©kzref.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет