Апельсины из Марокко



жүктеу 3.17 Mb.
бет20/21
Дата25.02.2019
өлшемі3.17 Mb.
1   ...   13   14   15   16   17   18   19   20   21

Петрович рассказал, что гитлеровцы и полицаи последние дни чувствовали себя, как на горячей сковороде: приближение Советской Армии бросало их в дрожь.

— Всю ночь на 28 июня советские самолеты бомбили берег недалеко от лагеря. Утром охрана бегала как очумелая.

Татьяна Николаевна, видно, что-то подсмотрела. Взволнованная, она пришла к лежачим узникам. Петровичу и некоторым другим шепнула, что фашисты затевают расстрел. В случае чего посоветовала разбегаться. Узники просили .ее быстрее уходить. Она покачала головой и решительно сказала: «Нет, мои дорогие. От вас я никуда не пойду! И если эти звери решили учинить расправу с больными, я умру вместе с вами!»

— Около двенадцати нас стали выталкивать на улицу,— продолжал Петрович.— Татьяна Николаевна попробовала не впускать охранников. «У больных вам делать нечего! Прошу в изолятор не входить!» — твердо заявила она, встала в дверях и руками загородила им дорогу. Но ее грубо оттолкнули. Она попробовала оказать сопротивление, по ее сбили с ног, и она свалилась на нары. Приказали всем встать. Один наш лазаретный наотрез отказался подняться. Но фашист набросился на него зверем, ударил его.

«Не троньте! Не позволю вам так обращаться с больным! Он вот-вот умрет!» — встала на его защиту Татьяна Николаевна. Но фашист грубо, наотмашь ударил ее по лицу. Позади гитлеровца стоял один из пленных по имени Василий. Его, избитого до полусмерти, всего неделю назад привезли из тюрьмы. Три часа билась над ним Татьяна Николаевна, вернула ему сознание, перевязала. Он только два дня назад начал подниматься с нар. И когда фашист ударил по лицу Татьяну Николаевну, он не выдержал, схватил стоявшую возле увесистую табуретку и на месте пригвоздил ею гитлеровца. Тот и не пикнул. Другой тут же застрелил Василия. Тремя выстрелами прикончил на нарах и того, который отказался вставать…

Когда вышли, во дворе была тьма-тьмущая людей. Их как раз в этот момент строили в ряды. Фашисты спешили. Кто отставал, прикладом подталкивали. Как унесли того, которого Василий табуретом по голове накрыл, они совсем озверели. Вдруг сзади послышался шум…

Я оглянулся и увидел: полицай спорит с нашим доктором. «Уходи, тебе говорят! Аль не понимаешь?! Их теперича другие лечить будут»,— донеслись до меня слова полицая. «Я лечила их и до конца лечить буду! Не оставлю я их в беде!» — крикнула Татьяна Николаевна и мигом оказалась около нас. Мы ее пытались уговорить уйти от нас… Где там! «Если обидеть не хотите, не уговаривайте меня!» — сказала она. Я понял, что просить бесполезно.

И только я отвернулся,— продолжал Петрович,— смотрю: пулемет выкатили. Все очень быстро произошло. Не успел подумать — заискрилась пулеметная очередь. И какая-то дьявольская сила меня толкнула. Несколькими прыжками я оказался у болота.

Я услышал автоматную очередь и почувствовал сильные толчки в ногах. Сгоряча я несколько шагов еще пробежал и рухнул в трясину. Смутно слышал треск автомата, потом пулемет. Крики, стоны, призывы о помощи. А потом стрельба и крики все удалялись и удалялись — и больше ничего не помню.

— Может, все-таки они не всех расстреляли? Может, в других бараках еще томятся? спросил Павел.

Петрович покачал головой.

— В этом лагере живых нет. Ведь изоляторных—и тех… Когда стемнело, вернулась ко мне память. Попробовал подняться. Ну. где там! Мои ноги словно гвоздями были прибиты к земле. Голова кружилась. Силы мои улетучились. С большим трудом оторвал от земли спину. Вдруг услышал стон со стороны бараков. С того места, где учи-пили побоище, стонали два или три человека. Потом услышал призывы о помощи с болота, где-то в стороне, шагах в сорока — пятидесяти от меня. Я вскоре снова свалился и впал в беспамятство. Утром разбудила меня автоматная очередь. Она прогремела в том месте, откуда я слышал стоны. Сразу понял, что эти ироды добили раненых…

Петрович кончил говорить. Его глаза задержались на лице Павла.

— Ну, благодарю, Петрович, за рассказ. Жаль, что мы не пришли двумя днями раньше. Что поделаешь! Скоро придут паши, вы будете жить.» Но вот,— Павел посмотрел на его ноги,— помощь вам требуется срочная. Бабуся,— обратился он к старушке, — врача, стало быть, ты не сможешь разыскать?

— За фельдшером сейчас пойду. Он двух докторов стоит. Если потребуется операция, он и ее сделает. Так что за это не беспокойтесь. Да ты что же молоко-то не пьешь? Нехорошо так…

— Добре, бабуся. Не гневайся. Выпью.

И Павел осушил стакан молока. Рукою вытер губы и, вставая, сказал:

— Словно какой-то целебный напиток выпил, бабуся.

Он повернулся к раненому.

— Ну, Петрович, будем надеяться, все будет хорошо. И фельдшер поможет. А нам ехать надо.

Павел пожал горячую руку Петровича и пошел к выходу.


Спорт
Саг. РУБИН
ИГРОК № 12
«Скамья запасных». Этот термин вызывает у нас совершенно определенные ассоциации. Нам видится поле, где проходит соревнование. Где-то сбоку — узкая, длинная лавочка, и на ней, обхватив руками колени, примостилось с десяток ребят в спортивных костюмах. Это могут быть то и дело убегающие разминаться волейболисты или вооруженные клюшками хоккеисты, готовые в любую секунду перепрыгнуть через борт в самую гущу борьбы. Словом, это те, кто поджидает на скамейке своей очереди вступить в игру.

Поставьте себя на место этого запасного. Он любит свою команду и всем сердцем желает ей победы. Он мечтает сам атаковать или спасать своих от поражения. Он мысленно видит себя на площадке в самых трудных и опасных местах. Он сравнивает себя с каждым играющим, лучше всех видит их промахи и говорит себе: «А я бы здесь сыграл лучше!..» Тренер не смотрит в его сторону, но если бы посмотрел, прочел бы в его взгляде: «Ну, выпусти же наконец меня!..»

У каждого спортсмена — будь это мировой рекордсмен или игрок третьей команды мальчиков — есть свой, я бы сказал, «персональный» запасной. Он может быть не зарегистрирован ни в каком списке, о его существовании пока не знает даже тренер. Но придет время, и он выбежит на поле, преследуемый взглядами болельщиков, в которых будет сквозить недоверие и любопытство. Я помню, как тринадцать лет назад вот так же появился на поле во время матча «Спартак» — «Динамо» долговязый, чуть-чуть медлительный парень в красной футболке с номером «12» на спине, и стадион встретил неприветливым молчанием слова диктора, назвавшего фамилию Нетто. Прошло время, и это имя стало известно едва ли не во всех странах мира. Оно стало приманкой, привлекающей толпы болельщиков.

Я уверен, что и сегодня во время матчей на лавочках для запасных сидят пока никому не известные будущие Нетто или Яшины, Алачачяны или Чесно-ковы.

Скамья запасных стоит на дороге каждого в большой спорт. Ее не обходит никто. Но одни присаживаются на нее на несколько дней, другие — на месяцы, третьи — на годы. Некоторые, миновав скамью, возвращаются к своему исходному рубежу. Иные прямо отсюда, что называется «без пересадки», переходят в ряды ветеранов.

Что ж, скажете вы, это вполне естественно: все зависит от таланта.

Верно. Но не совсем. От таланта зависит многое. Многое, но не все.

…Этот случай произошел во Дворце спорта в Москве лет пять назад. Шел баскетбольный матч двух сильнейших национальных сборных команд земного шара. Наши проигрывали американцам. И вот в какой-то момент игры наш тренер дал судьям сигнал: «Замена!» На площадку вышел новый игрок. Первый же мяч, попавший к нему, он отдал прямо в руки противнику. Затем попытался обвести американца — и снова неудача… Одним словом, на площадке он пробыл около двух минут и отправился снова на скамью запасных. Отправился надолго — на три года.

Этого запасного звали Арме-;нак Алачачян. Сегодня вы знаете его столь же хорошо, как и я. Лучшего игрока не было в нашем баскетболе.

Нет, что ни говорите, талант многое, но не все.

Я был с нашими баскетболистами на последнем чемпионате Европы в Белграде. Там дирижер нашей команды, душа и мозг всех ее атак Арменак Алачачян, тоже порой ошибался, тоже терял мяч или отдавал его в руки сс-лерников: нет на свете спортсмена, который бы никогда не ошибался на площадке.

Но все — и тренеры и зрители — охотно прощали ошибки знаменитому баскетболисту, признанному мастеру. Впрочем. Алачачян, уверенный в себе, ошибался очень редко.

И был в нашей сборной другой игрок, Александр Кандель. В прошлом году он был самым результативным игроком в чемпионате страны. Это и заставило тренеров включить его в сборную. Но в Белграде свердловский «премьер» перешел на роль запасного. И стал неузнаваем. Он выходил обычно на площадку в середине второго тайма и после нескольких неудачных бросков отправлялся на скамью запасных.

И, глядя на него — на его огорченное лицо и виноватые глаза,— я вспоминал пятилетней давности историю Алачачя-на. В Белграде над Канделем висел тот же самый дамоклов меч, что и над Алачачяном тогда, в Москве: «Нельзя ошибиться, нельзя ни в коем случае, иначе — снова на скамью…» И эта мысль, неотступно преследовавшая Канделя на площадке, отнимала уверенность в своих силах, лишала легкости, делала руки непослушными.

Еще одна история… Вам, конечно, известно ото имя — Владимир Сафронов. Вам известны время-и место «рождения» этого талантливого советского боксера — 1956 год, Мельбурн, Но все ли знают, что перворазрядник Сафронов чисто случайно оказался среди участников Мельбурнской олимпиады?

Вот как это было. Наша команда была уже полностью составлена, все было готово к отъезду, когда заболел вдруг Александр Засухин — известный боксер полулегкого веса. Сначала думали и вовсе никого не выставлять в этой весовой категории. А в последний момент решили на всякий случай захватить молодого спаринг-партне-ра Засухина — Владимира Сафронова.

В Мельбурне никто не говорил Сафронову перед боем: «Ты должен победить во что бы то ни стало, мы на тебя надеемся». На него не надеялись и не особенно это скрывали. И еще Сафронов знал: в случае неточного удара его никто не посадит на скамью запасных. И он спокойно, шаг за шагом преодолел одну за другой все трудные ступени на пути к олимпийскому пьедесталу почета. Домой перворазрядник Владимир Сафронов вернулся заслуженным мастером спорта и чемпионом мира.

Не по своей воле садится спортсмен на скамью запасных. Не по Своей инициативе покидает он ее, чтобы рвануться в гущу битвы или навсегда распрощаться со спортом. Тот или иной сигнал подает ему тренер.

Тренер должен быть и педагогом и психологом по отношению ко всякому спортсмену. А по отношению к «двенадцатому номеру» в особенности. Тренер лучше, чем кто-либо, должен всегда знать, что творится в душе запасного. Не угадает он, не поймет нужного мгновения — и перегорит спортсмен, и останется талантливый, но не сумевший раскрыть себя парень вечным «двенадцатым номером».

Это очень трудно: поймать нужное мгновение. Это под силу только человеку доброму, доверчивому и смелому. Да, не удивляйтесь, смелому! В спорте всегда идет борьба за очки, за баллы, за победы. Поражения, потерянные очки всегда чреваты неприятностями и попреками, и в первую очередь для тренера. И не дай бог, если еще вдобавок ко всему тренер рискнул поставить на злосчастную для него игру молодого спортсмена со скамьи запасных! Тогда главными виновниками поражения будут объявлены этот игрок и тренер. Сплошь да рядом бывает так, что после проигрыша тренер уже не рискнет выпустить снопа «двенадцатый номер» на поле. Ведь и воспитателю команды ничто человеческое не чуждо.

Но бывают и другие примеры.

Знаменитый капитан знаменитой футбольной команды плохо провел несколько игр. Тренер решил его заменить. На поле вышел «двенадцатый номер», еще ничем себя не проявивший. В ходе матча молодой спортсмен сумел показать свои возможности. Он забил три мяча в ворота противника.

Команда эт,| не выдуманная. Это — московское «Торпедо». А молодой игрок, заменивший Валентина Иванова, — сегод няшний любимец болельщиков Михаил Посуоло. Ему и его тренеру повезло А могло и не повезти. Недаром ведь говорят: «Мяч круглый».

Во многих видах спорта сезон начинается с «Юрьева дня» Это время, когда разрешены переходы из команды в команду, когда па больших и малых спортивных дорогах встречаются футбольные и хоккейные, волейбольные и баскетбольные Счастливцевы и Несчастливце-вы. как бы бредущие из Керчи в Вологду и из Вологды в Керчь. Болелыцическая аудитория встречает всякую весть о переходе неодобрительным гулом и потоками злых писем в редакции газет и спортивные федерации

Меня в этих переходах больше всего заботит будущая судьба Счастливцевых и Несчаст-ливцевых. Куда они идут? Со скамьи запасных — па поле боя или наоборот? Естественно, каждый переходящий уверен, что на новом месте его ждет лучшая доля. Ему обещал ото тренер. А вот сдержит ли тренер свое слово?

Иногда, конечно, возможны и ошибки: новобранец потерял спортивную форму или не влился в ансамбль — бывает ведь и такое. Но по большей части в пору «Юрьевых дней» проверяются человеческие качества тренера. Начинается чемпионат, и очень скоро становится ясно, о чем думал тренер, — о будущем своего нового питомца, о том, чтобы в новых условиях раскрылся его спортивный дар, или о том, чтобы где-то и когда-то, во время болезни основного игрока, выпустить новичка на поле, а потом, как говорится, по миновании надобности, отправить его обратно на скамейку запасных.

Вы, конечно, помните историю перехода очень интересного и своеобразного футболиста Валентина Бубукина из «Локомотива» в ЦСКА. В те' годы он был уже зрелым мастером, членом сборной СССР. Его игровой почерк ясно определился, был тверд и четок. Опытному тренерскому глазу совсем нетрудно было определить, сумеет ли Бу-букин занять свое место в игровом ансамбле армейской команды. Судьба Бубукина в ЦСКА известна. Большую часть времени он провел на скамье запас-пых. В его возрасте эта скамья перестает быть той партой,, за которой приобретаются новые футбольные познания. В его возрасте каждый час, проведенный па скамье запасных, отнимает какую-то долю мастерства. И когда Вубукин все-таки появился на поле, это был уже не тот, прежний, грозный и решительный форвард, который возглавлял когда-то атаки «Локомотива». Он стал «двенадцатым номером», который готов, допустив ошибку, вновь надолго отправиться на скамью запасных.

К чести теперешнего тренера ЦСКА Константина Бескова, он постарался исправить ошибку своего предшественника: Бу-букип опять играет в команде «Локомотив». Здесь он вновь обрел себя. Его былой почерк постепенно восстанавливается. По прежним Бубукиным он все-таки еще не стал. Станет ли? Ведь какую-то часть своего мастерства он оставил на скамье запасных.

А вот другая история — история Юрия Фалини. Он играл в «Торпедо». И довольно часто появлялся на поле. По чаще всего в футболке с цифрой «12» на спине. Он считался «крепким середнячком» и вряд ли мог рассчитывать па прочное место в основном составе. Фалина пригласили в «Спартак». Торпедовцы отпустили своего «двенадцатого номера» с миром.

Не нужно рассказывать вам, каков он теперь, спартаковец Юрий Фалин. Со скамьей запасных он расстался и, кажется, на много лет.

Валентин Бубукин и Юрии Фалин. Две истории, две судьбы… Вот почему, я думаю, не всякую весть о переходе надо встречать свистом. Если человек в Керчи сумеет найти свое будущее, стоит идти за этим будущим даже из Вологды, даже пешком. И вот здесь-то рядом со спортсменом встает фигура тренера — доброго, доверчивого и смелого человека.

Как-то прошлым летом я шел домой с баскетбольного матча вместе с одним из игроков ЦСКА. В этот день его команда проиграла рижским армейцам. Поражение это могло стоить москвичам золотых медалей. Мой попутчик был очень огорчен. И даже не столько проигрышем, сколько поведением двух своих сотоварищей — Павла Сиротинского п Владимира Копылова.

— Понимаешь? говорил он.— Мы чуть не плачем, а они хоть бы что. Уходят с площадки и о чем-то постороннем, по-моему, даже смешном, разговаривают…

Я вполне понимал гнев моего собеседника. Но где-то в глубине души я понимал причины поведения и Копылова и Сиротинского — двух вечных «двенадцатых номеров», постоянных обитателей скамьи запасных. Они выросли в ЦСКА, стали мастерами спорта. Они могли бы, наверное, занять свое место в основном составе большинства команд. Но у себя, в ЦСКА, надеяться им было не на что: ведь совсем недавно армейцы приняли в команду еще двух знаменитых игроков из других клубов — Юрия Корнеева и Яака Липсо. Значит, прописка на скамье запасных продлевалась еще1 надолго. И они потеряли интерес к радостям и огорчениям своих товарищей, потеряли его вместе с надеждой быть полезными команде. И никто не задумался, что в конце концов это может привести к потере веры в коллектив вообще, к утрате некоторых моральных устоев…

Пет, поистине целый мир невидимых людям переживаний бушует, спрятанный под майкой с «двенадцатым номером» на спине. И только смелое, честное и вдумчивое отношение к запасному игроку позволит открыть для нашего спорта сотни талантливых людей.^

Я слышу вопрос читателя: — Так что же, тренеры всех тех спортсменов, о которых шла здесь речь, не хотят или не уме ют проникнуть в этот мир'.' Быть этого не может!..

Вы правы, читатель: хотят и умеют. Но попробуйте поставить себя на место тренера, попробуйте взглянуть на дело с его колокольни.

Итак, вы прекрасно понимаете: Н.— молодой, одаренный спортсмен, из которого через год или два, по всей вероятности, вырастет большой мастер. Вы понимаете и другое: это случится лишь при том условии, если он будет постоянно участвовать в ответственных состязаниях, заменяя игрока, возможно, более полезного сейчас на площадке. Вы понимаете, что такая замена может лишить команду очка, двух, быть может, даже призового места в турнирной таблице.

И вот все это вы — тренер команды и одновременно тренер «двенадцатого номера» — кладете на весы. Естественно, будь на то лишь ваша воля, вы по-и:ертвовали бы и сегодняшними очками и сегодняшними медалями ради очков, медалей завтрашних и послезавтрашних.

Но вы ведь не какой-то абстрактный тренер, лишенный всех человеческих слабостей. Ничто человеческое вам не чуждо. И вот вы начинаете рассуждать приблизительно так: «Сегодняшние победы — это и мои победы. Победы завтрашние, очень может быть, окажутся не моими, а чьими-то еще. Ведь два, три, четыре поражения, и мне, вероятно, придется уступить место кому-то другому. Больше того, если моя команда проиграет из-за того, что плохо играл «сам» Валентин Иванов, мне никто слова не скажет: он-то человек известный. А замени я Иванова на «какого-то» Посуэло — и причину проигрыша припишут моей близорукости…»

Логично? Вполне. Но вы не только рассуждаете. Вы еще и перебираете в памяти разные случаи, которые произошли с вашими знакомыми тренерами. Вы вспоминаете, что тренер А, воспитавший несколько талантливых спортсменов, так и остался тренером А, а тренер Б, команда которого выиграла золотые медали, стал заслуженным тренером СССР.

Вороша в своей памяти события еще более давние, вы вспомните историю замечатель: ной футбольной команды ЦСКА «образца 1952 года» и ее тренера Б. Аркадьева. Помните, после поражения нашей сборной на Олимпиаде в Хельсинки она была расформирована, а Аркадьев лишен всех своих титулов?

Правда, вы тут же говорите себе: это ведь случилось при недоброй памяти культе личности. Но вам приходится сказать себе и другое: последствия той эпохи достаточно живучи. За недобранные очки не так уж редко тренеры дорогой ценой расплачиваются и сейчас: история «изгнания» В. Маслова из футбольной команды «Торпедо» или А. Дадукина из баскетбольной команды «СИМ» — это ведь дела отнюдь не далеких дней.

И вот, обдумав все это, вы, тренер, снова возвращаетесь мыслью к своему «двенадцатому номеру». Уж так ли вы теперь уверены, что запасного игрока необходимо выпустить на поле?

Что ж, вместе с вами мы готовы склонить голову перед тренером, который поставил интересы будущего команды и ее игроков выше личных и, не побоимся этого слова, корыстных интересов.

Но не спешите бросить камень и в того, у кого перевесила другая чаша весов. Согласитесь: на нее тоже положено достаточно много.

Вместо того, чтобы осыпать камнями тренеров, давайте лучше вместе подумаем над очень трудной и вместе с тем чрезвычайно злободневной проблемой: как сделать, чтобы интересы «двенадцатого номера» были одновременно и интересами тренера?

Как оградить тренера от абсолютно неспортивных, но пользующихся большой властью людей, не знающих иных резолюций, кроме: «уволить», «снять с работы», «объявить строгий выговор с последним предупреждением»? Как добиться того, чтобы самым почетным и уважаемым среди тренеров человеком стал тот, кто выпустил в большой спорт больше «двенадцатых номеров»?

Проблемы эти, я уверен, не относятся к числу неразрешимых.
Пылесос Страницы сатиры и юмора
ВЕЧНОЕ ДВИЖЕНИЕ, или НОВОГОДНЕЕ ПРИКЛЮЧЕНИЕ
Арк. АРКАНОВ, В. ДЕРАНКОВ
Троллейбус без кондуктора!..

Трамвай без кондуктора!..

Автобус без кондуктора!..

Это хорошо!.. Хорошо, когда верят людям!..

31 декабря, в 12 часов дня, я должен был приехать к Диме, чтобы помочь ему и Тане кое-что приготовить к Новому году. Я вышел из дому в половине двенадцатого дня и сел в троллейбус без кондуктора. Едва троллейбус тронулся, как я услышал чей-то женский голос:

— Не опускайте, пожалуйста!

— Я и не думаю опускать,— сказал я,— у меня у самого пятнадцать копеек…

— Наконец-то! — пробасил впереди меня какой-то мужчина.— Давайте сюда ваши пятнадцать копеек, берите мои двадцать, а одну копейку отдадите вот этой девушке… Я уже с. нее получил… Вам все равно ехать дальше, а мне сейчас выходить…

Троллейбус остановился. Мужчина вышел.

— Не опускайте, гражданка! — закричал я вошедшей женщине.

— А у вас что?

— У меня двадцать копеек, но я должен взять два билета, сам получить одиннадцать копеек и одну копейку отдать вон той девушке…

— В чем дело? Что за пробка? Проходите вперед! — раздалось сзади…

— Вот вам шесть копеек,— сказала гражданка,— а две копейки будете мне должны…—

И женщина села на освободившееся место.

Нате вам десять, а мне отдайте шесть,— протянул мне кто-то гривенник.

— Кстати, молодой человек, я вижу, у вас много мелочи… Не разменяете ли вы мне гривенник на пять двухкопеечных для автомата? — спросил молодой человек.

Внезапно меня осенило.

— Послушайте, гражданка! — обратился я к женщине, которой был должен две копейки. — Дайте мне семнадцать копеек!

— Это с какой стати?!

— Очень просто: вы мне дали шесть, я вам должен две. Дайте мне еще семнадцать, семнадцать и шесть — двадцать три, а я вам верну двадцать пять!

— Зачем мне ваши двадцать пять копеек? Отдайте мне мои две!

— Да поймите: ваши шесть копеек я отдал этому мужчине…

— Кстати, вы мне их еще не отдали,— сказал мужчина.

— Сейчас отдам… Так вот. если вы теперь дадите мне семнадцать, то будет двадцать три…

.Девушка, которой я должен был одну копейку, стала пробираться к выходу…

— Девушка! Куда же вы? Я вам должен копейку!

— Да ну, ерунда какая!.. — смутилась девушка.

— Нет, не ерунда! — строго сказала женщина, которой я должен был две копейки.— Отдайте ей копейку!.. Да заодно и мне мои две!

— Граждане! Дайте копеечку! — простонал я.

Кто-то протянул копейку.

— Спасибо… Я теперь копейку вам буду должен…

— Только не копейку, а семь: шесть вы мне уже должны…

— Отдайте-ка эту копейку мне! Хоть одну с вас получу!

— Обождите! Вам еще ехать, а девушка сходит!..

Троллейбус остановился. Люди вышли, вошли. Троллейбус снова тронулся. Кстати, это была моя остановка…

— Граждане! Кто рубль разменяет? — крикнул кто-то из вновь вошедших…

— Вон тот в шляпе… Он всем меняет!..

С передних мест для детей и инвалидов ехидно засмеялись.

— Вот наконец-то общественников назначили мелочь менять…

— Хорош общественник! — закричала женщина, которой я был должен две копейки. — Он с этого живет!.. Давайте мне две копейки! Я выхожу!

— У меня нет двух копеек! Дайте мне ваш адрес. Я вам домой занесу…

— Да!.. Уж вы принесете! Беговая, 23…

И женщина сошла….

К двум часам дня у меня скопилось три рубля тридцать одна копейка, два троллейбусных талона и три адреса… Мне стало жарко. Я снял шляпу. Кто-то из вновь вошедших посмотрел на меня, на кучу денег в руке и брезгливо бросил мне в шляпу две копейки:


Каталог: archive
archive -> Образ новгородцев в древнерусских текстах, отражающих новгородский поход Ивана III 1471 г
archive -> Синтаксические особенности перевода А
archive -> В. И. Карасик Игровая символика в поэтическом тексте
archive -> Революционная молодость
archive -> Александр Винклер – интерпретатор А. К. Глазунова Григорьева Надежда Вячеславовна
archive -> «Судьбы славянства и эхо Грюнвальда: Выбор пути русскими землями и народами Восточной Европы в средние века и ранее новое время»


Достарыңызбен бөлісу:
1   ...   13   14   15   16   17   18   19   20   21


©kzref.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет